Кини-Нуи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Legends#4. Legacy of Evil


BIONICLE: Legends#4. Legacy of Evil

Сообщений 1 страница 31 из 31

1

http://www.brickshelf.com//gallery/beloglaz/legends/legacy.jpg

НАСЛЕДИЕ ЗЛА
(Грег Фаршти, 2006)

Введение
     Зактан, лидер Пирак, остановился на верхней ступени каменной лестницы. Если информация, которую он имел, была верной, этих ступеней было в общей сложности 777,  и они вели в огромную комнату. Внутри комнаты находилась мифическая Маска Жизни, артефакт такой мощный, что даже могущественное Братство Макуты никогда не отваживалось захватить ее для себя.
     Конечно, если нужно бы было только спуститься вниз по лестнице, любой деревенский Маторан мог бы давно забрать ее в руки. Нет, лестница охранялась, комната охранялась, и, без сомнения, маска охранялась тоже.
     А есть ли что-нибудь в этом ничтожном мире, что не охраняется? – хотел бы знать Зактан.
     Несмотря на опасность, Пираки предприняли это путешествие, и сделали это, чтобы получить маску, используя честные методы или бесчестные. В конце концов, это была их работа.
     Тоа совершают бессмысленные акты «героизма» на благо слабейших, - сказал себе Зактан. – Матораны непрерывно работают, пока не упадут замертво с идиотской улыбкой удовлетворения на губах. А Пираки крадут вещи, которые другие только хотят.
     Это была хорошая жизнь, хотя и опасная. Имелось множество возможностей увеличить свое собственное богатство, одновременно занимаясь разрушением чего-нибудь. И не следовало недооценивать то, как забавно было эксплуатировать тех кто меньше тебя, вызывать стихийные бедствия, и приканчивать подвернувшихся Тоа - все во имя выгоды.
     Наплевать на разбитые Канохи и причитающих Маторанов, он был согласен на это. Пираки были когда-то членами тайной и исключительно порочной организации, известной под названием Темных Охотников. После столетий краж, поджогов, похищений и другой деятельности в интересах группы и ее лидера, Затененного, Пираки решили порвать с ними. Это был гарантированный смертный приговор от их бывшего хозяина.
     Но когда мы получим Маску Жизни, - подумал Зактан, - мы еще посмотрим, кто будет жить, а кто умрет.
     Эта мысль вызвала воспоминания о тех днях, когда он и другие Пираки были Темными Охотниками. Это было время, о котором он старался не думать по личным – и болезненным – причинам. В конце концов, когда он впервые поступил на службу к Затененному, он был единым существом. Теперь же он был массой корчащихся жужжащих микроскопических протодитов, чудовищем даже в глазах его товарищей Пирак.
     Но против воли, его мысли вернулись к прошлое, его собственное и остальных Пирак. Кое-что из этого прошлого он пережил сам, другие воспоминания основывались на историях, рассказанных Хаканном, Везоком и остальными. Все вместе образовало темную картину, наследие зла, которое теперь почти привело шестерых Пирак к итоговой победе.
     Зактан продолжил спуск по массивной лестнице, вспоминая…

0

2

Глава 1

Семь тысяч лет назад…
     Хаканн вцепился пальцами в склон отвесной скалы и выругался. Посыпавшиеся камни и порывы ледяного ветра грозили сбросить его с этого ненадежного насеста. Патруль Тоа наверху мог в любой момент посмотреть в сторону и заметить его. И потом, конечно, последует падение на 3000 био вниз, в реку.
     Все же, план Хаканна учитывал все эти вещи. Его настоящей проблемой был мертвый вес, висящий на его лодыжке. Хуже того, этот мертвый вес создавал шум и имел имя: Везок.
     - Я говорил, что это плохая идея! – крикнул компаньон Хаканна, пытаясь перекричать ветер.
     - Ты, крикун! – огрызнулся Хаканн. – Я думаю, любой Тоа здесь может тебя услышать!
     - Ты сказал, что это будет пара пустяков, - продолжил Везок, совершенно не понижая голоса. – Туда и обратно. Ты ничего не говорил о лазанье по отвесным скалам, сражении, и о том, что придется врываться в крепость Тоа.
     - Я забыл, - проворчал Хаканн. – Если ты недоволен, Везок, всегда можешь отпустить руки. Уверяю, что сообщу твоим друзьям – если у тебя они есть – где можно взглянуть на твои осколки.
     Это был хороший план, Хаканн знал, но к сожалению такой, для выполнения которого требовалось два вора. Тоа, построившие базу на этом бесплодном, продуваемом ветрами камне, не сочли нужным исследовать окружавшие их айсберги. Если бы они сделали это, они обнаружилиь бы, что эти куски льда были в действительности камуфляжем для племени Фростелусов. Ничтожные, плохо пахнущие и обладающие дурным характером существа, Фростелусы с удовольствием оккупировали вашу территорию, но ненавидели, когда вы завладевали их собственной. Они собрались в армию и сразу же осадили Тоа.
     Торговец-Маторан, передавший Хаканну эту информацию, сказал также, что Тоа планируют тайно перенести их «сокровище» с острова в одну из ближайших ночей. Поскольку единственный не блокированный Фростелусами выход был в склоне скалы, Хаканн рассудил, что получить сокровище будет легко и просто. Он решил сохранить Тоа от путешествия, стащив сокровище, когда они пойдут мимо.
     В действительности, кража у Тоа была только немного менее опасной, чем игра с завязанными глазами в салки с рогаточным скорпионом (?? - catapult scorpion). Но имея партнера, который будет отвлекать их внимание, Хаканн был уверен, что он сможет прорваться внутрь и выйти наружу прежде, чем вмешается какой-нибудь Тоа или Фростелус.
     Его первой ошибкой было то, что он поручил Маторану встретить их у основания скалы с приспособлениями для лазания. Второй – то, что он нанял Везока.
     - Если нас поймают, не беспокойся, как ты будешь жить в тюрьме, - проворчал Везок. – Ты не проживешь там долго хотя бы из-за этого.
     Хаканн проигнорировал угрозу. Наступило время, когда по уступу должен был пройти патруль Тоа. По полученной им информации, Тоа в сине-зеленых доспехах проверял состояние растительности. Хаканн улыбнулся, представляя, что он уже чует сладкий запах горящего кустарника.
     Заскрипев своими острыми зубами, он снова полез вверх. Везок следовал за ним, ворча всю дорогу. Когда они была на расстоянии вытянутой руки от уступа, Хаканн жестом велел своему спутнику остановиться. Настал решающий момент.

0

3

Тоа прошел прямо над ними. В следующее мгновение Хаканн прыгнул вверх, на ровное место, и выстрелил в Тоа сзади своими тепловыми лучами. Везок присоединился к нему, расхохотавшись, и ударил стража взрывами импульсного зрения. Побежденный Тоа рухнул на землю.
   - Давай выбросим его за борт, - сказал Везок усмехаясь.
   - Правильно. А любой другой Тоа посмотрит и увидит, что часовой пропал, и поднимет общую тревогу. Честно говоря, Везок, я знал, что у некоторых вода бывает в глазах, но никогда не слышал, чтобы между ними.
Хаканн поставил бесчувственного Тоа на ноги и подпер его прислоненным камнем.
     - Так. Теперь похоже, что он просто остановился отдохнуть. Пошли, пошли.
     Пока они бежали к крепости, Везок размышлял, что ему надо получить внутри. Хаканн очевидно рассматривал его только как грубую силу, не задумываясь о том, что Везок имел репутацию опытного вора и искусного стратега. Его грубый голос и чрезмерно зверское поведение были всего лишь прикрытием изобретательного ума. Его тонкое мышление сказало ему, что только один из них убежит с острова живым, и Хаканн был бы удивлен, узнав, кто из них это будет.
     Два Тоа охраняли задний вход в крепость. У одного была булава, у другого – цеп. Оба выглядели способными перекусить пополам одного или двух бандитов, просто чтобы оживить монотонность исполнения долга стражников.
     - Отвлеки их, - сказал Хаканн.
     - Сам отвлеки, - ответил Везок. – Ты в красных доспехах. Они тебя завидят за кио.
     Хаканн с трудом сохранил самообладание:
     - Посмотри, разве это трудно? Шаг вперед, притворяешься, что ты ранен, а потом, когда они покинут свой пост, я вламываюсь внутрь.
     - У меня есть идея получше, - сказал Везок. – Зачем притворяться?
     С этими словами он толкнул Хаканна в спину, посылая того головой вперед в землю рядом с местом, где стояли Тоа. Оба среагировали немедленно, направив на злоумышленника обнаженное оружие. Единственным ответом Хаканна был стон боли.
     Везок использовал открывшуюся возможность и бросился к двери. Она была каменной и заперта на висячий замок, но это не составляло проблемы. Один быстрый рывок, и замок был сломан. Везок скользнул внутрь и тихо закрыл дверь за собой. Благодаря указаниям Хаканна  при составлении плана, он точно знал, где искать сокровище.
     Это было третьей ошибкой Хаканна.
     Он быстро прошел по коридору и поднялся по лестнице, ведущей в башню. Несколько раз ему приходилось прятаться в тени дверных проемов, чтобы не столкнуться с Тоа. Но для того, кто забирался однажды в сеть пещер, заполненную тысячеглазыми Рахи неопознанной породы, это была Маторанская игра.
     Шар расплавленной лавы пролетел мимо окна башни. Везок ухмыльнулся. Хаканн сопротивлялся, как он и наделся, и выманивал с базы остальных Тоа. Пока их внимание будет сфокусировано на пленнике, будет легко удрать с добычей.
     Когда он наконец ворвался в башенную комнату, то с удивлением обнаружил что она почти пуста. Из мебели там был только стол, на котором лежала каменная табличка. На табличке были вырезаны слова «камень Макоки».

0

4

Везок нахмурился. Это, конечно, не было похоже на сокровище. Но, если он правильно помнит, Макоки – это маторанское слово, означающее «ключ».
     Ключ, да? – удивился он. – Ключ к чему? Какой-то другой комнате с сокровищем? Какому-то секретному помещению? Или информация Хаканна была ложной, и все это – просто шутка?
     Разъяренный, Везок хотел ударом сбить камень со стола. Потом его глаза заметили на нем что-то странное. Хотя его твердая поверхность выглядела относительно гладкой, если рассматривать ее с достаточно близкого расстояния, можно было разглядеть на ней очень слабые, почти микроскопически маленькие царапины. Они казались такими беспорядочными, что не каждый бы обратил на них внимание, они могли быть просто результатом изнашивания.
     Но Везок был не просто «каждый». Он определял истинную цену вещей наметанным глазом вора.  Это был вид письменности! Буквы напоминали современные Маторанские, но были и отличия, делающие расшифровку практически невозможной. Но все же он разобрал достаточно, чтобы понять общую идею того, что было записано на камне Макоки. Это шокировало даже его.
     Это запись Братства Макуты, - сказал он себе, даже в мыслях переходя на шепот. – Одной из самых сильных и благих организаций в мире. Список всех его членов, местонахождение их крепостей, и много чего еще, выцарапано на этом камне.
     Везок знал, что должен или взять это и уходить, или же бежать с пустыми руками. Но в мыслях он все еще пытался обдумать то что открыл. Почему Тоа – сами провозгласившие себя героями и стражами законности – собирают информацию о другой силе, служащей добру? С какой целью?
     Правда вползла в его мысли, как голодная змея. Тоа не верят Братству, - понял он. – Как минимум, эти Тоа. Они собирают информацию против них, и возможно, что в один день Братство совершит предательство.
     Это не было сокровищем.  Это было опасно. Если Братство узнает о существовании этого, на Тоа падет подозрение, или, хуже того, они будут распущены. А если Тоа обнаружат, что камень пропал, они будут гнаться за вором до конца мира. Только дурак мог рискнуть украсть такую вещь.
     Дурак, - подумал Везок, сграбастывая камень, - или кто-то, мечтающий когда-нибудь стать чем-то большим, чем простой вор.
      Выходя из башни, Везок улыбнулся, подумав о названии Макоки. Этот камень действительно был ключом – на самом деле, он не был бы удивлен, если бы он служил и обычным ключом, способным открывать что-то где-нибудь. И, что лучше всего, способным отвлечь других от его истинной природы как ключ к знаниям, возможно даже ключ к победе.
     Он пронесся обратно по пути, по которому пришел. Вначале ему показалось, что Хаканна нигде не видно. Потом он обратил внимание на маленькую группу Тоа, пытающихся удержать отбивающуюся фигуру.
     Удачи, Хаканн, - подумал Везок. – К тому времени, как ты сдашься  и заговоришь, я буду уже далеко отсюда.
     Быстро, как мог, Везок начал спускаться по скале. Его лодка была привязана к камню далеко внизу. Когда он благополучно уйдет отсюда, тогда и подумает, как лучше использовать этот Макоки.
     - Собрался куда-нибудь?
     Голос прозвучал у него за спиной. Везок взглянул через плечо, предполагая, что его заметил кто-то из Тоа. Но существо, которое он увидел, не было Тоа. Это была мощная фигура в сине-золотых доспехах, болтающаяся в воздухе с раскинутыми руками так небрежно, как если бы он ежедневно непринужденно болтал с другими существами на склоне скалы.
     Везок знал, что здесь он в очень невыгодной позиции. Если он попробует отпустить скалу и бороться, он свалится и умрет. Он решил, что будет лучше попытаться обманом освободить себе дорогу.
     - Я люблю лазить по каменным склонам, - усмехнулся он. – Это полезно для моего здоровья.
     - А я знаю кое-что, что для него не полезно, - отреагировала фигура. – Воровство у Тоа.
     - А ты в этом эксперт, да? – сказал Везок.
     Фигура улыбнулась:
     - Я грабил Тоа, когда ты еще только крал фрукты в Маторанских ларьках. Что бы ты здесь не нашел, отдай это.
     - Я ничего не нашел, - соврал Везок. – У Тоа нет ничего, что стоило бы украсть.
     - Дай-ка я спрошу снова, - ответила фигура, выстреливая спиннером Ротука из метателя, который держала в руке. После удара Везок неожиданно понял, что не может контролировать свои мышцы. Он отпустил скалу и начал падать, но фигура в доспехах поймала его в воздухе. 
     - Если мне придется спрашивать в третий раз, я буду огорчен. А когда я огорчен, я разбиваю предметы.
     - Ну хорошо, - пробормотал Везок. – Камень – я нашел камень. Может быть, ключ к какой-нибудь комнате или еще чему-то, я не знаю. Я решил, что надо взять его до того момента, когда я раскрою, на что он годится.
     Фигура улыбнулась.
     - Это уже лучше. Так тебе удалось ворваться в башню Тоа, украсть это оттуда, и оставить своего партнера задерживать погоню? Я знаю кое-кого, кто может захотеть встретиться с тобой… если ты интересуешься небольшой мошеннической работой, типа этой.
     Висящий над бурным морем, зажатый в воздухе тем, кто взял его в плен, Везок согласился бы чистить руками хлев Киканало. И если он согласится с этим незнакомцем, может быть, и появится возможность незаметно ускользнуть.     
     - Конечно, - ответил Везок. – Но я обычно не путешествую с незнакомцами. Как тебя зовут?
     - Ты можешь звать меня Древний, - сказала фигура, мягко опуская их обоих к ожидающей лодке. – А насчет того, о ком я говорил, что ты c ним встретишься… его настоящее имя неизвестно. Мы зовем его Затененным.

0

5

Глава 2
     Когда они добрались до лодки, Древний объяснил Везоку, что никому из посторонних не позволено знать местонахождение крепости Затененного. Обычно, удостоившемуся аудиенции завязывали глаза, чтобы не дать ему видеть того, что ему было не положено.
     - Но, к сожалению для тебя, мне нечем завязать тебе глаза, - сказал Древний, и ударил Везока, погрузив его в беспамятство.
     Придя в себя, опытный вор обнаружил, что находится в большой каменной комнате. Хотя в очаге горел огонь, в комнате царил ледяной холод. Стены украшали маски Канохи, некоторые – сильно поврежденные. Наибольший ужас вызывала статическая трубка в углу, содержащая внутри Тоа, пойманного в движении.
     Везок быстро изучил комнату, отметив выходы и то, сколько других стояло между ним и путем наружу. В комнате находился Древний, и кроме него – еще четверо представителей расы Везока, но его внимание приковала темная, почти чудовищная фигура, сидящая на том, что очевидно, было троном. Это, понял Везок, должно быть и был Затененный.
     Прежде чем кто-нибудь что-то сказал, дверь комнаты распахнулась. Кто-то невидимый бесцеремонно вбросил внутрь Хаканна. Фигура в малиновых доспехах растянулась на каменном полу.  Вскочив, он бросился к двери, но тут же был остановлен появившейся вокруг него ледяной клеткой. Тепловые лучи вылетели из его глаз, но не возымели никакого эффекта на суперхолодные ледяные прутья.
     Заметив изумление на лице Везока, Хаканн огрызнулся:
     - Я сбежал!
     - И замечательно выполнил свою работу, - проворчал Везок в ответ.
     - Помолчи, маленький Пирака, - сказал Древний. – Послушай, что тебе скажут.

    В те несколько секунд, пока Затененный не начал говорить, Везок обдумывал слово Пирака. На Маторанском языке оно значило «вор», помимо всего прочего, но также и намного больше. Обычный вор мог прокрасться в деревню тайком, чтобы стащить что-то ценное – Пирака бы сжег всю деревню, чтобы скрыть свое воровство. Грабитель обычно пытается остаться незамеченным – Пирака разрушил бы все и всех, кто попадет в поле его зрения, чисто из злобы.
     Пираки были преступниками, самыми низкими, которых даже другие преступники считали подонками. Назвать так кого-нибудь было великолепным способом начать столетнюю жестокую вражду. Мало существовало слов более отвратительных, чем то, которое произнес рот этого развитого существа.
     Но, странно, Везок обнаружил, что ему в действительности даже нравится это название.
     Он взглянул вверх, и увидел, что Древний передал Затененному камень Макоки. Сидящая фигура несколько секунд изучала табличку, потом передала ее секретарю в блестящих желтых доспехах.
     - Честолюбиво, - сказал Затенный, переводя свои темные глаза с Везока на Хаканна и обратно. – Скажите мне, как вы узнали о том, что в той крепости было что-то достойное кражи?
     Хаканн не сказал ничего. Рассудив, что дальнейшее молчание приведет только к сокращению времени их жизни, Везок заговорил:
     - Хаканн получил информацию от Маторана.
    - В самом деле? – сказал Затененный, улыбнувшись. – Это, должно быть, был очень мудрый Маторан.
     Дверь в комнату открылась снова. На пороге появилась высокая, тонкая крылатая фигура, выглядящая смущенной и нерешительной. Затененный поманил его в комнату.
     - Это один из моих лучших оперативников, - сказал Затененный. Он повернулся и взглянул на Хаканна. – Но я уверен, что ты уже знаешь его.
     Поставленный в тупик этим утверждением, Везок взглянул на своего партнера. Хаканн смотрел на клетку, на пол, куда угодно, но только не на вновь прибывшего.
     О, нет. Нет, - подумал Везок. Если Хаканновский  «Маторан-информатор» был выдумкой, а настоящим его источником информации был один из агентов Затененного, дело становилось очень, очень грязным.
     - Мой крылатый друг был послан украсть очень похожий камень из очень похожей крепости, - продолжил Затененный. – Но прежде чем он смог это сделать, вы двое удрали с ним.
     Выражение лица Затененного осталось бесстрастным, но его голос стал жестким:
     - Видите, как он задержался из-за того, что продал информацию вам двоим.
     Древний схватил крылатую фигуру за руку, прежде чем тот двинулся. Затененный поднялся, в глазах его потрескивала энергия.
     - Ты обманул Темных Охотников, - сказал он отбивающемуся подсудимому. Потом пучки энергии вылетели из его глаз. Они ударили в информатора, разрушив связи, соединявшие молекулы его тело в единое целое. Поскольку больше ничто не удерживало их вместе, атомы неудачливого Темного Охотника разлетелись в миллионах различных направлений. Он распался. 
     - Не люблю предателей, - сказал Затененный, в упор глядя на двух арестованных. – И презираю неумелых. Так что – умный поймет с полуслова: если вы затаили идею предательства… не давайте мне поймать вас.
     Везок кивнул, неспособный придумать, что бы сказать. Хаканн не сделал даже этого.
     - Теперь в моей организации есть вакансия, - продолжил Затененный. – Ваши жизни сильно изменятся, мои два вора… или закончатся.

0

6

Хаканн, Везок и Затененный стояли на террасе, возвышающейся над тренировочной ареной. Лидер Темных Охотников кратко объяснил, для чего существует его организация. Они добивались силы и выгоды, выполняя работу, которую другие считали слишком опасной или слишком незаконной. Если цена была подходящей, Темный Охотник мог зайти неограниченно далеко.
     - Представьте, - сказал он, - существ с силой и организацией Тоа, но свободных от их совести и морали.
     Внизу под ними, Темные Охотники различных видов были заняты притворной битвой, оттачивая свое мастерство. Затененный указал на двух практикантов, ведущих яростный бой:
     - Того, что справа, зовут Гладиатор. Его противник – последний рекрут, по имени Сидорак. Понаблюдайте.
     Происходящее сражение было яростным, но коротким. Носящий малиновые доспехи Сидорак был силен, но его стиль борьбы был непродуман, и ограничен только бросками вперед в надежде нанести удар. Гладиатор отскакивал, уворачивался и показывал удивительное проворство, несмотря на свои впечатляющие размеры. Когда Сидорак, устав, открылся, Гладиатор нанес ему два быстрых удара. Сидорак свалился на землю и остался лежать.
     - Он умер? – спросил Везок.
     - Хотел бы, – ответил Затененный.
     Подошли другие Темные Охотники, и оттащили Сидорака с арены как большую мусорную корзину.
     - Что теперь с ним будет? – спросил Хаканн.
     - Так случилось, что я могу найти ему другое применение, - сказал Затененный. – Ему будет позволено уйти живым, конечно, наше местонахождение останется для него скрытым. Если бы он был непригоден для некоторой потенциальной цели, его бы казнили, а его тело вернули на его родной остров как предостережение другим.
     Хаканн наблюдал, как не оправдавшего ожиданий рекрута оттаскивают прочь, и проворчал:
     - Слабак.
     - Ты думаешь? – спросил Затененный. – Хорошо. Потому что теперь твоя очередь.
     С этими словами он спихнул Хаканна с лестницы.  Вор с тяжелым звуком шлепнулся на песок. Посмотрев наверх, он увидел Темного Охотника женского пола, стоящую над ним и с улыбкой поигрывающую крутящимися кинжалами.
     - Вставай, кости Рахи, - сказала она притворно ласковым голосом. – Теперь в программе уроки от Лариски.
     Хаканн прыгнул вперед, схватил полную горсть песка, и бросил его в глаза Лариске. Пока она была ошеломлена, он выбросил вперед ногу, стараясь сбить ее с ног. Когда она упала, он прицелился из своего метателя лавы.
     Наполовину ослепленная, Лариска метнула кинжал. Он воткнулся в метатель, разбив его тонкий внутренний механизм. Не имея возможности выпустить наполняющую его энергию, метатель взорвался.
     Когда зрение Лариски прояснилось, она увидела что Хаканн качает поврежденную руку. Она метнула кинжал прямо в него. Его глаза вспыхнули, и потоки тепла расплавили лезвие в воздухе. Вторая пара лучей направилась на нее. Она совершила кувырок назад из положения стоя, и тепловые лучи скользнули мимо нее. Как только ее ноги коснулись земли, она атаковала, прыгнула и нанесла безупречный скользящий удар ногой. Попав в Хаканна, он заставил его растянуться на песке.
     - Никто… никто не может двигаться так быстро, - сказал он, потрясенный.
- О, я держу пари, ты говоришь так всем женщинам, - ответила Лариска. – Особенно тем, которые бьют тебя до бесчувствия.
     Хаканн поднялся на ноги:
     - Я вор, а не воин. И знаю, когда мой класс явно ниже.
     Лариска пожала плечами и вложила свой кинжал в ножны.
     - Но это не сегодня, - добавил Хаканн, нанося ментальный удар.
     Лариска схватилась за голову и пошатнулась. Сами ее мысли были теперь оружием, использовавшимся против нее. Она нащупала кинжал. Хаканн усилил мощность потока и заставил ее двинуться к собственным лезвиям. Несколько секунд, и она упала вперед, на землю.
     Хаканн выпрямился и отряхнул с доспехов песок. Чтобы подавить Лариску, потребовалось больше энергии, чем он ожидал. Но он собрался и стоял ровно, словно проглотил шомпол, не желая показывать какой-то признак слабости. Довольный, что битва закончилась, он повернулся и взглянул на Затененного.
     - Если это лучшее, что могут предложить Темные Охотники, - начал он, - я покину это место через неделю, и…
     Заключение Хаканна было прервано, потому что он почувствовал клинок на своей шее.
     - Первый урок, кости Рахи, - прошептала Лариска ему в ухо. – Не поворачивайся спиной к противнику, пока не убедишься, что он перестал дышать. И не поворачивайся спиной к Темной Охотнице, пока ее тело не разложится на солнце, а ее доспехи не раскидает ветер.
     Затененный повернулся к Везоку:
     - Решай. Жить ему, или умереть?
     Везок не колебался ни секунды:
     - Убей его.
    Затененный кивнул, удовлетворенный. Потом он взглянул на Лариску и сказал:
     - Отпусти его. Они оба прошли тест.

+1

7

Лариска неохотно отвела лезвия. Хаканн повернулся и встретился с ней взглядом. В его глазах не было почтения или уважения – только чистая ненависть.
     - На твоем месте, я бы не спускал глаз с кинжалов, - тихо сказал он. – Или один из них однажды может воткнуться тебе в спину.
     - Обо мне не беспокойся, - ответила она. – Я знаю всех своих врагов. В конце концов, именно я их хороню.
Над ними Затененный велел Древнему проследить за новыми рекрутами, после чего отбыл. Везок смотрел, как он уходит:
     - Сильно ли я буду жалеть об этом? – вслух поинтересовался он.
     - Выполняй приказы и делай свою работу, и тебе не о чем будет сожалеть, - ответил Древний. – У тебя будет пища, кров, защита от врагов, и возможность делать то, что ты делаешь лучше всего: красть, убивать и удирать с добычей. Только один совет…
     Древний наклонился ниже, нависнув над Везоком:
     - Тебе предстоит получать в руки многие сокровища, от драгоценностей до тайных знаний.  У тебя будет искушение удержать кое-что из этого и использовать для себя. Не делай этого. Все Темные Охотники погибают одинаково, Везок. Сначала жадность… потом смерть.

0

8

Хаканн и Везок провели свою первую ночь в качестве Темных Охотников в грубом бараке, вместе с несколькими дюжинами других. Утром они разыскали четверых других представителей своей расы, которых видели в комнате Затененного.
     Первым, с кем они встретились, был Рейдак, жестокий тип, который по слухам, был умелым следопытом. Однако он нечасто использовал этот талант, предпочитая просто разрушать целые города, пока не найдет того, кого ищет. Темные охотники завербовали его после того, как он в припадке раздражительности проделал то же самое с целым островом.
     Два других, Ток и Авак, попали сюда похожим образом. Оба по-своему выступали против Темных Охотников, Авак как тюремщик, а Ток как вор, пытавшийся у них красть. Оба имели таланты, которые Темные Охотники могли использовать, поэтому их завербовали, вместо того чтобы убить.
     Только последний, существо в изумрудных доспехах по имени Зактан, казалось, не испытывал желания говорить с вновь прибывшими.
     - Он неразговорчив, - сказал Авак. – Но по слухам, когда-то он был рабом в протодермисной шахте, где его и нашел Затененный. Казалось бы, он должен быть благодарен тому, кто спас его от такой жизни…но он постоянно вспоминает, что должен быть рабом, и может вернуться обратно в это пекло, если Затененный того пожелает.
     - Есть вещи и похуже рабства, правда? – спросил Везок.
     - Ты, очевидно, никогда не был в протодермисной шахте, - ответил Рейдак. – Не в тех, в которых работают Матораны -  я имею в виду настоящие протодермисные шахты: это не просто работа, это смертный приговор.
     Везок внимательно рассмотрел Зактана. Казалось бы, вокруг было достаточно опасных существ, но что-то, что Везок увидел в Зактане, заставило его похолодеть. Как будто кто-то  собрал ярость и злобу, и заключил эти качество в тело, способное передвигаться.
     Однажды, он сделать что-нибудь такое, чего никто из нас не может представить, - подумал Везок. – Может быть, заменит Затененного… может быть завладеет чем-то таким, что заставит Тоа и Братство склониться перед ним… а может быть просто поведет нас в огонь и  всех нас погубит.

Глава 3
Пять тысяч лет назад…
     - Да или нет? – спросил Зактан. - Решай.
     Везок обвел глазами маленькую комнату. Здесь было тесно и сыро, и воняло мертвыми Рахи. Если их жадность и честолюбие обнаружат, они тоже будут так вонять.
     Хаканн, Ток и Рейдак стояли у задней стены комнаты, не спуская глаз с Везока. Только Авак отсутствовал, считая слишком опасным вступать в такие разговоры.
     - А если да, и я пойду с вами? – спросил Везок.
     - Тогда мы начнем сегодня же ночью. К утру Затененный станет всего лишь воспоминанием, и мы будем управлять Темными Охотниками, - когда Зактан излагал это, все выглядело таким легким -  таким легким, что Везок нервничал еще больше.
     - А если нет?
     Рейдак обнажил зубы в волчьем оскале, не оставляя Везоку сомнений в том, что он не покинет комнату самостоятельно, если даст неверный ответ.
     - А нас много? - спросил Везок.
     Зактан кивнул:
     - Достаточно, так что мы в реальности не нуждаемся в тебе. Мы делаем тебе предложение только из-за… расовой солидарности, так сказать. Недовольных управлением Затененного среди Темных Охотников за эти годы накопилось много. Обойди остров, и попробуй найти кого-нибудь, кто не возмущается, отдавая каждое найденное сокровище, или того, кто еще не сидел в тюрьме – или хуже – не подвергался оскорблениям нашего лидера. Затененный созрел для свержения.
     - Но его шпионы…
     - Известны, - закончил Хаканн. – И с ними разберутся, когда придет время.
     Везок заворчал, злясь на самого себя, что ему так тяжело принять решение. В конце концов, он не питал преданности к Затененному. Он никогда не хотел быть частью организации. Он был вполне счастлив, будучи независимым вором. Если удастся при этом остаться в живых, можно было бы и попробовать.
     - Ну, хорошо, - сказал он. – Да.

0

9

В любое время на острове Затененного находилось от пятидесяти до ста Темных Охотников. Некоторые из них отдыхали и восстанавливали силы между заданиями, другие тренировались, а нескольких лидер Темных Охотников просто хотел иметь перед глазами. План Зактана базировался на теории, что большинство обитателей острова или устали от правления Затененного, или их в действительно не беспокоит, кто их руководитель.
     После встречи пятеро заговорщиков разделились и провели остаток дня, пытаясь не бросаться никому в глаза. Зактан предложил, чтобы они пробирались в крепость Затененного парами, с различных направлений и немного в разное время. Два Темных охотника, идущих с  докладом, не представляют ничего необычного, но пятеро сразу могут вызвать подозрение.
     Охрана ворот крепости была долгом небольшого числа стражников, возглавляемых странной личностью по кличке Прототип. Он был результатом вынужденного слияния Тоа Огня и Тоа Земли, которые как-то в результате стали гибридным целым, обладающим невероятной силой, очень небольшим разумом и действительно огромными когтями. Но все же, не Прототип или другие стражи, с которыми они могли встретиться, беспокоили Везока – проблемой мог стать тот, кого он не видел.
     Как и договаривались, Везок подошел к Прототипу и заговорил с ним, чтобы дать Зактану шанс напасть на него из засады. Это было нелегкой задачей, потому что Прототип был не большой любитель поговорить. Все же Везоку удалось заставить его повернуться к Зактану спиной.
     Зактан огляделся вокруг, убедился, что никто их не видит, и выстрелил в Прототипа своими лазерными лучами. К его изумленю, лучи просто отскочили, не причинив никакого вреда. Тем не менее, Прототип заметил атаку, повернулся к Зактану и сказал:
     - Неприятно.
     Потом он отбросил атаковавшего подальше.
     - Тупица, - сказал Прототип, качая головой. – Яркий  свет мне не вредит. Мне ничто не вредит.
     Первой мыслью Везока было напасть и попробовать сбить Прототипа с ног. Потом он припомнил вид полубесчувственного Зактана, летящего по воздуху.
     - Ты прав, - сказал Везок. – Он тупица. На самом деле, думаю, он хочет предать Темных Охотников.
    - Предать?
     - Да, - ответил Везок. – Надо сейчас же сказать об этом Затененному. Он на тренировочной площадке в дальнем конце острова.
     - Но мне казалось, что он внутри?
     - Ты думаешь, Затененный сообщает тебе обо всех своих передвижениях? – спросил Везок строго. – Надо идти сейчас же! Если Зактан нанесет какой-нибудь ущерб, потому что ты был невнимателен, ты знаешь, кого сочтут виновным.
     Он дал Прототипу не меньше минуты, чтобы понять, что ответом  был он сам. Потом тот пожал плечами и неуклюже двинулся на поиски Затененного. Если повезет, - подумал Везок, - ему понадобится много времени, чтобы вспомнить, что никакой тренировочной площадки на дальнем конце острова нет.
     К этому времени Зактан подтянулся обратно, оглядываясь в поисках огромного стража. Его ярость только возросла, когда он не обнаружил Прототипа.
     - Где он? – вскипел он.
     - Ушел, - ответил Везок. – Я отослал его в одно место. Нам надо было убрать его от ворот, Зактан, только и всего. Нам не надо начинать войну.
     Зактан осторожно взглянул на Везока:
     - А если бы была война, ты вполне уверен, на какой бы стороне ты был?
     - На той же, что и всегда, - ответил Везок, открывая железные ворота. – На своей собственной.
     Через несколько минут к ним присоединился Хаканн, а за ним Ток и Рейдак. Они доложили, что, по-видимому, никто на острове не подозревает о происходящем. Темные Охотники, остающиеся преданными Затененному, были созваны Хаканном на секретную встречу, чтобы обсудить вопросы обеспечения безопасности. Когда они собрались вместе, он незаметно ушел и проинформирован полдюжины более могущественных стражников, что группа предателей злоумышляет против Затененного. Он указал на ту комнату, где собрались верноподданные, и настоял на том, чтобы никому внутри не дали уйти ни при каких обстоятельствах. Затененный должен был прийти лично взглянуть на их арест и наказание.
     - Очень хорошо, - прошептал Зактан. – Пойдем в центральную комнату, и захватим Затененного и всех его заместителей, которые там есть. Тогда остров будет нашим.
     - Подожди! – сказал Везок. – А все остальные? Я помню, ты говорил, что нас довольно много.
     -  Это мы, - ответил Хаканн. – Пять – это очень хорошее число. Конечно, четыре мне тоже нравится…
     - Сила, разделенная на много частей, немногого стоит, - сказал Зактан. – Это все равно, что если бы твое тело разделилось на миллион кусков, каждый способный действовать независимо. – Это было бы ужасно, – никогда не стать целым снова.
     Зактан сделал знак остальным следовать за ним. Чтобы достичь центральной комнаты, надо было совершить короткое путешествие по сырым коридорам. Один коридор, поворот направо, еще один, поворот налево, и…
     Они уткнулись в гладкую каменную стену. Еще вчера ее здесь не было. Вместо нее здесь был длинный коридор, ведущий прямо в комнату Затененного.
     - Мы… мы должно быть свернули не в ту сторону, - сказал Хаканн нервно.
     Компания вернулась обратно по той дороге, по которой они пришли. Но они не могли точно повторить свой путь, потому что еще одна гладкая стена возникла в коридоре, по которому они шли минутой раньше. Вместо поворота налево им пришлось свернуть направо, потом снова налево, они следовали новой дорогой вдоль внутренней стены крепости. Каждый раз, когда им начинало казаться, что они уже близки к выходу, новая стена перекрывала им дорогу.
     - Мы ходим по кругу! – резко сказал Рейдак. – На что ты годишься, Зактан?
     - Это не я, - ответил Зактан небрежным голосом. – А это место. Здесь всегда все не так, как было вчера.
     - Даже вы.
     Голос прозвучал откуда-то сверху. Пять Темных Охотников посмотрели туда и увидели одну из вызывающих наибольший страх личностей на острове, подкрадывающегося из тени, по имени Темнота. Обычно он находился на каменных балках отсека  над троном Затененного. Если лидер Темных Охотников показывал малейший признак слабости, жалости или сострадания, работой Темноты было убить его, чтобы другой мог занять освободившееся место. Он очень редко покидал эту комнату, только чтобы «поточить когти», дисциплинируя непослушных членов организации. Его появление здесь и сейчас однозначно означало полную катастрофу.
     - Так Затененный знает…? – спросил Зактан. Впервые в жизни Везок услышал в его голосе страх.
     Темнота кивнул.
     - Надо уходить отсюда! – крикнул Хаканн, уже бросаясь бежать туда, где, по его мнению, был выход. Рейдак и Ток последовали за ним, но Везок на мгновение остановился.
     - Ты знаешь, что с нами будет, - сказал он Зактану. – Почему ты не убегаешь?
     - Это остров. Куда я могу убежать? – ответил Зактан. – Куда я могу пойти, где он не сможет отыскать меня?
     Везок знал, что он прав. У Темных Охотников были длинные руки. Нигде в известной части мира нельзя было укрыться от них. Но все же он побежал, потому что это было единственное, что можно было сделать, когда гибель так близка.

0

10

Никто из них, конечно, далеко не убежал. Возникающие перед ними новые стены в результате загнали их в центральную комнату, где ждали Затененный, Темнота, Древний и фигура в желтых доспехах по имени Сентрак.
     Везок ожидал, что Затененный разразится бранью, уличит их в предательстве, и пригрозит им суровыми наказаниями всех видов. Но он не сказал ничего. Он просто сидел на своем троне и пристально смотрел на каждого из них по очереди. Везок даже не заметил в его глазах никакой досады или гнева, они были пустыми и мертвыми. И это почему-то было намного хуже, чем если бы он был в бешенстве.
     Наконец, он сделал знак Зактану выйти вперед. Затененный вздохнул, улыбнулся и явно расслабился. На мгновение Везоку показалось, что может быть все еще и обойдется.
     Потом глаза Затененного стали малиновыми. Двойной пучок энергии вылетел из них и ударил Зактана. Последовала яркая вспышка света.
     Когда свет исчез, Зактан стоял на том же месте, но он ужасным образом изменился. Он по-прежнему стоял, но его тело двигалось, как если бы каждая отдельная клетка обрела свою собственную жизнь. В панике, Зактан утратил контроль, и его тело начало распадаться. Как рой огнелеток разбивается штормовым ветром, фрагменты Зактана начали медленно разлетаться в стороны. Это было самое ужасное зрелище, которое Везок когда-нибудь видел в своей жизни, в которой было много страшных сцен.
     Он посмотрел на Затененного, и с удивлением увидел, что лидер Темных Охотников тоже выглядит ошеломленным. По-видимому, это был не тот эффект, которого он ожидал. Что-то было не так.
     Зактан внезапно успокоился. Огромным усилием воли, на какое Везок не представлял способным живое существо, он опять собрал распадающиеся части самого себя вместе. Он снова был целым, по крайней мере, настолько целым, насколько могло быть существо в его состоянии.
     К Затененному тоже вернулось хладнокровие. Он уселся в свое кресло и оглядел собравшихся вокруг заговорщиков.
     - Запомните, - сказал он мягким тоном шипящей смертоносной гадюки.

     Зактан в конце концов обнаружил, что его тело превратилось в миллиарды микроскопических протодитов. Каждый из них имел часть его сознания, и мог функционировать независимо от остального тела. Это позволяло ему посылать части самого себя в битву в виде роя, летать, легче уклоняться от физических атак  и проскальзывать через щели, слишком узкие даже для насекомых.
     Он никогда не говорил о том, что произошло с ним той ночью, и никогда не позволял никому обсуждать это. Он научился приспосабливаться к своему новому состоянию и использовать ту силу, что получил. В итоге он стал в сотни раз более эффективен как Темный Охотник, чем раньше.
     И он никогда, ни на мгновение, не переставал ненавидеть Затененного.

0

11

Глава 4
Четыре тысячи лет назад…
     - Каждый, кто обдумает эту дурную идея, – проворчал Рейдак. – заорет во весь голос.
     - Заткнись и рули, - сказал Везок. – Ты хочешь, чтобы весь Метру Нуи узнал о нашем прибытии?
     Два Темных Охотника вместе с третьим, Аваком, находились на маленьком ялике, плывущем через морские ворота по направлению к островному городу Метру Нуи. Это была рискованная поездка. Турага Дьюм, правитель города, очень давно запретил Темным Охотникам появляться в этом районе. Официальной причиной было то, что они приносят с собой беззакония и насилие, но истинной причиной была уверенность, что Затененный положил глаз на Метру Нуи. Дьюм не собирался позволить Темным Охотникам создать на острове плацдарм и потом попытаться свергнуть его.
     Его проблемой было проведение этого закона в жизнь. В Метру Нуи не было Тоа. Это было одно из спокойнейших мест в мире, поскольку все знали, как жизненно важен город для благополучия многих других земель. Товары, которые здесь покупали, были отчаянно необходимы везде, а энергия, производимая силовыми станциями, была так велика, что передавалась в другие города и не стоила ничего Метру Нуи. Разрушить остров и убить его жителей было бы актом безумия. Поэтому не было необходимости в присутствии защищающих город Тоа.
     И никто не рассматривал возможность завоевания этого города. До сих пор.
     - Мы еще не приплыли? – спросил Авак. Сидя в центре лодки, он лениво греб. Время от времени он развлекал себя, ментально создавая тюрьму вокруг какой-нибудь морской птицы и наблюдая как она бьется о нее, пытаясь освободиться.
     - Если наша информация верна, морская пещера должна быть прямо под нами, - ответил Везок. Он смотрел вокруг, ища место, куда  должно было привести их путешествие. Метру Нуи был окружен огромным серебряным морем, ограниченным со всех четырех сторон массивными каменными стенами. В некоторых из этих стен были пробиты порталы, позволяющие лодкам проходить через них на пути в город и из города.
     Рейдак взглянул через борт лодки в серебряную воду. Далеко внизу можно было смутно разглядеть больших плавающих морских Рахи. Он как-то сомневался, чтобы все они были вегетарианцами.
     - Так кто пойдет вниз? – спросил он.
     - Я думаю, мы все пойдем, - ответил Везок. – Может быть, потребуются трое, чтобы…
     - Кто-то должен остаться посторожить лодку, и я вызываюсь, - перебил его Авак, говоря так быстро, что одно слово сливалось с другим.
     - А я вызываюсь посторожить Авака, сторожащего лодку, чтобы он не убежал без нас, - предложил Рейдак.
     Везок нахмурился:
     - Вы слышали, что говорил Затененный. Вы знаете, что предположительно должно быть внизу. Если я пойду вниз один, я окажусь легкой закуской. Так кто поможет мне?
     Авак посмотрел на Рейдака и сказал:
     - Бросим жребий. 
     Когда Рейдак кивнул в знак согласия, Авак бросился вперед, схватил его, и бросил через борт лодки в воду:
     - Кажется, я выиграл.
     Рейдак в ответ разразился проклятиями, способными испепелить огромную каменную змею. Везок посмеиваясь, тоже нырнул в воду.
     - Оставайся в лодке, - сказал он Аваку. Потом добавил: - А лодка пусть остается здесь.

0

12

Везок и Рейдак скрылись в глубине. В воде было леденяще холодно, хуже чем на заснеженных пиках острова Темных Охотников. Их доспехи затрудняли маневрирование под водой, но если они будут рассчитывать только на свое проворство, они в любом случае осуждены. Здесь, внизу, была нужна другая сила.
     Глаза Рейдака загорелись красным. Его инфракрасное зрение проникало через темную воду, но обнаруживало только проплывающих рыб Рахи. Хотя становилось все тяжелее, он продолжал искать, надеясь, что информация Затененного была точной. И он, и Везок знали, что у них нет лишнего времени – даже их увеличенные легкие не могли набрать так много воздуха.
     Когда они почти достигли морского дна, Рейдак остановился, и указал вниз. Везок увидел массивный булыжник, окруженный льдом, очевидно закрывающий вход в морскую пещеру. Два Темных Охотника ударили одновременно, разбив валун на камушки. За ним оказалась глыба прочного льда, по крайней мере, ста футов толщиной.
     Везок кивнул. Значит, легенда была точной. Ему захотелось, чтобы с ними был Хаканн с его способностью использовать тепловые лучи. Потом он подумал, что никогда не ожидал от себя слов «Хочу, чтобы здесь был Хаканн», и вряд ли скажет их когда-нибудь снова.
     Рейдак начал колотить по льду. Везок стрелял в глыбу лучами своего импульсного зрения. Периодически они всплывали на поверхность глотнуть воздуха. Потом снова ныряли вниз  и продолжали работу.
     Больше чем через два часа работы последний кусок льда отлетел прочь, освобождая спрятанное внутри «сокровище». Везок увидел, как вспыхнул, открываясь, огромный красный глаз, за ним другой. Температура внезапно выросла, вода почти закипела. Низкий грохот, прокатившийся в воде, перерос в рев. Что-то находящееся внутри пещеры начало выползать на свободу.
     В ужасе расширив глаза, Везок показал вверх. Рейдак принял идею, и оба рванулись к поверхности. Они вскарабкались на борт лодки прежде чем Авак успел сказать:
     - Ну что? Что там? Что вы видели?
     - Греби! Греби! – крикнул Везок. – Уходим отсюда!
     Авак подчинился, но как только он повернулся, он увидел источник их волнения. Под водой что-то двигалось, быстро приближаясь. Внезапно что-то вырвалось снизу, опрокинув лодку и выбросив всех трех Темных Охотников за борт. Потом оно снова опустилось в волны.
     - Что это было? – крикнул Авак.
     - Небольшой подарок, - ответил Везок. – От Затененного Метру Нуи, с наилучшими пожеланиями.

     Огромное чудовище выплыло на волю впервые за тысячи лет. У него было очень смутная память о прошлом, но то, что происходило тогда, не имело сейчас никакого значения. Дракона Канохи беспокоила только одна вещь: он был очень, очень голоден.
     Ощущая на ближайшем острове огромный источник тепла, он двинулся в этом  направлении. Тепло – значит жизнь, жизнь – значит пища, и сегодня он, наконец-то, хорошо поест.

     - Так мы нашли его,  - сказал Рейдак. Они трое снова забрались в лодку. – Теперь поедем домой?
     - Нет, - сказал Везок. – Теперь будем ждать.
     - Чего?
     - Того, что непременно произойдет.

0

13

Мощный хвост Дракона Канохи хлестал по воде. Он был близок к источнику тепла, но надо было покрыть еще большое расстояние. Теперь он вспомнил это место, и малышей, которые здесь жили. Дракон уже бывал там, задолго до того, как остров застроили многочисленными зданиями. Тогда он тоже приходил туда за кормом, но обитатели сделали ему больно. Если лететь над городом, они могут захотеть сделать это снова.
     Тогда он не полетит, решил он. Хотя в холодной воде было неприятно, да и вообще плавание было не самым любимым способом его передвижения, он останется под водой. Он найдет такую дорогу к теплу, что малыши его не заметят. И потом, когда к нему вернется сила, он рассчитается за старое.

     - У них нет никаких шансов, - сказал Авак. – Город завтра же превратится в руины.
     - Нет, не превратится, - ответил Рейдак, улыбаясь. – Потому что мы собираемся спасти его, не так ли, Везок? 
     Везок решил, что следует пересмотреть справедливость своей точки зрения на истинные умственные способности Рейдака. Затененный полностью поделился своим планом только с ним, но Рейдак сумел  его вычислить. Надо наблюдать за ним, - подумал Везок. – Он не такой, каким кажется.
     - Несколько часов буйствования Дракона Канохи должны убедить Турагу Дьюма, что город нуждается в защите, - сказал Везок. – Поскольку нигде не видно Тоа, Темные Охотники великодушно согласятся «защитить» его в обмен на разрешение построить здесь базу. Это хороший план.
     - Безусловно, - сказал Авак, кивая. – Только как мы предполагаем остановить эту штуку, если они согласятся?
     Везок начал грести в направлении города:
     - Я сказал, что это хороший план. Я не говорил, что это безупречный план.

0

14

Дракон Канохи столкнулся с запутанной системой подводных труб, потом  пробил себе путь сквозь толстые стены Метру Нуевских Архивов. Матораны спустились вниз исследовать источник ужасного грохота и подъема воды. Увидев чудовищного Рахи, разбивающего все вокруг, они вскарабкались обратно так быстро, как их ноги могли нести их.
     Дракон не обратил на них никакого внимания, пока нет. Его целью был источник тепла, до которого все еще было довольно далеко. Вместо того чтобы идти по земле, он направился к нему через нижние уровни Архивов.
    Смелый Ону-Маторанский архивариус по имени Маврах последовал за  ним. Путь существа был усеян разбитыми цилиндрами, раздавленными артефактами и обломками разрушенных стен. Несколько живых экспонатов оказались на свободе, что заставило Мавраха двигаться с осторожностью, на тот случай если некоторые из них голодны. Быстро стало понятно, что монстр движется не в случайном направлении, а держит курс строго на Та-Метру.
     Маврах мог бы преследовать дракона на всем пути до Большой Плавильни, если бы его друг Венуа не нашел его и не велел остановиться. Они тут же пошли к Главному Архивариусу, чья маска скрывала горе, которое он чувствовал при виде такого разрушения.
     - Турага Дьюм должен вызвать Ваков, - сказал Венуа, имея в виду мехнических стражей порядка Метру Нуи. – Но я не уверен, что даже они справятся с этим.
     - Это… изумительно, - прошептал Маврах с трепетом. – Я никогда не видел Рахи, похожего на этого. Почему он здесь? Что ему  надо? Здесь так много можно узнать!
     - Вы сможете изучить его труп, - резко сказал Главный Архивариус. – А теперь идемте отсюда. Мы должны вернуться на верхние уровни.
     Три Маторана повернулись, пытаясь не обращать внимания на звуки битвы, наполняющие Архивы.

     Везок, Рейдак и Авак причалили в уединенном месте на берегу Ле-Метру. Везок показал на группы Ваки, поднимающиеся по направлению к Та-Метру:
     - Полагаю, они заметили какой-то беспорядок. Отлично, подождем темноты. Дадим им немного  поволноваться.
     Авак осматривался вокруг, ища как бы развлечь себя в ожидании ночи, когда заметил дюжину Ваки, движущихся в их направлении. Он приготовился к сражению, но они поднялись в воздух, пролетели над океаном и удалились из города.
     - Куда это они собрались? – удивился он.

     Как выяснилось, Ваки лишь немного раздражали Дракона Канохи. Тепло, генерируемое его теперь полностью оттаявшим телом, расплавило большинство из стражей города. Остальных уничтожили его когти и зубы. Он беспрепятственно переместился в область прямо под Та-Метру. Когда он оказался под самым сильным источником тепла, он пробил себе путь наверх.
    Дракон вылез в самой середине Большой Плавильни. Матораны в панике разбежались, когда он вынырнул из пламени.
     Когда на Метру Нуи опустилась темнота, город был в огне. Пламя в Та-Метру вырвалось из-под контроля. Улицы были завалены кусками механических Ваки. Матораны собрали оружие и готовились к бесполезной атаке на дракона.

     Турага Дьюм стоял в своей комнате в Колизее, размышляя о судьбе своего города. Легкое колебание воздуха в комнате сказало ему, что он больше не один.
     - Неудачный день? – спросил Везок.
     Дьюм взглянул на трех Темных Охотников, ворвавшихся в его убежище. Кто-нибудь другой при их виде мог бы броситься бежать. Но Дьюм столетиями был Тоа, а позже Турагой. Его сердце не знала страха.
     - Я должен был догадаться, - сказал он, выпрямляясь. – Дракон Канохи – это оружие, но рука, которая держит его, принадлежит Затененному.
     - То что здесь происходит – настоящая неприятность, - сказал Рейдак. – Наверняка будет ужасно, если Дракон Канохи превратит Та-Метру в кучи мусора. А еще хуже будет, если что-то вроде этого начнет случаться каждую неделю.
     - Очевидно, что Ваки не могут защитить вас, - добавил Везок. – Договорись с нами, и ты можешь больше ни о чем таком не беспокоиться.
     Холодное молчание опустилось на комнату. Дьюм повернулся спиной к Темным Охотникам, погруженный в мысли. Прошло несколько секунд. Потом правитель Метру Нуи заговорил.
     - Уходите.
     - Ты совершаешь ошибку, - прорычал Авак. – Большую ошибку.
     Дьюм не обратил на него внимания и встретился глазами с Везоком:
     - Я скорее увижу этот город превращенным в руины… такие, что в них не будет даже двух кирпичей соединенных вместе… чем позволю вашей организации пустить здесь корни.
     - Тогда ты не думаешь об интересах своего города, - ответил Везок. Он обнажил свой гарпун и направил его на Дьюма. – Может быть, самое время дать Метру Нуи нового правителя.
     Везок спустил курок как раз в тот момент, когда в комнату ворвался столб пламени. Огонь встретил гарпун на середине комнаты и расплавил снаряд. Темные Охотники повернулись, и увидели двух Тоа – одного изумрудного, второго красно-золотого – стоящих в оконном проеме. Еще девять Тоа летели на Ваках по ночному небу вслед за ними.
     - Тоа Ликан! -  воскликнул Дьюм. – Тоа Нидики!
     - Ты не говорил нам, что у тебя в гостях Темные Охотники, - сказал Нидики, Тоа Воздуха.  - Я думал, здесь придется сражаться только с высшими формами жизни.
     - Мы получили твое послание, - сказал Тоа Ликан, повелитель огня. – В том, что здесь случилось, виноваты эти трое?
     Дьюм колебался. Он бы много дал, чтобы увидеть трех этих Темных Охотников в тюрьме, но если так сделать, это приведет только к тому, что  на их освобождение будут посланы новые. Метру Нуи станет полем битвы. Было необходимо более дипломатическое решение.
     - Они курьеры, которые должны передать от меня одно послание, - ответил Турага. – Поэтому они просто отправятся обратно к себе домой.
     Взгляд в глаза Ликана показал Дьюму, что Тоа точно понял, что здесь происходит.
     - Вероятно, это мудро, - сказал Ликан. Потом, посмотрев прямо на Темных Охотников, добавил:
     - А то здесь небезопасно.
     Везок понял намек. Он и остальные в любой момент могли бы взяться за дело, если бы речь шла о двух Тоа и Тураге. Но одиннадцать Тоа было, конечно, совсем другое дело. Нечего было надеяться выиграть такое сражение, и слишком многое можно было потерять.
     - Видимо, так, - сказал он Ликану. – Но это прекрасный город. Может быть, когда все успокоится, мы вернемся.
     - Всегда буду рад видеть тебя, - сказал Тоа Нидики, улыбаясь. – Великолепен вид этого города с верхушек Башен Знаний… пока ты не поскользнешься и не свалишься.   
     Везок вернул Тоа улыбку, но оба знали, что это лишь взаимный вызов, а не что-нибудь большее. Потом он повел Рейдака и Авака из Колизея. Находящиеся снаружи Тоа внимательно наблюдали за ними, пока они не погрузились в лодку и не отбыли.
     - Хорошо то, что хорошо кончается, - проворчал Рейдак.
     Везок пожал плечами:
     - Еще не кончилось. Может, потребуется год, столетие, или несколько тысяч лет… но Затененный всегда получает то, что хочет.

0

15

Ликан, Нидики и их команда Тоа вели борьбу с Драконом Канохи в течение месяца. Было разрушено множество зданий, целые кварталы в Та-Метру стали необитаемы, и слишком много невинных Маторанов встретили свою смерть. Когда чудовище в конце концов было побеждено (в немалой степени благодаря соединенным усилиям четырех Тоа Льда), эта победа наполнила сердца Тоа не гордостью, а только облегчением.
     При обсуждении дальнейшей судьбы дракона, Нидики предложил взять на себя обязанность попробовать убить его. Но броня дракона, которую так трудно было пробить во время битвы, помешала ему прикончить существо. В результате решили отвезти дракона на другой остров, правители которого согласятся дать ему пристанище и содержать подальше от других земель. Ликан и полдюжины Тоа из его команды согласились повести баржу, на которую погрузили дракона, а Нидики и остальные остались обеспечивать безопасность города.
     - Темные Охотники не задержатся с ответом, - напомнил Дьюму Ликан. – Они вернутся обратно. Как и мы.
Путешествие Дракона Канохи к новому дому заняло много времени. Наконец, баржа приплыла в док, сделанный из черного скрученного металла. Вид острова и чувство, вызываемое этим видом, беспокоили Тоа. Хотя отдельные его части казались дикими и заросли тропической растительностью, большая часть острова была покрыта безрадостными железными зданиями, испускавшими в небо вонючий дым. Один из членов команды настойчиво утверждал, что в открытой двери фабрики он увидел что-то похожее на массу боевых машин, собранных внутри.
     К Тоа приблизилась высокая, черная фигура. Она быстро перевела темные глаза с героев на Дракона Канохи. Рот скривился в злобной улыбке.
     - Подходит, - прошипела фигура. -  Очень хорошо подходит.
     - Я Тоа Ликан. Мы приплыли из Метру Нуи чтобы оставить здесь это существо, но я должен спросить вас: Вы уверены, что хотите оставить такое злобное, опасное создание на своем острове?
     - Любое зло относительно, Тоа Огня, - ответил улыбающаяся фигура. – В вашем городе это монстр. На моем острове это… плохо воспитанная зверюшка.  Так что ответ – да. От имени своего острова я, Рудака, приглашаю Дракона Канохи на наши пляжи.

0

16

Глава 5

Три тысячи лет назад…
     Хаканн лежал на одной из крыш Га-Метру. Лариска находилась позади него, по обыкновению, поигрывая своими кинжалами. Поначалу Хаканна нервировала эта привычка. Позже он понял, что кинжалы были, вероятно, единственными «друзьями», которым она полностью доверяла.
     Шла еще одна темная, холодная и опасная ночь в Метру Нуи. К этому моменту Хаканн видел их слишком много. После инцидента с Драконом Канохи Затененный предпринял еще несколько попыток – как явных, так и нет –установить контроль над городом, или хотя бы построить тут базу. Каждый раз его попытки срывали Тоа.
     Неудивительно, что Метру Нуи стал навязчивой идеей Затененного. Когда попытка Тока украсть Турагу Дьюма провалилась, терпение правителя Темных Охотников кончилось. Он собрал легион своих лучших оперативников, и приказал им оккупировать и захватить Метру Нуи. Это показалось многим, включая Хаканна, очень странной и очень рискованной идеей. Темные Охотники жили в тени, наносили быстрые удары и исчезали. Они не создавали армии и не осаждали города.
     - Темный Охотник при дневном свете представляет собой только одну вещь, - говорил Хаканн в то время. – Мишень.
     Тем не менее, похоже, этот план срабатывал. Пара сотен Темных Охотников штурмовала Метру Нуи глубокой ночью, совершенно неожиданно для Ваков и Ликановской команды Тоа. Пока Матораны искали прикрытие, они установили контроль над большей частью города. Тоа и Турага Дьюм были вынуждены занять оборону в Колизее. Победа казалась делом нескольких дней.
     Потом все пошло хуже.  Тоа Воды ухитрилась проскользнуть сквозь ряды Темных Охотников и уплыть в океан. На первом же острове, куда она попала, она притащилась к Тураге и попросила о помощи Метру Нуи. В результате едва ли не сотня Тоа нагрянула в город и превратила то, что должно было быть коротким сражением, в затянувшуюся осаду. В последние месяцы Тоа и Темные Охотники сражались за каждый метру, за каждую улицу.
     К этому моменту обеим сторонам был причинен серьезный ущерб. Все Метру были сильно повреждены. Между тем, с таким большим числом Темных Охотников, завязших в Метру Нуи, поток сокровищ, текущий в погреба организации, превратился в тонкую струйку. И Дьюм, и Затененный понимали, что необходимо как-то закончить эту войну прежде чем не останется ничего, за что следует сражаться.
     Воспоминания Хаканна были прерваны видом одинокого Тоа на улице внизу. Судя по цвету его доспехов, это был Тоа Воздуха, а его маска и оружие соответствовали Везоковскому описанию Тоа Нидики. Хаканн ухмыльнулся. Появилась великолепная возможность не только вывести из игры еще одного Тоа, но и украсть у Везока шанс когда-нибудь ему отомстить.
     Он уже начал подниматься, когда Лариска остановила его:
     - Не так уж важно, если будет одним мертвым Тоа больше , - сказала она. – Дай-ка мне потолковать с ним.
     - И сграбастать побольше славы для себя самой? -   проворчал Хаканн.
     Лариска в ответ улыбнулась:
     - Пожалуй, я изложу это по-другому. Не стой на моем пути, когда я что-то делаю, или мы снова вернемся к тому, на чем остановились на арене Затененного.
     Без дальнейших слов она перепрыгнула на другую крышу, потом на другую, и в конце концов на землю. Она двигалась в направлении к Колизею – верный способ привлечь внимание Тоа.
     Находящийся внизу Нидики заглотнул наживку. Произошло короткое неубедительное сражение, оставившее Хаканна неудовлетворенным. Он видел, что у Лариски по крайней мере три раза была идеальная возможность убить Тоа, но она ее не использовала. Он задумался, нельзя ли как-нибудь использовать эту информацию для своей пользы.
     Тоа ненадолго исчез. Хаканн услышал, что Лариска заговорила. Когда Нидики снова появился в поле зрения, они с Лариской что-то обсуждали. Хаканн был слишком далеко, чтобы слышать, о чем они говорят. Он рассмотрел и отбросил идею о том, что Лариска планирует перейти на сторону Тоа. Она паршиво будет выглядеть в маске, и знает это, - подумал он. 
     Когда Лариска вернулась, на лице у нее было выражение Муаки, только что съевшей птицу Гукко.
     - Он готов сотрудничать. Мы должны передать послание Затененному.
     - Что если это какой-то трюк?
     Лариска покачала головой:
     - Не думаю. Он не такой хороший лжец, как сам считает. Когда-нибудь, это, вероятно, будет стоить ему многого.

     Послание, доставленное специально обученным Нуи-Рамой, было коротким и точным. Тоа Нидики устраивает захват Тураги Дьюма, Тоа Ликана и остальных защитников Метру Нуи в обмен на право управлять городом. Ответ Затененного был так же прям: Согласиться на требования Нидики, а когда война будет выиграна, ликвидировать его.

0

17

Лариска направилась на встречу с Нидики следующей ночью. Как и раньше, Хаканн оставался в тени и наблюдал. Он и не доверял Тоа, и не был полностью уверен в мотивах Лариски. Может быть, она планировала себя в будущие королевы Метру Нуи.
     Нидики опоздал и выглядел обеспокоенным:
     - И каков ответ? Быстрей, быстрей, я рискую всем, просто приходя сюда.
     - Успокойся, - сказала Лариска. – За тобой кто-нибудь шел?
     - Не думаю, - сказал Нидики. – Ликан приказал мне спуститься в доки и встретить прибывающую лодку. Он не может пойти сам: он слишком долго был лидером армии Тоа, чтобы делать что-нибудь самому.
     - Он ожесточен, - подумал Хаканн. – Отлично, мы можем с ним работать.
    - Соглашение такое, - сказала Лариска. – Завтра ты приведешь Ликана и стражей Колизея в Каньон Нескончаемого Шепота в По-Метру. Мы спрячемся в пещерах и предгорьях. Когда все будет закончено, я лично позабочусь о Тураге Дьюме… а город будет твоим, Нидики. Что ты планируешь с ним делать?
     Хаканн не слышал ответа Нидики. Его внимание привлекло что-то красное и золотое, промелькнувшее на ближайшей крыше. Это был Тоа Ликан! Он следовал за Нидики и все слышал.
     Темный Охотник быстро соображал. Если он предупредит Лариску, «ловушка» будет отменена, и останется достаточно времени, чтобы спасти армию Затененного. С другой стороны, если он этого не сделает, Лариска впадет в немилость, а война закончится. Единственный недостаток в том, что он может стать пленником Тоа. Надо придумать способ спасти свою металлическую шкуру.   
     Нидики ушел. Лариска еще не возвращалась. Хаканн взобрался на крышу и последовал за Тоа Ликаном.
     Тоа быстро заметил его присутствие. Ликан повернулся и выстрелил пламенем из двух своих огненных мечей. Хаканн уклонился и ответил Ликану ментальным ударом. Тоа покачнулся, но устоял, и, соединив два своих меча вместе, сделал щит. Потом он с неправдоподобной точностью метнул щит, сбив Хаканна с ног. Щит был на обратном пути к Ликану, когда Хаканн накрыл его своим тепловым зрением, заставив закрутиться и сбиться с курса. Темный Охотник вскочил на ноги, и направил метатель лавы прямо на Тоа Ликана.
     - Я мог бы убить тебя, Тоа, но здесь уже достаточно убивали, - сказал Хаканн, пытаясь говорить искренне относительно потерь жизней. В действительности, единственная жизнь, о которой он беспокоился, была его собственная. – Пришло время закончить эту войну.
     Ликан ничего не сказал,  только с презрением взглянул на Хаканна. Он выразил этим все свое мнение относительно Темных Охотников.
     - Ты знаешь, что планирует ваш приятель Нидики. Ты, вероятно, готовишь свою собственную ловушку, - сказал Хаканн. – Ты рассчитываешь, что сможешь захлопнуть за всеми нами двери какой-нибудь пещерной тюрьмы прежде чем зайдут звезды. Но… может быть, здесь можно заключить сделку.
     - Я не имею дела с Темными Охотниками, - резко сказал Ликан.
     - Ты уже имел дело с одним из них, -  ответил Хаканн, сочтя лучшим контролировать свою раздражительность. – Или, может быть, ты все еще не знаешь, что произошло с Камнем Макоки, тогда, много лет назад?
     Невольное движение Ликана показало, но только на мгновение, что он поражен заявлением Хаканна. Чувствуя благоприятную возможность, Темный Охотник поторопился продолжить.
     - Я украл его,- соврал он. – И я отдал его Затененному, это был вроде как вступительный взнос за право стать Темным Охотником. Если мы должны проиграть эту войну, мы ее проиграем – но я предлагаю обмен. Ты получаешь Камень Макоки, а мы невредимыми уходим с этого острова.
     Тоа Ликан боролся с искушением. Свободные, Темные Охотники всегда были угрозой. Но Камень Макоки был тем, за что его товарищи Тоа тысячи лет назад готовы были умереть. Хотя он и не знал его истинного значения, оно должно было быть жизненно важным. Мог ли он предать память своих покойных товарищей и упустить шанс получить его обратно?
     - Ты пойдешь со мной, - сказал Ликан. – Потом ты отправишь послание вашему лидеру. Ты скажешь ему, что война проиграна. Если Камень Макоки у него, мы позволим тебе и другим Темным Охотникам вернуться домой… с двумя условиями.
     - Какими?
     - Вы никогда не вернетесь обратно… никогда… и вы заберете Нидики с собой. Я не хочу его видеть.
     Хаканн улыбнулся:
     - Откуда я знаю, что ты в конце концов так и поступишь?
     - Тоа не берут назад свое слово, - ответил Ликан.
     - Полагаю, Нидики пропустил тот урок, где этому учили, - сказал Хаканн, посмеиваясь.

0

18

Все произошло так, как и планировал Тоа Ликан. Когда он, Нидики и остальные стражи Колизея пришли в Каньон Бесконечного Шепота, на них немедленно напали из засады Темные Охотники. Мгновением позже, Темные Jхотники обнаружили, что сами окружены тремя сотнями Тоа, прошлой ночью прибывшими в город на «кораблях поддержки».
     Привыкшие к жесткой дисциплине Затененного, Темные Охотники ожидали такого же сурового обращения от Тоа. Неудача, полагали они, означала смерть.
     - Теперь что? – вызывающе спросила Лариска Тоа Ликана. – Загонишь всех нас в море?
     Тоа Огня на мгновение заколебался. Потом сказал:
     - Еще до того, как вы вошли в каньон, Затененному было направлено послание. Вам будет позволено уйти тем же путем, по которому вы пришли.
     Ликан в общих чертах изложил те условия, о которых он говорил Хаканну. Нидики был потрясен, узнав, что он тоже изгоняется из города. Лариска выглядела разочарованной – смерть была бы предпочтительнее сурового наказания, которое Затененный наложит за ее ошибку. Вся эта сцена наполнила Хаканна ликованием.
     На следующее утро Темные Охотники и Нидики погрузились на корабли, направляющиеся к острову Затененного. Нидики одиноко стоял у поручня, пристально глядя на город, который, он был уверен, ему уже никогда не увидеть снова. Наблюдая эту сцену, Хаканн не мог не вспомнить слов Затененного, произнесенных так давно:
     - Не люблю предателей. И презираю неумелых.

     Затененный сдержал свое слово настолько, насколько он это делал всегда. Прошло 2000 лет, прежде чем кто-то из Темных Охотников ступил на землю Метру Нуи – и одним из троих вернувшихся был Нидики.
     Правитель Темных Охотников не был однако, удовлетворен возвращением Камня Макоки в руки Тоа. Через шесть месяцев после выдачи Метру Нуи Темных Охотников, он отправил команду на базу Тоа, на которой хранился камень. Они успешно украли табличку. Затененный приказал разбить ее на шесть частей, так что он мог заработать выкуп за нее шесть раз. Братство Макуты предложило за камни наивысшую цену, несмотря на то, что они тоже не знали их истинного значения.
     Единственной оставшейся после войны Тоа и Темных Охотников проблемой был сам Нидики. Несмотря на настойчивые уверения Лариски, что ни она, ни экс-Тоа не несут ответственности за поражение, она была строго наказана, а Нидики этого избежал. Затененный оценил знания и опыт Нидики, но не мог заставить себя полностью верить ему. Он знал, что Нидики планирует сбежать с острова в надежде когда-нибудь продолжить свою карьеру в качестве Тоа.
     Решение Затененного в этой ситуации было элегантно жестоким. Он позволил Нидики приблизиться к свободе так близко, что экс-Тоа почти ощутил ее вкус. Потом, в последний момент, он велел новому рекруту, Рудаке, использовать свою мутирующую силу, превратив Нидики в чудовищного инсектоида. Теперь такой отвратительный, что Маторанское общество никогда бы не приняло его, он был обречен провести остаток своих дней в качестве Темного Охотника.
     А мы, остальные? – хотел бы знать Хаканн, наблюдая с каким ужасом Нидики реагирует на свою новую форму. – Мы все останемся Темными Охотниками навсегда? Или настанет удобный день сказать прощай этому гнусному месту… и иметь силу никогда даже не вспоминать о Затененном?
     Это была идея, о которой стоило хорошо подумать, решил он.

0

19

Глава 6

Двести пятьдесят лет назад…
     Рейдак был счастливейшим Темным Охотником.
     Последние полтора дня он стоял на посту на южной стене крепости Темных Охотников. Полученный им приказ был прост: любой, пытающийся перелезть через стену, должен быть растоптан, раздавлен, стерт в порошок, или любым другим способом ему нужно было отбить охоту лезть сюда снова. Пока ему удалось поупражняться в своем любимом занятии – разрушении – на группе Ракши, одном комплекте Экзо-Тоа, работавшем в автоматическом режиме, и дюжине Рахи, носящих контролирующие их действия маски Канохи. Войска Братства Макуты наверняка скоро пойдут в новую атаку, и это было отлично. Рейдак надеялся, что это веселье никогда не кончится.
     Отношения между Братством Макуты и Темными Охотниками за последнее время испортились. Именно Темные Охотники стояли на страже, когда шестерым Тоа, Тоа Хага, удалось украсть у Братства и Камни Макоки, и Маску Канохи Света. Хотя Темные Охотники, исполняя свой долг, и сражались изо всех сил, они тем не менее несли ответственность за то, что кража произошла. Братство настаивало на наказании причастных к этому охранников, но Затененный отказал. На том дело и закончилось… во всяком случае, так казалось.
     Три столетия спустя, Маута из Метру Нуи нанял трех Темных Охотников – Нидики, тупицу по имени Крекка и третьего, по кличке Ликвидатор – чтобы помочь ему взять Метру Нуи под свой контроль. Попытка провалилась. В отчаянной попытке быстро вернуть потерянную энергию, Макута абсорбировал в себя Нидики и Крекку, тем самым убив их. Ликвидатор ничего не знал об этом, как и остальные Темные Охотники. Все они знали только то, что Нидики и Крекка не вернулись с задания.
     Вскоре после этого, появление Маски Времени привлекло в Метру Нуи и Затененного, и Макуту. Они вступили в борьбу за обладание маской. Открытие, что Макута убил двух Темных Охотников, было сделано в ходе битвы. Хотя и сильно раненый, Макута сумел победить лидера Темных Охотников. Но добыча, однако, ускользнула от обоих, благодаря одному быстро соображающему Тоа Огня по имени Вакама.
     Все же, вред был причинен. Затененный поклялся отомстить и объявил Братству Макуты войну. По мнению большинства членов организации, это было все равно что объявить войну солнцу или морю. Сила Братства была невообразимо огромна.  Здравый смысл подсказывал, что Темные Охотники будут раздавлены за неделю.
     Но этого не произошло. Руки Братства были связаны последствиями биотрясений, прокатившихся по миру. Метру Нуи лежал в руинах, часть южного континента отвалилась  и исчезла, и это было только началом проблем. Хуже того, попытки управляемой Братством армии Висораков захватить Метру Нуи привели к смерти их короля, а паукообразные создания рассеялись по всем миру.
     Тоа тоже не спали во время всех этих событий. Полностью осведомленные о глубине предательства Братства, Тоа наносили удары при любой возможности.  Хотя многие Тоа и были убиты в этой борьбе – такие хлопоты нисколько не надоедали Рейдаку – они тоже давали Братству дополнительный предмет для беспокойства.
     На этом фоне, стратегия Темных Охотников - стратегия непрерывного нажима, саботажа, воровства и похищений - имела успех. В последние сто лет они перешли от мелкого досаждения Братству к нанесению серьезного ущерба. Теперь Братство нанесло ответный удар.

0

20

Рейдак вглядывался в темноту. Кто-то двигался через лес по направлению к крепости. Это была высокая фигура, слишком маленькая, чтобы быть Экзо-Тоа, слишком большая для Ракши или Висорака. Ему захотелось узнать, кто бы это мог быть, и какой будет звук, если это сбросить со стены.
     Подошел Зактан.
     - Это не к тебе, - сказал он. – Так что не калечить, не рвать, и не кромсать на куски.
     Рейдак взглянул вниз. Фигура уже приблизилась к основанию крепости и взбиралась по отвесной каменной стене. В отблесках лунного света поблескивало черное тело.  Свирепый Темный Охотник осклабился:
     - Не буду, - сказал он. – Но было бы забавно столкнуться с ней когда-нибудь и посмотреть, кто из нас кого прикончит.
     - Ты не сможешь никого «прикончить», Рейдак, - ответил вкрадчивый женский голос. – Это ты … был бы прикончен.
     Рудака вскарабкалась на вершину стены. Это был ее третий визит в крепость за последние месяцы. Если бы Братство узнало, что она поставляет информацию о них Темным Охотникам, ее жизнь была бы тут же закончена. Зактан наполовину подозревал, что она также предоставляет Братству данные о Темных Охотниках, но не мог проверить это.
    - Где информация? – спросил он.
     - Где моя оплата? – ответила Рудака.
    Зактан протянул ей табличку. Если бы какой-нибудь другой Темный Охотник увидел ее содержимое, Зактан немедленно был бы схвачен и посажен в тюрьму, если не хуже. На камне был вырезан подробный план крепости Затененного, дополненный подробностями о размещении странников, ловушках и других мерах безопасности. Имея эту карту, враг мог проскользнуть в крепость и ликвидировать лидера Темных Охотников… или так казалось.
     На самом деле, как знал Зактан на собственном горьком опыте, уничтожить Затененного было не так-то просто, даже владея такой информацией. Если Рудака попробует сделать это, она, скорее всего, будет убита, и те члены Братства, которые пойдут с ней - тоже. Если же ей как-то удастся добиться успеха, Зактан не сомневался, что сможет ликвидировать ее, и захватить власть для себя самого.
     - Вам надо уходить, - сказала Рудака. – Через час это место будет окружено, а через два – разрушено. Все Темные Охотники, которые попадут в плен, будут мечтать, чтобы их вообще никогда не было.
     - Почему они так хотят захватить это место? – спросил Рейдак. – Кроме возможности сразиться со мной, конечно.
     Рудака взглянула на Рейдака, потом повернулась к Зактану:
     - Он у вас всегда такой?
     - Большую часть времени, - ответил Зактан. – Но это полезно. И его вопрос справедлив – эта крепость не имеет особенного стратегического значения, так почему же Братство так ее добивается?
     Рудака улыбнулась:
     - Тот, кто не знает истории, обречен повторить ее, Зактан… и иногда в точности повторить. Когда-то это была крепость Братства Макуты, а ты не знал?
     Зактан выругался себе под нос. Нет, он не знал таких подробностей, потому что Затененный не счел нужным рассказать ему об этом, посылая сюда.
     - И, полагаю, вы оба не исследовали это место? – продолжила Рудака. – Просто были маленькими послушными стражами, да? Глупые, глупые пешки – незнание может  погубить вас.
     Кивнув головой, она спустилась со стены и исчезла. Зактан изумленно смотрел ей вслед, размышляя. Потом он сказал Рейдаку:
     - Стой здесь. Мне надо кое-что сделать.
     - А как насчет твоей части стены? Кто будет наблюдать за ней?
     - Разве это не очевидно? – ответил Зактан. – Ты. Если будут трудности или тебя убьют… позови меня.
     Прежде чем Рейдак успел запротестовать, Зактан направился вниз по лестнице, ведущей  из крепости. Вопреки предположениям Рудаки, он изучил здесь каждый дюйм сразу после прибытия. Ток же не только изучил, но и ограбил, забрав все, что не было прибито к стене. Но, очевидно, что-то они пропустили. Чем бы это «что-то» не было, Братство было готово пожертвовать жизнями, чтобы получить его.

0

21

Ток согласился составить Рейдаку компанию при выполнении долга стража, но не от большой любви к этой работе, а из-за того, что Рейдак пригрозил сделать с ним, если он скажет нет. В отличие от Рейдака, Ток не находил никого удовольствия в том, чтобы сражаться с различными членами армии Братства Макуты. Они редко имели с собой сокровища, заслуживающие кражи, или оружие, достойное стать трофеем. Кроме того, нужно было слишком долго возиться, чтобы они умерли, и после них оставался беспорядок.
     - Что-нибудь видишь? – спросил Рейдак.
     - Темноту. Воду. Жизнь проходит…- ответит Ток.
     - Ну так и что? Уходить отсюда? – спросил Пирака в черных доспехах.
     Ток вздохнул и сделал шаг к краю стены. В первый момент он увидел только деревья, землю и океан, освещенные отблесками лунного света. Деревья раскачивал ветер, о берег бились огромные волны, а земля двигалась по направлению к крепости.
     В следующую секунду Ток понял, что значило последнее. Да, земля двигалась… нет, нет, не она. Что-то двигалось по земле – много чего-то. Их окутывал туман, но издаваемые ими резкие звуки предвкушения выдавали их присутствие.
     - Висораки!
     Темные Охотники высыпали на стены, чтобы защитить крепость, но сцена быстро превратилась в хаос. Висораки Онораки использовали свою способность к имитации, выкрикивая противоречащие команды голосами Зактана, Древнего и даже Затененного. Вотараки бешено бросались на основание стены, пытаясь пробить в камне дыры. Боггараки карабкались по стенам, стреляя своими спиннерами, и превращая защитников в пыль.
     Со своей стороны, Темные Охотники защищались изо всех сил. Рейдак вырывал из стен камни и швырял их вниз на Сакораков. Ток заставлял Онораков замолкнуть, используя свое ледовое оружие, а потом бросал камни и разбивал замороженных Висораков на тысячи кусков. Другие Темные Охотники использовали дротики, копья, и все что могло помочь отбить атакующих.
     - Еще немного, и у нас будут проблемы, - прокричал Ток.
     - Почему? Потому что они возьмут крепость? – сказал Рейдак.
     - Нет, потому что они перекроют нам пути к бегству, - сказал Пирака в белых доспехах. – Может быть, ты и хочешь умереть смертью храбрых, защищая этот кусок камня, но я нет. Пусть остальные эти недоумки войдут в анналы Тамных Охотников  как герои – я в любом случае собираюсь выжить.
     - А Зактан?
     Ток прихлопнул Висорака, перелезающего через край стены, потом схватил за ногу другого и швырнул его в воздух.
     - Что «Зактан»? -  спросил он.

0

22

Зактан слышал доносящиеся сверху звуки сражения, но не собирался позволить очередной атаке Братства отвлечь его от выполнения поставленной задачи. Если в этом месте можно было найти что-то важное, он это найдет.
     Он спустился прямо в подвал. Скорее всего, проход в потайную комнату находился там, так как верхние этажи для этого не подходили. Спустившись вниз, он занялся самыми доскональными поисками, посылая составляющих его тело  микроскопических протодитов в каждую трещину или расщелину. Если они наталкивались на препятствие, он звал их обратно.  Именно он был единственным, кто был способен проникнуть в какую-нибудь ранее неизвестную комнату, и это могло оказаться важным.
     Зактан слышал вопли и крики своих компаньонов - Темных Охотников. Но он не обращал на них внимания. Его поиск был кропотливой работой, и не мог быть поспешным. Понадобилась, наверно, вечность, чтобы найти узкую щель в полу, ведущую в какую-то расположенную внизу комнату. Он позволил всему своему телу проскользнуть через обнаруженный вход и оказался в тайном помещении, расположенном ниже подвала.
     В первый момент он был разочарован. Нигде вокруг не было оружия или ящиков с сокровищами. Он бы согласился даже на второй камень Макоки, но здесь не было ничего похожего. Просто пустая комната, четыре стены которой были покрыты символами, причем даже не символами, имевшими какое-нибудь значение.
     Все же он пока не торопился уходить. В конце концов, пойти назад наверняка значило окунуться в самую середину происходящей битвы. Так что он удовлетворился изучением стен и попытками найти какой-нибудь ключ к тому, что означала резьба.
     Некоторые фрагменты этой резьбы были нанесены уверенно, другие нерешительно, кое-что - яростно перечеркнуто. С точки зрения Зактана, это выглядело как описание какого-то  эксперимента или какие-нибудь расчеты, но общий смысл был непонятен. Ничего, просто беспорядочные символы по всей стене, не образующие каких-нибудь определяемых слов, или даже системы какого-нибудь кода (если это был код), который можно было бы расшифровать.
     Он отступил на шаг назад, и изучил только рисунки. Он узнал маску Великая Хау, по традиции символизирующую Великого Духа. Рядом с ней была вырезана Краакан, маска, которую носил Макута из Метру Нуи. По соседству изображался третий символ, которого Зактан не узнавал – это был сильно наклоненный полукруг, показанный движущимся вверх. Заинтригованный, Темный Охотник протянул руку и тронул символ.
     Как только его палец прикоснулся к полукруглой резьбе, комнату наполнил гул. Затем, к изумлению Зактана, составляющие стены камни начали менять положения. Вначале медленно, потом так быстро, что глаза не могли за ними уследить, они двигались и перемещались друг относительно друга, сами собой перестраиваясь  и образуя – что?
     Весь процесс занял всего несколько секунд. Но за это время Зактан отступил в самый центр комнаты, боясь что стены могут в следующий момент атаковать его. Во внезапно наступившей тишине, последовавшей за удивительным перемещением, он огляделся вокруг.
     Это было неслыханно. Изменив свое положение в стенах, камни встали таким образом, что бессмысленные линии выстроились в согласованный понятный текст. Зактан начал читать, и то, что он прочитал, поразило его.
     Комната была хроникой, написанной Братством Макуты. Она подробно рассказывала о событиях, приведших к тому дню, когда Великий Дух Мата Нуи погрузился в вечный сон. Зактан всегда предполагал, что это было неожиданное событие, скорее всего результат какого-то неизвестного воздействия Макуты. Он полагал, что если Братство будет побеждено, Мата Нуи сразу же проснется.
     Эта резьба доказывала, что он ошибался. Не все Братство проделало это с Мата Нуи, а только один из его членов – тот самый, который сражался с Затененным, наиболее опытный и могущественный из всего Братства. И действие, в результате которого Мата Нуи погибал, было совершено в действительности за сотни лет до того, как он заснул.
     Все это было здесь – планы Макуты захватить энергию Метру Нуи, предсказания Великого Катаклизма, и ужасное предупреждение о том, что эти события могут привести к концу света. Было и наспех написанное предостережение о возможном приходе Тоа Света. В одном углу была самая свежая резьба, подробно объясняющая,  как скоро Великий Дух может умереть от нанесенных повреждений. А сверху, на камне грубо было выцарапано одинокое слово: Ignition.

0

23

Но это было далеко не все. Нет, еще хуже было потрясающее своим смыслом, ослепляющее своей наглостью… и неслыханное в абсолютной глубине зла открытие. Братство прогнозировало, что, если попытка завладеть Метру Нуи провалится, а Матораны убегут, поселенцы обязательно установят связь с Тоа. Этих Тоа надо будет по возможности победить, но если это окажется слишком трудно сделать, им будет позволено думать, что они выиграли окончательную битву… даже если это будет значить смерть какого-нибудь члена Братства.
     Когда Тоа будут вполне ослеплены своим видимым успехом, вступит в действие настоящий план. Когда он будет выполнен, Великому Духу будет позволено проснуться… и настанет царство тьмы, такое, какое ни один Маторан даже представить себе не может в своем ужаснейшем кошмаре.
     Зактан опустился на пол, ошеломленный. По сравнению с тем, что планировало сделать Братство, проекты Затененного были похожи на пустые фантазии безобидного Рахи. Если они достигнут цели, не будет больше никаких Тоа, никаких Темных Охотников, только темнота и смерть.
     Его первым побуждением было бежать из крепости и передать всю эту информацию кому-нибудь, кто может действовать без промедления, даже если это будет Затененный.
     Эта мысль исчезла через три секунды.
     Вторая мысль была намного более здравой. Теперь, когда он знал все это, было бы ошибкой так или иначе однажды не использовать этот великий план в своих целях. И когда этот день наступит, Братство Макуты получит сюрприз.
     Они думают, они знают, что такое зло. Они думают, они знают, что такое предательство, - подумал Зактан. Потом на его лице медленно появилась неприятная усмешка.
     Подождем, пока они не узнают меня.

     Благодаря их мастерству и удаче, Темным Охотникам удалось этой ночью отбить атаку Висораков. Но все они знали, что это наверняка не последнее такое нападение. Без подкрепления крепость должна была пасть.
     Ток и Рейдак осуществили свое решение дезертировать. Еще до наступления следующего после битвы утра они ушли. Не прощаясь, оставив южную стену незащищенной. Их метод был так эффективен, что никто из остальных Темных Охотников даже не знал, что они ушли, пока три дюжины Ракши не взобрались на стену и не врезались в ряды защитников крепости.
     Зактан тоже решил, чтоб лучше быть где-нибудь в другом месте. Но прежде чем уйти, он попрактиковался в воздействии своего импульсного зрения на стенах секретной комнаты. Независимо от того, кто выиграет сражение, он не хотел, чтобы еще кто-нибудь видел эту информацию. Пусть Хаканн и Везок, и остальные, играют в свои мелкие игры, рискуя из-за ничтожнейших ставок – его ставкой будет весь мир.

0

24

Глава 7
Месяц назад…
    - Ты должен был лучше разузнать об этом, Хаканн, - проворчал Авак, гребя через волны серебристого моря. – От этого зависят наши жизни.
     - Cтавка никогда еще не была так велика, - сказал Зактан.
     Хаканн взглянул на самопровозглашенного лидера экспедиции. Уйти было его идеей, но Зактан организовал транспорт и настоял, чтобы об этом знали только шестеро – Хаканн, Зактан, Авак, Ток, Рейдак и Везок. Они оставили остров Затененного без позволения, что каралось смертью. Но все шестеро пришли к выводу, что такая судьба лучше, чем продолжать быть рабами правителя Темных Охотников.
     - Это того стоит, - сказал Хаканн. – Поверьте мне.
     Авак улыбнулся. Ток захихикал. Рейдак захохотал, к нему присоединился Везок.
     - Поверить тебе? – сказал Рейдак, когда наконец смог произнести хоть слово. – Это все равно, что если бы Висорак сказал «погладь меня».
     - Хаканн, как ты можешь предлагать нам поверить тебе, - смеясь, сказал Везок. – В конце концов – мы же тебя знаем.
     - Тише! – резко сказал Зактан. – Если вы не можете отнестись к этому делу серьезно, я пойду дальше один.
     - Нет, не пойдешь, - так же резко сказал Авак. – Кто дал тебе право приказывать остальным? Ты сам? – Потом, намекая на находящуюся в постоянном движении массу протодитов, составляющих тело Зактана, добавил: - Ах, извините. Вы сами? (Для ценителей – перевод не передает полностью красоты английского варианта: “Yourself? – Sorry. Yourselves?”)
     Зактан предпочел не реагировать на оскорбление:
     - Хаканн, скажи еще раз, что ты слышал. Ничего не пропускай.
     - Я слышал от кого-то, кто слышал еще от кого-то, что Матораны вернулись в Метру Нуи, - ответил Хаканн. – Их привела группа Тоа, и они планируют восстановит город.
     - Смешно, - сказал Ток. – Каждый знает, что их Макута выгнал их из города и не позволит вернуться.
     - Я уже говорил тебе, - ответил Хаканн, ухмыляясь. – Макута мертв и похоронен под тонной камней.
     - Я в это не верю, - сказал Авак, качая головой. – Сотни Темных Охотников пытались его убить… не говоря о Тоа Хага, мятежных Висораках, и, вероятно, членах его собственного Братства. И ты говоришь, что какая-то кучка Тоа смогла сделать это?
     - Ну, я пропустил в своем рассказе одну вещь. Один из Тоа был Тоа Света.
     Остальные Темные Охотники шокировано замолчали.  Идея о Тоа Света столетиями отвергалась как очередная Маторанская выдумка. Братство Макуты твердо постановило, что таких Тоа не существует и никогда не может быть. Эти шестеро, конечно, знали другое – они видели Маску Света и представляли ее приблизительное местонахождение, бывшее тайной больше тысячи лет. Но знание того, что теперь такой Тоа существует, все же было неприятным сюрпризом. Только Зактан внутренне улыбался, думая о том, что предсказания из крепостной комнаты становятся правдой.
     - Это… меняет дело, - сказал Везок.
     - В игру вступил новый игрок, - согласился Зактан. – Братство будет в панике. Это означает конец для них… и возможность для нас.
     - Для нас? – спросил Ток. – Ты имеешь в виду – для Темных Охотников?
     - Нет, - сказал Зактан. – Я имею в виду нас – нас шестерых – новую мировую силу. Мы ограбим логово Макуты, и используя его оружие и силу, создадим империю для себя самих.
     - Мы больше не Темные Охотники, - добавил Везок. – Мы то, что говорил нам Древний тысячу лет назад – мы Пираки.
     - Ну, чем бы мы ни были – мы здесь, - сказал Авак.
     Остальные пятеро посмотрели туда, куда показывал Авак. Прямо над водой располагалась каменная терраса. Позади были древние ворота, сейчас заваленные камнями. Если информация Хаканна была верной, эти ворота вели к одной из берлог Макуты.
     Авак причалил лодку к террасе и посмотрел вокруг.
     - Мне это не нравится. Если здесь были Тоа, тогда где они сейчас? Как они вылезли назад, если ворота завалены этими булыжниками?
     - Они, наверно, наверху, на острове, - напомнил ему Зактан. – Отсюда должны быть другие выходы. Они просто воспользовались одним из них.
     Шесть Пирак взобрались на террасу и начали убирать камни от ворот. Это была тяжелая работа. Зактан хотел исследовать логово, просочившись через трещину в стене, но остальные Пираки заспорили против этого. Дорога была каждая пара рук, чтобы расчищать путь.

0

25

Вскоре стало понятно, что это они прорывают путь не просто сквозь беспорядочную кучу камней, а сквозь осколки огромной каменной двери.
     - Я даже не хочу знать, кто поднял ее и бросил, - сказал Авак.
     - О, она вероятно была не очень тяжелой, - издевательски сказал Рейдак. – Для меня, во всяком случае, это было бы нетрудно.
     Раздраженный, Ток  шагнул вперед и бросил кусок булыжника, который нес, в голову Рейдака. Камень разбился пополам, а Рейдак вскрикнул от боли.
     - Извини, - сказал Ток, ухмыляясь. – Я не думал, что для тебя он будет тяжелым.
    После доброго часа работы, Везок сказал:
    - Я что-то нашел!
     Остальные Пираки собрались вокруг и помогли ему отодвинуть камни. То, что они обнаружили, ошеломило даже бывалых Темных Охотников.
     Это был черные доспехи, большие и мощные, несмотря на то, что они были сильно повреждены. Нагрудная пластина была раздроблена, доспехи для рук и ног во многих местах треснули, и в некоторых местах металл был вдавлен. Единственной частью доспехов, которая, по-видимому, избежала повреждений, была закрепленная на шлеме маска Канохи. Это была Краакан, легендарная Маска Теней, которую носил Макута.
     - Вы думаете… вы думаете, он все еще живет в них? – прошептал Авак.
     - Если и живет, его скоро не будет, - сказал Зактан. Прежде чем кто-нибудь успел остановить его, он нагнулся и снял Маску Теней.
     К его глубокому изумлению, под ней ничего не было, только пустой шлем. Он направил своих протодитов в трещину в доспехах, ища хоть какой-нибудь признак органических тканей. Он не нашел ничего. Доспехи были пусты.
     - Я не понимаю, - сказал Везок. – Что-то же заставляло доспехи двигаться – мышечные ткани – и у него должны были быть легкие, чтобы дышать, и другие органы. Как здесь могли оказаться доспехи, и ничего кроме них?
     Шесть Пирак обсудили проблему, каждый выдвигал более отвратительную теорию, чем предыдущий. В конце концов, Ток сказал:
     - Может быть, в них никогда ничего и не было. Может…может быть он был просто доспехами и энергией –  больше ничего, никакой органики.
     Хаканн хотел сказать, что эта идея смешна и такого быть не может, но, подумав получше, понял, что это не так. Даже после тысячелетней войны с ними, что в реальности Темные Охотники знали о членах Братства Макуты? Они были древними, они были могущественными, но все остальное было покрыто тайной. Кто мог сказать, что они были существами, подобными Пиракам, Тоа или Маторанам? Может быть, они уже давно не нуждались в органических тканях.
     - Маска моя! – сказал Рейдак, и потянулся за Краакан. Как только он коснулся ее, маска ожила. Импульс темной энергии ударил Пираку, отбросив его на каменный пол.
     - Что касается маски, у нее отличный вкус, - прокомментировал Ток.
     Рейдак не собирался сдаваться. Он схватил маску обеими руками и упорно держал, несмотря на то, что она била его вспышками энергии. Все же в конце концов, неспособный больше выдерживать боль, он вышвырнул маску на террасу и в море. Она исчезла под водой.
     - Если наша экспедиция и дальше будет так же успешна… будет действительно плохо, - сказал Ток. – Я полагаю, мы пришли сюда грабить, а не кормить Метру Нуевских рыб?
     Рейдак выругался, а остальные Пираки вернулись к работе, ворча о ценных сокровищах, отбрасываемых в сторону. Никто из них не обратил внимания на легкую струйку зеленого пара, колеблющуюся под потолком, и на завиток дыма, медленно плывущий по направлению к ним.
     Когда последний камень был отодвинут, они вступили в само логово. Это место выглядело так, как будто здесь пронесся шторм. Цилиндры Ракши были разбиты, и всюду вокруг ползали крааты. Двери комнаты были разрушены. Стены были опалены взрывами и энергии света, и теневой энергии. Авак сходил на разведку в нижний коридор, и доложил, что стена на противоположном конце проломлена, хотя нет никаких признаков того, кто проделал всю эту работу.
     - Думаешь, кто-то забрал все отсюда раньше нас? – спросил Рейдак.
     - Посмотрим, - ответил Зактан. Он указал на бассейн с энергетическим протодермисом в центре комнаты. – Будьте осторожны и не наступите в него. Вам потом не удастся отчистить это со своих ног… даже если предположить, что у вас после этого все еще будут ноги.
     Первоначальный поиск в логове принес одни огорчения. Здесь были записи о различных экспериментах с Рахи, недоделанные куски оборудования, и несколько предметов непонятного назначения (хуже того, некоторые из них были живыми). Первое потенциально полезное открытие сделал Хаканн за бассейном. Он вылез оттуда, держа опасное с виду копье.
     - Что ты об этом думаешь? – спросил он Везока. – Братство не так уж любило схватки на близком расстоянии, так что это должно быть чем-то другим. Как, ты думаешь, он работает?
     - Попробуй навести его на кого-нибудь другого, когда будешь отгадывать это, ладно?
     - Какая разница? – сказал Хаканн, ухмыляясь. – Боишься, что я избавлюсь от тебя, чтобы при дележке добычи было одним претендентом меньше? А в самом деле, надо подумать об этом, это неплохо…
     Столб энергии вылетел из верхушки копья, ударив Везока. Хаканн испуганно бросил оружие. Везок пронзительно вскрикнул. Он почувствовал себя так, как будто его тело разрывали пополам, опять соединяли, и потом распиливали снова. Он в агонии свалился на пол. Остальные Пираки стояли и наблюдали, то ли не зная, что делать, то ли не желая обеспокоиться помощью.

+1

26

Они смотрели как его сердечная вспышка сверкнула один раз, потом снова. Везок лежал на земле,  постанывая. А позади него поднялось на ноги другие существо. Секунду назад его здесь не было, но теперь он стоял и с презрением смотрел вниз на Везока.
     - Вставай, - сказал он. – Если я могу, то и ты можешь – в конце концов, я – это ты, а ты – это я, и что может быть интереснее? Конечно, было бы проще, если бы существовал только один из нас… может быть, мне стоит умереть? Нет, нет, это будет неправильно  - может быть, умереть стоит тебе?
     Прежде чем кто-нибудь смог остановить его, вновь прибывший схватил копье. Он уже навел его на Везока, но потом остановился:
     - Нет, нет, плохая идея. Так можно только сделать еще одного его.. или меня… или даже что-нибудь похуже.
     Рейдак толкнул «новорожденного» и прижал его к стене:
     - Ты кто такой? Что за новый трюк Макуты? Что произошло с Везоком?
     - Вот что произошло, - спокойно сказало существо, поднимая копье.
     Ток подошел и посмотрел на оружие. На древке были вырезаны слова Копье Слияния.
     - Хаканн, ты идиот, - резко сказал он. – Ты использовал его в обратную сторону. Вместо того, чтобы слить Везока с чем-нибудь еще, ты разделил его на двух существ. Это везон.
     - Везон? – повторило только что появившееся существо. – А, да, Маторанское слово, означающее «двойник». Да, в этом есть смысл. Пожалуй, я приму это имя. Конечно, для начала мне следует уничтожить всех вас, чтобы никто не узнад, что я только половина существа. Вы так не думаете, а?
     В глазах Везока вспыхнула жизнь. Ток встретился с ним взглядом, и немедленно увидел, что его товарищ Пирака изменился. Холодная рассудительность, которую Везок сохранял все эти годы, исчезла, сменившись яростным гневом. Везок взревел и бросился на Везона, борясь с ним за посох. Когда Рейдак попробовал вмешаться, Везок набросился на него и швырнул Пираку на пол.

0

27

Зактан рассыпал свое тело на облако протодитов. Они полетели к двум дерущимися, ослепив их и лишив воздуха. Оба упали на спины, шокированные, но Везон продолжал сжимать копье.
     Позже Зактан мог сказать, что именно в этот момент ему и стало все ясно. Он не знал, как и почему, но внезапно он понял, что неспроста пришел в это место. Где-то было что-то, что они должны были найти, но оно находилось не здесь. Оно было где-то в другом месте, на острове далеко на юге, и было спрятано в огненном месте. Оно было могущественным, почти таким же древним, как и сам мир, и оно ждало их.
     - Маска Жизни, - сказал он тихо. Трепет прошел по его телу, потому что он знал, что это был тот самый момент, которого он ожидал. Двери в план Братства неожиданно распахнулись, и ему надо было только сделать шаг вперед.
     - Маска …- начал Ток. Потом он остановился, испугавшись, что Зактан, очевидно, читает его мысли.
     - Думаю, мы должны сделать это, - сказал Авак. – Полагаю, оно того заслуживает.
     Хаканн не сказал ничего. Он просчитывал, сколько Пирак может понадобиться, чтобы получить такую маску, и насколько быстро он сможет разделаться с ними, как только они ею завладеют.
     Даже Везок на мгновение забыл свою ярость. Видение маски заполнило его мысли. Это была не простая Канохи. Это был ключ, точно так же, как ключом быль камень Макоки – но ключ ко всему мирозданию.
     - Найдем ее. Мы должны найти ее, - проворчал он.
    - Согласен, - сказал Везон.
     Все шестеро повернулись и посмотрели на него. Бешенство уже вернулось в глаза Везока. На этот раз Рейдак успел встать между ними.
     - Пусть он поможет, - сказал он Везоку грубым шепотом. – А если он умрет по ходу дела… ну так и что? Невелика потеря. Он погибнет в первую очередь.
     - Нет, - сказал Зактан. – У нас нет места для седьмого, особенно такого странного происхождения.
     - Ты говоришь ерунду, - сказал Рейдак. – Везок прекрасно умеет обманывать своих партнеров. Держу пари, что Везон тоже. Вы что, хотите растратить все силы, отнимая у него это копье? Может, лучше пригласить его с собой?
     - На этот раз он прав, - сказал Ток. – После сражения мы можем оказаться не в состоянии охотиться за маской.
     Зактан неохотно согласился. Им срочно надо было искать Маску Жизни. Он знал это так же точно, как знал свое собственное имя. Времени спорить не было.
     - Здесь мы все сделали, - сказал он. – Нам надо немедленно отправляться на остров, где находится маска.
     - Я знаю, что ты прав, - сказал Авак. - Но… разве здесь больше нечего взять? Маска была спрятана тысячелетиями… почему мы должны сразу бросаться за ней?
     Ему никто не ответил. Они просто знали, что они должны отправляться на остров Войя-Нуи как можно быстрее. Если кому и показалось странным, что они теперь знали название этого острова, хотя никогда не слышали его прежде – никто из них предпочел не говорить об этом вслух.
     - Знаете, меня беспокоит одна вещь, - сказал Рейдак, оглядываясь по сторонам. – Все это барахло в логове Макуты, все это место – и никого и ничего, кто бы это охранял. Не кажется ли это странным?
     Ответом Рейдаку была вспышка, отбросившая всех семерых Пирак от стены. Когда дым рассеялся, они увидели, что большая часть логова исчезла, разрушенная одним единственным взрывом. В тени что-то двигалось… что-то громадное.
     - Макута? – сказал Хаканн, уже присматривая путь для бегства.
     - Не будь тупицей, - прошипел Авак. – Макута умер. В самом худшем случае это какой-нибудь Тоа, более мощный чем кажется, и….
     Неясная фигура выступила из темноты. Она была массивной. Глаза, высоко сидящие на красно-желтой голове, пренебрежительно разглядывали Пирак, как если бы они были заразными насекомыми. Его тело было прямоугольным и угловатым, с двумя мощными передними лапами и тонкими задними, заканчивающимися крепкими бронированными валиками.  На обоих концах валиков располагались гусеницы, с легкостью перекатывающиеся по камням.
     - Мана Ко, - прошептал Зактан, ошеломленный.
     - А? – сказал Рейдак.
     - Братство использовало в качестве стражников похожих на крабов существ, называемых Манасами, - торопливо объяснил Зактан. – Я однажды видел, как они за минуту уничтожили дюжину Темных Охотников. Так вот Братство всегда говорило, что оны были просто пробными моделями – настоящей силой обладали Мана Ко. Они соответствуют описанию.
     - А, так это Рахи, - пожал плечами Рейдак. – Действительно большой Рахи…ну, хорошо, гигантский Рахи… который может снести стены. Давайте просто вернемся в лодку и уплывем.
     Как будто поняв, что сказал Пирака, Мана Ко выпустил второй заряд в каменную террасу. Она отвалилась и погрузилась в море, вместе с пришвартованной лодкой Пирак.
     - С другой стороны, зачем же уходить, когда это становится таким захватывающим? – сказал Рейдак.
     - Нам придется сражаться, - сказал Зактан. – Везон, отвлеки монстра, а мы… - а где Везон?
     Остальные Пираки огляделись вокруг. Их новейший «помощник» исчез, прихватив с собой копье.
     - Он получил все мозги Везока, - проворчал Авак – И смелость Хаканна, судя по всему. 
     - Разделяемся, - приказал Зактан. – Иначе следующий выстрел убьет нас всех.
     - Да, - сказал Ток, уже на бегу. – Конечно, пусть сделает это, выстрелив хотя бы шесть раз.
     - Сделай ему тюрьму, Авак, - приказал Зактан.
     Авак сконцентрировался. Появившаяся вокруг Мана Ко тюрьма состояла из прозрачного стекла. Когда чудовище выпустило следующий заряд, он отразился от стен и рикошетом ударил внутрь клетки. Одного такого опыта было достаточно для чудовищного Рахи. Он отреагировал резким воем.
     - Сохраняй клетку, пока мы не выйдем отсюда, - сказал Зактан. – А остальные – ищите выход – и ищите Везона!

0

28

Пираки едва начали роптать о том, кто должен отдавать приказы и кто должен выполнять их, как стена перед ними взорвалась изнутри. Летящий кусок каменной кладки попал в Авака, ударив его плашмя. В то же мгновение тюрьма вокруг Мана Ко исчезла.
     Току не хотелось смотреть и видеть источник второго взрыва. На самом деле, не хотелось. Он знал что, кто бы это ни был, нечего рассматривать его. В  действительности, то что там появилось могло сделать этот день последним днем в его жизни.
     Он все же посмотрел. Второй Мана Ко появился вслед за первым. Пираки попали в ловушку между двух Рахи.
     Этого я не предполагал, - подумал Ток. - Вчера я был Темным Охотником – уважаемым, ненавидимым и ужасающим. А сегодня я почти убит разъяренным крабом.
     - Ну почему рядом никогда не оказывается Тоа, когда они нужны? – спросил Рейдак.
     - Зачем, чтобы спасти нас? – спросил Ток.
     - Нет, чтобы умереть первыми, - ответил Рейдак. – Мы могли бы получить от этой поездки хоть какую-то радость.
     Оба Мана Ко остановились как вкопанные, как бы ожидая, что будут делать Пираки. Хаканн высунул голову из-за камня и помахал рукой. Один из Мана Ко ответил выстрелом, проделавшим большую дыру в боковой стене.
     - Они  реагируют на движение, - сообщил он. – Так что, все что нам надо делать – это просто стоять и не делать абсолютно ничего. Иными словами – нормальный день Тока.
     - У нас две возможности – сражаться или бежать, - сказал Зактан.
     - Ты забыл о третьей возможности – умереть с честью, - сказал Ток.
     - Бежим, а? – сказал Везок. – Отлично, на счет «три» мы бросаемся в дыру, которую он только что проделал в стене. Раз… два…
     Пирака в синих доспехах неожиданно схватил Хаканна и швырнул его на открытое место. Оба Мана Ко повернулись к Хаканну.
     - Три! – крикнул Везок, первым бросаясь у щели, а за ним бросились и все остальные, за исключением Хаканна.
     Оба Мана Ко выстрелили в Пираку в красных доспехах одновременно. Он увернулся, отскочил в сторону, и завертелся, пытаясь избежать разбивания на большее число кусков, чем Зактан. Межу выстрелами, он взглянул наверх и увидел удаляющиеся спины своих партнеров. Он был не так зол на то, что сделал Везок, как на то, что он сам не догадался сделать это первым.
     Что-то торчало из камней прямо перед ним. Он схватил это и вытащил,  обнаружив, что это разбитый кусок доспехов Макуты. Издав крик, он швырнул его назад, за спину. Когда два Мана Ко отреагировали, выстрелив в движущийся объект, Хаканн протиснулся в дыру, в которой уже исчезли его партнеры.
     Они не ушли особенно далеко. Комната, в которой Пираки оказались, не имела выхода.
     - Теперь что? – проворчал Рейдак. – Вперед – нельзя, назад – нельзя.
     Ток нахмурился:
     - Ну, я думаю, нам надо…
     - Подождите!
     Все пятеро обернулись, и увидели бегущего к ним Хаканна, а прямо за ним – Мана Ко.
     - Идиот! – огрызнулся Зактан. – Ты должен был остаться там и отвлекать их.
     - Я так и делал, - крикнул Хаканн. – И это было так весело, что мне захотелось, чтобы вы все тоже приняли участие.
     - А из этого можно извлечь пользу, - сказал Ток. – Все ложитесь на пол! Ну!
     Все шесть Пирак бросились на каменный пол. Мана Ко выпустил смертоносный заряд энергии, взорвавший противоположную стену.
     - Теперь бежим! – крикнул Ток.
     Последовавшая погоня была странной даже для бывших Темных Охотников. Когда очередной коридор заканчивался гладкой стеной, два Мана Ко, пытаясь уничтожить Пирак, услужливо проделывали новый выход. Путь постоянно изгибался и, похоже, суживался, вынуждая Пирак двигаться быстрее. Они сбились в кучу, и один хороший выстрел мог бы уничтожить их всех. Потом Зактан заметил что-то крайне необычное. Мана Ко прекратили наступление. Они стояли внизу склона, и просто наблюдали. Победа была в их руках, но казалось, был какой-то невидимый барьер между ними и Пираками.
     - Почему они не нападают? – спросил Хаканн. – Мы здесь сидящие птицы Гукко.
     - Я не знаю. Мне все равно, - ответил Зактан. – Эта стена перед нами – ее надо разбить.
     Двое Пирак присоединились к Везоку, стреляя в стену своими энергетическими лучами. Прорезывание в ней дыры заняло намного больше времени, чем они ожидали, но сделав это, они обнаружили, что оказались в другом мире.

0

29

Невероятно яркий и горячий солнечный свет лился на них с невозможно синего неба. Соленый морской ветер раскачивал тропические деревья, по которым обезьяны гонялись на морскими птицами, пролетающими слишком близко к ветвям. Воздух был наполнен криками Рахи и шумом бьющегося о камни отдаленного прибоя.
     Это было по-настоящему противно.
     - Слишком светло! – сказал Рейдак, прикрывая глаза. – Кто может жить здесь?
     - Воняет, - сказал Ток, его лицо сжалось, как от удара. – Это… отвратительно.
     - Я лучше вернусь назад к Мана Ко, - проворчал Рейдак. – Что это за очаг заразы?
     Зактан не слушал. Он смотрел вокруг, отмечая, что то место, где стояли шестеро Пирак, по-видимому, было настоящим храмом. Огромная гора возвышалась над ним. Внутри было вырезано изображение, в котором Зактан узнал легендарную Маску Света.
     Он рассыпался на облако протодитов и поднялся в небо. С этой выгодной точки он смог видеть отдаленные деревни, все они были пусты. Пляж был завален кусками древесины и полузаконченными лодками. Маторанов или Тоа нигде не было видно.
     Значит, слухи были правдивы, - сказал себе Зактан. – После катаклизма Матораны Метру Нуи спаслись выше неба… а теперь они возвращаются домой.
     Он вспомнил неожиданное нежелание Мана Ко продолжать преследование. У них, должно быть, был приказ Макуты, понял он. Если бы они пришли на этот остров, никто из Маторанов не остался бы в живых. Макута хотел править ими, а не убивать, поэтому держал своих монстров на привязи.
     Зактан уже начал спускаться, чтобы сообщить эти новости своим партнерам, когда его глаза заметили что-то еще. Шесть больших канистр лежали в ряд недалеко от основания горы. Очевидно, они лежали здесь не без причины. Их состояние показывало, что кто-то, должно быть, заботился о них.
     Ему потребовался лишь короткий осмотр, чтобы понять, что это транспортные канистры Тоа. У него не было никаких идей, кому они принадлежали, да это было и неважно, если этих Тоа не было нигде вокруг. Поскольку их лодку разрушил Мана Ко, это было идеальное решение проблемы как добраться на Войя Нуи.
     Потом у Зактана неожиданно возникла еще одна идея. Там, куда собрались Пираки, почти наверняка будут Матораны. И разве Матораны не приветствуют прибытие канистр Тоа, и Тоа, которых они неизбежно принесут? Путешествие на этих канистрах может дать оккупантам свободный доступ практически ко всему острову.
     Он улыбнулся. Даже если Пираки смогут одурачить Маторанов, заставив их считать себя Тоа, только на короткое время, этих нескольких часов или дней может хватить им, чтобы найти Маску Жизни.

0

30

Пиракам понадобился час, чтобы перетащить канистры вниз по пляжу. Авак сумел разобраться, как они работают, и  с помощью Зактана начертил примерный план пути к Войя Нуи. Оба сочли лишней тратой времени удивляться, откуда они вообще знали, где находится этот остров. В конце концов, надо было искать маску.
     - Когда мы прибудем туда, помните – вы – Тоа, - сказал Зактан. – Попробуйте вести себя как они… или по крайней мере не так, как вы себя обычно ведете. Матораны встретят нас как героев, ничуть не подозревая о том, кто мы на самом деле.
     - Это то, что надо, - захохотал Рейдак. – Эй, посмотрите на меня! Я Тоа Рейдак! Где моя маска? Где мой инструмент? Где моя важная самодовольная поза?
     Зактан нахмурился:
     - Знаешь, Рейдак, пожалуй будет лучше, если ты останешься в своей канистре и подождешь, пока Матораны сами найдут тебя. Так будет более убедительно. 
     Один за другим, Пираки залезли в свои канистры. Хаканн помог Везоку забраться туда, и подождал, пока крышка будет завинчена. Потом, убедившись, что его никто не видит, он нанес два быстрых удара своими тепловыми лучами, проткнув в канистре крошечную дырочку и заварив крышку люка.
     Не уверен, что ты умеешь плавать, Везок, старый друг, - подумал Хаканн. – Но держу пари, что тонуть ты умеешь.
     Шесть канистр отплыли от пляжа. Каждый Пирака знал, что пути назад нет. Они отказались от жизни Темных Охотников и теперь, вероятно, их бывшие товарищи активно охотились на них, как на предателей. Они пустились в новое приключение – шанс украсть маску, которой домогались годами могущественнейшие фракции во вселенной. Если они добьются успеха, это будет означать войну со всем миром. Если они не справятся, это будет означать смерть.
     Пока канистры рассекали волны, двигаясь на юг, никто из Пирак не мог представить себе жизни лучше, чем эта.

0

31

Эпилог
Сегодня…
     Воспоминания Зактана прервались. Удивительно, но все эти истории и воспоминания промелькнули перед ним за несколько секунд. Лестница ждала, а в ее конце – все, чего можно было только пожелать: предельная сила и возможность мести.
     Он не сомневался, что Везон уже прошел этим путем. Ток и Рейдак обнаружили в другой части пляжа канистру, не принадлежащую Пиракам или Тоа Иника. Откуда Везон взял ее, он не имел понятия, но следы, которые вели от нее, определенно принадлежали их недолгому помощнику.
     Везон нашел сюда дорогу  – я не могу сказать, откуда я это знаю, но я знаю, - подумал Зактан. – Но он не удрал отсюда с Маской Жизни, это точно. Если бы было так… я бы как-то знал и об этом. Он все еще здесь… ждет нас.
     Зактан замедлил шаг, позволив Хаканну обогнать себя. Он был готов уступить малиновому Пираке привилегию идти впереди – и привилегию первым встретиться с каким-нибудь смертоносным стражником, который мог блокировать им проход. Если повезет, Хаканн превратится в пепел задолго до того, как они достигнут комнаты маски.
     Семь тысяч лет, - сказал он сам себе, – я знаю этих пятерых, сражался с ними и против них, все это время встречал опасности в их компании. И все это было подготовкой к этому самому дню и этому финальному преступлению.
     Шесть Пирак вступили на лестницу… но вернется только один. И этим одним буду я.
     Зактан внезапно остановился. На мгновение.. только на мгновение… ему показалось, что он слышит смех. Он исходил не сзади, не спереди, а как будто звучал в его собственной голове. Он слышал его так ясно, как он слышал свои собственные мысли, но он его намного больше беспокоил.
     Потому что этот смех не был его собственным.

     Ток наблюдал, как Хаканн скрывается в темноте. Он догадывался, почему  Зактан позволил ему пойти первым. Эта была та же самая причина, по которой Ток нарочно шел медленно и отставал от других. Он не имел намерения повернуться спиной к кому-нибудь из других Пирак, и пусть идущие первыми будут сожраны тем, кто прячется здесь в засаде.
     Он слышал впереди тяжелые шаги спускающегося по лестнице Хаканна. Было что-то успокаивающее в этом звуке. В конце концов, если он продолжит идти с нормальной скоростью, он не должен наткнуться на какие-нибудь препятствия или врагов.
     Может быть, Везон позаботился обо всем этом для нас, - подумал он, улыбаясь.
     Эти счастливые мысли прервал крик Авака. Он едва не споткнулся об избитое тело Хаканна. Пирака в малиновых доспехах съежился в углу, дрожа от страха. Его доспехи были раскалены настолько, что никто не смог даже подойти к нему близко, не говоря уже о том, чтобы дотронуться до него. Металл буквально плавился на их глазах, но не было ничего, что позволило бы предположить причину этого.
     Потом Ток понял, что он все еще слышит впереди размеренные шаги, те самые, которые он первоначально принимал за шаги Хаканна. Они звучали так же неторопливо, как и раньше, размеренные, один за другим. Единственной проблемой было то, что они не спускались по лестнице.
     Они поднимались.   

КОНЕЦ

0


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Legends#4. Legacy of Evil