Кини-Нуи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Adventures#9. Web of the Shadows


BIONICLE: Adventures#9. Web of the Shadows

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

http://www.brickshelf.com/gallery/beloglaz/al/web_of_the_shadows_1.jpg
http://www.brickshelf.com/gallery/beloglaz/al/web_of_the_shadows_2.jpg

В ПАУТИНЕ ТЕНЕЙ
(Грег Фаршти, 2005)

Введение
      Турага Вакама аккуратно установил камни в песчаную яму круга Амайя. Тураги Мата Нуи сотни лет рассказывали здесь истории о прошлом или делились видениями будущего. Но никогда прежде никто из старейшин не рассказывал такой темной истории. 
     Он поочередно посмотрел на лицо каждого Тоа Нува, собравшихся послушать его легенду. Потом взглянул на Такануву, Тоа Света, которому, казалось, хотелось быть где-нибудь в другом месте. Позади него стояла Хали, Маторанка, выбранная Летописцем. Вакама понимал, что тянет время уже достаточно долго – пора было начинать.
     - Друзья мои, послушайте еще раз легенду о BIONICLE, - начал он, перемещая камни в надлежащие места. – Во времена до начала времен, шесть Маторанов были призваны Великим Духом и трансформированы в могущественных Тоа. Эти Тоа Метру – я сам, Нокама, Матау, Венуа, Онева и Ную – рискнули всем, чтобы победить нашего подлинного врага, Макуту.
Вакама поместил шесть камней, представляющих Тоа, так что они образовали в песчаной яме круг:
     – Мы добились успеха. Макута был заточен в непроницаемый протодермис и запечатан там объединенной силой элементарных сил Тоа. 
     - Победив Макуту, мы отправились в путешествие к новому чудесному дому – месту, где Матораны могли бы жить в мире. Все, казалось, было хорошо. Но за такую победу надо платить.
     Турага Огня бросил черный камень, представляющий Макуту, в центр ямы, так что его тень упала на остальные камни:
     - Многих Маторанов мы оставили позади, они были брошены во власти темной силы Макуты. Мы, Тоа, объединились, и, верные долгу, дали обязательство однажды вернуться в наш старый дом, и спасти тех, кого не смогли раньше.
     Вакама взглянул на Тоа Нува. Хотя теперь он был Турагой, и события, о которых он рассказывал, происходили очень давно, было видно, что в своих мыслях Вакама еще раз вернулся в Метру Нуи.
     - Этот день наступил слишком быстро, - сказал он, как будто все еще был Тоа. – Путешествие не могло быть для Тоа Метру легким – потому что Макута не оставил спящих Маторанов без защиты.
     Гали Нува подавила дрожь, когда Вакама продолжил:
     - Место, где они остались, охраняли порождения темноты, орды теней, которые могли обмануть и отравить любого путешественника. Одного их имени было достаточно, чтобы вызвать страх: Висораки.
     Глаза Тоа Нува были прикованы к яме. Камень Макуты воткнулся в каменный грунт под песком, и теперь от него разбегалась паукообразная сеть трещин, угрожая свалить камни Тоа. Вакама криво улыбнулся при виде этого, и продолжил свою историю.

+1

2

Глава 1

     Тоа Онева увидел, что земля быстро приближается к нему. Инстинктивно он напрягся, приготовившись к удару. Потом он тяжело ударился о грязный берег Ле-Метру, и проехал через весь пляж, прежде чем в конце концов остановился.
     - Однако, вот это… вонь, - сказал Тоа Камня.
     Внезапно из грязи поднялась какая-то фигура, силуэт которой вырисовывался в рассеянном свете луны. Ее внезапное появление заставило Оневу подскочить. Потом фигура стряхнула покрывающие ее водоросли и землю и показалась маска Ную, Тоа Метру Льда.
     - Наш транспорт явно допустил какую-то ошибку, - сказал он. – Пилот постарался.
     Голова Тоа Матау показалась из кучи обломков между Оневой и Ную. Он управлял их кораблем Ликан II, когда они попали в шторм и были выброшены на пляж Ле-Метру.
     - Эй, я только выполнял приказы, - сказал он с раздражением. - А отдавал их Вакама.
     - Не надо критиковать, Матау.
     Все три Тоа Метру повернулись и увидели выходящую из воды Нокаму.  В своем природном элементе она выглядела совершенно замечательно.
     - Не слишком приятным образом, но мы здесь – мягко сказала она.
     - Эх, - проворчал Матау, все еще раздраженный. - Ну… так или иначе. – Потом, поняв, что все еще завален камнями и землей, он добавил: – Эй, кто-нибудь вытащит меня отсюда?
     Прежде чем другие Тоа успели отреагировать, земляная дрель раскидала кучу вокруг Матау. Фигура в черных доспехах схватила Матау за руку и вытащила его на свободу. Матау взглянул на маску Венуа и сказал:
     - Спасибо.
     Тоа Земли пожал плечами:
     - Это моя работа.
     Пятеро Тоа стояли рядом, еще немного в шоке после того, что только что пережили. Никто из них не отметил тот факт, что Вакамы нет, опасаясь, что возможно он не просто отсутствует, а погиб. На их незаданный вопрос ответил его голос, раздавшийся позади них.
     - Мы собираемся стоять здесь всю ночь? – заявил Тоа Огня. – Или пойдем спасать Маторанов?

     Матау медленно шел по Ле-Метру, окруженный своими товарищами Тоа, но чувствовал себя очень одиноким. Звуки, создаваемые работающими или играющими Матораноами заменилось криками странных Раи. Все здания вокруг, все места, где Матау бывал несчетное число раз, когда был Матораном, повредило землетрясение. Он больше не чувствовал себя в этом городе дома, это был какой-то ночной кошмар.
     Тоа уже имели некоторое представление о новых обитателях Метру Нуи, злобных пауках, охотящихся, казалось, за всем, что двигалось. Сейчас, когда они шли через город, окутанный паутиной и туманом, Матау пытался держаться бодро.
     - Что это за туман? – спросил он уже в четвертый раз за несколько минут. – Это точно не ободряет мой дух Тоа-героя.
     Внезапно он остановился. Сквозь дымку вдали показалась береговая линия Метру Нуи. Огни города погасли. Полупрозрачная паутина светилась в лунном свете, раскачиваемая резким бризом. В следующий момент стадо огромных животных протопало поперек пути Тоа и исчезло в темноте.
     - Вау! – сказал Матау. – Что это было?
     - Архивы, должно быть, разбиты, - ответил Венуа. По его тону можно было понять, что это очень плохо.
     - А что там было? – спросил Онева. Он знал ответ, конечно, но По-Матораны по традиции любили подчеркивать, что Архивы либо вообще не нужны, либо не настолько важны, чтобы о них беспокоиться.
     - Много всяких вещей , - ответил Венуа, слишком обеспокоенный, чтобы обижаться на друга. – В основном опасных.
     - Раи, - добавил Вакама, как будто остальные могли забыть, для чего были созданы Архивы.
     Венуа начал наизусть декламировать первые слова экскурсии по Архивам, которую он проводил сотни раз, будучи Матораном:
     - В Ону-Метранских Архивах находятся образцы всех Раи, когда либо открытых…
     Его речь была прервана рычанием, донесшимся откуда-то из тени.
     - По крайней мере, они там были, - закончил он.
     Порыв ветра на миг развеял туман, показав боковой вход в Архивы. Ворота были разбиты, и их проем затянут паутиной. Потом туман снова сгустился, закрыв сцену разрушения.
     - А паутина? – спросил Вакама.
     - Висораки. Мерзкие существа, - ответил Венуа. Он знал, почему Вакама спросил об этом. Тоа Метру Земли только недавно вспомнил, что он видел в Архивах какие-то записи о Висораках, но вспомнил слишком поздно, и Тоа были загнаны в угол этими существами. Они едва ускользнули из ловушки, и Вакама все еще сердился, что Венуа не предупредил их раньше.
     - Слышать об этом от тебя… ну, не очень здорово, - сказал Онева.
     - Я никогда не слышала о таких существах, - сказала Нокама.
     - Большинство не слышали, - объяснил Венуа, взглянув на Вакаму. – Они не отсюда… происходят.
     - Да, окрестности не узнать, - проворчал Матау.
     Нокама посмотрела на своих друзей. Она не помнила, чтобы когда-нибудь они выглядели такими неуверенными в своих дальнейших действиях. Все кроме Вакамы, конечно, которому не терпелось продолжать движение с тех пор, как они вернулись в город.
     - Неожиданный и нежелательный поворот событий, - согласилась она. – Но что это меняет?
     - Ничего, - резко сказал Вакама. – Мы пойдем в Колизей. Мы спасем Маторанов. Мы уйдем.
     - Или будем стерты в порошок, - вставил Венуа.
     Секунду все молчали. Потом Ную тихо сказал:
     - А вот это возможно.
     - Мы бросили вызов Макуте и победили – и сомневаюсь, что несколько экспонатов смогут нас остановить, - сказал Вакама. – Согласны?
     Остальные, обдумав его слова, один за другим кивнули. В конце концов, а что еще им оставалось делать? Повернуть обратно – значило оставить Маторанов на милость Висораков, и в душе они сомневались, что Висораки способны на милость.
     - Отлично, - сказал Вакама. – Следуйте за мной.
     Тоа Огня сделал только один шаг, когда вращающийся энергетический круг вылетел из тени и ударил его в бок. Мгновенно его конечности окоченели, лишив его способности двигаться. Еще пять прилетевших следом спиннеров поразили остальных Тоа Метру.
     - Не могу… двигаться, - сказал Вакама.
     Венуа, не в состоянии сохранять равновесие, начал падать вперед:
     - Не могу остановиться!
     - Ужасная боль, - сказал Матау.
     Тоа Земли упал, повалив остальных. Они кучей лежали на земле, Вакама в самом низу.
     - Все в порядке? – спросил Тоа Огня.
     - Парализованы, - ответил Ную. – Но в остальном невредимы.
     - Эй, мы следуем за тобой, бесстрашный вожак, - сказал Матау с насмешкой. – Как дураки.
     - Перебранка нам не поможет, Матау, - заметила Нокама.
     - Нет, но поговорив-обсудив все заранее, мы не попали бы в ловушку.
     - Если тебе есть, что сказать, Матау – говори, - огрызнулся Вакама.
     - Забудь об этом, - проворчал Матау. – У нас более серьезные проблемы.
     Скребущие звуки донеслись из темноты, звуки торопливых шагов, от которых Тоа бросило в дрожь. По звуку было похоже, что огромная армия приближается к беспомощным героям.
     - Что это? – прошептал Онева.
     - Скоро узнаем, - ответил Ную.
     Смутные тени мане приближались и приближались, пока не появились из тумана. Это ползли Килераки, зеленая разновидность пауков Висораков, их челюсти щелкали. Метатели на их спинах несли вращающиеся энергетические диски. Их вид вызывал отвращение, от них исходило что-то отравляющее, вызывавшее темные чувства в тех кто их видел.
     Неспособный повернуть голову и увидеть их яснее, Матау сказал:
     - Я угадал – Висораки?
     - Да, - ответил Венуа. – Или на их языке, «ядовитое бедствие». (Так в книжке: "poisonous scourge".- а совсем не "похитители жизней"! - al)
     - А у них есть языки? – спросил Онева. – Я вижу только зубы.
     Видя, что Тоа больше не представляют никакой угрозы, Килераки начали приближаться. Нокаме хотелось пронзительно закричать, и только огромным усилием воли она подавила  внутренний ужас. Она взглянула на Тоа Огня:
     - Вакама, что нам делать?
     Но Вакама не ответил. Он мог думать только о том, что привел свою команду в ситуацию, которой они не ожидали, и выхода из этого положения нет. Его ошибка означала, что не только они, но и все находящиеся под Колизеем Матораны погибли.
     - Я не знаю, - ответил он тихо.- Я не знаю.

0

3

Пора, что ли? Выложу не всю, так как через 40 минут надо будет сваливать.

Глава 2
    Одинокий Висорак быстро полз к Колизею. Он боролся с искушением убежать, что могло быть расценено другими членами орды как признак слабости. Вместо этого он старался сохранять уверенный и не паникующий вид.
    Он торопливо прошел через ворота и направился вдоль огромного холла, в котором лежали серебристые сферы. Висораки нашли их в подвалах практически сразу после взятия этого строения. Паукообразные существа сначала были не уверены в том, для чего они предназначены, но Сидорак, король орд велел обращаться со сферами крайне осторожно.
    Сидорак. Это имя напомнило пауку, почему он так спешит. Если Сидорак узнает эти новости из другого источника, он может решить избавиться от неудачливого опоздавшего курьера. Или даже хуже, он может отдать провинившегося Висорака Рудаке для увеселения.
    Висорак добрался до тронного зала. Сидорак сидел в кресле, когда-то принадлежавшем Макуте, повелителю теней и наставнику короля орды. Он смотрел на приближающееся создание со смесью скуки и жестокости в глазах.
    - Ничего важного, я надеюсь, - сказал он. - Потому что ты опоздал.
    Висорак-курьер кивнул и начал скрежетать челюстями, говоря на своем родном языке, что есть новости.
    Сидорак наклонился вперед.
    - Надеюсь, что хорошие.
    Паук перевел дыхание и произвел резкий одиночный звук. Этого было достаточно, чтобы безраздельно завладеть вниманием короля.
    - Тоа? - спросил Сидорак. - Так они вернулись за Маторанами - Маторанами, принадлежащими мне. Я полагаю, то, что ты не трясешься сейчас от страха, значит, что Тоа уже пойманы?
    Висорак кивнул в направлении огромного окна, занимавшего целую стену. Сидорак встал, чтобы оглядеть город, которым он сейчас владел. Он сразу же заметил новый элемент пейзажа: шесть коконов с Тоа Метру, подвешенные на паутинных нитях высоко над улицами Метру Нуи.
    - Отлично, - сказал Сидорак. - Убейте их.

0

4

Висорак кивнул еще раз и повернулся, радуясь и полученному приказу, и тому, что теперь может покинуть тронный зал. У Сидорака часто менялось настроение, и в одно мгновение он мог наградить Висорака, а в следующее - раздавить. Он почти дошел до выхода, когда новый голос заставил его остановиться.
    - Не будет ли это слишком просто, Сидорак?
    Висорак-курьер не посмел обернуться. Он знал, кому принадлежит этот голос. Каждый в Орде знал и боялся Рудаку, и не без причины. Но в глазах Сидорака она была той, кому он мог безоглядно доверять.
    - Моя королева, - сказал он с почтением.
    - Нет, я не твоя королева, - ответила Рудака. - Еще нет.
    - Ах да. Формальности, - отмахнулся Сидорак. - Ты хотела что-то сказать?
    - Великих лидеров судят по их врагам. Этому учит нас история.
    Сидорак мгновенно сообразил, кого она имела в виду.
    - Тоа?
    - Потрясающие противники, мой король, - сказала Рудака, показывая на беспомощную шестерку, за которой с каждой крыши наблюдали Висораки. - Достойные твоего правления... И достойные кончины, которую будут помнить во все времена.
    Сидорак задумался. Пока он сидел на черном троне, он нашел, что тот неплохо ему подходит. И хотя трон ему не принадлежал - в конце концов, это было место Макуты по праву - но повелителя теней здесь не было, в отличие от Сидорака. Может быть, при небольших добавлениях в свою легенду, король Висораков мог надеяться стать чем-то большим, чем сейчас. И вообще, где написано, что тени могут служить только Макуте?
    Он улыбнулся.
    - Полагаю, я могу позволить ситуации стать чуть более... легендарной.
    - Я всегда восхищалась твоей мудростью, - одобрительно прошипела Рудака. - Только убедись, что твой способ позволяет оставить доказательства. Ради будущих поколений...
    - Доказательства?
    Рудака ответила голосом, холодным, как лед, покрывавший ко-метранские Башни Знаний.

0

5

- Принесите мне их тела.
    Наверху Колизея Висораки пихались, занимая места. После того как они много дней ловили лишь Раи, наконец-то появилось достойное наблюдения зрелище "М и С" (мутации и смерти). Тоа были редкой добычей - большинство из них были слишком умны, чтобы попасться в ловушку Висораков, или достаточно сильны, чтобы выбраться оттуда. К счастью, после всех своих побед, эти Тоа Метру были, несомненно, новичками и поэтому делали ошибки.
    Один лишний Боггарак попытался найти хорошую точку обзора. Когда Онорак рядом с ним отказался пододвинуться, он пнул его, отправив паука в долгий полет.
    Тоа Венуа смотрел на это со своей уникальной наблюдательной позиции. Он с радостью поменялся бы своим местом с Висораками, если бы у него была такая возможность. Но было неохоже, чтобы кто-либо из орды хотел повисеть над городом в раскачивающемся паутинном коконе на высоте нескольких миль, как Венуа и другие Тоа. Венуа следил за падением Висорака через прорехи в паутине, пока тот не исчез из вида.
    - Это воодушевляет, - пробормотал он.
   Матау бросил быстрый взгляд на Вакаму, который висел, опутанный паутиной.
   - Ну, огнеплюй, не можем сказать, что ты не показал нам город, - сказал он с гневом. - Конечно, мы можем сказать, что из-за тебя нас схватили, отравили, и, поскольку я не думаю, что нас подвесили для того, чтобы мы любовались видом, приготовили к неминуемому превращению в лепешки!
    Онева хотел сказать что-то, когда заметил, что державшие его паутинные нити начали разрастаться. Когда он начал говорить, то смог лишь промямлить "Ммммпффф!" сквозь покрывавшую его рот паутину.
    - Он согласен, - заявил Матау.
    - Это не Вакамина ошибка! - огрызнулась Нокама из своего кокона. Когда четыре пары глаз скептически уставились на нее, она добавила:
    - Ну, не только его.
    - Не волнуйся, Нокама, - сказал Вакама. - Я пытался вести вас, как мог. Хотелось бы, чтобы я делал это лучше, но я вынес одну вещь из того, через что мы прошли... я - тот, кто я есть. И неважно, насколько сильно я этого хочу, я не могу измениться.
    Внезапно острая вспышка боли пронзила тео Тоа Огня. Мгневение спустя, странно выглядящая конечность пробила кокон. Это было уродливое смешение могучей руки Тоа и чего-то иного, чего-то, что устрашило остальных героев Метру Нуи.
    С балкона Колизея Сидорак и Рудака наблюдали, как началось превращение Вакамы. Улыбаясь, вице-королева орды положила руку на плечо Сидорака, выказывая свое одобрение происходящего кошмара.
    Теперь странные метаморфозы происходили и со всеми остальными Тоа. Они дергались и извивались внутри своих коконов, пока яд Висораков изменял их тела и умы. Их маски вытянулись и слились с лицами, их конечности стали сильнее, в то время как их разум наполнялся первобытной яростью.

0

6

- Мне это не нравится! - закричал Матау.
    Ную взглянул вниз. Его превращение имело неприятный побочный эффект - кокон разрывался, и, как он видел, то же происходило и с остальными. Через несколько секунд они будут лететь к земле и неотвратимой гибели.
    - Сейчас тебе это еще больше разонравится, Матау, - сказал Ную.
    Нокама посмотрела на Вакаму. Он начал изменяться первым, поэтому его кокон был в самом плохом состоянии.
    - Вакама!
    Тоа Огня смотрел в глаза своего друга даже когда последние паутинки лопались и падали.
    - Простите, что подвел вас, - сказал он. Потом он упал, сопровождаемый диким смехом Висораков.
    Венуа чувствовал, как теряет опору. Паутина больше не могла выдерживать его возросший вес. Он попытался придумать что-нибудь глубокомысленной, чтобы сказать напоследок, но смог лишь выдавить:
    - Эм... пока.
    Матау смотрел, как Венуа, Онева и Ную летят к земле. Трудно было поверить, что это - последний миг его существования. Он посмотрел на Нокаму, говоря:
    - Нокама, я хочу... нет, ты должна знать, что я всегда...
    Но он не успел закончить свою мысль и тоже упал. Нокама закрыла глаза, чтобы не видеть, как она отправляется вслед за своими братьями Тоа. Затем она тоже упала, чувствуя, как ветер спешит поприветствовать ее, и зная, что мостовая делает то же самое.
    Вакама на мгновение ощутил, что, должно быть, сходит с ума. Вот он, несущийся сквозь сотни футов воздуха к твердой, неприветливой земле, и пытается взять себя в руки.
    Как будто это имеет значение, подумал он. Даже броня Тоа не выдержит падения с такой высоты... и я не уверен в том, что сейчас на мне броня Тоа.
    Боковым зрением он заметил размытое движение. Сначала он подумал, что это другой Тоа обгоняет его на пути к мостовой. Вдруг он почувствовал сбоку удар, и что-то схватило его в водухе. Столкновение выбило воздух из его легких, и мир вокруг почернел.
    Выше, Нокама видела это.
    - Что это?.. - начала было она, но тут ее тоже поймали и спасли от незавидной участи.
    Один за другим остальные Тоа тоже были пойманы загадочными спасителями. Матау был последним, и при первом же признаке движения он заорал:
    - Осторожней! Не поцарапай мою броню!
    Вакама очнулся. Земля двигалась под ним, но он не шел по ней. Нет, его нес кто-то... или что-то. Он не знал, ни кто это был, ни куда они направлялись.
    - Ч... что со мной произошло? - спросил он.
    Его спаситель ничего не ответил, продолжая увеличивать расстояние между ними и Колизеем.
    Вакама подумал, что, возможно, он попал из огня да в полымя (или все же "из цистерны с протодермисом в плавильню"?). Может, его новый "друг" - особая разновидность Висораков, и несет его к участи еще более незавидной, чем смерть?
    - Ответь мне. Я Тоа! - приказал Вакама.
    Странное существо, что несло его, мягко рассмеялось.
    - Не совсем, - было его ответом.

КОНЕЦ ГЛАВЫ

Возможно, вышло немножко коряво, но это первый мой перевод книги.
Заветам Гоблина верны!

0

7

Глава 3
     Матау проснулся лежа лицом вниз в сточной канаве. Его спаситель бесцеремонно сбросил его туда, после чего исчез. Он поднял голову и огляделся, убедившись, что сейчас полночь, а сам он находится где-то в разрушенном Га-Метру.
     - Эй? -  Позвал он. – Нокама? Венуа? Ную? Онева?
     Темнота молчала. Матау пожал плечами и с неохотой добавил:
     - Вакама?
     Не дождавшись ответа, Тоа Матау поднял руку, чтобы счистить песок со своего лица. Первым, что он увидел, когда зрение прояснилось, было его собственное отражение в жидком протодермисе, наполнявшем канаву. Но то, что смотрело на него, было не Тоа. Это была морда ужасного монстра.
     - Нет! - вскричал Матау. Руками он ощупал свою голову, отчаянно надеясь, что это не правда. Однако так и было. Он почувствовал угловатые черты лица, где раньше находилась гладкая, твердая поверхность маски Канохи.
     - Но это не я. – Неуверенно сказал он. Тут в нем загорелась ярость – к своему внешнему виду,  к Макуте, что разрушил город, ярость к Вакаме, что завел их в ловушку. Он с размаху ударил по луже, исказив свое отражение.
     Как будто его можно исказить еще больше, подумал он. Когда вода успокоилась, он увидел другие звериные фигуры позади себя. Это вернулись остальные Тоа.
     - Все хорошо, Матау. – проговорила Нокама.
     Матау взглянул на неё и на других. Теперь они больше не Тоа, даже не Матораны и не Турага. Теперь они чудовища… монстры… существа из страшилок для Маторанов.
     - Хорошо? -  огрызнулся он. – Ты считаешь, что это хорошо? -
     - Мы все живы, -  ответила Нокама. – И мы найдем выход. Вместе.
     - Как и полагается друзьям. – Добавил Венуа, чей голос стал еще мягче, чем когда-либо.
     Матау повернулся к Вакаме и подошел вплотную к Тоа Та-Метру.
     – Что-то я не слышу тебя, тупоголовый. В чем дело – занят составлением нового гениального плана?
     Вакама отступил на шаг и прорычал:
     - Я с планами закончил.
     - Что ж, это первая замечательная новость с тех пор как я стал уродом. – Ответил Матау.
     Ную вклинился между ними:
     - Неважно как мы сейчас выглядим. Было бы лучше, если мы использовали свои способности, чтобы понять, как мы стали… тем, что мы есть теперь.
     Нокама кивнула.
     – Чем раньше мы это сделаем, тем быстрее спасем Маторанов.
     Неудовлетворенный, Матау повернулся к ним.
     – Ну и как по-твоему мы это сделаем, если нас самих нужно спасать?
     Никто не ответил. А потом голос, отягощенный возрастом и мудростью, нарушил спокойствие, однако, говорившего нигде не было видно.
     - Если вы мудры… и хотите вернуть свой прежний облик…
     Шесть странных фигур явились из мрака, лицо каждого напоминало голову Ракши, а тело – как у Рахи. Тот, что стоял впереди, был темно-красного цвета, и он переводил взгляд с одного Тоа на другого.
     - …тогда вы выслушаете. – Сказал он.

0

8

Рудака стояла во мраке комнаты, в которой располагались солнечные часы. Мощный механизм был испорчен с начала двойного затмения в Метру Нуи – момента, которого так ждал Макута, и в который он осознал свою судьбу. Но Тоа сокрушили его, победили, и теперь он был заключен в протодермисе.
     Черная как смоль, вице-королева Висораков пристально смотрела на камень в своей ладони. Камень был неровный, похожий на темный обсидиан, она отколола его от поверхности вещества, сковывающего Макуту. Даже столь малый, он причинил ей великую боль, ведь только Тоа может нарушить целостность этого протодермиса безболезненно.
     - Отдыхай, мой Макута, - Пропела она камню. – Спи и знай, что пока ты спишь, я приближаю твое пробуждение.
     Она улыбнулась той улыбкой, от которой храбрейший Висорак будет удирать в поисках убежища.
     - Тоа вернулись, как ты и говорил. Сейчас их разбитые тела принесут мне, и я смогу вытянуть их элементарные силы. С чьей помощью я разобью ненавистные оковы, мешающие нам воссоединиться!
     Рудака осторожно, любовно поместила камень Макуты поверх своего сердца. Камень стал пульсировать ему в такт.
     - И потом не будет нужды в этих играх, - прошептала она. – Вместе, ты и я, будем…
     Рудака резко остановилась. Выражение её лица застыло будто камень. Холодно, она спросила:
     - В чем дело?
     Висорак отступил от сгустившихся теней, выражая большое желание обратиться в бегство. Но если новости, которые он принес не будут сообщены, она его из под земли достанет и… От одних этих мыслей Висорак содрогнулся и начал доклад. Рудака слушала внимательно. Спустя пару мгновений она перебила:
     - Тоа? Почему ты говоришь так, будто они еще живы?
     Пасть Висорака пересохла. Он быстро осмотрел комнату, убеждаясь, что выход близко. Затем очень тихо ответил на вопрос.
     Реакция Рудки была незамедлительна. Развернувшись, она ударом превратила колонну в пыль. Висорак начал отступление, пока её злость не обернулась на него.
     Но вице-королеву интересовал не жалкий паук. Нет, гнев её касался довольно необычной группы существ, чьё имя она выплюнула, словно яд:
     - Раага!

     - Киитонгу.
     После произнесения имени, Раага Норик помолчал в ожидании ответа. Но выражение лиц Тоа говорило, что им не встречался никто с таким именем.
     Наконец, Онева сделал вид что понял.
     - Кит Онгу. – произнес он, как само собой разумеющееся.
     Норик быстро взглянул на Тоа Хордика Камня и продолжил.
     - Киитонгу – самое благородное Рахи, величайший знаток ядов. Он, без сомнения, наша единственная надежда устоять против орды Висораков. Если вы желаете вновь стать Тоа, Киитонгу вы должны найти.
     - Но… что с нами случилось? – спросила Нокама.
     - В вас течет яд Висораков, Хордика. – Тяжело ответил Норик. – Если его не нейтрализовать, он возьмет верх… и Хордиками вы останетесь. Навсегда.
     Ную нахмурился. Он строил об этом теории с того момента, как незнакомцы появились. Посмотрев на Норика, он тихо спросил:
     - Также, как и ты?
     - Я – Раага. Норик меня зовут. -  Затем это причудливое существо указало на своих компаньонов и представило их. – Гааки, Бомонга, Куалус, Поукс, Ируини.
     Последовала тишина. Её нарушил Матау, который неловко спросил:
     - Ну… а с тобой что произошло?
     - Все в свое время, - ответил Норик. – И оно еще не пришло.
     Нокама тряхнула головой. В самом деле, неважно, что эти «Рааги» из себя представляют. Её волновало то, что им известно.
     - А вы отведете нас к этому Киитонгу?
     Ируини зашелся в смехе. Норик повернулся и сурово посмотрел на спутника: - Ируини!
     - Я не понимаю. – Нокама смотрела на обоих.
     - Так Ируини хочет сказать, что это будет… нелегко, - ответил Норик. – Мы пришли в Метру Нуи в поисках Киитонгу, но есть те, кто… эээ… сомневается в его существовании.
     Глаза Ную сузились:
     - А ты?
     Норик выпрямился в полный рост и гордо произнес:
     - Я верю.
     Нокама кивнула.
     - Тогда и мы должны.
     - Да что ты, сестра, - прервал её Матау. – Может, стоит обдумать-обсудить это? Вместе? – Он повернулся к Вакаме, который сидел вдали от остальных. – Что скажешь, ваятель масок?
     Тоа Хордика Огня смотрел на пламя. Тон его голоса говорил о том, что мысли витали очень далеко.
     - Я хочу сказать, что мы пришли в Метру Нуи спасать Маторанов. А не охотиться на Рахи.
     - И ты знаешь, как это сделать? – Надавил на него Норик. – Может быть, используя свои способности Хордики? Которыми ты так и не научился пользоваться.
     - Не знаю.
     - Не знаешь, или не хочешь посвятить нас в свои размышления? – С вызовом спросил Норик.
     Вакама отвернулся от огня и тяжело взглянул на Раагу. Потом он встал и растворился во тьме, бросив лишь: - Никого из вас.
     - Вакама! – Позвала Нокама, шокированная его поступком.
     Норик опередил встревоженную Тоа Хордика:
     - Я с ним поговорю.
     - А как насчет нас? – спросил Матау. Норик улыбнулся, но на лице у него было мало веселья.
     - Приготовьтесь. Мы испытаем легенду.

0

9

Прошу прощения за задержку.

     Немного времени потребовалось Норику, чтобы успокоить Вакаму и прийти с ним к компромиссу. Вернувшись к Тоа Хордика, они оба сообщили, что спасение Маторанов более приоритетное дело, чем поиск Киитонгу. Также, все шесть Тоа согласились с тем, что постепенное становление Хордиками не должно быть помехой перед спасением спящих жертв Макуты.
     Никто не сомневался в успехе операции – во всяком случае, ни один не решился признаваться в своих сомнениях. До сих пор нерешенным оставался вопрос, как доставить Маторанов из города на поверхность. “Ликан II” не подлежит восстановлению, а даже если бы и подлежал, тысячу Маторанов ему не унести. В итоге Матау предложил собрать материал и детали, построить из них летательные аппараты и завершить начатое.
     Легче сказать, чем сделать: весь город наводнили Висораки и сошедшие с ума Рахи. Пережив множество опасных приключений, Тоа Метру собрали все самое необходимое и начали строить и прятать воздушные корабли. Как только Матораны станут свободны, не будет необходимости задерживать побег из города.
     Несмотря на победы,  Тоа Хордика утеряли сплоченность и все больше действовали поодиночке. Они быстро освоили спиннеры Ротука, которые теперь носили, но звериные стороны их души подчиняться не спешили. Очень часто они позволяли гневу управлять собой, особенно если была угроза бедствия. Вакама целыми днями ходил наполненный яростью и, наконец, стал избегать остальных Тоа. Большую часть времени он проводил среди руин, бродил вдалеке от стоянки каждый день, как будто разрывая невидимую цепь, что связывала его с Нокамой и остальными. Он осмотрел развалины когда-то гордо стоящего города, как будто отражавших, чем Тоа были, чем они были когда-то раньше и чем они стали теперь.
     Он настолько запутался, что он иногда не замечал, как сильно изменился Метру Нуи. Архивы разрушены землетрясением, а все Рахи, живущие там, сбежали и скитались по городу. Практически фатальное напоминание последнего произошло на одной из его прогулок, когда дикий кот Муака выпрыгнул из-за каменной насыпи прямо напротив него. Муака рыкнул на Вакаму, его мышцы напряжены, и когти готовы разорвать Тоа Хордика. Вакама отреагировал чисто инстинктивно. Он присел, подобрался, тоже выставил вперед когти и зарычал наподобие Рахи. Его действия не были спланированы, он, как животное, показывал свою силу. Механизм спиннера Ротука, который был теперь частью его анатомии, пришел в боевую готовность.
     Муака сделал шаг назад. Это существо выглядело похожим на других двуногих, что ловили Рахи давным-давно, но оно действовало по-другому,  как зверь. Как очень грозный зверь. Придя к выводу, что добычу можно найти и побезвреднее, Муака ретировался.
Вакама заставил себя расслабиться. С огромным усилием, он подавил восстание Хордики и позволил разуму вернуться.
     - Что за… - начал он.
     - Оно тебя не тронет.
     Тоа Хордика Огня повернулся и увидел приближающегося Норика. Раага незаметно следовал за Вакамой, когда тот ушел из лагеря. К слову, чутье Хордики помогало Вакаме сводить на нет возможность преследования.
     - У меня свое мнение об этом. – Ответил Вакама.
     Норик посмотрел вслед Муаке.
     - Ты его напугал. Муаки по натуре одиночки, и им неприятно, когда рядом кто-то есть. Он указал на Вакаму. – В тебе есть нечто от них.
     В этот момент Раага заметил, что Ротука спиннер Вакамы все еще активен и готов к запуску.
     - Осторожнее с этим. – Сказал он. – Эта штука очень могущественна.
     Вакама только сейчас осознал, что огненный спиннер работает, и позволил ему рассеяться. Знание, что это оружие вызывает у Рааги такое же уважение, как и у Муаки, дало ему некоторое удовлетворение.
     - Я как раз собирался это проверить... мудрец, - ответил он с большим сарказмом в голосе. Затем отвернулся и пошел прочь и вновь его остановил голос Норика.
     - Как насчет твоих друзей?
     Вакама приостановился, и зло произнес:
     - Бывших друзей. Они думают, быть предводителем очень просто, пускай сами попробуют.
     - Ты прав. – Кивнув, ответил Норик. – Но без тебя они не справятся. А ты без них.
     - С чего ты взял?
     - Не я, а Великий Дух. – Уступил Норик. - Единство, Долг и Судьба. Если ваша задача спасти Маторанов, вы это сделаете вместе. Такие вещи изменить нельзя.
     Вакама пристально смотрел на Раагу, обдумывая его слова. Потом опять отвернулся и скрылся в ночи.
     - Увидишь. – Огрызнулся он.
     Норик наблюдал, как он уходит. Да, Вакама, я так и поступлю, сказал он себе. Ты как медведь в эти темные дни. Больше… больше, чем ты сам думаешь.

конец третьей главы

0

10

Глава 4

    Нокама одиноко сидела посередине временного лагеря Тоа, ожидая возвращения Норика и Вакамы. Она понимала, почему Тоа Хордика Огня был таким недовольным - они все были с ним чересчур грубы, хотя это его надменный вид вызвал такое отношение. Но понимание этого не уменьшало ее злость на Вакаму. Да и его враждебность не делала их миссию по спасению Маторанов легче.
    Она услышала, как кто-то приближается.
    - Вакама?
    Но это был не Тоа Хордика, просто вернулся Норик. Нокама почувствовала облегчение, но не смогла скрыть разочарование от того факта, что Вакамы с ним не было.
    - Норик, хорошо, что ты вернулся.
    - Вакаме надо многое обдумать, - сказал Раага. - Ему нужно время, чтобы найти свою судьбу.
    - А если он найдет себе плохую судьбу? - спросил Онева.
    - Теперь мы должны начать поиски Киитонгу, - ответил Норик, проигнорировав вопрос. Нокама и Онева переглянулись, удивляясь тому, что Раага не хочет озвучить выбор Вакамы.
    Матау, наоборот, был рад новой идее
    - Верно! Киитонгу! И мы снова станем прежними красавцами! Давайте приступим.
    - Но с чего начать? - спросил Ную. Он сильно сомневался в том, что существо, подобное этому Киитонгу, могло жить в городе, и при этом никто не знал о его существовании.
    - С места, которое вы хорошо знаете, - ответил Норик. Потом он ушел, за ним потянулись остальные Раага. Тоа посмотрели друг на друга, потом решили, что внезапный уход Норика означает, что они должны к нему присоединиться. Тоа встали и направились за Раага, удивляясь, куда их ведут.

    Тем временем Вакама продолжал бесцельно бродить неподалеку. Он прокручивал в своей голове разговор с Нориком.
    Единство... Что это значит? Разве остальные показывали свое единство, критикуя мои действия? Ладно, я делал ошибки... Как будто Онева безгрешен, а уж Матау - тот просто король ошибок.
    Я делал то, что хотел от меня Ликан,
сказал он себе. Я постаивл спасение Маторанов превыше всего, вы безопасности кого-либо еще... Это просто было нереально. И в свете того, что я узнал - что за Ликаном, выбравшим нас, чтобы стать Тоа, стоял Макута, а не Великий Дух - почему же теперь все удивляются, что мы - Я - потерпели поражение?
    - Я могу сделать это в одиночку, - громко сказал он вслух. Он представил выражение лиц остальных, когда они увидят, что он спас всех Маторанов без их помощи. - Я им всем покажу!
    Вакама вскарабкался на кучу мусора и обнаружил, чт стоит на краю обломанной трубы. Каналы, которые шли через эту точку, были уничтожены. Теперь здесь не было ничего, кроме вида опустошенного, покрытого паутиной Метру Нуи. Тоа Хордика окинул взглядом свой дом и снова поразился тому, насколько он огромен. Вакама нахмурился. О чем он только думал? Как он мог поверить, что можно в одиночку сразиться с Висораками, заполонившими город? И как это может помочь Маторанам?
    - Кого я пытаюсь обмануть? - пробормотал он. - Возможно, Норик прав. Возможно, я не смогу сделать это без остальных. Возможно, я не хочу делать это без остальных.
    Его размышления были прерваны спиннером Ротука, пролетевшим мимо его головы. Вакама упал, перекатился, и, поднявшись на ноги, оказался лицом к лицу с Боггараком, синим Висораком, теперь обитавшем в Га-Метру. Вакама вспомнил слова Гааки, что на суше спиннеры Боггараков могут вытянуть всю жидкость из цели и превратить ее в сухую пыль.
    - Спасибо за предупредительный выстрел, - сказал он, готовясь опять уклониться.
    Боггарак снова выстрелил. Вакама с легкостю увернулся от спиннера. Тоа Хордика начал заряжать свой огненный спиннер со словами:
    - Хорошо, значит, ты просто не умеешь целиться. Смотри и учись.
    Вакама запустил свой спиннер. Но за секунду до того, как он должен был попасть в Боггарака, его ударил и отклонил другой спиннер. Тоа Хордика обернулся, чтобы увидеть, как приближаются еще трое Боггараков. Сзади был обрыв, спереди Висораки - Вакаму поймали в ловушку. Его сторона Хордики взяла верх - все Раи ненавидят, когда их загоняют в угол - и издала устрашающий рев.
    Висораки не обратили на это внимания. Они привыкли к тому, что Раи издают угрожающие звуки, когда ловушка захлопывается. Это было забавной частью охоты. Единственное, о чем они жалели, так это о том, что эта охоота скоро закончится. Но на свободе останутся еще пятеро Тоа Хордика, когда с Вакамой будет покончено.

Отредактировано Ждущий (24-12-2006 12:22:43)

0

11

Вышеупомянутые Тоа Метру вместе с шестью Раага стояли перед Великим Храмом в Га-Метру. Несмотря на разрушения, причиненные городу, Храм все еще гордо стоял, как бы говоря, что Великий Дух Мата Нуи хоть и спит, но не уничтожен.
    - Здесь? - спросил Матау с недоверием. - Уверен, что он сильно помог бы нам в старом обличье Тоа, но сейчас?
    - Мы никогда не найдем способ превратиться обратно, если будем продолжать так говорить. - огрызнулся Онева.
    - Ты прав. Извини. Не знаю, что со мной случилось, - язвительно ответил Матау. - Ох, верно - я стал чудовищем Раи!
    Норик строго взглянул на Тоа:
    - Если вы закончили, тогда пошли внутрь.
    Все пятеро Тоа Хордика заколебались. Нокама уже была в Великом Храме после превращения и хорошо помнила, как трудно было зараженному Тоа войти в здание. Теперь и остальные чувствовали то же самое. Войти просто казалось неверным решением - да, если Норик был прав, их единственная надежда когда-либо опять стать Тоа Метру находилась внутри. Однако никто не мог сделать первый шаг.
    Что бы это могло значить?, удивился Венуа. Неужели мы зашли настолько далеко, что храм Великого Духа отвергает нас? И если это так, неужели мы проиграли эту битву?

0

12

Тоа Хордика Вакама ожидал, что он очнется в коконе или клетке - это если он вообще проснется. Когда Боггараки парализовали его, он упал и удаился так сильно, что потерял сознание. Теперь, осматриваясь, он размышлял, очнулся ли он или еще спит.
    Он был один в комнате, которую никогда раньше не видел. Его запястья были обмотаны толстой паутиной, которая также прикрепляла его к полу. Он дернул свои путы, но они не поддались даже силе Хордики. Его мысли скакали. Схвачен. Пойман. Опять! Ненавижу быть в ловушке! Ненавижу быть беспомощным! Я Тоа... Тоа Огня... я... я... Хордика!
    Вой разорвал ночь, первобытный звук ярости и отчаяния. На секунду Вакама поразился, какой Раи может издавать такие звуки. Потом он осознал, что вой исходит из его рта.
    - Что со мной происходит?
    Высокая фигура вошла в комнату. Она двигалась так грациозно и бесшумно, словно была соткана из тьмы. Ее лицо и тело были черны, словно тень, но глаза сверкали, как огненные шахты Та-Метру. Прежде Вакама ни разу ее не видел, но из рассказов Норика он знал, кто стоит перед ним.
    - Ты... превращаешься, - промурлыкала Рудака.
    - Да, но во что?
    Вице-королева Висораков остановилась перед своим пленником.
    - В друга... или врага. Выбор за тобой.  И поэтому я пригласила тебя сюда.
    Вакама опять подергал свои путы.
    - Хорошее приглашение.
    Чувства Раи, принадлежащие Вакаме, били тревоегу, сигнализируя о близкой опасности. Он решил не обращать на это внимания.
    - А если я не хочу тебя слушать? - спросил он.
    Рудака наклонилась, чтобы обвести его деформированные черты.
    - Будь благоразумен, Вакама.
    С этими словами она повернулась и направилась к выходу. Затем, как будто внезапно вспомнив о его состоянии, махнула рукой. Путы упали с тела Вакамы и обратились в пыль.
    - Какой вред могут причинить слова? - спросила она голосом мягким и холодным, словно зимний ветер.

Конец главы. Продолжение следует.

Отредактировано Ждущий (25-12-2006 13:53:24)

0

13

Глава 5
    Рудака и Вакама стояли на балконе Колизея и смотрели на руины Та-Метру. Он все еще был не уверен, почему последовал за ней сюда. Может, это было любопытство... желание узнать врага получше... или же уверенность в том, что его бы не освободили, если бы Рудака не была уверена, что ему не удастся сбежать. Или ему было интересно, что она скажет.
    Нет, нет, заверил он себя. Точно не это.
    Вице-королева осмотрелась, чтобы убедиться, что они одни. Ее голос упад до шепота.
    - Тайна - тяжелая ноша, но Сидорак не должен знать об этом разговоре.
    - Сидорак?
    - Король Висораков, - она даже не попыталась скрыть презрение, звучавшее в голосе.
    - И он не знает, что ты поймала меня? - Вакама не знал, верить ли этому. норик говорил о склонности Рудаки к предательству. Но почему ей не нравится ее король?
    - Еще нет, - просто ответила она.
    Вакама хмыкнул.
    - Хороший вожак.
    - Согласна.
    Глаза Вакамы разширились. Одно дело выказывать неуважение к своему королю, и совершенно другое - настолько явно демонстрировать свою нелояльность.. Что это существо задумало? Против своей воли, он был заинтригован абсолютной тьмой и опасностью этой Рудаки.
    Он взглянул на другую сторону. Боггараки прятались в тенях.
    - А ты не боишься, что они расскажут ему о твоих словах?
    - Они верны мне, - ответила Рудака.
    Вакама едва не улыбнулся.
    - Да. Так же, как ты верна Сидораку?
    - Да, - ответила вице-королева твердо. - Они подчиняются мне, потому что я сильна. Они боятся меня, и поэтому не смеют оспаривать мои решения. Это и есть лидерство, Вакама. Вот как остальные Тоа должны относиться к тебе.
    Она подошла еще ближе, ее слова вились вокруг него, словно щупальца.
    - Возможно, тогда бы они не говорили столь ужасные вещи...
    Он уставился на нее. Она могла прочитать невысказанный вопрос в его глазах. Как может она знать об этом? И что еще ей известно?
    - Имя Висоракам - легион, Вакама, и у них в два раза больше ушей, - ответила она. Рядом Боггараки издали звук, считающийся у Висораков смешком.
    - Я доверяю своим Тоа... - начал Вакама. Рудака оборвала его:
    - Делать что? Прикрывать твою спину? Они не достойны такого лидера, как ты... и именно поэтому я привела тебя сюда.
    Вакама вгляделся в ночь Метру Нуи. Он мог разглядеть знакомые очертания плавилен и кузниц, тех, что пережили землетрясение.
    - Та-Метру, - грустно сказал он. - Когда я был матораном, он был для меня всем миром. Он значил для меня все.
    Он обернулся, чтобы опять взглянуть на Рудаку:
    - И сейчас значит.
    - Он может опять стать твоим домом, Вакама - и ты будешь править им, как захочешь. Все, что тебе нужно - вести за собой тех, кто будет в точности исполнять твои приказы.
    Наклонившись к нему вплотную, она прошипела:
    - Поведи орду Висораков!

0

14

Возможно все. Продолжу-ка.

    Норик почти зашел в Великий Храм, когда понял, что Тоа Хордика за ним не идут. Он обернулся и увидел их переминающимися с ноги на ногу неподалеку.
    - Что-то не так? - спросил он.
    Нокама посмотрела на остальных. Зная по опыту, что они сейчас чувствуют, она решила, что лучше всего будет сказать за всех.
    - Наверно, будет лучше, если мы подождем здесь. Великий Храм священен для Тоа. В свете того, что случилось... Не думаю, что это хорошая идея.
    Норик на мгновение задумался, затем кивнул:
    - Я понимаю. Наше пребывание здесь не останется незамеченным. Я должен попросить вас выиграть для нас время любой ценой.
    - Считай, уже сделано, - ответила Нокама.
    Она развернулась и направилась обратно к мосту, соединявшему Великий Храм с Метру Нуи, остальные пошли за ней. Только Матау остался позади.
    - Подождите! - крикнул он им вслед. - Может, стоит обдумать-обсудить это...
    - НЕТ! - хором крикнули четверо Тоа.
    Лишенный права голоса, Матау пожал плечами и зашлепал за своими друзьями. Он не хотел оставаться у храма один.
    Надо держаться своей стаи... своей команды, поправился он. Это место полно опасностей. Они могут появиться с любого направления... особенно оттуда, откуда ты меньше всего этого ожидаешь.

    - Я не знаю.
    Часть Вакамы не могла поверить, что он даже рассматривает предложение Рудаки. Он же Тоа! Его сила подарена ему самим Ликаном! Как он мог хотя бы на секунду задуматься о возможности командования ордой Висораков?
    Но другой, более громкий голос также звучал в его голове. Я не Тоа - уже - и я совершил ошибку, когда взвалил на себя эту ношу. Неужели я правда думал, что шестеро Тоа Хордика и шесть уродцев Раага могут победить сотни Висораков и освободить Маторанов? Сколько погибнет при этом? Сколько Маторанов никогда не увидят солнечного света на острове наверху?
    Вакама попытался прогнать эти мысли, но они снова вернулись. Если я приму ее предложение - если я приму власть (Ждущий: или все-таки "силу"?), предлагаемую мне - я смогу отдать приказ об освобождении Маторанов! Я смогу убедить Рудаку отпустить Тоа Хордика с ними в безопасности. И если это будет значить, что мне придется остаться в Метру Нуи... Ну, никто не будет грустить по мне. В этом-то я уверен.
    Рудака прервала его размышления:
    - Я понимаю твои сомнения. Тебе нужны доказательства. Она повернулась к своим личным охранникам-Боггаракам и указала на низкий бортик и темноту за ним.
    - Прыгайте с балкона, - приказала она.
    После секундного колебания Висораки покорно двинулись вперед. К ужасу Вакамы, они бросились с края балкона один за другим. Он рванулся вперед.
    Тоа Хордика Огня перегнулся через перила, ожидая увидеть лишь всеобъемлющую черноту. Вместо этого он с удивлением обнаружил, что Боггараки приземлились на уступ в десяти футах внизу, в целости и сохранности.
    - Я не знал, что там есть уступ, - сказал он с облегчением.
    Рудака усмехнулась:
    - Они тоже.
    Она на шаг приблизилась к нему, говоря:
    - Повиновение. Это первая из множества вещей, которым я могу тебя научить.
    - И это позволит твой "король"?
    - Есть один путь.
    Вакама решился. Никто из остальных Тоа или этих старых придурков, Раага, никогда не сможет понять его. Но это гарантирует им безопасность в конце, он надеялся, и освободит его от незримой тени Тоа Ликана. Он больше не будет тем, кем его хотят видеть - вместо этого он будет лидером иного рода.
    - Я слушаю, - тихо сказал он.
    Рудака позволила нотке триумфа проскользнуть в голосе.
    - Шесть путей, Вакама... шесть путей.

Продолжение следует. В течение пары дней закончу.

0

15

Ну все, закончил. Могут быть проблемы с согласованиями и запятыми.

    Раага Гааки лихорадочно работала. Текст, который она переводила, был древним и на диалекте маторанского, которым она плохо владела. Жаль, что у нее не было доступа к Маске Перевода Тоа Нокамы, но сила была недоступна для нее уже много лет. Ей приходилось полагаться лишь на собственные опыт и сообразительность.
    Тихий звук отвлек ее от работы, заставив обернуться только чтобы увидеть приближающегося Норика.
    - Все в порядке, Гааки? - спросил он.
    - Норик, я... я что-то слышала.
    - Наверное, меня, - сказал он. - С возрастом мы становимся не только мудрыми, но и шумными.
    Эти слова должны были успокоить Гааки, но этого не произошло. Она знала, что звук, услышанный ею, не принадлежал этому месту.
    - Нет. Это был кто-то другой.
    - Висорак?
    Она покачала головой, но ничего не сказала.
    - Гааки, что ты слышала? - спросил он, осознавая всю глубину ее беспокойства.
    - Вот в чем проблема - я могу опознать все, что ходит, ползает или летает в этом мире по внешности, звуку или запаху, - сказала она разочарованно. - Но не это.
    Норик забеспокоился. Гааки была опытным следопытом, и на суше, и на воде. Она и остальные Раага знали царство Раи, как никто другой - это было необходимо им для выживания. Чтобы сбить ее с толку, это загадочное существо должно было быть...
    Нет. Ради Мата Нуи, этого не может быть, подумал он.
    Делая все, чтобы скрыть свои страхи, он протянул руку для утешения Гааки.
    - Уверен, что ничего не было. У тебя получился довольно приблизительным перевод. (загвоздка во фразе "A 'glitch' brought on by processing such an elaborate translation.")
    - Дело продвигалось с трудом, признала она.
    - Собери своих братьев и выходите. Проверьте, где там Тоа, - сказал он.
    - А ты?
    - Я пойду за вами, - соврал Норик. - Найдите Тоа.
    Гааки повернулась и начала подниматься по ступеням, опоясывающим храм и ведущим к выходу. Норик дождался, когда ее шаги стихнут, перед тем как переключил свое внимание на то, что казалось пустым залом. Но Норик знал, что внешность бывает обманчивой. У существ, выглядящих, как ужасные монстры, могли быть добрые и благородные сердца, а те, кого считали героями, могли быть невероятными злодеями. У каждого живого существа под тонкой скорлупой цивилизации всегда прячется зверь Раи, ждущий подходящего момента, чтобы вырваться на свободу. Все, что нужно - это небольшая трещина, через которую он может проскользнуть к дневному свету, а превращение в Хордику было более чем трещиной - это была широкая расщелина.
    - Покажись! - потребовал Норик. Позади Раага смутный силуэт перелетал из одной тени в другую. Если бы Норик увидел его, ему было бы трудно опознать, кто это, потому что там было очень много от Раи.
    - Сомневаюсь, что ты узнал меня, - сказала неясная фигура.
    Норик развернулся. Это был голос Вакамы! Но Тоа Хордика нигде не было видно. Раага возблагодарил Великого Духа за то, что он избавил Гааки от опасности.
    На этот раз голос Вакамы донесся из другого угла зала:
    - У меня плохие новости. Гааки не найдет своих братьев наверху.
    - Что ты с ними сделал? - гневно спросил Норик. На секунду он поразился тому, что Вакама мог зайти так далеко, что убил остальных Раага. Если он это сделал... неважна разница в их силе, Норик заставит его заплатить.
    Ответ Тоа Хордики прозвучал уже из следующего угла.
    - Ничего, - сказал он. - Пока.
    Норик поворачивался влево и вправо, пытаясь заметить Тоа, но его собеседник слишком умело пользовался тенями.
    - Тогда еще не поздно, Вакама. Тебе не надо этого делать...
    Наступила долгая пауза. Затем голос, очень похожий на голос героя Метру Нуи, попросил:
    - Назови хоть одну причину.
    - Другие Тоа. Они нуждаются в тебе, - еще не договорив, Норик понял, что совершил ошибку.
    - Всегда все для других! - прорычал Вакама. - Она была права насчет них, Норик. Насчет меня.
    - С кем ты говорил, Вакама? Кто вложил в твою голову эти мысли? - спросил Норик, уже не сомневаясь в ответе.
    - Узнаешь, - Вакама издал смешок. - Я рассчитываю на это.
    - Я не понимаю.
    - Тебе не нужно понимать сообщение, Норик, - сказал Вакама полным ярости голосом. - Достаточно передать его.
    - Что за сообщение?..
    Ответом Тоа Хордика был рык, рвавшийся из глубин его души. Норик посмотрел наверх, лишь чтобы увидеть Вакаму, теперь полностью во власти его стороны Хордики, летящего на него.
    А потом Норик не видел ничего, кроме тьмы.

Конец главы

0

16

Глава 6
(Начало. Наконец, сцена, которой не было в фильме)

     Светало. Нокама почувствовала, как бледный солнечный свет согрел ее маску, и от этого проснулась. На несколько секунд она удивилась, что произошло с ее городом. Где все Матораны? Почему воздуховоды не работают?
     Потом вернулась память. Дьюм, который был не Дьюмом, а замаскированным Макутой; сотни Маторанов, загнанных в сферы и  впавших в кому; темнота, поглотившая солнца, землетрясение…
     Она потрясла головой, чтобы отогнать видения прочь. Были более насущные проблемы, о которых следовало беспокоиться, напомнила она себе. Если мы не сможем обратить то, что с нами произошло, все, что было сделано до этого, будет просто игрой в акилини.
     Нокама встала и пошла к воротам Великого Храма. По ту сторону монументальной арки был мост, ведущий к наиболее почитаемому зданию во всем Метру Нуи. Как ни странно, оно еще стояло, и было таким, каким она его помнила. Вот только кое-кто отсутствовал…
     - Матау?
     Тоа Хордика Воздуха в конце концов согласился встать на стражу. Но его нигде не было видно. Что-нибудь произошло? – забеспокоилась она. – Может быть, на него неожиданно напали Висораки, и поймали, прежде чем он смог позвать на помощь?
     Мелкие камешки и щепки неожиданно посыпались на нее сверху. Удивленная, она подняла глаза и увидела на крыше арки Матау в чем-то подозрительно похожем на гнездо.   Через несколько секунд он заметил внизу Нокаму:
     - Ух… да?
     - Я думала, что ты сторожишь, - сказала Нокама.
     - Я сторожил.
     Она скептически посмотрела на него, приглашая попытаться придумать что-нибудь еще.
- И строил вот это, - продолжил он. – Отсюда намного удобнее сторожить-наблюдать. Было совершенно темно, и я отсюда … караулил.
     Нокама взглянула на причудливое сооружение из веток, земли и камня, построенное Матау.
     - Уверена, что это наиболее впечатляющая вещь, когда-либо построенная сумасшедшим Тоа в Метру Нуи, - сказала она решительно. – Нет, серьезно – что это ты сделал?
     Матау спрыгнул вниз со своего насеста на арке и приземлился прямо перед ней.
     - Ну, дело вот в чем, - признался он. – У меня не было никакой идеи. Просто почему-то вдруг … захотелось. Построить гнездо.
     К его удивлению, Нокама не стала его ругать. Вместо этого, она посмотрела в сторону и сказала:
     - Я понимаю. Я тоже, с тех пор как…- она взглянула на себя, потом на него и он знал, что она имела в виду их трансформацию.
     - Сейчас раннее утро, - сказала она. - Нам надо найти остальных и посмотреть, что узнали Раага.
     Она направилась к их замаскированной стоянке, Матау быстро пошел за ней.
     - Эти желания, - сказал он с надеждой. – Они не могут вызвать каких-нибудь последствий, а?

     Нокама и Матау разбудили остальных, и вместе они направились через мост к Великому Храму.
     - Норик выглядел таким обеспокоенным, - сказала она. – Но никто ничего не видел ночью?
     - Ничего, - сказал Венуа. – Совсем ничего.
     - Да, скука, - согласился Онева.
     - Не знаю, - сказал Ную задумчиво. – Я нахожу звуки ночи пленительными.
     Матау смерил Тоа Хордика Льда взглядом:
     - Таааак. Во всяком случае, я хочу знать, что Раага там делают так долго. Неужели так трудно определить направление поисков?
     - Когда ищешь существо, которое никто не видел с начала времен? – ответил Ную. – Да, трудно.
     - Терпение, Матау, - сказала Нокама.
     - Да мне надоело так выглядеть! – Матау ускорил шаги, быстро обогнав остальных. – Мы потеряли-потратили целую ночь. Сейчас я все узнаю, надо только быстрее добраться до…-
     Он резко остановился, слишком пораженный увиденным, чтобы продолжать. Затем слабым голосом закончил:
     - Великого Храма.
     Теперь и остальные Тоа тоже увидели это. Великий Храм выглядел так, как будто в нем неистовствовал Таторак. Дым шел от здания и вился в ночном небе. И все они чувствовали, как страх более сильный, чем они знали прежде, сжимает их сердца. Как один они бросились через мост.

     Внутренность Великого Храма выглядела даже хуже, чем внешность. Здание было выпотрошено, и когда они вошли, во многих местах еще тлел огонь. Все покрывал толстый слой пепла.
     - Норик? – позвала Нокама. Нигде не было никаких следов Раага. Никто из Тоа не имел желания выразить словами их общий страх того, что их новые союзники могли не спастись от огня.
     - Я ничего не вижу, - сказал Ную.
     - Что нам делать? – спросил Онева.
     Нокама посмотрела на Матау, но Тоа Хордика Воздуха только пожал плечами. Он не знал, что ответить.
     - Я бы хотела, чтобы здесь был Вакама, - сказала она тихо.
     - Он был.
     Нокама, вздрогнув, обернулась. Голос был слабым, но он определенно принадлежал Норику. Тоа Хордика нашли его похороненным под кучей обломков. Венуа немедленно начал его выкапывать. Пока он делал это, Ную заметил, что куски камня, покрывавшие Раагу, были фрагментами табличек, которые переводила Гааки. Их главная, а, может быть, и единственная надежда найти Китонгу была разбита.
     Норик посмотрел на своих спасителей, но в его глазах было не облегчение, а только невероятная грусть.
     - Он был, - повторил Раага.

0

17

Вакама стоял у входа в Колизей, колотя в массивную дверь. Сбоку от него лежал большой, громоздкий предмет, скрытый покровом паутины Висораков. Он бил в дверь уже довольно долго, не обращая внимания на паукообразных созданий, казалось, очень удивленных его неожиданным появлением.
     Неожиданно из громкоговорителей Колизея прогремел голос Сидорка:
     - Ты должно быть ошибся, Тоа. Таких как ты здесь не приветствуют – мы таких изгоняем. 
     - Это ты ошибся, Сидорак, - нагло ответил Вакама. – Я не простой Тоа.
     Поблескивающий телескоп выдвинулся из ворот, и затем последовала пауза, во время которой он изучал Вакаму. Сидорак знал, конечно, что увидит, но даже он был удивлен, как быстро и разительно изменился Вакама. 
     - Хордика, - выдохнул король Висораков. – Зачем ты сюда пришел?
     - Чтобы присоединиться к тебе.
      Сидорак засмеялся, эхо в громкоговорителях делало этот звук еще ужаснее. Не устрашившись, Вакама крикнул:
     - И представить тебе доказательство того, что я кое-чего стою.
     Тоа Хордика Огня сдернул паутину, связывающую его груз. Под маскировкой оказались пять Раага, связанные, беспомощные, подготовленные к доставке их смертельному врагу.
     Смех Сидорака прервался. Мгновением позже огромные ворота Колизея раздвинулись. Вакама шагнул внутрь, таща за собой Рааг, и был поглощен темнотой внутри.

     Норик немного удивился, как мало времени ему понадобилось, чтобы рассказать о катастрофических событиях. Посмотрев на стоящих вокруг Тоа Хордика, он увидел, как глубоко поражены они новостями о том, что Вакама напал на него.
     - Вакама никогда бы такого не сделал! – предположила Нокама. Она повернулась к остальным за поддержкой. – Правда?
     Никто из Тоа не ответил. Пришлось Норику сочувственно протянуть руку к Нокаме и мягко сказать:
     - Ты права, Нокама. Тот Вакама, которого ты знала, не мог этого сделать.
     - Но?
     - Он изменился, - сказал Норик. – Как и все вы изменитесь, если мы не найдем Китонгу. Я боюсь, что Вакама полностью поддался зверю, который скрывается внутри каждого из вас.
     Онева взглянул вниз на свое новое тело и сделал неубедительную попытку поднять остальным настроение:
     - Зверь? Я вполне уверен, что внутри этого только один я.
     Никто не засмеялся.
     - Древнему. Первобытному, - продолжил Норик. – Той нашей части, о которой нам хотелось бы думать, что она забыта с наступлением прогресса. Ее имя «Хордика».
     - Я не хочу становиться Хордикой, - решил Венуа.
     Норик пожал плечами:
     - Это не так плохо, Венуа – если ты не позволишь ему получить власть над тобой. Хордика имеет особые способности, возможности, которых вы никогда не предполагали раньше.
     Нокама вспомнила гнездо Матау и свою новую связь с природой. Это и были те «способности», о которых говорил Норик? Если так, она бы с радостью вернула их за возможность снова стать Тоа  Метру.
     - Если ты прав, - сказала она, - мы должны найти Китонгу и спасти Маторанов, прежде чем зверь завладеет и нами.
     - Да, - ответил Норик, глядя куда-то вдаль. – Но я должен предупредить вас… для Вакамы, может быть, уже поздно, и даже Китонгу не сможет ничего сделать.
     - Ну, мы должны попробовать, - вмешался Матау. – Мы многим обязаны огнедышащему. А я был слишком резок с ним.
     Остальные Тоа кивнули. Они все были к нему слишком строги еще до возвращения в Метру Нуи. Пожалуй, вместо того, чтобы обсуждать его способности, всем им следовало побеспокоиться о том, как его поведение повлияет на них.
      - А если вы не сможете ему помочь? – спросил Норик.
     Матау помрачнел:
     - Предоставь это мне.
     Наступило неловкое молчание. Потом Ную разрядил напряжение, сказав:
     - Так. Снова на поиски.
     - Не совсем, - ответил Раага.
     - Говори быстрее, - велел Матау.
     - Прежде чем Вакама напал на нас, мы смогли перевести большую часть надписи. Там было написано: «Следуйте за падающими каплями в Ко-Метру, пока они не достигнут неба».
     Тоа взглянули на Великий Храм. Поток жидкого протодермиса, напоминающий слезы, не переставая скатывался с его резного фасада.
     - И там мы найдем Китонгу, - закончил Норик.
     - Протодермис, который течет вверх? – скептически спросил Матау.
     - Ну, это не очень хороший план, - ответил Онева. – Но это план.

     Ируини изо всех сил пытался освободиться из своей тюрьмы. Раага были крепко связаны вместе и  подвешены на паутину перед наблюдательной площадкой Колизея, как трофеи на выставке. Раага увидел, что Тоа Хордика Огня смотрит вниз на него.
     - Вакама…
     - Это имя ничего для меня не значит, - ответил Вакама.
     - А когда-то значило, - сказал Ируини. – И может значить снова.
     - Правда. Может.
      Это произнесла Рудака, подошедшая к своему новому союзнику. – Если ты хочешь снова быть слабым, - добавила она.
     - Никогда, - ответил Вакама.
     Рудака взглянула на пленных Рааг без всякой жалости на лице:
     - Будь сильным. Это лучше, чем так корчиться.
      Вице-королева Висораков улыбнулась и положила руку на плечо Вакамы.
     - Ты полностью оправдал мои надежды, - прошипела она. – Пойдем. Настало время тебе взглянуть на свое будущее.
     Она повернулась и направилась во внутреннюю комнату. Бросив быстрый взгляд на Рааг, Вакама пошел за ней. Ируини смотрел, как он уходит, и очень хотел знать, не является ли он свидетелем гибели последней надежды для Маторанов.

Конец главы 6

0

18

Вот, наконец, я и сдвинулся с мертвой точки. Часть главы готова к употреблению)

     В прошлом, путешествие Тоа из Га-Метру в Ко-Метру было бы быстрой и простой поездкой в транспортных трубах. В любой из десятка труб, соединяющих оба метру, многие из которых проходили рядом с Колизеем. Однако теперь, когда все трубы были разрушены, а Колизей находился в руках Висораков, Нокама и остальные вынуждены были пойти длинным, медленным окружным маршрутом к родному Метру Тоа Ную.
Достигнув границы между Ле-Метру и Ко-Метру, они обнаружили, что канал, через который раньше вели транспортные трубы, можно пересечь и по-другому. Висораки сплели мост из паутины, соединяющий эти части города. Нокама, Ную, Венуа и Норик немедленно перешли на другую сторону, оставив Матау и Оневу прикрывать тыл.
     Тоа Хордика Камня остановился, напрягая слух. Они сделали все возможное, чтобы не привлекать внимания Висораков во время путешествия, но он был твердо уверен, что отряд Онораков обнаружил их еще на подходе к границе. Услышанные им странные звуки лишь подтвердили его страхи.
     - Что это было? – Спросил он Матау.
     Звуки повторились ближе, жуткий шум производился дюжиной Висораков, приближавшихся к их позиции.
     - У меня есть одна догадка, по-моему, это Висораки. – Ответил Матау. – Делаем ноги!
     Онева шагнул было на мост, но заколебался.
    - Думаешь, мост выдержит?
    - Не знаю, но я бы лучше испытал его, чем встречу с Висораками.
    - Хорошо сказано. – Заметил Онева.
     На другом конце Нокама обернулась и увидела, что два Тоа Хордики сильно тормозят.
    – Матау, Онева, а можно побыстрее?! – Крикнула она.
     Тоа Хордика Камня опасливо сделал шаг на мост. И сразу понял, что это было ошибкой. Натянувшись за поврежденным участком, паутина с   треском лопнула. Онева упал на спину, в то время как Нокама, Ную, Венуа и Норик взмыли в воздух, словно их выпустили из рогатки.
    Три Тоа Хордики сумели зацепиться за край расселины и вползли наверх.
    На той стороне Ную огляделся и заметил, что один член их экспедиции отсутствует.
    - Где Норик?
    - Наверху, здесь! – Донесся его голос. Посмотрев вверх, они увидели, что Раага пристально осматривал кусок плетеного моста.
    - Это, ммм… совершенно неприятно.
    - Ага. – ответил Венуа. – Делали - знаем.
     Нокама посмотрела через мост. Онева и Матау были сейчас практически беззащитны. К тому же, она различила в тумане смутные очертания Онораков. Каждую минуту два её друга могут быть пойманы Висораками или сброшены с карниза в канал навстречу гибели.
    Самое ужасное то, что неизвестно, какой вариант хуже - сказала она себе.

* * *

     Вакама стоял там, где раньше была внутренняя комната Тураги Дума в Колизее, позже перестроенная Макутой для своих темных целей. В середине комнаты стоял черный, крутящийся трон. Даже пустой, безошибочен был тот факт, что это резиденция власти.
     - Подойди ближе. -  Подозвала Рудака. – Прикоснись. – Вакама приблизился и дотронулся до трона. В тот же миг его сознание наполнилось тенью, он увидел зло уже свершенное и то, что должно было свершиться, и почувствовал необъятное, всеохватывающее презрение ко всем, кто шел против его воли.
    Нет, не моей воли… воли Макуты, - осознал он. - Но сейчас они похожи… мы похожи. Затмение, биотрясение – Макута вызвал всё это, погрузив Великого Духа Мата Нуи в беспробудный сон. Матораны, Рахи и что-нибудь еще живое будут находиться в заключении до того времени, пока их не разбудят жить под нашим… его правлением. Вот почему Висораки здесь, вот почему они завоёвывают страну за страной, и ничто на Метру Нуи не сможет остановить нас… их… нас…
      Хордика Огня отдернул руку от трона, словно тот укусил его. Прошла всего секунда, но ему показалось, что касание длилось века.
     - Что ты видел? – Спросила Рудака. До того как Вакама успел ответить, в комнату вошел Сидорак.
     – Трогать можно, Вакама, но только глазами. – Вакама повернулся, чтобы видеть приближающегося короля Висораков, сопровождаемого двумя Онораками. Сидорак тяжело сел на трон.
     - Хочу поблагодарить тебя лично, - сказал он Вакаме. – С твоей помощью Рааги получат своё. Я как раз сейчас над этим размышляю.
     - Это только начало того, что он может тебе предложить. – Мягко сказала Рудака.
     - Так и есть?
     - Да, мой король, - промурлыкала наместница. – Вакама - это мой подарок тебе. Подходящий командир для твоей армии.
     Сидорак покачал головой. Как бы он ни доверял её мудрости, он считал, что здесь она неправа. Для одного полевого командующего орда была слишком велика.
     - Хордика или нет, он один…
     Однако к этому ходу Рудака была готова.
     - Остальные Тоа на пути сюда. С Вакамой во главе твоей орды их поймают… и обучат… также как и его. Шестерых хватит, чтобы тебя ублажить?
     - Хорошее предложение, Рудака. – Сказал Сидорак.
     - Прими это как мой свадебный дар, - произнесла Рудака, улыбнувшись.
     - Хорошо. – Ответил Сидорак, посмотрев на Вакаму. – Тогда идем, представим тебя орде.

0

19

Матау обернул еще одной нитью паутины два каменных выступа. Довольный своим изделием, он взглянул на Оневу:
     - Ну, вперед.
     - Ты не думаешь так, как я подумал, как думаешь ты. – Сказал Тоа Хордика Камня.
     Матау подергал паутинную ленту, проверяя упругость. Затем он ступил в центр альтернативной катапульты и откинулся назад, натянув её.
     - Да, ты думаешь. – подтвердил Онева, переступая через паутину, присоединяясь к Тоа Хордика Воздуха. – Я знал, что есть причина, по
которой ты мне всегда нравился.
     Вместе, они отступали назад, пока паутина не растянулась до предела.
     - Крепчедержись! – Крикнул Матау.
     Онева схватился за своего друга. Они одновременно подняли ноги, и катапульта резко выпрямилась, запустив их через трещину как раз в тот момент, когда в поле зрения появились Онораки. Заметив, что Норик путается где-то впереди, Онева нагнулся и подхватил его.
     - Ты с нами?
     - Мы сделали это! – вопил Матау. – Мы почти долетели!
     Он заговорил слишком рано. Вес Норика изменил их траекторию, и приземляться они начали раньше, чем нужно. И падали они в воду.
     - …Или нет. – закончил свою мысль Матау. Тоа Хордика и Раага ушли под воду. Наверху, три друга беспокойно наблюдали за ними.
     - Что нам делать теперь? – спросил Венуа.
     - Норик единственный, кто знает, где искать Киитонгу, - сказала Нокама. – значит, мы плывем за ними!
     Она разбежалась и прыгнула с карниза, грациозно ныряя в канал. Мгновением позже она скрылась под поверхностью жидкого протодермиса.
     Венуа посмотрел на Ную:
     - О, брат.
     Два Тоа подошли к краю, решились и спрыгнули.

     Сидорак маршировал по туннелю Колизея, Вакама следовал за ним. Король Висораков переваривал информацию, что получил сегодня. У «свадьбы» с Рудакой есть множество положительных черт. Как королева орды, она разделит поровну с Сидораком захваченное в завоеваниях богатство, и это может пресечь попытки свергнуть его в будущем. Забавное соревнование за расположением Макуты, наконец, закончится. И более того, Сидорак получил возможность находиться в стране Рудаки – и власть над теми, кто там живет, что было немалым достижением.
     Вакама – другое дело, конечно. Сидорак не видел причины не доверять перешедшему на их сторону Тоа Хордика. И правда - не было другого повелителя орды, который был бы наиболее подготовлен к нападению Тоа. Однако король был уверен, что амбиции Вакамы не протянутся дальше полевого командования, до трона. Сидорак не по наслышке знал, как быстро безжалостные существа достигают власти.
     - Знаешь, Вакама, ты напомнил мне меня в твоем возрасте. – Сказал он. Вакама не ответил, и тогда он добавил: - Это был комплимент.
     - Спасибо, мой король. – Безрадостно ответил Вакама.
     - Не за что. Это знак моей щедрости. - продолжил король. - Моя армия послушна, они выполнят любую твою команду. Естественно, если я не отменю её.
     - Конечно. - Ответил Вакама.
     Сидорак хлопнул Вакаму по спине, едва не сбив того с ног.
     - Отлично. А теперь…
     Они, вышли на обозревательный пункт Колизея. Прямо под ними столпились сотни всех типов Висораков ожидающие приказов.
     - Встречай мое войско! – Гаркнул Сидорак.
     Глаза пауков Висораков переходили от Сидорака к Вакаме. Затем, как один, они поклонились, приветствуя своего нового командира. К своему удивлению, Вакама почувствовал прилив гордости. Это были опытные охотники, первоклассная команда, разорившая тысячи земель, готовые прямо сейчас следовать за своим предводителем. В тех ситуациях, где пятеро Тоа смеялись над ним, тысячи Висораков готовы сражаться по одному его слову.
     - Не хочешь сказать им пару слов? – Предложил Сидорак.
     Вакамина сторона Хордики взяла контроль. Его рык сотряс весь Колизей. Орда Висораков потянулась к нему и взревела в ответ.
     Рудака с удовольствием наблюдала за разворачивающейся сценой. Как у наместницы или вице-королевы у неё была ограниченная власть над ордой, да и многие из Висораков откажутся выполнять что-либо без согласия Сидорака. Но теперь Вакама управлял Ордой, а она управляла Вакамой.
     Сидорак еще не знает, - подумала она - что стал просто лишним.

     Тоа Хордика передвигались по подводной транспортной магистрали на ужасающей скорости. В отличие от остальных труб, эта продолжала функционировать, вероятно, от источника питания, так и не открытого Маторанами.
     Это объясняет, как Висораки попали в Метру Нуи, – подумала Нокама, летя по трубе подобно ракете. - Должно быть, есть еще такие же подводные трубы, все еще работающие. Но как они работают?
     Её глаза, наиболее приспособленные к тому, чтобы смотреть под водой, обнаружили нечто странное впереди. Труба резко загибалась к верху и местами была разорвана. Она почувствовала холод в воде, когда приблизилась к одной из этих дыр. В следующий миг она уже не плыла в жидком протодермисе, а скользила по ледяной полосе внутри транспортной магистрали!
     Вода её устраивала, лед – нет. Не имея возможности управлять своим полетом, она стала снижаться, чтобы вырваться из трубы. За ней последовали Венуа и Ную. Все трое сумели вылететь на воздух, избежав столкновения со снежной «пробкой».
     Дрожа, Нокама осмотрелась вокруг. Они находились в белом мире, вокруг всё буквально сверкало. Было похоже на Ко-Метру, где погода сошла с ума.
     - Где мы? - Спросила она.
     - Дома. – Сказал Ную.
     Венуа стряхнул с себя снег.
     - Хорошо. Тогда ты знаешь, где мы конкретно?
     Ную осмотрелся. С удивлением в голосе он ответил:
     - Нет.
     Венуа покачал головой.
     - Всё на звезды смотришь... Но у земли есть свои секреты.
     Голова Норика неожиданно выглянула из сугроба прямо перед ними.
     - Киитонгу никогда мы не найдем, мои друзья. Так как нету того места, где он живет.
     - Я в это не верю. – Голос Матау исходил откуда-то слева. Нокама повернулась и увидела, как Тоа Хордика Воздуха, оскальзываясь на льду, указывал куда-то вдаль.
     - Они достигают неба. – Сказал он с благоговением в голосе. Норик и Тоа Хордика посмотрели в том же направлении, что и он. Когда-то жидкий протодермис из разорванной магистрали взвился струёй в небо и замерз, образовав гору кристально-чистого льда.
     - Идем! – крикнул Норик, уже приближаясь к её основанию.

     На полу Колизея, орда Висораков бегала по кругу, готовясь к предстоящей схватке. Сверху, за их легионами наблюдал Вакама, отмечая стиль и тактику каждого движения.
     - Все так, как я тебе говорила?
     Он посмотрел через плечо и увидел Рудаку, затем вновь перевел своё внимание на Висораков.
     – Скоро узнаем. – Ответил он.
     - Начинается ночь великих свершений. Будь готов – перед тем, как она закончится, изменятся многие вещи. – Она указала на приближающегося Сидорака. – Вот идет одна из них.
     Король Висораков присоединился к своей наместнице и новому генералу.
     – Ну, как тебе орда, Вакама?
     - Послушна. – Ответил Тоа Хордика. – И готова, Сидорак, готова ко всему, что придет.
     - Включая Тоа?
     - В особенности Тоа. – Сказал Вакама.
     Сидорак оглядел поле. Он чувствовал, что как король, должен что-нибудь исправить или дать совет, но Вакама выглядел так, что всё у него под контролем.
     – Ну… и что теперь?
     - Самая сложная часть. – Ответил Вакама, пристально смотря на город. – Мы будем ждать.

Конец 7 главы

0

20

Глава 8
     Используя крюки на своих лезвиях, Матау легко обогнал остальных, взбираясь на ледяную гору. Подойдя к вершине, он обернулся, и увидел с трудом догоняющих его Норика, Нокаму, Венуа, Оневу и Ную.
     - Скорее, ребята! -  крикнул он. – Это изумительно!
     Матау выбрался на вершину. Он выпрямился и посмотрел вокруг на пустое, замороженное пространство. Здесь не было ничего кроме льда и еще раз льда.
     - Нет, - добавил он.
     К этому моменту остальные тоже добрались до вершины пика. Тоа Хордика выглядели смущенными – что было здесь такого, ради чего стоило лезть? Только Норика, казалось, совершенно не беспокоило явное отсутствие каких-либо признаков Китонгу.
     - Не надо судить так поспешно, Матау, - сказал Раага. Потом он повернулся и начал говорить, обращаясь к голому льду и холодному воздуху:
     - Извините, что нарушили ваш покой, благороднейший, но долг этих Тоа требует от них попросить Вашей помощи.
     Долгое время ничего не происходило. Матау чувствовал себя идиотом. Зачем они затеяли весь этот разговор с отсутствующим Раи невероятной силы? Это все просто плод воображения Раага. Лучше бы подумать, как они собираются спуститься вниз?
     - Может быть, я и теперь необъективен?  – спросил он с отвращением.
     Как бы в ответ, гора яростно затряслась, так что Тоа едва не упали.
     Норик, улыбаясь, повернулся к Матау:
     - Да.
     То, что произошло потом, никто из присутствующих никогда не смог бы забыть. Из глубин льда поднялось существо, не похожее ни на что, что они видели раньше. Его доспехи выглядели так, как будто были выкованы из солнца, и почти светились, излучая силу. Его правая рука оканчивалась вращающейся массой щитов, а левая рука несла опасную с виду мотыгу. Щит на его груди частично скрывал метатель спиннеров Ротука. Раи смотрел на собравшихся перед ним единственным огромным глазом.
     Голосом, который никто из живущих не слышал несколько столетий, существо произнесло:
     - Тоа.
     Норик смотрел на огромное существо, ответившее на его призыв. Это была кульминация стольких лет трудов и тяжелых испытаний, что какая-то его часть хотела, чтобы этот момент никогда не кончался.
     - Китонгу, - произнес он, вложив в это слово все благоговение, надежду и восхищение, которое чувствовал.
     Последовало долгое молчание. В конце концов заговорил Матау:
     - Ну так вот, верзила, насчет помощи-поддержки…

     - Вот почему мы пришли сюда, и вот почему нам нужна твоя помощь, - закончил Норик. – Ты поможешь нам вернуть Вакаму?
     Тоа Хордика, Норик и Китонгу сидели в подземной пещере, которую Раи называл домом. Здесь было страшно холодно и сыро, и аромат не слишком приятный, но большинство Тоа заставляли себя не обращать внимания на все это, если это позволяло получить нового сильного союзника.
     Китонгу посмотрел на Норика и промычал только:
     - Нет.
     - Ну, тем не менее, спасибо, - сказал Онева, уже поднимаясь и желая выйти из темного места. – Тогда нам надо идти.
     Венуа надавил рукой на плечо своего друга и заставил его сесть. Китонгу заговорил снова, на этот раз на языке, которого не понимал никто из Тоа. Только Норик внимательно слушал, по-видимому, понимая, о чем говорится.
     - Китонгу не может вступить в битву на нашей стороне, - перевел Норик. – Но он может помочь тем, кто верен трем добродетелям. Как Тоа. Делая так, он исполняет свой долг.
     Матау улыбнулся:
     - Так он превратит нас обратно в симпатичных Тоа-героев?
     Китонгу посмотрел на Тоа Хордика Воздуха и сказал:
     - Нет.
     - Я запутался, - сказал Венуа.
     Китонгу заговорил снова. Через некоторое время Норик кивнул и сказал:
     - Конечно, конечно.
     - Что? – спросила Нокама.
     - Китонгу видит одним глазом то, что мы все не увидели, - объяснил Норик. – Если вы хотите спасти Вакаму, вы должны использовать свои новые тела и способности, а не избавляться от них.
     Матау воздел руки в воздух:
     - Так мы прошли весь этот путь – только чтобы выяснить, что мы вообще не должны были проходить весь этот путь!
     Китонгу издал серию странных звуков. Тоа потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что это смех.
     - Он тоже думает, что это смешно, - сообщил Норик.
     - Правильно. Смешно, – сказал Матау с горечью. – Вот и я так думаю.
     Китонгу снова заговорил с Нориком. Раага сказал:
     - Ваша история и преданность другу тронули Китонгу. Он говорит, что это, вероятно, первая такая история, которую он слышит со времен до начала времен. Но, тем не менее, он находит ваше решение достойным.
     Раи заворчал. Норик казалось, так сильно был удивлен услышанным, что забыл переводить, пока Матау не ткнул его:
     - И?
     - И…, - сказал тихо Норик, - он бы хотел предложить нам свою помощь.
     Нокама улыбнулась, впервые чувствуя, что, может быть, наконец появилась надежда на успех. Она первая протянула вперед руку со сжатым кулаком. Один за другим Ную, Онева, Венуа и Матау придвинули свои кулаки к ее. Она посмотрела на Норика, глазами приглашая присоединиться к ним.
     - Сочту за честь, - сказал Раага, добавляя свой кулак к группе.
     Матау поднял глаза на Китонгу:
     - Ты тоже, верзила.
     Раи вытянул руку и дополнил группу. Теперь они были объединены одной целью – но никто в комнате не забывал, что Вакама отсутствует. И каждый так или иначе давал клятву найти его и спасти его от тени… не важно, чего это будет стоить.

     Вакама проверил свою горящую клешню в сотый раз. Он устал ждать. Он хотел бежать, сражаться, что-нибудь делать, лишь бы только не думать о том, где он находится и что он делает.
     Он не сомневался, что остальные Тоа с Нориком находятся где-то снаружи, сговорившись против него. Им никогда не понять сделанного им выбора, им не понять, что это единственный способ спасти Маторанов. Они такие же дураки, как и я был, - подумал он. – Когда я был Тоа, то тоже думал, что маска, и инструмент, и какие-то доспехи делают тебя способным победить любого.
     Тонкая горячая струя пламени вырвалась из его клешни. Ну, они не победят. Иногда шансы слишком малы… иногда то, что внутри доспехов, недостаточно сильно, чтобы победить. Если бы я сражался рядом с ними, мы бы все погибли и Матораны бы пропали. Это… это единственный способ.
     Тоа Хордика Огня вглядывался в туман, безуспешно пытаясь разглядеть своих бывших друзей.
     - Где они? – спросила Рудака.
     Ей не пришлось долго ждать ответа. Что-то ударило в ворота Колизея, сбив их с петель. Пара вооруженных караульных Висораков вылетела на арену, отброшенная той же силой, что сбила двери. Когда дым рассеялся, Вакама увидел пятерых Тоа Хордика, входящих в Колизей, смотрящих на весь мир так, как если бы они уже завоевали его.
     - Вакама! – крикнула Нокама.
     Ее голос задел чувствительную струну Тоа Хордика Огня. Ему легко было выбросить своих старых союзников из сердца, когда их не было, но сейчас, видя их снова… вспоминая их приключения он смог только прошептать:
     - Нокама…
     Рудака увидела, что происходит. Она склонилась над перилами смотровой площадки и сказала:
     - Не тот, которого ты знаешь, Нокама.
     - Пусть он скажет это, - крикнул Матау.
     Рудака посмотрела на Вакаму. Он не разочаровал ее:
     - Она права, - сказал он. – Вы найдете здесь не то, что ожидаете.
     Венуа показал на их бывшего лидера
     - Мы пришли сюда, чтобы спасти тебя!
     - Пришло время вам спасать самих себя, - ответил Вакама. – Поклонитесь и поклянитесь мне в верности.
     Стоящий сбоку Сидорак громко кашлянул.
     - И Висоракам, - добавил Вакама.
     Сидорак кашлянул снова.
     До Вакамы, наконец, дошло:
     - И королю Висораков.
     Онева сделал шаг вперед:
     - А если мы не сделаем этого?
     Тоа Хордика Огня поднял горящую клешню с явной угрозой:
     - Я вас заставлю.
     Нокама посмотрела на своих спутников. Они по очереди кивнули. Они шли сюда так долго не для того, чтобы теперь повернуть назад, из-за одного явно сошедшего с ума огнеплюя. Она снова взглянула вверх, на Вакаму, и сказала:
     - Я так не думаю.
     - Эх, - сказал Матау, выступая из-за ее спины. – Что нам какое-то войско-армия?
     Вакама протянул руку и отломил один из заостренных  флагштоков на краю смотровой площадки. Он швырнул его в Тоа Хордика, вонзив в землю перед своими бывшими друзьями.
     Это был больше чем ответ, это был сигнал. Орды Висораков появились отовсюду вокруг Тоа, быстро заполнив стадион. Заняв позиции, пауки активировали свои Спиннеры Ротука, направив их прямо на Тоа.
     - О, прекрасно, - сказал Матау. – Вот оно.
     Нокама подняла свой собственный спиннер.
     - Как мы договаривались, - сказала она. – Приготовились…
     Остальные четверо Тоа последовали ее примеру, энергия их спиннеров потрескивала в туманном воздухе.
     - Ты действительно думаешь, что это сработает? – спросил Матау.
     Нокама проигнорировала его вопрос:
     - Цельтесь…
     Тоа действовали как один. Они нацелили свои спиннеры  не на орду, а на самые верхние уровни Колизея. По сигналу Нокамы они подняли свои инструменты Тоа и внесли их во вращающееся энергетическое поле. Слившись со спиннерами, инструменты увеличили их силу. Теперь Тоа Хордика могли в любой момент взлететь.
     Нокама взглянула на Матау:
     - Спроси меня еще раз через минуту.
     Вокруг них Спиннеры Висораков создавали яростный шум, как бешеный рой огнелеток. Онева слишком хорошо понимал, что это за звук. Это означало, что через какие-то секунды спиннеры будут запущены.
     - Нокама? – сказал он.
     Тоа Хордика Воды внимательно наблюдала за Висораками, ожидая нужного момента. Если они двинутся слишком рано, Висорака могут изменить прицел и поразить Тоа, когда они начнут набирать высоту. Она хотела подождать того момента, когда пауки уже выстрелят, неважно, что это было рискованно.
     Нетерпение Рудаки росло. Тоа Хордика были в ее власти, окруженные, и не имели возможности сбежать. Чего Вакама ждет? Если хочешь смешать своих врагов с пылью, надо делать это самому, - решила она.
     - Огонь! – крикнула Рудака.
     Висораки запустили спиннеры, как будто их вице-королева повернула выключатель. Наблюдательная площадка подпрыгнула. Внизу Матау с ужасом смотрел, как сотни спиннеров несутся прямо на него.
     - Делаем, как она сказала! – крикнул он.
     Пять Тоа запустили Спиннеры и едва успели схватить их своими инструментами, как взлетели в воздух. Спиннеры Висораков слетелись туда, где они только что стояли, полностью уничтожив землю.
     Онева взглянул через плечо на орды и воскликнул:
     - Ну, подождите!
     К сожалению, не стоило отводить глаза от места, куда он направлялся,  потому что  он врезался головой в стену Колизея.
     Нокама, Ную и Венуа приступили к выполнению плана. С большим усилием они оторвали свои инструменты от спиннеров. Никто из них не пробовал делать ничего такого раньше – по-настоящему летать на энергетических кругах – и все они знали, что только электромагнитное поле вокруг кругов поддерживает их. В тот момент, когда спиннеры ослабеют, они упадут и погибнут. Но теперь они убедились, что этот метод позволяет проскальзывать через паутину Висораков.
     Нокама дала указание всем пятерым Тоа направиться в лабиринт коридоров Колизея, но у Матау были другие планы. Как только они благополучно оказались внутри, он направил свой спиннер по направлению к смотровой площадке и Вакаме.
     Пришло время выяснить отношения между нами, огнедышащий, - сказал он себе. – Я вернусь обратно вместе с тобой… или вообще не вернусь.

     Колизей задрожал при звуке сотрясающейся земли. Вначале было похоже, что к зданию что-то приближается, а потом стало казаться, что что-то тяжело ударят само здание – перспектива, которую Сидорак не находил утешительной.
     - Опять этот звук, - сказал он с тревогой. Он поднялся и щелкнул выключателем, остановив наблюдательную площадку. Свесившись с нее, он увидел что-то, от чего его черное сердце похолодело.
Это был Китонгу, тело которого светилось от энергии, взбирающийся по стене Колизея. Орды преследовали Тоа Хордика, и рядом не было ни одного Висорака, чтобы предупредить о его приближении.
     - Что это? – спросил пораженный Сидорак.
     Вакама равнодушно взглянул в его сторону:
     - Думаю, что это Китонгу.
     - Но Китонгу не существует!
     Вакама встретился взглядом с королем Висораков и ровным голосом сказал:
     - Думаю, ты ошибаешься на его счет. – Тоа Хордика переключил свое внимание на Рудаку, сказав:
    - Я займусь им.
     Она подняла руку, чтобы остановить его:
     - Нет, Вакама. Это не твое дело. – Рудака улыбнулась и протянула свою руку с когтем к Сидораку: - А короля.
     Миллион мыслей пронесся одновременно в голове Сидорака. Встретиться лицом к лицу с Китонгу было, конечно, самоубийством. Но отказаться сделать это значило потерять уважение Рудаки, а, может быть, даже так его опозорить, что орды выйдут из подчинения. На самом деле у него не было выбора, и он это знал.
И это знала Рудака.
     Сидорак заставил себя выглядеть величественно и взял свою вице-королеву за руку:
     - Если Китонгу не был мифом до сих пор, скоро он им станет.
     Рудака и Сидорак направились к выходу с платформы, готовясь сразиться с легендарным Раи, и оставив Вакаму позади.
     - А где мое место? – спросил он.
     Рудака, не оборачиваясь, ответила:
     - Жди, Вакама. Уже скоро. Как я тебе и говорила… будь наготове.
     Потом они исчезли. Вакама направился обратно к перилам, ворча:
     - Ждать – скорее бы уже они сюда добрались.
     - Уже добрались!
     Вакама едва успел повернуться, чтобы увидеть летящего к нему Матау, принесенного наверх спиннером. Прежде чем Тоа Хордика Огня смог среагировать, Матау схватил его и взмыл с ним с платформы в воздух. Они поднялись высоко над Колизеем. Вакама пытался освободиться.
     - Отпусти меня! – выкрикнул он.
     Но Матау  не собирался этого делать. Вакама в конце концов сумел вырвать крюк лезвия Матау из поля спиннера, и их подъем тут же прекратился. Сила Ротуки больше не поддерживала их в воздухе, и два Тоа Хордика полетели вниз к центральному шпилю Колизея. Вместе они свалились на купол, венчающий шпиль, приземлившись на его хрупкий остов.
     Матау первым сумел встать на ноги:
     - Ты хотел, чтобы я тебя отпустил, - проворчал он. – Вот, пожалуйста.
     Вакама выскочил из обломков, его глаза сверкали, боль и гнев возбудили его сторону Хордика до предела.
     - Твое место здесь, Вакама. Сейчас. С нами, - сказал Матау. – Мы здесь для того, чтобы спасти Маторанов.
     Ответом Вакамы было яростное рычание.
     - Ты вспомнил, да? – с надеждой спросил Матау.
     На этот раз его старый друг в ответ невероятно быстро прыгнул, и обрушился на Матау.

     Китонгу почти добрался до центрального шпиля Колизея. Никто из Висораков не рискнул бросить ему вызов. Они были воинами, но дураками они не были.
     Не все, однако, бежали от Раи. Столб чистой тени ударил в него на середине подъема, оторвав от здания и бросив вниз. Но на полпути он метнул свои острые инструменты и воткнул их в стену.
     Высоко над ним стояла Рудака, клочки темной энергии еще крутились вокруг кончиков ее пальцев. Видя, что ее жертва как-то сумела спастись, она пробормотала:
     - Я почти удивлена.
     Обеспокоенной она не была – они с Сидораком находились в идеальной позиции для легкой победы над чудовищным Раи. Тщательно прицелившись, Рудака нанесла еще один удар. На этот раз он вдребезги разбил его инструмент. Китонгу снова упал.
     Это будет правильно, - подумала она. – В конце концов, легендарный Раи должен встретить легендарную смерть.

0

21

Глава 9
     О чем думал Раи по имени Китонгу, падая с Колизея на расположенную далеко внизу землю? Удивлялся ли он печальному обману судьбы, из-за которого появился из укрытия, где скрывался столько лет, только чтобы умереть? Опасался ли он за безопасность Тоа Хордика после своей гибели? Встречал ли он свой конец с открытыми глазами, или слепо, с инстинктивным ужасом зверя?
     Никто не знал этого, когда он как метеор врезался в покрытый плитками пол, создав массивный кратер. Удар привел в действие последние запасы энергии арены, активировав пол и заставив отдельные плиты подниматься и опускаться как океанские волны. Когда наконец колебания прекратились, покрытие Колизея было застывшим полем беспорядочных холмов и ненадежных ям.
     - Ну вот, дело сделано, - сказал Сидорак.
     - Нет! – воскликнула Рудака. Потом, осознав, что Сидорак смотрит на нее с удивлением, мягко добавила: - Я имею в виду… не следует ли убедиться в этом?
    Сидорак взглянул вниз, на кратер и неподвижного Китонгу. Ободренный победой, он сказал:
     -  Если тебе этого хочется, моя будущая королева.
     Он направился внутрь шпиля, чтобы спуститься вниз, на арену. Рудака последовала за ним, тихо и язвительно прокомментировав:
     - Да, если только тебе удастся получить меня. 

     Матау, пошатываясь, шел по узкому карнизу, окружавшему галерею. Один неверный шаг, и он превратится в мокрое зеленое пятно на земле, там, далеко внизу. Ничего не поделаешь, Вакама, кажется, совсем не беспокоился об этом, надвигаясь на своего товарища Тоа.
     - Я сказал, что хочу поговорить, Вакама, а не злиться-сражаться!
     - Я не подчиняюсь твоим приказам, - проворчал Вакама. – Приказы отдаю я. 
     Впервые Матау по-настоящему увидел, как изменился его старый друг. Каковы бы ни были Вакамины причины стать союзником Висораков – хорошие, или плохие – было очевидно, что теперь он  так глубоко погрузился в тень, что в нем почти ничего не осталось от прежнего.
    - Что с тобой произошло?
     Вакама зарычал, свирепо оскалившись.
     - Ну, ты знаешь, наружные изменения и так очевидны, - добавил Матау.
     - Не борись с этим, Матау, - ответил Вакама голосом, который переполняла темнота. – Это наша судьба.
     Прежде чем Матау смог ответить, Вакама атаковал снова. Потеряв равновесие, Матау упал с карниза. Но рефлексы Хордики спасли его - он схватился за статую Сидорака. Беспомощно болтаясь на ней, он мог только наблюдать, как его противник приближается, готовый завершить их конфликт  – и жизнь Матау.

     Сидорак и Рудака стояли над павшим Китонгу. Он был неподвижен, его доспехи почернели и обгорели от удара вице-королевы. Было похоже, что он теперь опасен не более, чем архивная моль, в одиночку напавшая на Висорака.
     - Ты у моих ног, - проворчал Сидорак.
     В ответ, Китонгу попробовал подняться. Но попавший в него заряд и удар об арену были слишком сильны. Он снова упал.
     - Ну вот, - пробормотал Сидорак. – Последний удар за тобой, Рудака.
     - Как и всегда?
     Ее голос больше не был почтительным и смиренным – сейчас он звучал несомненно вызывающе. Сидорак повернулся и получил еще один сюрприз: Рудака уходила.
     - Куда ты? – спросил он. – Прикончи его.
     - Ты великий король, Сидорак, - с вызовом сказала она. – Сделай это сам.
     Сидорак снова посмотрел на Китонгу. Раи, наконец, поднялся на ноги, помятый, побитый… и очень, очень злой.
     - Но я не смогу победить его сам, - взмолился Сидорак хриплым шепотом.
     Рудака улыбнулась:
     - Я знаю.
     В тот момент, когда она скрылась среди протодермисных колонн, Сидорак наконец понял. Она подстроила все это. Ее удар был рассчитан на то, чтобы только ранить Китонгу, а не убить его, и оставить Сидорака на милость доведенного до бешенства Раи. Но почему? Потому что для Рудаки это был способ получить власть над ордой, намного более быстрый и легкий, чем замужество.
     Король умер.
     Тень легла на Сидорака, и он осознавал, что это не просто тень Китонгу. Это была тень его собственной смерти. Судьба, на которую он стольких обрекал столетиями, теперь добралась и до него. Когда Китонгу поднял свой огромный кулак, Сидорак удивился, что его вице-королева воплотила в жизнь идею, которую она презирала - идею справедливости.
     - Рудака, - слабо прошептал король, падая от удара. В качестве последнего слова перед смертью это было не очень впечатляюще. Но, умирая, Сидорак поверил в то, во что никогда не верил прежде: в возмездие.

     Рудака услышала звук раздираемого металла, знак того, что битва закончена так, как ей хотелось. Но, поглощенная своими мыслями, она не обратила внимания на глаза сотен Висораков, сузившиеся при виде ее предательства.
     - Король умер, - сказала она, улыбаясь.
     Ее взгляд медленно переместился к вершине шпиля, где Вакама был близок к тому, чтобы окончательно решить свою судьбу, убив своего товарища Тоа. Когда это будет сделано, для Тоа Хордика Огня не останется пути назад. Он будет принадлежать тени.
     - Да здравствует король, - сказала Рудака, со взрывом смеха на губах.

     Матау был исключительно упрям. Он не хотел сдаваться. Он не  хотел падать и умирать. Вакама решил, что его старому союзнику пора бы сделать и то, и другое, и больше не отнимать его внимания. Рассудив, что Тоа Хордика Воздуха надо немного помочь, Вакама наступил ему на пальцы.
     - Ты слаб, братец, - прошипел он.
     Матау скривился от боли, но как-то удержался:
     - Ты прав, Вакама – я слаб. Нокама, Венуа, Онева, Ную – мы все слабы.
     - А, ты наконец понял это.
      - Да, думаю что понял, - ответил Матау. – Я делал много глупостей-ошибок, Вакама. Иногда бывает трудно принять решение. Теперь я это понимаю.
     - Не думал, что услышу это от тебя, - сказал Вакама, не пытаясь скрыть горечь. Он поднял бронированный кулак, прорычав:
     - А теперь пора закончить с этим.
     - Подожди! – воскликнул Матау.
     Вакама резко остановился, готовый нанести последний удар по своему бывшему другу:
     - Но недолго.
     - Просто я хочу, чтобы ты знал это - я виноват. Я всегда сомневался в тебе… видишь, Вакама, вот поэтому мы так слабы. У нас нет тебя.
     Что промелькнуло в глазах Вакамы? Какой-то след его духа Тоа, пытающегося пробиться сквозь пелену ярости Хордики? Матау не был уверен в этом, но он увидел благоприятную возможность и собирался использовать ее. А если Вакама убьет его, что ж, по крайней мере, он все ему выскажет.
     - Наша сила Тоа в нашем единстве, Вакама, - сказал он настойчиво. – А это значит, что ты не можешь быть сильным без нас – неважно, что тебе говорят свихнувшиеся монстры вроде Рудаки.
     Кулак Вакамы задрожал. Слова Матау заставили его вспомнить чувства, которые он похоронил. Он пытался вспомнить причины, по которым заключил союз с Рудакой – это точно были очень важные причины – но вместо этого задавал себе все новые и новые вопросы. Почему его наполняет такая ярость, превосходящая ту, что должна была вызвать мутация в Хордику? Почему его видения будущего покинули его?
     - Я намного лучше – сильнее – один, - сказал он. Даже для него самого эти слова прозвучали фальшиво.
- Я не верю в это. И не думаю, что ты в это веришь, - Матау снова взглянул на Вакаму. – Все изменилось – но ты всегда был моим другом и Тоа-братом. И чем-то большим – теперь я это вижу. – Глаза Матау не отрывались от глаз Вакамы. – Ты наш вожак, Вакама. Ты мой вожак. 
     Тоа Хордика Огня начал опускать кулак. Ему хотелось, чтобы Матау заткнулся и перестал смущать его. Казалось, так легко заставить его замолчать. Один удар, и нет больше Матау. Почему же он не делал этого? Почему ему не хотелось этого делать? Что творилось у него в голове?
     - И если ты не забыл, у нас есть дело, - продолжил Матау. – Наш долг Тоа. То, что мы можем сделать только вместе.
     - Матораны, - ответил Вакама. Неужели Матау думает, что он забыл о них? Все, что он делал, делалось для того, чтобы…
     Нет. Стоп. Это неправда, - подумал Вакама. – Как поможет убийство Матау спасению Маторанов? Я собирался освободить Маторанов… освободить Тоа… и вот я здесь, готовый прихлопнуть его, как прихлопнул бы огнелетку.
     - Я вижу, что ты вспомнил, - сказал Матау, улыбаясь. – Если хочешь знать мое мнение, спасение Маторанов, может быть, и есть та причина, по которой нас сделали Тоа-героями. Наша судьба. Лучшая, чем любая другая.
     Мата Нуи, ну почему он просто не заткнется? – подумал Вакама. – Вся эта болтовня, все эти слова… они никогда не кончатся.
     - Я тебя не спрашивал, - сказал Тоа Хордика Огня, помрачнев.
     Матау знал, что, может быть, он слишком торопится и слишком давит на Вакаму. Будешь нетерпеливым, когда едва держишься там, откуда так высоко падать, - подумал он.
     - Да, не спрашивал, - сказал он Вакаме. – Но думаю, тебе следовало это услышать. И если хоть что-то от Тоа-героя Вакамы, которого я знаю, еще осталось в тебе, ты знаешь, что делать сейчас … и потом.
     - Матау! Нет!
     Но Вакама крикнул слишком поздно. Тоа Хордика Воздуха отпустил бюст Сидорака и полетел к своей смерти, такой же неизбежной, как если бы Вакама столкнул его.
     В этот момент Вакама принял решение. Он слышал голос Рудаки, сулящей ему силу свыше вообразимой в обмен на предательство его товарищей Тоа. И он слышал голос Тураги Ликана, говорящего: «Я горжусь, что называл тебя братом, Тоа Вакама» - последние слова, произнесенные героем перед смертью за Метру Нуи.
     Матау был прав, - понял Вакама. – Я знаю, что делать.

Конец главы 9

0

22

Глава 10

    Нокама, Ную, Онева и Венуа шли по извивающимся коридорам Колизея. Их целью было подземное хранилище, где находились спящие Матораны, запертые внутри серебристых сфер.
    - Вперед, - подгоняла Нокама. - Мы почти на месте.
    - Матораны в следующем зале, - сказал Ную.
    Четверо Тоа Хордика ворвались в хранилище и миновали пару массивных колонн, оказавшись среди стеллажей. Все пространство вокруг них было заполнено сферами с Маторанами. Осознание того, насколько они близи к выполнению своей миссии, что они преодолели все препятствия, наполнило сердца Тоа радостью.
    - Мы сделали это! - пркоричал Онева.
    Но Венуа был не готов присоединиться к торжеству. Его улучшенные чувства Хордики кричали, что что-то не так. Как будто сквозняк в закрытой комнате. Затем он с содроганием понял, что это не сквозняк - это было чье-то дыхание.
    Колонны сдвинулись, оказавшись огромными ногами. Потолок опустился, когда массивное существо наклонилось, показалась страшная морда Кагарака. Тоа раньше видели этих элитных стражников-Висораков, но те были значительно меньше.
    - И это хорошо? - сказал Венуа.
Онева задрал голову.
    - Скоро узнаем...
    Злобно зашипев, Кагарак атаковал. Мгновением спустя Тоа Метру пробили стену Колизея и приземлились в центре арены. Обломки посыпались сверху, наполовину погребя их в яме.
    - Разве мы здесь уже не были? - спросил оглушенный Ную.
    Нокама взглянула наверх. Самые разные Висораки быстро заполняли яму. Тоа были полностью окружены.
    - Вставайте, - прикрикнула она на сотальных. - Быстро!
    Встав спина к спине, Тоа Хордика приготовились к своей последней битве.

Продолжение - завтра, я без Канои Ваи уже ничего не успеваю...

0

23

Ваи - в книгах. Поэтому так и пишу. Все же смог оторваться от FlatOut2 и продолжаю.

    Матау слышал, как ветер свистит вокруг него, в то время как он летел к полу арены. То, что он сделал, было дерзкой выходкой, и она привела его к падению. (не понял точно, как надо)
    - Что за идиотизм, - пробормотал он. - Я ошибался, когда думал, что смогу быстро-спасти Вакаму.
    - Ты это сделал, Матау.
    Тоа Хордика Воздуха посмотрел наверх. Там за ним летел, раскинув руки, Вакама.
    - Вакама!
    - Да, - сказал Тоа Хордика Огня. - Тот, которого ты знал.
    Теперь они падали вдвоем, но Матау стало все равно. Рядом был его брат Тоа, и он внезапно ощутил, что они могут справиться с чем угодно.
    - Ну, теперь ты можешь вернуть себе славу, брат, - сказал он. - Тут нет недостатка в Тоа-героях, нуждающихся в спасении.
    Вакама улыбнулся:
    - Да. У меня есть план, - Он схватил Матау.
    - Отлично, - ответил Матау. - Но нет ли у тебя мысли-плана, чтобы мы...
    Его оборвало резкое прекращение падения. Озадаченный, Матау посмотрел наверх и увидел, что Вакама обвязался паутиной Висораков. Ее эластичность остановила их полет и не разорвала напополам, чему Матау обрадовался. Потом он понял, что сейчас должно произойти.
    Натянувшись до предела, паутина внезапно сократилась, подбросив двоих Тоа обратно к обсерватории.

    Пятеро Раага тщетно пытались разорвать свои путы. Они видели, как отчаянно Тоа Хордика сражались с ордой, и понимали, что обречены. Они знали, что когда Тоа падут, Рудаке уже не будет нужна "приманка".
    - Это бесполезно, - сказал Бомонга. - Что сделал бы Норик?
    Никто из Раага не знал ответа. Затем ответ пришел с неожиданного направления - сверху!
    - Смотрите, и я покажу!
    Раага повернули головы на звук, и увидели своего пропавшего друга парящим над ними с помощью спиннера.
    - Норик! - закричал обрадованный Куалус.
    - Я знал, что ты придешь за нами! - сказал Ируини. - Почему ты так задержался?
    Норик приземлился и, достав свой посох, его острым краем разрезал путы Раага.
    - Теперь я летаю не так хорошо. Я же не совсем Тоа, знаете.
    - Не совсем, - согласился Бомонга.
    - Тогда, - сказал Норик. - Давайте пойдем и поможем тем, кто ими является.

    Раага достигли пола арены как раз, когда решительная атака Висораков грозила опрокинуть четырех Тоа Хордика.
    - Вот оно, - сказала Нокама, едва держащаяся на ногах. - Да приветит нас Великий Дух.
    - Протянуть вам руку помощи? - крикнул Норик.
    - Или целых двенадцать? - добавил Ируини.
    - Нам пригодятся все, - ответил Онева.
    На самом деле, чтобы победить, им было нужно нечто большее, чем помощь Раага. Висораки накатывались волнами, и даже с помощью своих новых союзников, Тоа могли продержаться еще немного времени. А потом их сомнут.
    - Норик, даже с вашей помощью... - начала Нокама.
    - Я знаю, благородная Нокама, - ответил Раага. - И все в порядке.
    Голос Рудаки перекрыл шум битвы:
    - Я рада, что вы освободились, Раага.
    Вице-королева Висораков ехала верхом на Кагараке, орда собралась вокруг нее. Если Висоракам и не хотелось следовать за убийцей своего короля, они этого не выказывали.
    Рудака спешилась и посмотрела на четверых Тоа.
    - Во-первых, у вас есть кое-что, что мне нужно.
    - Что еще ты можешь забрать у нас? - спросила Нокама.
    Вице-королева улыбнулась:
    - Ваши силы стихий. Земля. Камень. Лед. Вода. Огонь уже принадлежит мне, - улыбка исчезла с ее лица. - Стойте - одна пропала.
    Матау тяжело плюхнулся рядом с ней:
    - Да, это должен быть я.
    Вакама подошел следом, встав позади Рудаки.
    - Спасибо, Вакама, - сказала вице-королева. - Теперь о ваших силах...
    Матау включил свой спиннер Ротука. Ную, Нокама, Онева и Венуа последовали его примеру.
    - Тебе они нужны? - прорычал Тоа Хордика Воздуха. - Так возьми их!
    Пять спиннеров Ротука врезались в Рудаку, высвобождая ярость стихий. Она пошатнулась от удара, но не упала. Вместо этого она рассмеялась.
    - Отлично, - сказал Матау. - Кто выстрелил смешинкой?
    - Глупцы! - огрызнулась Рудака. - Ваши силы - ничто, - она указала на Вакаму, который молча стоял позади нее. - Если они не объединены.
    Рудака подняла руку, темная энергия заплясала на кончиках ее пальцев.
    - А так как Вакама на моей стороне...
    - Вообще-то... - сказал Тоа Хордика Огня.
    Рудака повернулась, чтобы увидеть, как он заряжает свой огненный спиннер, направленный точно на нее.
    - ...я хотел это с тобой обсудить, - закончил он.
    На мгновение, вице-королева показала страх. Затем она взяла себя в руки и широким жестом обвела орду:
    - Ты можешь победить меня, Вакама, но не их всех. Выстрели в меня, и они уничтожат тебя и твоих друзей. Подумай об этом.
    - Уже, - ответил Вакама. - Так как ты убедила Сидорака отдать командование ордой мне... - он повернулся к собравшимся легионам пауков. - Убирайтесь отсюда, вы все. Вы свободны. Это приказ.
    Секунду исход был неясен. Висораки за многие годы привыкли слепо следовать приказам их вожака. Сидорак вел их к завоеванию за завоеванием, и благодаря его гибели Рудака поднялась выше. Как правило, даже приказы их командира не могли заставить их повернуться против вожака. Но слишком многие видели, как Рудака привела Сидорака к его смерти... а предательство не могло, не должно было быть награждено преданностью. Бросая взгляды, выражающие очень многое, в ее направлении, орда разошлась, оставив ее так же, как она оставила их короля.
    - Предатели! - прокричала Рудака им вслед.
    - Нельзя предать того, кто тебя поработил, - сказал Вакама.
    - А я хотела сделать тебя королем, - усмехнулась та.
    - Я веду лишь тех, кто выбрал этот путь, - ответил Вакама. - Вот в чем разница между вожаком и тираном. Один Тоа научил меня этому... И еще... наши судьбы не записаны в неподвижном камне. Мы должны найти их сами.
    Его спиннер взмыл в воздух и застыл.
    - Свою я нашел.

Осталась концовка и хэппи-энд. Всё туморроу!

0

24

Все произошло на огромной скорости. Перед тем, как спиннер был послан, Рудака сняла пластину своей брони, открыв черный камень. Увидев это, Норик рванулся вперед и закричал:
    - Нет, Вакама! Нет!
    Но было соишком поздно. Спиннер Вакамы прошел небольшое расстояние, разделявшее его и Рудаку, и ударил в нее. Его энергия объединилась с уже впитанными ей, высвобождая цепную реакцию. Вспыхнул невыносимо яркий свет, ослепивший всех. Когда вспышка погасла, Рудаки больше не было, лишь несколько плитоа камня сохранили следы.
    - Вакама, ты не понимаешь, что сейчас сделал, - сказал Норик.
    - Ее камень, - ответил Вакама.
    - Да, он вырезан из того протодермиса, куда вы заключили Макуту. Уничтожив его, вы разбили печать.
    - И освободили Макуту, - заключил Тоа Хордика Огня. Он псомотрел на своих братьев и сестру, в безопасности и снова вместе. - Но почему-то меня он больше не пугает.
    Вакама повернулся на звук падения, раздавшийся позади него. Он увидел Китонгу на земле, растратившего все силы против Сидорака и Рудаки. Тоа Хордика собрались вокруг него и помогли подняться.
    - Ты ничего мне не должен, Китонгу, особенно в свете того, что ты уже сделал, - сказал Вакама. - Но мой долг требует, чтобы я спросил - ты вернешь нам наш облик?
    Китонгу отвтеил на своем языке. Норик перевел:
    - Он хочет знать, почему вы этого хотите, ведь сейчас вы смирились со зверем внутри вас? Возможно, так даже было бы лучше...
    - Мы должны стать такими же, как раньше, чтобы сдержать обещание, - ответил Вакама.
    - Да будет так, - сказал Китонгу.
    Вакама поднял свой кулак. Остальные пятеро Тоа Хордика коснулись его своими, еще раз образуя круг шестерых.
    - Отлично, большой парень, - обратился Матау к Китонгу. - Давай.
    Китонгу вызвал свою удивительную силу и выпустил ее мощь волной, омывшей искореженные фигуры Тоа Хордика. Раага наблюдали, молча моля Великого Духа, чтобы все опять встало на свои места.

    Дверь в хранилище Маторанов открылась еще раз. На этот раз через порог переступили Тоа Метру, не Тоа Хордика.
    - Пора просыпаться, друзья мои, - сказал Вакама, оглядев множество сфер. - Мы отправляемся домой.
    Много часов труда потратили Тоа, Раага и Китонгу, чтобы вынести сферы из хранилища. Затем они были погружены в корабли, которые собрали Тоа Хордика.
    - Неплохие корабли, - прокомментировал Матау, оглядывая свою собственную работу.
    - Смотри, не разбей их на этот раз, - ответил Онева, смеясь.
    Неподалеку, Вакама и Норик стояли рядом. Тоа Метру Огня бросил долгий, прощальный взгляд на свой город, зная, что могут пройти годы перед тем, как он увидит его снова.
    - Полагаю, вот оно, - сказал он.
    - Нет, Вакама, - сказал Норик. - Это просто другое начало.
    - Начало чего?
    Норик засмеялся:
    - Я и не мечтал, что расскажу это тебе.
    - Ну, что бы это ни было, спасибо.
    - И тебе пожалуйста, Вакама, - ответил Раага. - Но это я тот, кто должен бы поблагодарить тебя.
    - Я не понимаю.
    Норик широко улыбнулся:
    - Знаешь, не каждый день я вижу легенду.
    Тоа Огня кивнул в направлении Китонгу:
    - Да, он - то еще зрелище.
    - Воистину, - ответил Раага. - Но я говорил не о Китонгу.
    Через некоторое время смысл слов Норика дошел до Вакамы. Раага был прав - то, что они совершили, будет жить в легенде, начиная с этого дня.
    - Великое Спасение, - сказал он.
    - Забавно, - сказал Раага. - Ты проводишь всю жизнь, преследуя какую-то цель, а когда ты ее достигаешь, то понимаешь, что по-настоящему важен был сам процесс, а не результат. Это изменит тебя, и ты уже не останешься прежним.
    Вакама кивнул:
    - Я тоже догадываюсь, что изменился.
    Норик положил руку на бронированное плечо Тоа.
    - А также освободил нас, Раага, от необходимости быть тем, что мы есть... зная, что новый мир и его Матораны отныне в самых надежных руках. Это значит, что я в последний раз использую этот жест... - Норик закончил, держа свой кулак в приветствии Тоа. - Чтобы сказать спасибо. Мне это нравится.
    - Мне тоже, - сказал Вакама, встречая кулак Раага своим.

    Маленькая флотилия отчалила и теперь направлялась за море. Землетрясение Макуты пробило Великий Барьер, и Вакама верил, что новые туннели могут вести к поверхности. Для разнообразия, с ним никто не спорил.
    На борту флагмана, Нокама, Вакама и другие Тоа смотрели на город сверху.
    - Ты будешь скучать? - спросила Тоа Воды.
    Вакама взглянул вниз и увидел на балконе обсевратории Раага и Китонгу, провожающих взглядами корабли.
    - По некоторым вещам, - ответил он.
    Когда они достигли Великого Барьера, Онева указал вниз, на скалы, предупреждая:
    - Макута! Его нет!
    Вакама видел, что он прав. Тюрьма из протодермиса была разрушена, и повелитель теней исчез.
    - Ненадолго, - сказал он. - Думаю, очень скоро мы с ним еще встретимся.
    - И что же мы сделаем?
    - Мы победим его, - сказал Вакама, направляя корабли к пролому в Барьере. - Потому что это то, что делают Тоа.

Эпилог

    - Потому что это то, что делают Тоа.
    С этими словами Турага Вакама подвел свой рассказ к концу. Одним быстрым движением он убрал все камни из круга Амайя. Таху Нува обратил внимание на то, как он держал черный камень, представлявший Макуту - последний обломок тюрьмы этого существа.
    - Я был прав, - сказал Турага. - Макута последовал за нами сюда, чтобы погрузить наш новый мир и всех, кто называл его домом, в вечную тень.
    Джаллер, все еще захваченный легендой, не смог сдеражться:
    - И...?
    Вакама улыбнулся.
    - Я верю, что эту историю ты уже знаешь, Джаллер. А теперь пошли, достаточно старых легенд для одного дня.
    Турага поднялся и пошел, сопровождаемый Тоа Нува, Таканувой, Джаллером и Хали.
    - Куда мы идем? - спросила Летописец.
    - Писать новые легенды, - ответил герой Метру Нуи.

Ну все. Это был... незабываемый опыт.

0

25

Ждущий написал(а):

  Ну все.

Но в книжке - это еще не все :). Итак:

Приложение: происхождение Раага

     Из Хроник Такуа, рассказанных Турагой Вакамой:
     Сейчас, когда мы готовимся отправиться назад в город Метру Нуи, я не могу не вспомнить о Раага. Не удивлюсь, если они все еще на моей родине, но может, они и ушли, чтобы продолжить свое дело где-то в другом месте. Из всех существ, с которыми я встречался, они были мудрейшими и храбрейшими. И если бы не они, ни меня, ни моих товарищей Тоа, ни живущих на Мата Нуи Маторанов сегодня бы здесь не было.
     Раага Норик редко имел желание рассказывать о своем прошлом. К счастью, Раага Ируини был не так молчалив. От него Матау узнал, что Раага когда-то были Тоа на другой земле – и не просто какими-то Тоа. Облаченные в доспехи, выплавленные из драгоценных металлов, и владеющие и инструментами Тоа, и метателями Ротука, они были элитой. Каждый из шести носил маску Канохи, отлитую по форме масок великих героев прошлого. Их долг был: защищать Макуту, который дал присягу охранять и защищать всех Маторанов.
     Они исполняли свою работу благородно и успешно. По иронии, их чаще всего вызывали для защиты от атак Рахи Макуты (такого мощного, что он не хотел пачкать рук, сражаясь с животными). Думая, что он с честью служит будущему Мата Нуи, Норик и его Тоа без колебаний выполняли его приказы.
     Потом наступил день, когда Тоа узнали правду, и столкнулись с отвратительной реальностью. Макута и его Братство, которым они служили, не защищали Маторанов. Они угнетали и порабощали их. Даже настоящие маски Норика и остальных были выплавлены Маторанами, работающими под угрозой наказания – или даже хуже. Вдобавок Братство Макуты вступило в союз с бесчестной продажной бандой, известной под именем Темных Охотников. Они переделали механоидов Экзо-Тоа, первоначально построенных для охраны Маторанов, в часовых своих собственных крепостей.
     Загоревшись идеей правосудия и мщения, Тоа собрались атаковать базу Братства.  Против них были Темные Охотники и Экзо-Тоа, готовые пожертвовать всем в служении своим темным повелителям. Разделенные в конфликте, Тоа один за другим теряли могущество, но не от рук своих противников. Нет, они были побеждены в предательской атаке из тени Рудакой.
     В конце концов, остались только Норик и Ируини. Искусные в стратегии и абсолютно бесстрашные в действиях, они успешно выбили Темных Охотников и разрушили большинство Экзо-Тоа. Макута был загнан ими в тупик, и сражался до тех пор, пока тоже не бежал с поля боя, сильно ослабленный. Теперь двум Тоа нужно было найти своих товарищей.
     Они нашли их, но – уменьшившихся, ослабленных, превращенных в чудовищные пародии на Тураг. Несомненно считая это отличной шуткой, Рудака мутировала их, дав им головы Ракши и согнутые тела, которые должны были напугать всех кто их видел. Таких созданий, полагала она, будут сторониться все Матораны. Их дни в качестве героев закончились.
     Считая, что действуют в тайне, Норик и Ируини смогли освободить своих друзей. Но они были замечены Сидораком и Рудакой, и поражены ее мутирующими спиннерами. Странно, что она позволила им убежать, возможно, полгая, что они никогда не будут представлять для нее опасности. Шестеро, некогда бывшие могучими Тоа, теперь были Раагами.
     Вначале они горевали о постигших их изменениях. Но Куалус и Норик помогли им овладеть собой. «Наши тела изменились, - сказал Куалус, - но не наши сердца. Не наш дух. Не важно, как мы выглядим, каждый наш вздох мы делаем как герои на службе у Мата Нуи».
     Норик определил для них новую цель: найти Китонгу, мифического Раи, который, как говорили, имел силу нейтрализовать любую атаку. Только он мог надеяться победить Сидорака и Рудаку. Некоторые, как Ируини, сомневались, что такое создание вообще существует. Но все же они согласились признать лидерство Норика, зная, что единство необходимо для выживания Раага.
     С того момента и до наших дней, Рааги блуждали от острова к острову, ища Китонгу и изучая Раи. Часто они сталкивались с ордами Висораков, и многие звери были спасены Раагами от верной гибели. Сидорак клялся уничтожить их, но Рудака хотела выяснить, нет ли способа в конце концов использовать их для своих собственных целей. 
     Наконец, их скитания привели Раага в Метру Нуи. Зная, что Висораки обязательно найдут дорогу в город легенд, они спрятались в Архивах, с ужасом наблюдая, как их древний враг, Макута, вернулся и разрушил город. Они видели героические усилия Тоа Метру, приведшие к его поражению. И они со страхом заметили, что герои потом покинули город, оставив его беззащитным перед ордами Висораков.
     К тому времени, как Тоа вернулись, Висораки уже контролировали Метру Нуи. Хуже того, Тоа попали в ловушку и мутировали в Тоа Хордика. Рааги не могли больше ждать. Рискуя, что Сидорак их обнаружит, они спасли моих друзей и меня. Они вооружили нас знанием правды и дали нам возможность победить.
     Не знаю, ждут ли они нас еще в Метру Нуи или нет, Такуа, но они достойны того, чтобы их вспоминали как величайших из Тоа.

     Бороки (история). Первая зарегистрированная встреча Маторанов с Бороками произошла в Метру Нуи, когда Ону-маторанские шахтеры наткнулись на гнездо, полное спящих Бороков. Не уверенные, что из себя представляют эти создания, и почему их невозможно разбудить, шахтеры перенесли Бороков в Архивы. Там они были выставлены в экспозицию и одновременно изучались маторанскими исследователями (название «Борок» происходит от слова, вырезанного на стене в гнезде).
     Для начала открыли, что Бороки сами по себе полностью неорганические, и не «живые» в том смысле, в каком Матораны понимают жизнь. Также узнали, что спящая внутри Крана полностью органическая и является живым существом, хотя связь между Краной и Бороком еще не была известна. Интересно, что исследование Бороков не выявило никаких следов монтажа. Ону-маторнский архивариус Маврак выдвинул теорию, что, возможно, Бороки не были построены, а являлись в действительности биомеханическими созданиями, которые как-то эволюционировали до потери всех органических частей. Тогда они стали формой искусственной жизни, неспособной мыслить независимо.

Вот теперь - КОНЕЦ

0


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Adventures#9. Web of the Shadows