Кини-Нуи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Legends#5. Inferno


BIONICLE: Legends#5. Inferno

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Как говорил Данте, "Let's rock, baby!". Все элемнты перевода verifyed бай Ал. Копирайты и все такое.
http://warriors.by.ru/cata/pict/inferno.jpg

ИНФЕРНО

(Грег Фаршти, 2006)

Более ста тысяч лет назад…

    Две укутанные в плащи фигуры в безмолвии шли по просторному залу. Они проделали долгий путь, который начинался в месте, где кузницы пылали жарче, чем звезды. Они пересекли владения Артакхи и Карзахни, переправились через огромные пустоши, что когда-нибудь смогут заполниться жизнью, пока наконец не добрались до того места, куда собирались. Всю дорогу они были бдительны, потому что путь был опасен и груз, который они несли, был бесценен.
    Путешествие привело их в центр большого континента. Повсюду вокруг них биомеханические существа, названные ими Маторанами, трудолюбиво работали над различными заданиями. Они не обращали никакого внимания на вновь прибывших, потому что те так пожелали.
    - Мудро ли это? – спросил один другого.
    - Мудро, и, что бывает еще реже, - был ответ. – к тому же практично.
    Меньший по росту подняла свое оружие и вырезала дыру в земле. И опять Матораны не обратили внимания. Он выстрелил снова, начав прокладывать туннель под землей. Пока он этим занимался, его спутник стоял рядом, держа золотой ларец, где находилось их сокровище.
    Выжигание туннеля заняло всего несколько часов, но гораздо большее время заняло создание степеней, ведущих к его концу.
    В конце спуска мрачная фигура увеличила силу оружия и создала  большой зал.
    - Теперь достаточно глубоко? – спросил он.
    Вторая фигура кивнула:
    - Нам нужно, чтобы спуск вниз занял у них время, но не все, отведенное им.
    Обе фигуры откинули капюшоны. Новый зал был окружен каналами с расплавленной лавой, пышущими жаром.
    Золотой ларец аккуратно поставили на землю, пока двое строили из камней пьедестал. Когда они закончили, высокий открыл ларец так медленно и неуверенно, словно его содержимое могло взорваться.
    - Будь осторожен, - сказал другой. – Ты помнишь, что случилось в прошлый раз, когда к ней прикоснулись.
    - Я помню. Это был полезный урок уважения к могущественным предметам. А теперь немного помолчи, иначе мы получим от нашего творения второй урок вежливости.
    Достав специальные инструменты, фигура открыла ларец, внутри которого оказалась маска Канохи. На первый взгляд, она не выглядела особенно отличной от других Масок Силы. Но там, где другие маски были бы полезными инструментами или могущественным оружием, эта имела силу даровать жизнь вселенной… или отнять ее.
    Приготовив себя к тому, что сейчас произойдет, он коснулся маски кончиками своих инструментов. Энергия наполнила их и через ручки проникла в тело державшего, посылая сильную боль через его форму. Но он не закричал. Он решил, что не даст тому, что он создал, почувствовать удовлетворение от причиненной ему боли.
    Игнорируя агонию, он с помощью инструментов поднял маску в воздух и установил ее на пьедестал. Затем он быстро отпустил ее. Маска осталась на своем месте, там, где ее судьбой было находиться, пока она не понадобится.
    - Этого недостаточно, - сказал низкорослый. – Мы можем захоронит ее глубоко, даже назначить ее охранником Умбру. Но можем ли мы быть уверены, что здесь она будет в безопасности?
    - Мы сделаем то, что должны, - ответил его спутник. – Однажды Мата Нуи придется пройти через испытания, которые нам невозможно представить, в местах, о которых мы можем лишь мечтать. И если одно из этих испытаний окажется непосильным даже для него, эта Маска Жизни может стать единственной вещью, способной спасти его.
    - Тем более нужно охранять…
    - Маска сама подберет себе охранников, если они потребуются. Ты знаешь это. Будь уверен,  Маска Жизни не покинет этот зал, пока не наступит предназначенное судьбой время.
    - Тогда нам пора уходить, - сказал коротышка, убирая оружие. – Я предпочитаю быть не столь близко к ней.
    - Боишься созданного тобой?
    - Я видел, на что способна маска…. Как далеко она зайдет, стремясь защитить себя. Я все еще не уверен, что мы можем воспрепятствовать тем, кто захочет забрать ее раньше времени – но мне жаль того, кто попытается.
    Бросив прощальный взгляд на Маску Жизни, две фигуры покинули зал  и начали долгий подъем к поверхности. Это будет их последним визитом на континент, и, хотя их визит останется незамеченным, они и подобные им вовсе не неизвестны. В течение столетий Матораны будут рассказывать о чудесах Великих, кто создал Мата Нуи и вверил ему наблюдение за вселенной.
    А что же Маска Жизни? Ее вынесут из зала лишь один раз за сотню тысячелетий. Когда выяснится, на что способна эта маска, ее поспешно вернут на место со смесью благодарности и ужаса. Там она и осталась, пока одно безумное, обреченное существо не попыталось украсть ее – и поплатилось за это. Теперь маска и безумец таились глубоко внизу, ожидая того дня, когда кто-нибудь другой попробует вызвать силы Маски Жизни.
    Ожидая этого часа…

Отредактировано Ждущий (19-02-2007 23:20:40)

0

2

Один

    Пирака в малиновой броне по имени Хаканн с трудом пытался соображать. Он знал, что в опасной ситуации очень важно ясно и логически рассматривать события и планировать свои следующие шаги. И это было бы гораздо проще сделать, если бы никто не кричал.
Хаканну потребовалось время, чтобы понять, что вопли исходят из его собственного рта.
    Прекрати! – прикрикнул на самого себя Хаканн. – Прекрати вести себя как жалкий Маторан и  веди себя как кровожадный и вероломный Пирака, которым являешься!
    Что же произошло? Как он потерял контроль над собой и стал полностью пораженной ужасом развалиной, сидящей на ступеньках, чьи доспехи плавятся прямо на его теле?
    Он сделал мысленное усилие, чтобы собрать обрывки реальности, все еще бродящие в его мозгу. Да, теперь он вспомнил. Шестеро Пирак нашли тайный вход на огромную каменную лестницу. Лестница, как они считали, вела в Зал Жизни, где была спрятана могущественная Канохи Игника. Игника, или Маска Жизни, была той вещью, ради которой они прибыли на Войя Нуи, чтобы найти и украсть ее.
    Конечно, не обошлось без осложнений. После того, как они сокрушили команду Тоа Нува, Пираки встретились со второй командой Тоа на острове. Те Тоа Иника владели, среди прочего, молниями и, как выяснилось, были серьезным препятствием. Но Пираки все же смогли добраться до лестницы раньше.
    Хаканн шел первым. Он знал, что чрезвычайно опасно поворачиваться спиной к остальным. Но тот, кто первым войдет в зал, сможет первым наложить лапу на маску. Он решил, что ради этого стоит рискнуть.
    Он спустился на несколько дюжин ступеней, ориентируясь по сиянию светящихся камней, вделанных в стены, когда лестница разветвилась. Левый проход был завален камнями, а правый свободен, так что он повернул направо. Внезапно что-то вылетело из темноты, слишком быстрое, чтобы он мог увернуться. Когда это ударило его, он понял, что оно выглядело как сфера замор. Мог ли кто-то из других Пирак каким-то образом уйти вперед и подготовить засаду?
    Нет, это не так, понял он. Сферы замор не заставят тебя чувствовать себя так. Хаканну казалось, что мир гонится за ним, а он спокойно стоит. У него кружилась голова, подташнивало, ему было тепло… затем начался иссушающий жар… как будто сила пламени, которой он командовал, вырывалась из него. Он отшатнулся, уже видя, как его доспехи начинают размягчаться и таять, подобно камню в бассейне с лавой. Боль была оглушающей. Какой-то голосок в его голове говорил, что это не имеет значения, что его органические ткани находятся недостаточно близко к его броне, чтобы им могло это повредить. Но большая его часть была слишком занята, воя от шока и боли.
    Теперь что-то неуклюже поднималось по лестнице перед ним. Оно было невообразимо огромным, и свет отражался от его золотых головы и хребта.
    Золотой хребет? Это же значит… нет, это ведь просто миф!
    Но приближавшийся к нему определенно не был выдумкой, зубы его были оскалены в свирепой ухмылке, а когти его были готовы рвать и терзать. Он был ночным кошмаром любого представителя расы Хаканна – легендарный обитатель темноты, живущий ради разрушения. Это было существо из мифа, никогда не существовавшее… но оно было здесь и сейчас, и все, что Хаканн мог сделать – прокричать его имя.
    - ИРНАКК!
    Пирака поспешно ретировался, расплавленная броня капала на ступени, отмечая его путь. Он споткнулся, прежде чем добрался до верха лестницы. Он слышал, как Ирнакк поднимается позади него. В отчаянии, Хаканн попытался забиться в угол.
    Может, он меня не заметит, - решил он, крепко зажмуриваясь. – Может… может, его удовлетворит убийство остальных.
    А звуки шагов раздавались все ближе, и ближе, и ближе…

    - Что с ним такое? – спросил Ток, глядя вниз на пораженного ужасом Хаканна. – Какая-то уловка?
    - Хаканн! – прошипел Зактан. – Перестань орать и скажи нам, что случилось!
    Рейдак коснулся плеча Зактана и показал вниз на лестницу:
    - Я думаю, он случился.
    Чудовищное создание, именуемое Ирнакком, появилось там. Одной его ухмылки хватило, чтобы лишить Пирак всякого здравого разума.
    - Нет… - выдохнул Авак.
    - Невозможно, - сказал Зактан.
    Ирнакк заревел. Звук вонзился в разумы Пирак подобно огненному клинку. Если они не верили в него раньше, то теперь им пришлось признаться себе в реальности этого монстра.
    - Как такое может быть? – спросил Ток, готовясь к бою, несмотря на то, что страх сжал его сердце. – Ведь все знают, что Ирнакка не существует!
    - Скажи ему это, - прорычал Авак. – Может, ты и убедишь его в том, что его не существует.
    Коричневый Пирака призвал свою силу, чтобы создать клетку вокруг приближающегося Ирнакка. Но прежде чем она обрела форму, одна из множества сфер замор, укрепленных на плечах Ирнакка, полетела в него. Она попала в мертвую точку Авака. Сразу же, Авак осознал, что он не может двигаться и говорить. Он был в ловушке, и его собственное тело стало тюрьмой.
    - Не существует? – рыкнул Ирнакк голосом, похожим на звук ломающихся костей. – Так же, как не существует боли и смерти, скажу я.
    Ток быстро соображал. Что происходило в мифах? Как победили Ирнакка? Потом он понял, что все легенды, рассказанные его сородичами, кончались одинаково – Ирнакк потрошил всех попавшихся ему на глаза и уходил, лишь когда никого не оставалось в живых.
    Ладно, если я его и не остановлю, то хотя бы замедлю, - решил Пирака в белых доспехах. Он использовал свою силу на стенах туннеля, даруя им жизнь и заставляя раздавить Ирнакка.
    Еще одна сфера замор вылетела из Ирнакка. При ее ударе Ток почувствовал, как его силу заблокировали и направили в обратную сторону. В следующее мгновение ожила его собственная броня и начала сжиматься. Он почувствовал, как воздух выдавливается из его легких. Ток задыхался, не в состоянии глотнуть воздуха. Против него направили его собственную силу, а он ничего с этим не мог поделать.
    - Назад, на поверхность! – закричал Зактан. – Оставим ему этих троих.
    Рейдак и Везок уже бежали, предав своего лидера и партнеров. Две сферы замор ударили в их спины. Тотчас же они развернулись и начали драться друг с другом. Везок обрабатывал Рейдака обломком скалы, пока черный Пирака не упал. Но способность Рейдака к адаптации не позволила ему остаться поверженным надолго. Он снова поднялся на ноги, швыряя Везока о стены, пока его противник не свалился без чувств. Рейдак улыбнулся.
    Потом улыбка исчезла. Избитый и переломанный, Везок поднялся. Он впитал силу Рейдака вставать после поражения с новыми силами. Рейдак возобновил бой, уже зная, что он может никогда не закончиться.
    Зактан остановился на середине полета. Он мог превратиться в облако протодитов и проскользнуть мимо сражающихся Везока и Рейдака, но теперь он знал, что это не сработает. Нет способа убежать от Ирнакка… этим путем.
    Лидер Пирак повернулся лицом к единственной вещи, которой он боялся. Ирнакк возвышался над ним, его глаза светились удовлетворением.
    - Что ты? – спросил Зактан. – Как ты попал из мира легенд в это заброшенное место?
    Ответом Ирнакка была вылетевшая из его глаз вспышка малинового света, окутавшая Зактана. Сила излилась на Пираку, превращая его из материального тела в чистую мысль. Он не был больше никаким веществом, только мимолетным обрывком, наполовину забытой мыслью. А чуть погодя он ощутил движение и внезапно оказался в странном месте.
    Представьте себе самый запутанный лабиринт во вселенной, где пульсируют живые, склизкие стены. Вообразите место, где грохочут звуки безумия, такие громкие, что ваш череп готов расколоться. Попытайтесь постичь место, где «воздух» настолько тяжел и плотен, что передвижение там напоминает ходьбу под водой. Объедините все это вместе и то, что получится в итоге, отобразит едва ли десятую часть того, что испытал в своем новом доме Зактан.
    Я в мозгу Ирнакка, - понял Пирака с ужасом. – Он превратил меня в мысль и… поместил меня в свой мозг.
    Взрыв сотряс стены, послав Зактана в полет. Он чувствовал, что его голова готова разорваться от этого звука. Его легкие пылали. Сначала он подумал, что это кто-то атаковал Ирнакка. Затем он понял – конвульсии в разуме Ирнакка были вызваны не ударом. Это у Ирнакка родилась мысль.
    - Добро пожаловать, Зактан, - голос Ирнакка грохотал в пещерах и туннелях его мозга. – Будь благодарен, что ты… в моей голове. Пока. Если я решу подумать о чем-нибудь еще… От тебя не останется и мысли.
    - Чего ты хочешь? – прошептал – или прокричал Зактан. Он больше не чувствовал разницы. – Что ты такое?
    Второй взрыв, более жестокий, чем первый, потряс Пираку. Это было не появление мысли, а память. Зактан мог чувствовать новое знание, наполняющее все его существо. Этот отрезок лестницы, ведущей к Маске Жизни, кормился страхами путников. То, что считалось ими самым страшным ужасом, наполнялось жизнью, настоящей жизнью, не пустой иллюзией. Для Пирак таким ужасом был Ирнакк.
    Ответ казался простым. Перестань бояться Ирнакка, и он исчезнет.
    Я так и сделаю, - подумал Зактан. – после того, как перестану дышать.

    Шесть Тоа Иника осторожно делали вниз первые шаги, ожидая засады. Они были уверены, что Пираки обогнали их и могут быть где-то впереди, ожидая.
    - Нам надо быстро-двигаться, - сказал Конгу. – Если они доберутся до маски…
    - Вакама завел Тоа Метру в ловушку, - ответил Джаллер. – Таху Нува бросился в бой, и его отравили. Я не собираюсь продолжать эту славную традицию Тоа Огня.
    - Тебе не потребуется, - сказал Маторо. – Я вернусь через секунду.
    - Маторо! Подожди! – закричал Джаллер. Но было слишком поздно. Тело Тоа Льда осело и ударилось оземь. Маторо опять использовал силу своей маски, чтобы выпустить на свободу свой дух.
    - Кости Макуты, что с ним такое? – проворчал Джаллер. – А что, если внизу есть что-то, через что он не сможет пролететь?
    - Тебе надо верить, что он знает, что делает. – Сказала Хали.
    - Я знаю, что я пытаюсь быть более открытым для идей членов моей команды, чем, возможно, Таху и Вакама были в прошлом, - Джаллер оглянулся. – Но команде нужен лидер. Тоа просто не может потерять сознание по собственной воле в центре опасной ситуации…
    - Я учту это, - сказал Маторо, садясь. – Между прочим, вас может заинтересовать, что там стоит огромный монстр, который, похоже, побил пятерых Пирак. Зактана нигде не видно.
    - Один монстр вместо шести Пирак? – сказал Хьюки. – Похоже, наши шансы повысились.
    - Надеюсь, что кто-нибудь скажет это зверю-чудовищу, - пробормотал Конгу.

    Зактан ощущал, что его со страшной силой несет вперед. Затем он понял, что опять стоит перед Ирнакком, снова в материальной форме.
    - На вкус ты так себе, - сказал Ирнакк. – Я выплюнул тебя.
    - И что теперь? – спросил Зактан, пытаясь вернуть себе прежний вид. – Ты убьешь нас?
    Ирнакк рассмеялся:
    - Где в этом веселье, скажу я? Живые, вы можете наполнить воздух музыкой ваших криков. Мертвые, вы просто молчаливое мясо.
    Зактан кивнул:
    - Ты существуешь, потому что мы боимся тебя? И если мы перестанем это делать, ты перестанешь существовать.
    - Это так, - ответил Ирнакк. – Но вы никогда не освободитесь от страха передо мной.
    - Есть одна вещь, которая может освободить нас всех, - сказал Зактан, глядя на потолок. – Один выстрел моими лучами в верное место, и потолок обрушится. Я и мои партнеры погибнут… а с нами – наш страх… а с нашим страхом – ты.
    Ирнакк снова рассмеялся:
    - Хорошую игру ты играешь. Но если твой страх передо мной не остановит тебя, то твой страх смерти сделает это. Я обитал в кошмарах подобных тебе достаточно долго, чтобы понять это.
    Голос Зактана наполнился гневом:
    - Ты думаешь, что знаешь ужас, Ирнакк? Ужас – это когда ты смотришь в глаза Затененного, зная, что сейчас умрешь… а затем тебя заставляют жить. Ужас – это когда ты каждое утро просыпаешься и видишь, что каждая частичка твоего тела движется сама со себе, бесформенную массу протодитов там, где раньше были твердый металл и живые ткани. Ужас – это то, что ты видишь в глазах своих партнеров, когда они смотрят на тебя… и то, что ты слышишь в криках своих врагов, когда твой рой поглощает их. Не говори мне о страхе, тварь, - я и есть страх!
    Ирнакк бросил сферу замор в Зактана, затем еще одну. В теле Пираки образовались отверстия, через которые и прошли сферы, не причинив ему никакого вреда.
    - Нет, нет, - сказал Зактан, приближаясь к противнику, готовый глазами испепелить его. – Сейчас кошмар закончится, так или иначе. Пропусти нас, Ирнакк, или умри.
    Говоря эти слова, Зактан знал, что Ирнакк может остановить его, прежде чем он сможет выполнить свою угрозу. Но удивительно – монстр ничего не делал. Напротив, он почти выглядел удовлетворенным.
    - Ты используешь страх как оружие, так же, как и я, - сказал Ирнакк. – Я заставил тебя бояться жизни, а в отместку ты заставил меня бояться смерти… Ты нашел свою истинную сущность – она состоит из мрака и могил, Пирака. Яма ждет тебя, и кто я такой, чтобы удержать тебя и остальных от нее?
    Зактан почувствовал, что другие пятеро Пирак собрались позади него, настолько целые и в здравом уме, насколько это вообще возможно.
    Маска Жизни испытывает нас, - подумал он. – Это было только первое испытание, и оно почти убило нас.
    Ирнакк начал исчезать. Зактан не чувствовал радости от победы, зная, что Пираки еще очень далеки от своей цели.
    С другой стороны, –  сказал он себе. – Тоа бы никогда с этим не справились. Создания, которых легче всего уничтожить страхом – как раз те, кто предпочитает не бояться ничего.

Отредактировано Ждущий (01-03-2007 14:43:48)

0

3

К обработке текста была привлечена мама-редактор. Получилось несколько прилизанней.

Два

    Гаран вел пятерых членов сопротивления Маторанов через изгибающиеся коридоры крепости Пирак. Они еще слышали звуки драки, доносящиеся из зала с вирусом, но не знали, кто там сражается.
    - Нам надо вернуться, - сказала Далу. – Это бой за нашу свободу. Мы должны участвовать в нем.
    - Мы и участвуем, - сказал Гаран. – И играем очень важную роль. Тоа Иника дали нам задание найти заключенных Тоа Нува. Если Иника не справятся, Нува могут остаться нашей последней надеждой.
    - Но почему мы ищем их здесь? Они могли спрятать Нува где угодно на острове!
    Велика хихикнул:
    - Когда ты боишься Муаку, лучше всего не выпускать его из поля зрения.
    - Он прав, - сказал Балта. – Пираки предпочтут держать столь опасных противников там, где смогут присматривать за ними. Так что продолжаем искать. И не роняйте эти пускатели сфер замор – я делал их в спешке и они довольно хрупкие.
    Группа торопилась, каждый из них понимал, что поиски могут оказаться тщетными. Тоа Иника даже не были уверены, что Тоа Нува еще живы – лишь надеялись на это.
    И все же, - подумал Гаран. – В некоторых битвах надежда – единственное оружие, которое у тебя есть.

    Тоа Иника стояли перед развилкой. Правый проход был завален, а левый широко открыт.
    - Думаете, Пираки завалили правый проход, чтобы стряхнуть нас с хвоста? – спросил Джаллер.
    Хьюки внимательно исследовал груду камней:
    - Нет, они лежат здесь уже очень долгое время.
    Маторо нахмурился. Он готов был поклясться, что, когда он был здесь в обличье духа, левый проход был заблокирован, а правый открыт. Но, по мнению Хьюки, это было невозможно… ведь так?
    - Значит, мы пойдем налево, - сказал Джаллер.
    - Отлично, - пробормотал Конгу. – Похоже, один я помню, что говорил Турага Матау насчет поворотов налево.
    Но прежде чем Тоа смогли ступить в левый проход, Джаллер заметил фигуру, поднимающуюся по лестнице им навстречу.
    - Приготовиться! – бросил он, и остальные Иника приготовились к бою.
    Но тот, кто вышел из тени, не был Пиракой или каким-нибудь другим видом врага. Это была почти царственная фигура в красной и золотой броне, носящая прекрасно известную всем Маску Защиты. Щит, который он нес, каким-то образом отражал любой, даже самый слабый свет. И хотя прошлое Тоа Иника не хранило воспоминаний о встречах с ним, они узнали героя  легенд Турага.
    - Невозможно, - прошептал Джаллер. – Тоа Ликан??
    - Подождите секундочку, - сказал Маторо. – Турага Вакама рассказывал, что Ликан стал Турагой тысячу лет назад, сражался с Макутой и…
    - Слово, которое ты тяжело ищешь, это «умер», - сказал Конгу, поднимая свой лазерный арбалет. – А это значит, что этот золотник – самозванец.
    Фигура перед ними не делала ничего, чтобы защититься. Незнакомец спокойно оглядел Тоа Иника, и заговорил почти отеческим тоном.
    - Удивительно… что Тоа Метру, появиться которым помог я, повели за собой новое поколение героев со столь… необычными масками.
    - Кто ты? – потребовала Хали. – Ты не можешь быть тем, кем выглядишь. Тоа Ликан погиб как герой, а ты порочишь его память.
    - И его маску! – сказал Джаллер. Ему раньше принадлежала Благородная Маска Тураги Ликана, но ее отобрали во время путешествия на Войя Нуи.
    - Разве я мертв в ваших воспоминаниях? Разве я мертв в ваших сердцах? – спросил Ликан. – Потому что если ответ на эти вопросы это «нет», то я не мертв по-настоящему.
    - Если я быстро выстрелю из этого арбалета, то ты станешь, - ответил Конгу.
    Ликан проигнорировал его реплику.
    - Я пришел, чтобы предупредить вас. Не спускайтесь по этой лестнице. Маска Жизни не для таких, как вы. Возвращайтесь, Тоа, пока еще можете.
    Джаллер смотрел в глаза Тоа, которого считал одним из величайших героев всех времен. Все, что там было – это тень.
    - Если ты настоящий Тоа Ликан, повернул бы ты назад и отказался бы от столь важной миссии, зная, что тысячи жизней зависят от тебя?
    Ликан тряхнул головой:
    - Нет, не повернул бы, - сказал он, сделав шаг обратно во тьму. – И посмотрите, что со мной стало.
    Джаллер бросился вперед, но Ликан уже исчез. Тоа Иника Огня вернулся к своим товарищам, обеспокоенный и смущенный.
    - Сначала Карзахни, теперь вот это… слишком много теней прошлого пытается остановить нас.
    - Ну, нам надо беспокоиться о будущем… в отличие от них, - сказал Нупару. – Так что идем.
    Тоа Иника продолжили спуск, убежденные, что оставили свое прошлое позади. К несчастью, им еще придется узнать, что избавиться от прошлого так просто не получится.

    В последнее время Аксонн часто проигрывал. Его первая схватка с Пираками закончилась благодаря внезапной атаке Брутаки. Его попытки не дать Брутаке раскрыть местонахождение Маски Жизни закончились ударом в спину от того, кого он считал другом.
    Но в этой игре, Брутака, важно не то, кто выиграл первые битвы, - подумал Аксонн. – А кто выиграл последнюю.
    Брутака атаковал. Аксонн крутанул свой топор, но его тут же заблокировал меч с двумя лезвиями Брутаки. Их оружие сцепилось, скрежеща друг о друга. Брутака имел преимущество в росте и радиусе атаки, но Аксонн был несколько сильнее и ловчее, и все время пытался зайти со спины.
    - Слабеешь, - сказал Аксонн.
    - Размечтался, - отозвался Брутака.
    - Сдавайся. Не стоит вовлекать в это Ботара.
    Глаза Брутаки расширились. Каждый член Ордена Мата Нуи знал имя Ботара и то, что означало его упоминание.
    - Ты не посмеешь.
    - Посмотрим.
    - Я предпочту посмотреть на твою смерть, - сказал Брутака, внезапно прекратив сопротивление. Так как его теперь ничто не толкало назад, собственная сила Аксонна бросила его вперед. Брутака упал на спину и, использовав свои ноги и инерцию Аксонна, отправил противника в полет. Аксонн ударился об пол и проехал по нему вплотную к кристаллическому чану, содержащему вирус Пирак.
    Брутака встал и поднял меч. Пора было заканчивать работу.
    Аксонн увидел лезвие, несущееся на него. Он откатился в самый последний момент, и меч Брутаки застрял в полу. Аксонн подсек Брутаку и, как только его соперник оказался на земле, попытался вытащить меч.
    - Тупица, - сказал Брутака. – Ты сам же и дал этот меч мне, помнишь? Уже забыл, что он может делать?
    Оружие вспыхнуло энергией. Электрический удар пронзил тело Аксонна, заставив его руки судорожно сжать меч. Боль терзала его, а он не мог это прекратить!
    - Наверное, стоило бы дать тебе поджариться, - рыкнул Брутака, пнув топор Аксонна через всю комнату. – Когда ты успел стать таким глупым? Я уже побил тебя дважды… Это будет последний раз.
    Брутака выключил меч. Аксонн отпустил оружие, судорожно глотая воздух.
    - Когда Пираки вернутся с Маской Жизни, я заберу ее у них, - сказал Брутака. – Потом я уберусь с этого клочка земли и покажу Вселенной, как выглядит реальная сила. И ты не сможешь сделать ничего, чтобы помешать мне.
    Брутака призвал силу своей маски Канохи. Вихрь измерений возник в воздухе неподалеку от Аксонна, приближаясь все ближе и ближе к упавшему стражу.
    - Почему я должен пачкать свой меч, когда могу отправить тебя подальше отсюда? – спросил Брутака, улыбаясь. – Давай, Аксонн, нападай. Даже если ты одолеешь меня, эти врата будут следовать за тобой, пока ты не попадешь в них. Они не исчезнут, пока через них кто-нибудь не пройдет… и этот кто-то – ты.
    Аксонн видел, как быстро приближаются врата, угрожая поглотить его. Он не мог разглядеть внутри них ничего, кроме непроглядной тьмы. Он знал силу Брутаки – врата могли вести в любое место на Войя Нуи или любом другом острове, даже в ином измерении. Пункт назначения не важен, он знал, что окажется слишком далеко, чтобы остановить Брутаку.
    Аксонн поднялся на ноги и приготовился к последнему броску на врага.
    Хорошо, Брутака, – если мне и придется уйти, то не в одиночку.

Отредактировано Ждущий (23-02-2007 20:16:15)

0

4

Три

    Тоа Маторо едва успел присесть. Заряд энергии теней вонзился в скалу над его головой. Почти точное попадание волновало его гораздо меньше, чем тот, кто выпустил этот заряд.
    - Отлично, пора прекратить это! – прокричал он. – И все станет хорошо!
    Стоило Тоа Иника преодолеть поворот лестницы, как они оказались лицом к лицу с кошмарным воинством. Путь им преграждали Ракши, Борок, Борок-Кал, Нуи-Рама, Муака, а во главе это собрания зла стоял Макута собственной персоной. Когда они были Маторанами, то уже встречались с этими существами, но их присутствие здесь в качестве команды было необъяснимо. У них было мало времени, чтобы разгадать эту загадку, однако град теневой энергии, огненных вспышек и энергии страха заставлял Тоа Иника постепенно отступать.
    - Ликан не шутил, - сказал Конгу. – А я всегда считал, что встречи со старыми друзьями должны быть счастливыми-веселыми.
    Тоа Хали с трудом избежала участи быть разодранной когтями Муаки, огромного кошкоподобного зверя. Она ответила на его атаку своей, выпустив мощный поток воды, ударивший Рахи и впечатавший его в стену. Муаку сильно ударило, и он сполз на землю, недвижимый.
    Глаза Хали расширились. Создание выглядело мертвым, но она видела, как Муаку поражали еще более могучие силы, а она все равно бросалась в драку. Ужасная мысль, что ей самой неизвестны пределы ее силы, промелькнула в ее голове.
    - Эй, Хали! – закричал Хьюки. – Не проспи!
    - Ты возьмешь на себя Борока, - обратился Конгу к Хьюки. – Я хочу разобраться с верзилой сам.

    Выше на лестнице Джаллер боролся с Ракши Тураком. Тварь в красном панцире, способная усиливать страх, была опасна не настолько, чтобы подготовившийся Тоа не мог с ней справиться. Несмотря на это, Джаллер ощущал, что при сражении с монстром его мускулы превращаются в воду. Мешали воспоминания о другом бое с Тураком.
    Он был тогда Матораном, стоял рядом с Тоа Нува и своим лучшим другом, Такуа, на острове Мата Нуи. Макута послал своих Ракши, чтобы предотвратить явление Тоа Света. Турак собирался погубить Такуа, когда Джаллер схватил Ракши за его посох. Чистая энергия страха хлынула в Джаллера, пока не переполнила его. Тогда он умер, лишь чтобы его вернули к жизни способом, который он до сих пор не мог объяснить.
    Но это не меняет того, что я умер – я умер! – подумал он, стараясь не поддаться Ракши. – Может ли это случиться снова?
    Металлическая пасть Ракши распахнулась, показав склизкую пиявку-краату внутри. Омерзительное зрелище вызвало еще больше воспоминаний. Деревня Та-Коро разрушена... Ко-Коро сильно повреждена… Матораны, бегущие ради спасения своих жизней… все из-за этих чудовищ.
    - Никогда больше! – закричал Джаллер, выворачиваясь из захвата Ракши. Он нацелил свой огненный меч, намереваясь создать стену пламени между ним и противником. Огонь появился, как он и пожелал, но что-то немедленно пошло вразнос. Молнии отказались переплетаться с языками пламени, вместо этого они начали неконтролируемо выстреливать в разных направлениях. Одна угодила в Ракши, сразу же испепелив краату внутри него. Броня Ракши свалилась на землю. Джаллер ошеломленно уставился на творение собственных рук, чувствуя себя столь же пустым, как опаленный металлический экзоскелет у своих ног.

    К тому времени, как Конгу вышел на позицию, Хьюки раздавил своего противника-Борока, Нупару был занят боем с Бороком-Калом, а Маторо пытался заморозить крылья Нуи-Рамы. Что странно, ни Кал, ни Макута не сказали ни слова во время битвы.
    Обычно мы не могли заставить этих неудачников заткнуться, - подумал Конгу.
    - Не знаю, как ты собрал эту шайку монстров вместе, Макута, - сказал Тоа Иника Воздуха. – Но они тебе не помогут. Мы пройдем быстро-вниз по этой лестнице, а мимо тебя или по тебе – выбор за тобой.
    Макута ничего не ответил, его молчание приводило Конгу в бешенство. Тоа прицелился из энергетического арбалета и два раза выстрелил. Макута даже не шелохнулся. Вместо этого он просто махнул рукой, и два сгустка энергии обледенели в полете. Затем они упали, ударившись об пол и разбившись, словно стеклянные.
    Не смутившись, Конгу призвал свою власть над воздухом, создав вокруг Макуты небольшой циклон. Ветер был там настолько силен, что ничто внутри не могло дышать или удержаться на ногах. Но Макута остался равнодушен. А собственная сила повелителя теней разорвала циклон и ударила Конгу твердой тьмой.
    Тоа Воздуха очнулся от боли несколькими ступенями выше. Здесь что-то было не так. Маска Телепатии, которую он носил, должна была воспринимать тучи злобных мыслей от Макуты, но ничего не ощущала, от него или от любого другого врага. И что было очень странно, Макута обращал на все, чем они стреляли в него, не больше внимания, чем на царапины.
    Ну, не на все, - напомнил себе Конгу. – У меня еще есть пускатель сфер замор. Но заморы, внутри которых заряженный протодермис, не остановят его… они его убьют.
    Он немного посмаковал эту мысль. Макута мучил Маторанов веками, он заставил их уйти из Метру Нуи на Мата Нуи, и уже там он сделал все, чтобы заставить их жить в страхе и отчаянии.
    Он может даже заслуживать смерти, - подумал Конгу. – Но если я убью его хладнокровно, я буду не лучше него… и недостоин быть Тоа-героем.
    К сожалению, выбор уже был сделан за Конгу. Его пускатель выстрелил сам по себе, посылая сферу прямо в Макуту. Она попала точно в повелителя теней. Макута закричал, когда странная субстанция начала разъедать его броню.
    - Нет! – заорал Конгу, бросаясь к упавшему врагу. – Как это произошло? Я не стрелял!
    Но было уже поздно задавать вопросы. Макута умер, сраженный Тоа Иника Воздуха. И Конгу знал, что ничто теперь не будет как раньше.

    Битва закончилась.
    Шесть противников Тоа Иника растянулись на каменных ступенях. Все они были мертвы, и никто из Тоа не понимал, как это произошло. Они не собирались убивать никого из противников, и не были принуждены к этому обстоятельствами. Это просто… взяло и случилось.
    - Мы потеряли контроль, - грустно сказала Хали. – Вся эта сила… может, ее чересчур много, чтобы мы могли с ней справиться.
    - Нам просто не повезло, - сказал Хьюки. – И все.
    - Не повезло нам. Но еще больше не повезло им, – сказал Конгу, наклоняясь, чтобы исследовать поврежденного Борока и его мертвую крану. Но это не объясняет, что Борок и Борок-Кал здесь делали, хотя мы знаем, что им здесь не место. Я… эй!
    Контуры Борока начали расплываться и таять. Когда они исчезли полностью, проявилось другое обличье. Это этого зрелища у Конгу сперло дыхание.
    - Это Похату Нува! – простонал он. – Этот Борок…. Он просто взял и превратился в Похату Нува!
    Остальные Тоа Иника бросились вперед. То же происходило со всеми их павшими противниками. Макута превратился в Таху Нува, Ракши – в Копаку Нува, Муака – в Онуа Нува, Нуи-Рама – в Леву Нува и Борок-Кал – в Гали Нува. Все шестеро были здесь, и все шестеро погибли от рук Тоа Иника.
    - Иллюзии, - прошептал Тоа Джаллер. – Мы бились с призраками наших величайших врагов, не зная… и когда ударили, то убили наших друзей.
    Тоа Хьюки швырнул свои пускатель заморов и лазерный топор на землю и отошел.
    - Нас обманули, заставив убить их! Кто-то знал, что мы достаточно тупы, чтобы верить всему, что видим, и использовал это!
    - Даже не это самое ужасное, - сказал Маторо. – Как мы можем доверять своим чувствам, или самим себе, после этого? Если мы не можем отличить друга от врага, если мы не можем контролировать свои силы, мы не герои… мы опасны.
    - И что мы должны делать? – гневно спросил Конгу. – Сдаться? Понадеяться на то, что вовремя явятся какие-нибудь другие Тоа-герои, которые спасут Великого Духа?
    Нупару сел на ступеньку и уставился в землю.
    - Но, Конгу, как можем мы быть уверены, что спасаем его? Что, если… что, если нас и тут надули и мы убьем Мата Нуи? Готовы ли мы к риску стать причиной гибели вселенной?
    Неуютная тишина опустилась на Тоа. Все они, так или иначе, были обеспокоены тем, что их теперешней силы могло быть слишком много, чтобы справиться с ней. Было невозможно в один момент быть Матораном, а в следующий – уже Тоа, и не иметь подобных страхов. Но никто не мог и подумать, что злоупотребление (misuse) их силами может привести к подобной катастрофе.
    - Я не думаю, что у нас есть выбор, - сказала Хали. – Если мы не можем положиться на наши суждения, боимся собственной силы, мы не можем действовать эффективно. Мы не можем завершить нашу миссию. Джаллер, нам надо повернуть назад.
    Тоа Иника Огня не ответил. Его взгляд был прикован к неподвижному телу Таху Нува. Когда он заговорил, его голос дрожал от горя:
    - Таху как-то сказал мне кое-что, вскоре после прибытия на наш остров. Он сказал, что быть храбрым не значит не бояться смерти – это значит, что ты будешь бороться за то, во что веришь, несмотря на свой страх, - он посмотрел на своих соратников. – Вы не понимаете? Тоа рисковали жизнями ежедневно, сражаясь с Макутой, Ракши, Бороками. Они знали, что нечто подобное может случиться, но все равно продолжали борьбу. Они не были идеальными – они делали ошибки, сражались друг с другом, - но продолжали, и могут ожидать от нас того же.
    - Даже после этого? – тихо спросила Хали.
    - Особенно после этого, - ответил Джаллер. – Потому что это значит, что теперь мы сами по себе, без надежды на помощь.
    Когда никто не проронил ни слова, он добавил:
    - Я иду, в честь памяти Таху Нува и памяти Ликана и всех остальных Тоа, живших до нас. Кто со мной?
    Один за другим, все Тоа Иника сделали шаг вперед. Бросив последний взгляд на своих павших героев, они повернулись, чтобы продолжить свой путь. Они прошли несколько шагов, когда Тоа Хьюки обернулся, чтобы посмотреть назад. То, что он увидел – ну, или не увидел – заставило его замереть.
    - Их нет! Тоа Нува исчезли!
    Иника бросились к тому месту, где лежали мертвые Тоа. От них не осталось и следа.
    - Мы отвернулись всего на секунду, - сказала Хали. – Что могло произойти?
    - Ну, они не встали и не ушли, - сказал Маторо, тут же добавив:
    - Надеюсь.
    - Ты слепо-пропускаешь более интересный вопрос: а что, если их никогда здесь не было? – ответил Конгу. Он коснулся краешка своей маски. – Канохи Сулету, помнишь? Телепатия. Все мысли, все время. Но от этой шестерки я не слышал ничего, кроме тишины.
    - А отсутствие мыслей означает отсутствие разумов, - сказал Хьюки.
    - А отсутствие разумов означает, что они были иллюзиями, - закончил Конгу. Затем добавил, улыбаясь:
    - Или они все были По-Маторанами.
    Маторо ухмыльнулся. Хали тщетно попыталась подавить смешок. Пару секунд спустя древняя лестница звенела от живого, звонкого звука, никогда ранее не звучавшего здесь за все ее существование: от смеха.

Пока все. Моя очередь закончилась.

Отредактировано Ждущий (23-02-2007 20:22:38)

0

5

Глава 4
     Пиракам было совсем не смешно.
     Их путешествие было внезапно прервано самым неприятным образом. Шесть каменных цилиндров прорезались из лестницы, поймав каждого из них в свою собственную индивидуальную тюрьму. Быстро обнаружилось, что камень слишком гладкий, чтобы вылезти, и не поддается действию лучей, грубой силы, или оружия Пирак. Хотя цилиндры были открыты сверху, при попытке вылететь наружу Зактан получил удар электричества, достаточный, чтобы сбросить его на землю.
     Все цилиндры имели одну общую особенность. На внутренней стороне каждого приблизительно посередине находилась каменная задвижка. Для чего она здесь была, оставалось тайной, потому что нигде не было никаких видимых признаков двери.
     - И что дальше? – проворчал Ток. – Приближение стен? Нападение стай огнелеток? Пение Затененного?
     Ответил ему не кто-нибудь из Пирак, а старческий голос, который загудел отовсюду вокруг них. Хотя никто из пленников не знал этого, голос принадлежал Великому, который создавал путь к Маске Жизни. Эти слова были произнесены тысячи лет назад.
     - Путешественники, вам предстоит пройти следующее испытание, - сказал голос. – Только два типа существ могут выйти из цилиндров, в которых вы сейчас находитесь – совершенно самоотверженные или совершенно эгоистичные.
     - Посмотрите на задвижки в ваших тюремных камерах. Если все вы отодвинете их одновременно, цилиндры откроются и вы будете свободны продолжать путь. Все будет хорошо, и вы получите одинаковые шансы завладеть Маской Жизни. Но если один из вас отодвинет защелку раньше, чем это сделают другие, он и только он пойдет дальше, а его спутники будут уничтожены. Вы должны решить.
     Зактан немедленно крикнул:
     - Никому не трогать задвижку!
     Ток отдернул руку от куска камня, как если бы обжегся:
     - Хорошо, Зактан, но не надо так кричать. Мы пойманы, но не оглохли.
     - Авак, ты не нашел другого выхода из этих цилиндров? – спросил Зактан.
     - Нет, а если я в чем-нибудь и разбираюсь, так это в тюремных камерах, - ответил Авак. – Похоже, голос говорил правду – или все мы… или только один из  нас.
     - Тогда я полагаю, мы должны… работать вместе, - сказал Хаканн, хотя эти слова, очевидно, были противны ему.
     - Вот именно, и быстро, - ответил Зактан. Он знал, что чем больше времени думать дает он членам своей команды, тем выше шанс, что один из них  предаст остальных. Это, конечно, противоречило его желаниям, но идти одному было бы безумием. Необходимы партнеры, чтобы будущие противники могли кого-нибудь уничтожить, пока я спасаюсь, - рассудил он.
     - Тогда на счет «три» все мы одновременно отодвигаем задвижки, - сказал Авак. – Все согласны?
     Каждый из Пирак сказал «да». Зактан не знал, что его беспокоит больше: то, что Хаканн ответил первым, или то что Везок – последним.
     - 1… 2….
     Неожиданно, пол подо всеми шестью Пираками раскрылся. Мощная сила потянула их к неизвестной судьбе. Скатываясь по узким каменным туннелям, они услышали возглас Рейдака:
     - Он соврал! Голос соврал!
     Их неожиданное путешествие завершилось всплеском. Коридоры закончились, и Пираки вылетели прямо в огромный бассейн жидкого протодермиса. Они погрузились глубоко вниз, но, к счастью, глубина бассейна была достаточной, чтобы они не ударились о дно. Когда они снова вынырнули на поверхность, все они были невредимы… по крайней мере, в данную минуту.
     - Рейдак! – крикнул Зактан в ярости. – Ты идиот! Конечно, он соврал! Это была всего лишь ловушка для любой команды, члены которой не доверяют один другому. В ту секунду, когда ты тронул ту задвижку и попробовал предать нас, ты погубил нас всех.
     - Не упрекай Рейдака - может быть, он не пытался помешать нам. Может, он просто не умеет считать, - прокомментировал Авак. Он огляделся вокруг. – И, эй, здесь неплохо, очень неплохо.   
     В этом был смысл. В самом деле, после долгого карабканья по лестнице жидкий протодермис был освежающим. Однако, выбраться отсюда было нелегко. Вода наполняла всю комнату, и единственным выходом были ведущие в расположенные наверху клетки коридоры, по которым Пираки сюда скатились. Но Пираки в свое время выбирались и из худших ловушек.
     - Мы обсудим это потом, - сказал Зактан тоном, не оставлявшим сомнений, что обсуждение не будет приятным для Рейдака. – Давайте выберемся отсюда.
     Зактан рассыпал свое тело на свободно плавающую массу протодитов и начал подниматься в воздух. Он поднялся всего на несколько футов над водой, когда со всех стен комнаты посыпались куски камня. Пираки скрылись под водой, когда камни посыпались в воду, посылая в воздух брызги. Когда град камней закончился, в стенах появились дюжины и дюжины углублений.
     Наступил момент тяжелого молчания. Пираки вернулись к поверности, их глаза шарили по сторонам, ожидая что произойдет дальше. Им не пришлось ждать долго. Струи раскаленного добела пламени вырвались из каждого углубления, образовав над водой огненную решетку. Зактан вскрикнул от боли и бросился обратно в бассейн.
     Рейдак скосил глаза на яркий свет. Воздух над водой был теперь наполнен огнем, и Пираки были посажены в клетку так же надежно, как если бы они остались в цилиндрах.
     - Теперь что? – сказал Авак.
     - Может быть, огонь в реальности не существует, - предположил Ток. – Как Ирнакк.
     - Пусть Рейдак вылезет и проверит, - сказал Хаканн.
     - Он достаточно реален, - прошипел Зактан. – Я потерял достаточно протодитов, чтобы узнать это.
     - Отлично, тогда останемся в воде, - сказал Везок, - до тех пор пока струи пламени не истощат силу.
     Ток взглянул на своего партнера так, как если бы у Везока вдруг выросла вторая голова:
     - Что происходит с водой, когда ее подогревает огонь?
     В прежние дни Везок бы выпалил ответ сразу, в то же мгновение. Но с тех пор как его разделили на двух существ – его самого и Везона – он стал далеко не так быстр. Он на мгновение остановился, обдумывая, нет ли в вопросе какого-то подвоха, прежде чем сказал:
     - Она закипает?
     - И то же произойдет с нами, если мы останемся здесь, - сказал Ток. – Или мы можем попробовать взобраться на стены, чтобы добраться до выходов, и будем изжарены. Делайте свой выбор.
     Единственный ответ поступил от огненных прутьев, мощность которых неожиданно еще увеличилась. Вскоре, знали Пираки, им придется уйти под воду, и добавить к списку своих возможных судеб еще одну.
     - Определенно, - сказал Хаканн. – В следующий раз, когда кто-нибудь пригласит меня присоединиться к группе, я скажу «нет».

0

6

Глава 5
     Велика стоял в дверях узкого коридора, ведущего вниз. Он выглядел озадаченным:
     - Горы могут создаваться дождем и ветром… но может ли гора создавать сама себя, передвигая штреки и проявляя волю?
     - Не будет ли кто-нибудь так любезен сказать ему, чтобы он прекратил это? – проворчал Кази.
     Подошел Балта и встал рядом с По-Матораном:
     - Нет, он что-то обнаружил. Вспомни, Велика руководил командой Маторанов, которая строила для Пирак эту крепость. Он знает здесь каждый угол. Если он говорит, что раньше этого здесь не было, значит этого не было. Пираки, должно быть, пробились на нижние уровни.
     Матораны бросились вниз по коридору, не думая о ловушках, которые могли их ожидать. Если Тоа Нува были еще живы, каждая секунда промедления была для них ужасно опасна.
     - Спускайтесь сюда! – крикнул Балта. Он обнаружил комнату, закрытую каменной дверью толщиной в три фута. Ручкой служил железный диск, но нужно было обладать силой Рейдака, чтобы открыть ее.
     Гаран повернулся к Кази:
     - Мы будем работать вместе. Остальные, отойдите.
     Ону-Маторан и Ко-Маторан приготовились к выполнению своей задачи. Потом оба подняли оружия и выстрелили, Гаран импульсными ударами, а Кази – потоками звука. Несмотря на свою прочность, дверь комнаты не устояла перед этой двойной бомбардировкой. Со звуком, похожим на гром, она рассыпалась на булыжники.
     Не дожидаясь, пока осядет пыль, Балта вскарабкался по камням. Он различил шесть фигур, без масок, прикованных к стенам. Элементарные энергии стекали с их рук в бездонный колодец в центре комнаты. Они выглядели истощенными и изнеможенными, а их глаза светились слабым красным светом.
     - Неслыханно, - сказал Балта. - Они, должно быть, порабощены вирусом и заточены здесь. Кто бы ни сделал это, он приказал им изливать свои элементарные энергии  до тех пор, пока их больше не останется, и тогда придет сюда.
     Пирук и Велика взялись за работу по разбиванию цепей. Тоа Нува не реагировали, по-видимому не осознавая тот факт, что в комнате появился кто-то еще.
     - Даже если они поборют эффект вируса, у них не осталось сил, чтобы бежать отсюда, - сказал Гаран. – И кто знает, что еще может произойти? Длительная утечка сил могла бы со временем даже убить их.
     Все шесть Тоа Нува были свободны – по крайней мере, физически. Теперь Маторанам надо было освободить их и от ментального порабощения. Каждый зарядил свой метатель одной из тех сфер замор, которые Тоа Иника использовали для освобождения Маторанского населения острова.
     - Огонь! – сказал Гаран.
     Сферы ударили свои мишени. Все шестеро Тоа Нува немедленно сползли на пол, как будто пораженные смертью. Далу бросилась к Таху Нува, и обнаружила, что он еще жив, хотя и сильно ослаблен.
     - Вставайте! – настойчиво сказала она. – Вы нужны Тоа Иника!
     - Ваши инструменты здесь. Мы можем проводить вас к вашим маскам, - сказал Балта, помогая Копаке Нува подняться. – И очень надеюсь, что еще не слишком поздно.
     - Тоа… Иника? – спросил Онуа Нува. – Что… о чем вы говорите?
     - Это долгая история, - сказал Гаран. – Мы расскажем вам ее по дороге.

     Хаканн смотрел на горящие огненные прутья, находящиеся теперь не так уж далеко от его головы.
     - Так как вам больше нравятся наши Пираки, - спросил он, - печеными или вареными?
     - Не шуми, - сказал Зактан. – Я думаю.
     - О, ну тогда я предупрежу Летописца, - саркастически сказал Пирака в малиновых доспехах, - Твои раздумья привели нас сюда. И припоминаю, какой великолепной идеей было надуманное тобой ограбление трупа Макуты.
     Зактан не обратил на него внимания:
     - Мы не можем идти вперед, назад или вверх. Остается вниз. Везок, нырни поглубже и посмотри, что там можно найти.
     Обрадованный возможностью удрать от ужасного жара, Везок подчинился. По мере того, как он погружался вглубь, вода охладилась до более комфортной температуры. Вначале вся эта задача казалась ему  Маторанским поручением, но, достигнув темного дна бассейна, он перестал что-нибудь видеть. Полный решимости найти выход, он начал ощупывать дно, выискивая хоть какую-то щель.
     Вот! Он случайно наткнулся на узкий проход между двумя камнями. Небольшой взрыв расширил его достаточно, чтобы кого-нибудь его размера мог проскользнуть сквозь него. Потом он вернулся обратно забрать остальных, чтобы, кто бы ни ожидал их в туннеле, Рейдак встретился бы с ним первым.
     Минутой позже все шесть Пирак плыли сквозь щель. Перед ними был изгибающийся туннель, ведущий вниз, потом вверх, потом снова уходящий резко вниз, потом переходящий в длинный, пологий подъем. Здесь было едва достаточно места, чтобы двигаться, не говоря о том, чтобы давать отпор, если кто-то атакует.
     Оказавшийся в тылу Хаканн заметил, как только они проплывают какое-то место, каменные плиты позади них опускаются. Они не смогут вернуться обратно, даже если им не понравится место их  назначения. 
     Рейдак неожиданно остановился и показал вверх. Затем он исчез в потолке. Только тогда Хаканн заметил то место, где, как он понял, был выход в другой туннель, ответвляющийся от этого и ведущий прямо наверх. Он последовал в него за своими партнерами, надеясь что он ведет куда-нибудь, где есть пригодный для дыхания воздух.
     К его огромному облегчению, он там был. Пираки приплыли к огромному плато застывшей магмы. На дальнем конце огромный каменный мост был перекинут через реку лавы. Дальняя башня моста имела внизу маленькие ворота. Инстинктивно Пираки знали, что они почти достигли своей цели. Они были так возбуждены, что никто из них не заметил едва уловимых мелких изменений, уже произошедших с ними благодаря воздействию воды. Но позже у них будет достаточно времени чтобы понять это, и содрогнуться.
     - Пошли, - сказал Ток. – Маска, должно быть, уже близко.
     - Подождите! – приказал Зактан. Пираки с удивлением обернулись к нему. – Я тоже хочу Маску Жизни, но не хочу вступать на обратной дороге в битву, чтобы шесть Тоа ускользнули с ней. Они могут идти прямо за ними – и нам ничего не стоит устроить здесь для них ловушку, а потом спокойно забрать маску.
     Хаканн нахмурился. Вначале Зактан больше всех торопился найти маску, а теперь он хочет подождать? И опять-таки, если остальные пять Пирак и Тоа Иника убьют друг друга в битве, Зактан сможет забрать себе маску без всяких возражений.
     Все же, несмотря ни на что, лидер Пирак был прав. Если Тоа неожиданно нападут на них в ограниченном пространстве, а они еще и должны будут беспокоиться о защите маски, они могут быть разбиты. Лучше выбрать место для битвы самим.
     - Тогда за работу, - сказал Хаканн. – Нет ничего приятного в том, чтобы сидеть здесь в засаде до конца своих дней.

0

7

В эту минуту Тоа меньше всего думали о сражении с Пираками. Они пришли по лестнице еще в одну комнату, на этот раз освещенную темно-красными светящимися камнями. Хотя нигде не было видно врагов, в комнате чувствовалось какое-то зло. Тоа продвигались с осторожностью.

     - Добро пожаловать, путешественники, - голос прогудел со всех сторон. Глаза Тоа обшаривали комнату, но никого не видели. – Вы ищете Комнату Жизни… но вначале вы должны пройти через Комнату Смерти, поскольку на самом деле эти понятия сплетены между собой.
     - Покажись, чтобы мы могли видеть тебя! – крикнул Джаллер.
     Голос проигнорировал его.
     - Бессчетные тысячелетия Маска Жизни была спрятана в этом месте, ожидая призыва судьбы. Эта Канохи и удивительна, и ужасна по своему могуществу. И цена за владение силой жизни… смерть.
     - Ну, как удачно-весело, - пробормотал Конгу. – Ты привел нас в приятнейшее место, Джаллер, старый друг.
     - Вы шестеро стоите наготове, - продолжил голос. – Если вы хотите пройти через эту комнату, один из вас должен умереть. Решайте – прямо сейчас.
     - А что если мы решим не следовать вашим указаниям, - сказала Хали. – Что если мы вступим в бой?
     И снова, голос проигнорировал все доводы, просто повторив свое последнее утверждение. Тоа в ответ бросились к выходу в противоположном конце комнаты, но обнаружили, что он блокирован невидимым барьером. Это напомнило Джаллеру барьер, отрезавший его от Тоа Таканувы на пути к Войя Нуи, но сейчас не было времени вдумываться в скрытый смысл этого. 
     - Вернемся назад, - сказал Тоа Иника Огня. – Поищем другой путь вниз, или проделаем его.
     Он повернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как опускается массивная каменная плита, отрезая им выход. Оказалось, что она не поддается действию его огня,  а также и льда Маторо, и власти Хьюки над камнем. Тоа были в ловушке.
     Голос заговорил снова:
     - У вас есть две возможности – откажитесь от вашей погони за Маской Жизни, и вы можете идти своей дорогой, и никогда не возвращаться. Или выберете из своего числа того, кто умрет, и остальные смогут пройти. Нет других способов открыть вам проходы.
     Джаллер обдумывал. Он не представлял, где сейчас находится Пираки, и не нашли ли они уже маску. Казалось, выхода из этой комнаты нет, и кто знает к чему привел бы отказ от поисков – может быть, даже к перемещению каким-нибудь неожиданным способом обратно в Метру Нуи, и полному краху. Нет, здесь действительно не существовало выбора. Он был лидером Тоа Иника, так что если кто-то должен был быть принесен в жертву, то это он.
     Он начал говорить, но почему-то слова застряли в его горле. Как в неожиданной вспышке, в памяти всплыл день, когда он умер от рук Ракши.  Воспоминание было таким ярким, что на долю секунды заморозило Джаллера. Из паралича его вывел звук другого голоса.
     - Я вызываюсь, - сказал Маторо, делая шаг вперед. – Если кто-то должен умереть, пусть это буду я.
     - Маторо! Нет! – воскликнула Хали.
     - Конечно, нет! – сказал Джаллер в полнейшем изумлении. Он обратился к таинственному голосу, сказав: - Кто бы ты ни был, это не наш выбор!
     - Да, побудь тут еще немного, и поседеешь, - добавил Конгу.
     Маторо повернулся к своим друзьям:
     - Пожалуйста. Это логичный выбор. Я не воин, как ты Джаллер, или ты, Конгу – и не атлет, и не изобретатель, и даже не Летописец. Я просто переводчик Тураги, и ничто больше. Я не смогу спасти мир своими кулаками или своим умом, но, может быть, я могу это сделать таким способом.
     - Маторо, ты не должен… - начал Джаллер.
     - Выбор сделан, - сказал голос, прерывая лидера Тоа. – Цена будет заплачена.
     Прежде чем кто-нибудь из Тоа смог запротестовать, поток светового сияния обрушился на Маторо. За миллисекунду его тело растворилось, осталась только его маска, парящая в столбе свечения. Потом она тоже постепенно исчезло.
     На мгновение наступило молчание, нарушаемое только приглушенными всхлипываниями Тоа Хали. Потом что-то похожее на пыль начало кружиться внутри светового столба. Это вращалось быстрее и быстрее, до тех пор пока не начало  принимать определенную форму. Мгновением позже, в ней стала узнаваема Маска Канохи Маторо.
     Теперь все больше и больше  сверкающих частиц появлялосьсь, кружась и соединяясь вместе, внутри столба света. Никто из Тоа не отваживался говорить, чтобы не нарушить ошеломляющие события, очевидцами которых они были. На их глазах, тело Маторо  возникло снова, целое и невредимое, как если бы он никогда вообще не исчезал.
     Когда процесс был завершен, свет исчез. Тоа Маторо осматривался вокруг в смущении, но то, что он чувствовал, было ничто по сравнению с тем, что творилось в сердцах его друзей.
     - Сделано, - сказал голос. – Один из вас умер и вновь был рожден, так что цена уплачена… обязательство выполнено. Важен не сам факт смерти, а готовность умереть за свое дело. Один из вас имел смелость принять гибель, чтобы его товарищи могли жить, так что окончательная смерть не будет сегодня его участью.
     Каменная плита, закрывавшая лестницу перед Тоа, исчезла. Мерцание в воздухе оповестило их о том, что силовой барьер тоже исчез.
     - Вы свободны идти дальше, - сказал голос.
     Тоа не колебались. Они направились через выход вниз по лестнице – и когда они возобновили свое путешествие, от Джаллера не укрылось, что Маторо пошел первым.

0

8

Следующие несколько минут путешествия прошли в тишине - каждому Тоа Иника необходимо было некоторое время на размышления. У них оставалось еще так много вопросов, на которые не было ответов. Что случилось с Тоа Нува? Если предположить, что их ветераны-герои были целы, что тогда? Не захотят ли они, чтобы Иника вернулись в Метру Нуи и присматривали за городом вместе с Таканувой? После стольких боев и приключений, понравится ли им быть просто стражами города?
     Их размышления были прерваны звуком, донесшимся снизу лестницы, напоминавшим помесь вопля Муаки и яростного гудения очень большого Нуи-Рамы.
     -О, отлично, - сказал Конгу. – Нам уже как минимум две минуты не приходилось тяжело-сражаться за свои жизни.
     Они  пошли дальше осторожно, тщательно изучая стены каждой ниши и пещеры, из которой мог исходить звук. Они не увидели ничего подозрительного, пока не достигли более широкой комнаты – и тогда они вообще ничего не увидели, как будто все светящиеся камни, вделанные в стены, одновременно разбились. Джаллер активировал свой огненный меч как раз вовремя, чтобы увидеть фигуру с когтями, спускающуюся с потолка.
     - Осторожно! – крикнул он. Когда первое создание опустилось на пол перед ним, в свете пламени меча обнаружилось, что это двухголовое чудовище с хвостом ящерицы. Оно стояло на двух ногах, и его передние лапы заканчивались бритвообразными когтями. К его удивлению, существо не остановилось, а вместо этого разделилось на двух существ, таких же больших и мощных как исходное. Другие Тоа сделали то же самое открытие: число атаковавших их теперь увеличилось с шести до двенадцати.
     Тоа дали задний ход на лестницу, Хьюки использовал свою силу, чтобы создать каменную стену между ними и их врагами. Она давала временную защиту, но также и не позволяла Тоа идти вперед к Маске Жизни.
Не ожидая просьбы Джаллера, Конгу использовал свою Маску Телепатии, чтобы прозондировать мысли существа. Он понял немного, но достаточно, чтобы сказать:
     - Это не разумные существа. Это… Джаллер, это протодиты!
     - Ты с ума сошел, - сказал Хьюки. – Протодиты микроскопические. А эти штуки больше нас!
     - Маска Жизни, - ответила Хали. – Как вы думаете,  ее сила может…
     Ее вопрос был прерван тем, что стена Хьюки разбилась. Существа атаковали, и Хьюки и Нупару рефлекторно нанесли удары. В следующий момент рядом оказалось шестнадцать прожорливых чудовищ.
     - Помните то время, когда я застрял вниз головой в болотистой яме, прямо над какими-то голодными пресмыкающимися живущими в этом иле, - сказал Нупару. – Вы знаете, те, с кислотными языками и вонючим дыханием, как у Таракава, который потерял сознание, находясь на солнце слишком долго?
     - Конечно, так и что о них? – спросил Конгу.
     Нупару вздохнул:
    - То были добрые старые дни, а?
     Теперь существа были прямо над ними, царапая и скрипя когтями, в то время как Тоа отчаянно пытались отогнать их, но не сделать так, чтобы их стало еще больше. Элементарные силы оказывали им в этом некоторую помощь, но даже наиболее оптимистичные из Тоа могли сказать, что битва безнадежна – и темнота только усугубляла дело.
    Неожиданная вспышка света на время ослепила Тоа. Они услышали порыв ветра, и вспышки света заполнили всю лестницу. Существа заревели и бросились врассыпную, их слабые глаза не привыкли к яркому свету. На какое-то мгновение у Джаллера закралась надежда, что Таканува, Тоа Света, как-то добрался до Войя Нуи.
    Когда его зрение прояснилось, он обнаружил, что он не мог заблуждаться сильнее. Существо в желтых доспехах, которое стояло на лестнице, угрожающе держа жезл, не могло быть менее похоже на его друга. Джаллер перевел глаза на ноги фигуры, особенностью которых были закругленные приспособления, похожие на что-то вроде гусениц.  Тоа Огня не мог вспомнить видел ли он кого-нибудь на таких гусеницах раньше. Фигура рассматривала собравшихся Тоа холодными, пустыми глазами – а потом исчезла.
     Нет, не исчела, - понял Джаллер, почувствовав, как что-то летит мимо него. – Просто движется слишком быстро, чтобы глаза могли его видеть.
     Тоа завертелись, пытаясь поймать взглядом своего нового врага. Он с небывалой скоростью проехался по стенам, прыгая в промежутки, по кругу объехал героев. Тоа Конгу поднял свой арбалет, но его тут же выбили из его рук тонким лазерным лучом, вылетевшим из желтого пятна, пересекающего комнату.
     - Задержи его, - сказал Джаллер Хьюки. Тоа Иника Камня использовал свою силу чтобы создать длинные угловатые камни, выступающие из стен. Но фигура маневрировала среди них с легкостью, совершенно не понижая скорость, так что в нее невозможно было прицелиться. 
     - Мне это уже надоело, - резко сказал Конгу, создавая у дальней стены перевитое светом торнадо. Оно было достаточно большим, чтобы полностью блокировать путь фигуры, и достаточно мощным, чтобы швырнуть его через всю комнату, если догонит. 
     Скорость противника только немного уменьшилась, когда он приблизился к яростно вращающейся колонне воздуха. Потом он оттолкнул стену прямо на Конгу, инерция протащила его над Тоа. Его вращающиеся ступни ударили Конгу по голове, бросив Тоа Воздуха на землю.
     - Что он делает! – сказал Конгу, поднимаясь на ноги. – Я был избит, жестоко-исцарапан, схвачен-камнями, и поколочен-Пираками – но он что делает! Надеюсь, что этот вздох-Рахи уже вырезал себе надгробный камень, потому что скоро он ему понадобится.
     Фигура остановилась между Тоа и дальним выходом из комнаты. Его выражение не изменилось. Когда он заговорил, его голос был так же холоден, как сердце крааты:
     - Я Умбра. Я страж Маски Жизни. Вы не пройдете.
     - Это бессмысленно, - сказала Хали. – Сначала ты спас нас от этих… тварей, а теперь хочешь сражаться с нами. Почему?
     - Протодаксы –ужасные чудовища, - ответил Умбра. – Они убивают не для славы  – они просто убивают. Я оставляю им глупых Рахи, которые случайно забредают так далеко вниз, но тех, у кого есть сердце и дух, уничтожаю я.
     - Еще одна угроза, - сказал Хьюки. – Есть ли кто-нибудь на этом ужасном острове, кто не угрожает?
     - Это безумие, - сказала Хали. – Как может простая маска Канохи стоить стольких жизней?
     -Если вы не знаете ее цены, - ответил Умбра, - тогда почему вы здесь?   
     С этими словами Умбра снова бросился вперед. За долю секунды он обезоружил всех шестерых Тоа и между двумя вздохами нанес Хьюки тысячи ударов.
     - Отлично, если все что он делает, что бегает-носится, почему мне это так глубоко-надоело? – спросил Конгу.
    - Почему так происходит, что здесь нет Маски Времени, когда она так необходима? – добавил Нупару.
     Маторо улыбнулся:
     - Вы смотрите на дело не с той стороны. Забудьте о том, чтобы замедлить его – давайте ускорим его.
     Тоа Иника Воздуха сконцентрировался, посылая в комнату волны холода. Стены, потолок и пол начали покрываться льдом. За какие-то секунды они стали опасно скользкими, что и обнаружил Умбра. Когда он заворачивал на левую стену, его неожиданно занесло, и он тяжело свалился на пол.
     - Бац-хлоп, - сказал Конгу весело. – Мне это нравится. 
     - Он вне игры. Но не в нокауте, - предостерег Джаллер. – Чтобы остановить его, нужно нечто большее, чем лед.
     Как бы получив подсказку, Умбра начал изменяться. Прежде чем Тоа успели удивиться, он превратился из физического существа в луч света. Джаллер едва успел оттолкнуть Нупару с дороги, прежде чем лазероподобный Умбра ударил его. Свет их противника расплавил дыру в задней стене, а затем выстрелил назад в Тоа.
     - Вниз! – крикнул Джаллер. Эта новая атака была даже хуже чем супер-скорость Умбры – по крайней мере, прежде  у него было физическое тело, и его можно было ударить, если бы как-то удалось догнать. А теперь, можем ли мы сражаться с лучом света?
     Ответ появился, когда Умбра несколько раз за секунду быстро пролетел над их головами. Джаллер был слегка раздражен, поняв что ключ к спасению находится у Маторо.
     - Нам нужно побольше льда, - крикнул он. – Блокируй выходы. И лед должен быть похож на отполированное стекло.
     Без каких-либо дальнейших указаний Хали использовала свою силу, чтобы создать побольше влаги для работы Маторо. Он быстро покрыл Тоа и Умбру куполом холодного кристаллического льда. Как только он сделал это, настала очередь Нупару. Он вызвал силу своей маски и полетел к дальней стене, как бы собираясь пробить во льду выход, ведущий к маске.
    Умбра сделал именно то, чего и ожидал Джаллер: он понесся за Нупару в форме света. Прямо перед тем, как столкнуться со стеной, Нупару отключил энергию своей маски и свалился на каменный пол. Умбра продолжал двигаться, его световой луч ударился о лед, и затем вдруг отскочил от него.  Его рикошетом бросило на другую стену ледяного купола, где он отразился снова. Потом он пролетел через всю комнату, отражаясь туда и обратно блестящим ледяным зеркалом. В конце концов, этого оказалось слишком много даже для Умбры,  и он вновь появился на полу в физической форме, бесчувственный.
     Тоа Иника не тратили времени. Джаллер поднял свой огненный меч, и использовал его, чтобы проделать дыру во льду, покрывавшем выход. Потом он и остальные устремились вниз к последним нескольким дюжинам ступеней, ведущим на вулканическое плато.
     После такого долгого пути по узкой лестнице, лишь время от времени прерываемого случайными каменными комнатами, обширность плато приводила в замешательство. Нупару быстро пролетел над мостом и, вернувшись, доложил, что Пираки уже расположились там.
     - Что же делать с мостом? – спросил Конгу.
     - Наблюдай за мной, - ответил Нупару, Тоа Иника Земли.
     Землетрясения, которое произошло через несколько секунд, оказалось достаточно чтобы сбросить половину Пирак с их постов. Когда их враги были выведены из равновесия, Тоа атаковали. Зактан, Хаканн и Ток поливали их дождем сфер замор, а Тоа отвечали потоками элементарных сил.
     Сейчас я мог бы использовать Маску Защиты, - подумал Джаллер. – Когда все будет сделано, я обязательно верну свою старую маску – ту, которую снял с меня Карзахни – даже если придется снова стать самим собой. Это оскорбление памяти Тоа Ликана -позволить ей исчезнуть. Кроме того, я действительно, действительно устал уворачиваться.
     Несмотря на его беспокойство, битва шла по сценарию Тоа. Ток и Хаканн уже оставили свои позиции, а Хали, Хьюки и Нупару слишком сильно занимали других Пирак, чтобы те могли нанести ответный удар. Только Зактан еще стоял у наскоро сконструированного метателя и отражал все попытки выбить его с позиции.
     В этот момент Конгу и пришла идея. Зактан был сделан из миллиардов микроскопических протодитов – и мало что могло не понравится ему сильнее, чем сильный ветер. Правильно размещенный циклон мог рассеять лидера Пирак и открыть Тоа путь к победе. Для быстрого и инициативного Тоа Иника Воздуха, мысль означала действие, и его циклон был уже в пути. К сожалению, звук порывистого ветра заглушил обращенный к нему призыв Джаллера и Маторо остановиться.
     Столб воздуха ударил в Зактана, разбросав его протодитов в разные стороны. Но мост, уже ослабленный землетрясением Нупару, не вынес удара ветра. Он заскрипел, обломился и обрушился, похоронив под собой Тоа. Пираки, успевшие уйти с моста, чувствовали себя получше. Они уже собрались вместе, когда Зактан сумел снова обрести контроль над составляющими его частями и вернуться на землю.
     - Будем надеяться, что Тоа погибли окончательно, - сказал Зактан. – Пошли, пошли. Маска Жизни ждет.
     Пять Пирак последовали за ним, широко ухмыляясь в расчете на конец своих поисков. 

     Дверь у основания моста открывалась в огромную комнату, обрамленную с трех сторон каналами лавы. Но не из-за этого Пираки остановились, изумленно вытаращив глаза и открыв рты. Причиной этого была фигура в накидке, возвышающаяся над комнатой стоя на гигантском пауке Рахи. Его личность, тем не менее, не была сюрпризом.
     - Везон, - тихо сказал Зактан.
     - Везон, - повторил Везок с едва сдерживаемой яростью.
     - Как удобно, - сказал всадник. – Вы знаете мое имя… и, конечно, я знаю ваши… так разве это не здорово, что вы проведете последние моменты своей жизни со старым, добрым другом?

Ждущий, твоя очередь.

0

9

Шесть

    Везон сильно дернул за цепь, которую держал. В ответ голова гигантского паука, на котором он ехал, дернулась вверх. Существо обнажило многочисленные острые клыки и свирепо зашипело. Оно сделало несколько шагов к собравшимся Пиракам. Его красные глаза люто смотрели на них. В каждом его движении было нечто отталкивающее.
    - А вы рано, - сказал Везон. – Или вы поздно? Я никак не могу уловить разницу… но здесь, внизу, время не играет большой роли. Были проблемы с Маторанами, верно?
    - Ты был наверху? – спросил Ток, не отрывая глаз от чудовищного ездового животного Везона.
    - Я был внизу, - поправил Везон. – Глубоко, глубоко внизу. Но маска знала, что вы приближаетесь… она знала, понимаете, и поэтому ей был нужен был я. И поэтому она представила меня здесь Фенракку, и сказала ждать вас здесь очень тихо – пока вы не появитесь, - злой свет появился в глазах Везона. – Так что, что бы ни случилось сейчас с вами, вы пришли сюда сами.
    Зактан отделил небольшую порцию микроскопических протодитов, из которых состояло его тело, и тихо отправил их исследовать зал. Но это не прошло незамеченным. Взгляд Везона метнулся в сторону движения. Энергия ударила из его копья, попав в протодитов и сплавив их в единую твердую массу. Слившиеся друг с другом создания ударились об пол, мертвые.
    - Паразиты, - сказал Везон. – Как трудно содержать подземный зал с лавой свободным от паразитов.
    Аваку было достаточно. Он вызвал свою силу и создал клетку вокруг Везона и Фенракка. В мгновение ока они оказались за надежной решеткой, которая могла выдержать любой их удар.
    - Ох, очень хорошо, - сказал счастливо улыбающийся Везон. – Но, видишь ли, Авак, я уже в клетке. Ты всего лишь показал мне ее прутья. И вам не получить то, что вы хотите, пока я здесь.
    Ненормальный Пирака запрокинул голову и захохотал. Пока он это делал, Зактан увидел маску Канохи, слившуюся с его затылком. Один взгляд на пустой пьедестал у дальней стены сказал ему все, что потребовалось.
    - Ты носишь Маску Жизни, - сказал Пирака в изумрудных доспехах.
    - Ношу ее, проклят ею, служу ей, злюсь на нее, - ответил Везон. – Не обязательно в таком порядке. Вам она нужна? Попробуйте забрать ее. Прошу вас.
    Рейдак шагнул к клетке. Фенракк попытался цапнуть его, чуть-чуть промахнувшись мимо руки Пираки. Слюна капала изо рта паука. Те места на полу, куда падали ее капли, начинали шипеть и дымиться.
    - Тогда у нас ничья, - сказал Зактан.
    - Ничья, - повторил Везон.
    - Нам не добраться до маски… а тебе не добраться до нас.
    Везон ничего не ответил.
    - Мы могли бы заключить сделку.
    - Сделку, - согласился Везон.
    - Что ты хочешь за маску? – спросил Зактан.
    Фенракк отполз от решетки, унеся Везона обратно в тень. Только багровые глаза безумного Пираки были различимы, когда он сказал:
    - Что я хочу? Что мне нужно? У меня есть столь многое – вечная жизнь; преданность, верность и компания чудовищной машины убийства; лавовые угри, столько, сколько я могу съесть. Что вы можете предложить? Как вы можете послужить?
    Наступила пауза. Потом на Везона снизошло озарение:
    - О, я знаю! Вы можете убить Везока!
    - Пустите меня к нему! – заорал Везок. – Я придушу этого урода и вставлю ему это копье…
    Рейдак схватил своего партнера и швырнул его в стену. Прежде чем Везок смог отреагировать, оружие Тока покрыло его толстым слоем льда. Вслед за ними Хаканн нанес ему ментальный удар, разбивший мысли Везока на миллион частей.
    - Если мы продолжим в этом духе, он больше не будет ни для кого проблемой, - сказал Везону Хаканн. Копье Слияния отделило тебя от Везока, и ты не хочешь объединиться с ним вновь… я прав?
    - Весьма, - ответил Везон.
    - Мы сделаем это, и получим маску?
    - Вы сделаете это, - сказал Везон. – и мы поговорим.
    Хаканн повернулся к Везоку. Его встретил взрыв льда. В следующее мгновение он и Рейдак были поражены ментальными ударами, благодаря способности Везока копировать силы других. Хаканн попытался уползти. Везок схватил его за хребет, раскрутил и швырнул в Зактана. Лидер Пирак легко уклонился, позволив Хаканну врезаться головой в стену.
    - Вы что, ему поверили? – промычал Везок, тыча пальцем в Везона. – Я могу понять убийц… я даже могу водиться с предателями… но вы пятеро просто идиоты!
    Везон хихикнул:
    - Ты забыл добавить: «весьма забавные идиоты», Везок.
    - Ты не можешь отдать нам маску, даже если бы хотел, верно? – спросил Везок.
    Везон склонил голову:
    - Вам придется отодрать ее с моей холодной, мертвой головы. Это часть проклятия. Когда я спустился сюда… когда я посмел попробовать забрать маску… она объединила себя со мной так же, как объединила меня с Фенракком.
    - Выпусти его из клетки, - сказал Аваку Везок.
    - Ты с ума сошел? – ответил Авак. – Ты, может, и хочешь сразиться с этим помешанным и его ручным пауком, но я не хочу.
    Везок развернулся, схватил Авака, свалил его на пол и уселся сверху.
    - Выпусти его… ИЗ… клетки! Я сдеру с него маску!
    Когда Авак отказался, Везок оглушил его заимствованным ментальным ударом. Клетка вокруг Везона исчезла.
    Везок направился к своему врагу.
    - А теперь, неудачная пародия на Пираку, мы раз и навсегда расставим все по своим местам. А потом я вырву из твоих клешней Копье Слияния и присоединю тебя к себе, где тебе самое место!
    - Копье Слияния? – повторил Везон, словно в изумлении. Затем он взглянул на оружие в своих руках, и пробормотал: - Правильно, оно же у меня, да?
    Луч энергии вырвался из наконечника копья, окутав Везока и Рейдака. Секунду спустя они оказались сплавлены в одного рычащего гиганта с лицом, как у черепа.
    Везон посмотрел на свое творение и удовлетворился этим. Махнув рукой в сторону остальных Пирак, он сказал:
    - Убей их.
    Новое создание повиновалось. Рожденное их двух Пирак, оно вдвойне жаждало стереть врагов в порошок и развеять этот порошок по ветру.

    - Знаете, - сказал Тоа Хьюки. – Я уже устал отставать от этих парней… даже из-за нашей ошибки.
    Хали села на землю, обхватив голову руками. Близость Маски Жизни заставляла ее голову раскалываться.
    - Это наша ошибка, - сказал Тоа Джаллер, стоя среди обломков. – Мы сражались как Матораны, стараясь быть благородными и милосердными, как Турага и Тоа Нува учили нас.
    - А против Пирак это, как если бы носили на груди таблички с надписью «Побейте нас», - пробормотал Конгу.
    - Тогда давайте сорвем эти таблички, - сказал Маторо. – Я согласен с Хьюки – мне надоело получать по маске.
    - Пошли, - сказал Джаллер, направляясь к воротам. – И когда мы их найдем, то будем драться отчаянно и грязно. Пираки слишком долго побеждали Тоа – эта их традиция прервется на нас!

    Брутака встретил удар Аксонна своим. Прежде чем их оружия столкнулись, Аксонн шагнул вбок и ударил Брутаку своим топором плашмя. Его противник закачался.
    У Аксонна не было времени праздновать победу, потому что воронка измерений приближалась. Он перехватил свой топор и бросил его в парящий портал. Энергия вырвалась из оружия, отбросив воронку назад.
    - И к чему мы пришли? – сказал Аксонн, пытаясь отдышаться. – Цапаемся друг с другом, как пара сумасшедших Рахи?
    Брутака выстрелил из меча, отшвырнув Аксонна обратно к воронке.
    - Да, - ответил он. – Мы все лишь звери Рахи – каждый из нас. И когда мы закончим, я стану самым могущественным зверем в джунглях.
    Глаза Аксонна сузились. Вопреки всему, что случилось, всему, что совершил Брутака, он только сейчас понял, насколько далеко зашел его старый друг.
    - Я пытался, - сказал он, печаль и гнев смешались в его голосе. – Я надеялся, что смогу достучаться до какой-то части тебя, Брутака, какого-то обломка героя, которым ты был когда-то. Но он мертв. Может, он умер, когда ты встретил Пирак, или содержимое этого чана… или, может, он умер задолго до этого, а я просто не заметил.
    Аксонн двинулся к своему бывшему другу. Брутака ответил новым выстрелом энергии. Аксонн не обратил внимания на удар и боль и продолжил идти.
    - Я отрекаюсь от тебя, - сказал он.
    Брутака выстрелил еще раз, на этот раз так мощно, что мог бы убить Дракона Канохи. Но опять, что было невозможно, Аксонн стряхнул энергию с себя, как капли дождя, сказав лишь:
    - Я отвергаю тебя.
    Воронка вновь приближалась. Аксону было все равно. Брутака отодрал от стены камень и швырнул, нанеся Аксону смертельный удар. Аксонн проигнорировал и его.
    - Ты не существуешь, Брутака. Ты лишь пустая оболочка без духа… лишен его.
    Брутака отступил на шаг. Он уже видел такое однажды. Аксоном настолько овладела всепоглощающая ярость, что ничто не могло остановить его. Если воронка не поглотит его, он сокрушит Брутаку, какая бы боль ни была ему причинена.
    Аксонн приближался. Взгляд Брутаки упал на кристаллический чан. Сферы замор, наполненные этим вирусом, раньше увеличивали его силу. Достаточное количество сделает его сильнее Аксонна. Он подвинулся поближе к чану.
    Это движение не ускользнуло от Аксонна. Он остановился, развернулся и раскрутил свой огромный топор. Брутака закричал от ярости и разочарования, когда увидел, как оружие пролетело через комнату и врезалось в чан.
    Острые, как бритва, осколки кристалла разлетелись по всей комнате. Темнота вырвалась в комнату, и раздался звук выпущенного вируса. Зеленовато-черное облако поднялось к потолку, затем начало рассеиваться и расплылось по всем углам крепости и окрестностях. Аксонн мог поклясться, что слышал второй крик, более низкий и гортанный, чем крик Брутаки. Но он не видел источника этого звука.
    Оружие Аксонна летело обратно к нему, но меч Брутаки сбил его на землю. Затем он пошел вперед, разрезая воздух лезвиями, собираясь расправиться с противником.
    - Ты не понимаешь, что борешься на пропащее дело, - прорычал Брутака.
    - Возможно, - ответил Аксонн. – Но тебе не кажется, что именно за такие стоит бороться?
    Из последних сил Аксонн выстрелил из ладоней чистой энергией. Она ударила Брутаку подобно приливной волне. Но мгновение, перед тем, как он упал, свет разума, казалось, вернулся в глаза Брутаки. Затем эти глаза закрылись, и он грохнулся на землю.
    Аксонн проверил, дышит ли он. Затем поднял топор и ударил по воронке измерений. Как и сказал Брутака, его поражение  не заставило щель закрыться. Все, что Аксонн мог сделать – лишь временно отогнать ее подальше.
    Он повернулся, собираясь вытащить Брутаку из комнаты до того, как воронка последует за своим создателем. К его удивлению, Ботар уже был здесь. Хотя он и видел раньше этого члена Ордена Мата Нуи, его внешность – худощавое, мускулистое тело, увенчанное страшной головой с полной зубов пастью – всегда пугала его.
    - Необходимо ли это? – спросил Аксонн.
    - Что есть закон? – ответил Ботар.
    - Он совершил ошибку, - сказал Аксонн. – Страшную. Но он не заслуживает…
    Ботар схватил Брутаку и перекинул бесчувственное тело через плечо.
    - Заслуживает. Что есть закон? Закон есть воля Мата Нуи. Нарушь этот закон, и тебе улыбнется лишь Яма. Отпустишь ли ты его… или сразишься с законом и рискнешь разделить его участь, носитель топора?
    Рука Аксонна сжалась на оружии. Он знал, какое ничтожное существование ждет Брутаку, и это удручало его. Но также он знал, что за всю историю никто ни разу не смог удержать Ботара от исполнения его долга. Брутака был обречен на Яму, с согласием Аксонна на это или же без него.
    Он вышел из  комнаты вслед за Ботаром, остановившись, лишь чтобы взглянуть на воронку измерений, все еще вращающуюся посреди комнаты. Лишь выйдя из крепости, Ботар остановился.
    - К тьме он повернулся, во тьме он и останется, - провозгласил Ботар.
    - Не навсегда, - ответил Аксонн. – Однажды я найду способ спасти его.
    Ботар засмеялся. Исходя из его устрашающих челюстей, этот звук был ужасен. Затем собиратель поверженных из Ордена Мата Нуи (в смысле – собиратель из Ордена, а не поверженные) развернулся и пошел прочь. Брутака был на пути к Яме, дому столь отвратительных созданий, что Ордену не оставалось ничего иного, кроме как отлучит их от света навсегда.
    Аксону ничего не оставалось, кроме как последовать за ним, забыв о воронке, созданной Брутакой. Никого не было в комнате, чтобы увидеть, как из воронки появились двое. Первая была ростом с Тоа, ее вид постоянно менялся по мере того, как она приспосабливалась к окружению. Вторым был огромный Рахи, занявший практически всю комнату.
    - Ну что ж, мы здесь, - сказала меньшая. – где бы это «здесь» ни находилось. Но все же, я не думаю, что мы еще в Метру Нуи, Таторак.

Отредактировано Ждущий (24-02-2007 14:37:11)

0

10

Семь

     Врываясь в Зал Жизни, Тоа Иника ожидали засады. Они даже были готовы к тому, что им придется вырывать Маску Жизни у Пирак силой. Но к никто не ожидал увидеть поверженных четверых Пирак, разбросанных, словно сломанные инструменты, и наблюдающих за ними неистового зверя и Пираки верхом на чудовищном пауке. Это было зрелище, которое бы понравилось только члену Братства Макуты.
     Взгляд Везона прояснился, когда он увидел Тоа.
     - Как чудесно, еще компания! – воскликнул он. – Пираки были занятными гостями, но они так легко сломались. Крепки ли вы? Конечно же, да. Вы же Тоа, даже в этих странных масках.
     - Кто ты? И откуда знаешь, кто мы? – потребовал Тоа Джаллер.
     - Я Везон, конечно же. А знаю это я так же, как знаю все – маска сказала мне, - ответила странная фигура. – О, не напрямую. Когда я надел ее, мои глаза начали странно себя вести. Видите?
     Сдвоенные лучи красного света ударили из глаз Везона. В их сиянии можно было разглядеть шестерых Тоа Иника, сражающихся с Фенракком.
      - Видения будущего, - сказал Везон. – Я могу видеть вещи – многие вещи – до того, как они произойдут. Это не столь забавно, как взрывать предметы одним взглядом, но, эй, выбирал не я.
     Звероподобное чудище, рожденное из двух слившихся Пирак, двинулось на Тоа, готовое к бою. Везон вздохнул и выстрелил из своего копья. Существо развалилось на Везока и Рейдака. Оба Пираки, оглушенные внезапным разделением, рухнули на землю.
     - Ее называют Маской Жизни, - сказал Везон. – Но также она может быть и Маской Смерти. Спросите любого из тех, кто пытался забрать ее. А через несколько мгновений в лаве окажутся еще шестеро, верно, Фенракк?
     Чудовищный питомец Везона надвинулся на Тоа. Хьюки отломал сталактит и швырнул его в стену, раскрутив. Он дважды отрикошетил, прежде чем полететь прямо в маску. Везон заметил его краем глаза в последний момент и извернулся так, что снаряд ударил его в плечо. Поразительно, но, похожее, это лишь немного досадило ему.
     - Бросаться любишь, хммм? – тихо сказал он. Затем дернул за цепь, и Фенракк с силой ударил передней ногой по земле, подбросив в воздух огромные камни. Везон поймал один, трех футов в диаметре, и метнул его в Хьюки. Тоа присел, и камень врезался в стену. Большой осколок ударил его в грудь, выбив из легких воздух.
     Остальные Тоа начали действовать. Нупару и Маторо метнули землю и лед в Везона, но они, казалось, ничуть ему не повредили. Джаллер использовал свою огненную силу, чтобы обрушить часть потолка, лишь чтобы Везон отбил его. Затем атаковали Хали и Конгу, но преуспели не больше своих друзей. Казалось, Везон и Фенракк лишь становятся сильнее.
     - Закончили? – спросил Везон. – Тогда мой ход.
     Фенракк невероятно быстро атаковал. Везон подцепил Джаллера копьем и перекинул его через весь зал. Нупару взлетел и поймал лидера своей команды как раз перед тем, как тот должен был расплющиться о стену. Ниже, Хьюки пытался подобраться к Фенракку сзади, только чтобы его отбросил удар одной из ног паука.
     Битва превратилась в кошмарное, размытое мельтешение. Везон и Фенракк были повсюду, вбивая Тоа в землю. Чем яростнее сражались Тоа, тем сильнее становились наносимые им удары.
     Когда казалось, что сейчас он с легкостью победит, Везон остановил Фенракка.
     - Бедные Тоа, - сказал он. – Так полагаются на свою силу, свое оружие и свои стихийные силы, и ничто из этого им здесь не поможет. Смотрите.
     Везон взял булыжник и ударил Фенракка так сильно, как только мог. Он повторил это, затем еще раз. Рахи даже не шелохнулся, но Тоа заметили, что зверь начал казаться еще сильнее.
     - Сила движения, - сказал Везон, улыбаясь. – Любой удар силен лишь в той же степени, что и несущее его движение, а я питаюсь энергией движения. Когда вы бьете меня, когда я бью вас, я становлюсь сильнее. О, и я разделил свою силу с Фенракком, естественно, - исключительно из вежливости.
     Джаллер, все тело которого болело, заставил себя встать.
     - Так мы… ничего не добьемся… лишь проиграем.
     Везон улыбнулся:
     - Не будь глупцом. Конечно же, проиграете. Знаете ли вы, сколько раз до вас пытались забрать маску за прошедшие тысячелетия? И вы знаете, что с ними случилось? Дайте намекну: самые везучие просто сошли с ума.
     - Если маска настолько опасна, то почему Пираки так отчаянно стремились ее заполучить? – спросила Хали.
     - Потому что они идиоты! – отрубил Везон. Фенракк зашипел, его ядовитая слюна капала на пол.
     - Но они думали, что смогут достать ее, - сказал Маторо. – Или… кто-то думал, что они смогут.
     Везон просиял:
     - Умно, умно, умно. Не правда ли, его ум так же блестящ, как новая маска Канохи, Фенракк? Будет почти жаль разбить его на мелкие льдинки, верно я говорю?
     Нупару, шатаясь, поднялся на ноги. Пытаясь остановить вращение зала вокруг него, он уловил реплику Маторо.
     - Так кто-то заставил их сделать это? Кто? Зачем?
     - Не столь уж и важно, кто, - сказал Джаллер. – Но зачем? Ты рискуешь умереть сотни раз, пытаясь достать Маску Жизни, и, очевидно, рискуешь гораздо больше, получив ее. А Пирак можно пустить в расход. Если они погибнут во время выполнения своей миссии, это будет не слишком большой потерей, и, кто бы ни подал им эту идею, просто может попытаться еще раз.
     - Нет, если мы заполучим маску, - сказал Хьюки, полностью оживший. – Так что давайте прихлопнем паука и заберем ее!
     - Вы что, не поняли, что не сможете победить меня? – сказал Везон. – Все, что вы можете – так это развлечь меня.
     - Тогда посмейся – в последний раз, – сказал Конгу. Вызвав свою силу воздуха, он создал вихрь вокруг Везона и Фенракка. Вращаясь на безумной скорости, он высосал весь воздух из их легких. Долго так продолжать Тоа Воздуха не мог, но, когда он остановился, парочка явно ослабла.
     - Твоя очередь, Хали, - сказал Конгу.
     Тоа Иника Воды использовала свою силу, чтобы удалить влагу из воздуха вокруг своих врагов, обезвожив их. В то же время, Маторо за секунду понизил температуру вокруг Везона до уровня гораздо ниже нуля.
     - Сдавайся, Везон, - сказал Джаллер. – Нам не надо бить тебя, чтобы повредить тебе.
Везон не ответил, просто наклонил голову. Фенракк ударял правой передней ногой по каменному полу, медленно, снова и снова. Это выглядело бы безобидным действием, если бы Тоа не знали того, что знали.
     Удар, - понял Джаллер. – Фенракк использует энергию своих ударов об пол, чтобы восстановить силы!
     Но понимание пришло слишком поздно. Фенракк уже полностью восстановился, атакуя по приказу своего безумного наездника. Хали и Маторо пропустили удары и врезались в стену. Фенракк переключился на Конгу, но Нупару взлетел и поймал Тоа Воздуха прежде, чем как удар паука достиг цели.
     Больше нельзя было тратить время. Тоа Джаллер прицелился своим огненным мечом.
     - Ну же! – закричал Везон. – Жарьте меня, оглушайте меня – вы лишь сделаете меня сильнее!
     - А кто сказал, что я целюсь в тебя? – ответил Джаллер, выстреливая зарядом огня с молниями. Он попал в пол под Фенракком, плавя камень. Испугавшись, массивный паук отступил. Внезапно одна из его задних ног поскользнулась на крае рва с лавой. Существо потеряло равновесие.
     То, что последовало за этим, было одним из самых странных зрелищ, когда-либо виденных Тоа. Неспособный спрыгнуть с Рахи, Везон, казалось, стремится попасть в лаву. Рахи с наездником свалились, исчезнув в раскаленной багровой реке без единого звука.
     - Да защитит нас Мата Нуи, - сказал оторопевший Нупару. – Он… он сам это с собой сделал!
     - И забрал с собой Маску Жизни, - добавил Тоа Джаллер. – Я должен отправиться за ней.
     - Нет, Джаллер! – сказал Хьюки. – Тебе не продержаться в этом котле и десяти секунд!
     - Что на десять секунд больше, чем выдержит любой из вас, - ответил лидер Тоа. – С помощью моей природной сопротивляемости жару и пламени, быть может, я смогу выиграть достаточно времени, чтобы добыть маску и бросить ее вам. А потом… бери командование на себя, Хьюки. Держитесь вместе и отнесите Маску Жизни туда, куда требуется.
     Джаллер повернулся и направился к краю лавовой реки. Он чувствовал поднимающиеся оттуда волны жара. Будучи опытным лава-серфером, он был более чем близко знаком со зрелищем, запахом, даже со звуком плавящихся камней – и очень хорошо знал, что происходит с теми, кому не повезло туда упасть. Он как-то видел, как раненый бык Канне-Ра свалился в яму с лавой в Та-Вахи. Это было зрелище, которое невозможно забыть.
     Если он подождет еще, то остальные смогут отговорить его от исполнения того, что, он знал, он обязан был сделать. Он взял себя в руки и приготовился к прыжку. Внезапно что-то всплыло на поверхность. Джаллер не поверил своим глазам – это была Маска Жизни! Она плыла по поверхности, совершенно целая! Так близко, что можно потрогать! Она… все еще была прикреплена к более чем живому Везону.
     Джаллер отпрянул, пораженный. Везон поднимался из лавы, он выглядел так, словно только что освежился в бассейне. Но существо, на котором он стоял, было не Фенракком. Нет, Рахи-паук исчез – гораздо более массивный зверь поднимался из лавы, похожий на огромного ящера. Он случайно задел Джаллера своей клешней. Сила даже этого нанесенного вскользь удара послала Тоа в полет на Хьюки и почти оглушила его.
     - Что же вы испугались? – спросил Везон, посмотрев на каждого из Тоа Иника. – Вы что, думали, я покинул вас навсегда?
     Дракон-Рахи открыл пасть и выпустил оттуда мощный заряд энергии, достаточный, чтобы расплющить всех шестерых Тоа. Затем он сделал два гигантских шага и огляделся, явно удивленный тем, что его мелкие противники еще дышат.
     - Кто же это, удивляетесь вы? – продолжил Везон. – И где же Фенракк? Ну, друзья мои, это и есть Фенракк… в каком-то смысле. Это все часть проклятия маски. Победите нас столько раз, сколько захотите, но мы всегда вернемся, еще сильнее, чем прежде. Если вы сможете победить и моего нового друга, – которого я, кстати, назвал Кардасом – он просто опять восстанет, в еще худшем виде. И я вместе с ним.
     Конгу воспользовался тем, что Везон расхвастался, чтобы прицелиться и выстрелить зарядом энергии. Стрела ужалила Кардаса, который, похоже, не обладал способностью Фенракка впитывать силу ударов. Рахи ответил собственным выстрелом, который заставил Конгу перелететь через ров с лавой и врезаться в стену. Скала раскололась от столкновения с его телом, и Тоа Воздуха обнаружил, что падает в другую комнату.
     - Хороший Кардас, - проворковал Везон, похлопывая по шее своего дракона. – Милый монстр-опустошитель. Кто моя любимая машина разрушения? Конечно же, это ты, - он посмотрел на дрожащих Тоа. – Энергия. Кардас производит ее беспрерывно. Он может избавиться от нее либо выстрелив в вас, либо взорвавшись сам. Как вы думаете, что мы выберем?
     Хали дважды выстрелила из своего гарпуна мощной смесью воды, переплетенной с молниями.
     - А ты известен тем, что умеешь делать правильный выбор, не так ли? Поэтому ты в конце концов и стал повелителем монстров!
     Оба ее выстрела попали в цель. Кардас ответил своим, но Хали вовремя пригнулась. Энергия вырвала кусок из стены позади нее.
     - Вот видите, что вы заставляете его делать? – проворчал Везон. – Я, между прочим, здесь живу!
     Кардас атаковал. Маторо ответил заморозкой пола под ногами чудовища. Когда оно начало скользить, Хьюки запустил свою стихийную силу и создал могучий каменный кулак, вырвавшийся из-подо льда. Он врезался в Кардаса, заставив зверюгу и Везона отступить.
     - Приятно иметь возможность ударить кого-нибудь, - сказал, улыбающийся Хьюки.
     Нупару взлетел, осыпая землю вокруг Кардаса градом энергетических ударов из лазерной дрели. Кардас нанес ответный удар, попав в Нупару, попытавшегося уклониться. Тот рухнул вниз, как камень, но его поймал Хьюки.
     - Нам надо атаковать вместе, - сказал Тоа Иника Камня. Он присоединился к Хали и Маторо, но Джаллер и Конгу временно выбыли из битвы. Четыре Тоа одновременно выстрелили в Кардаса своими стихийными силами. Зверь взревел и выпустил ответный луч энергии, направленный прямо на их луч. Две волны энергии боролись за превосходство посредине зала. Вначале казалось, что Тоа побеждают. Но запасы их противника были неисчерпаемы. Понемногу, яростная сила Кардаса победила их.
     - Ложитесь! – заорал Хьюки, но было уже поздно. Энергия захлестнула их подобно потоку, и они упали, избитые и оглушенные.
     Везон улыбнулся:
     - Вот так-то лучше. А теперь мне интересно, что Копье Слияния может сделать с вами четырьмя? Или, может, мне следует использовать его на каждом их вас по отдельности и посмотреть, получится ли отделить Маторанов, которыми вы были, от тех самонадеянных глупцов, кем вы сейчас являетесь?

     Тоа Джаллер очнулся как раз вовремя, чтобы услышать это и осознать, в какой опасности находятся его друзья. Он огляделся по сторонам и увидел Конгу, выбирающегося из дыры в стене.
     - У меня есть идея, - прошептал он.
     - Хорошо, - ответил Конгу. – Надеюсь, она начинается словами «Мата Нуи просто ненадолго приболел, и теперь ему уже лучше. Пора идти домой».
     - Мне нужно, чтобы ты использовал свою маску так, как никогда не использовал ее раньше, - сказал Джаллер. – Я не уверен, но, думаю, мы знаем о Маске Жизни не все. Помнишь, что сказал Умбра? Она создала протодаксов для своей охраны. Конгу, возможно, эта маска способна мыслить!
     - Тогда, видимо, и твоя тоже, - сказал Конгу. – Маски не думают.
     - А эта может, - настаивал Джаллер. – Возможно, и не так, как мы, но… Используй свою Маску Телепатии. Попробуй прочитать мысли маски и спроецировать их в разум Везона. Если ты отвлечешь его на пару секунд, я думаю, что знаю, как его остановить.
     Все, что Конгу хотел возразить насчет этой идеи, было забыто при виде Везона, нацеливающего копье на Хали, Хьюки, Маторо и Нупару. Все еще сомневаясь, что это сработает, он направил силу своей маски на Маску Жизни, слившуюся с Везоном. Сначала он «слышал» лишь тишину. Затем бурным потоком понеслась смесь цветов, изображений и звуков. Он почти разорвал контакт из-за того, что крайне сложно было понять, с чем он столкнулся.
     Конгу глубоко вздохнул и продолжил. Теперь видения начали становиться более четкими и определенными. Он видел Везона и Кардаса… он видел Маторо… Маска Жизни знала о готовности Маторо к самопожертвованию. Она знала, что Маторо очень долго несет ношу тайного знания, вещей, которые он узнал от Тураг, но которые невозможно разделить с остальными Маторанами.
     Маска знала и еще одну вещь, нечто такое, о чем не знал даже Конгу. На пути к Войя Нуи, Маторо и остальные прошли через непроглядно черный туннель. По дороге Маторо внезапно ощутил присутствие рядом живого существа и протянул ему руку, стремясь помочь. За эту руку схватились, и Маторо повел того, кого он счел одним из своих друзей, к выходу из туннеля, к свету. Когда он вышел, то увидел, что Джаллер, Хьюки и остальные уже вышли. Повернувшись, он не увидел никого, державшего его руку, хотя все еще ощущал эту холодную кисть. Ошеломленный и напуганный, он никогда и никому не сказал ни слова об этом.
     Теперь Конгу понял, что произошло на самом деле. Сила Маски Жизни была столь велика, что она смогла дотянуться до Маторо даже через такое огромное расстояние. Даже бредя во тьме, Маторо выказал готовность помочь тому, кто, как он чувствовал, нуждался в этом, так и не поняв, что этот «кто-то» был лишь проявлением силы маски.
     Внезапно чувства маски стали кристально ясны. Она презирала Везона, думала о Пираке как о чем-то меньшем, чем ничто, едва стоившем жизни, наполнявшей его. Если бы это было возможно, она бы сняла свое проклятие и позволила бы Везону попытать счастья в бою. То, чего она по-настоящему жаждала, был новый страж: Маторо.
     Конгу охнул от такого открытия. Затем понял, что удивиться можно будет и потом. Ему надо было действовать. Невероятным усилием воли он схватил мысли маски и заставил их влиться в разум Везона.
     Реакция последовала незамедлительно. Везон и Кардас внезапно замерли. Ярость и огорчение боролись на лице Везона, когда он понял, что был обречен на вечное служение маске, которая презирает его. Вещь, за защиту которой он так сражался, хотела выбросить его, словно мусор. Это было больше, чем мог выдержать нестабильный разум Везона.
     - Неет! – в ярости закричал он. – Я делал все, что ты говорила! Я побил Пирак! Я побил Тоа! Никто не касался тебя, никто не забирал тебя, ни разу! И я не хочу, чтобы после всего этого от меня избавились – нетушки!
     Багровые глаза Везона уставились на Маторо.
     - Так ей нужен ты, да? – прошипел он, нацеливая копье на оглушенного Тоа Иника Льда. – Посмотрим, как она отнесется к тебе после этого. Ты сможешь быть великолепным стражем, Тоа, когда навсегда сольешься с лавой в этих каналах.
     Джаллер увидел, как энергия начала искриться вокруг наконечника копья. Двигаясь быстрее, чем когда-либо раньше, он зарядил специальную сферу замор, которую дал ему Аксонн. Аксонн сказал, что она пригодится Тоа, если они надеются получить Маску Жизни. Джаллер надеялся, что он прав и сейчас наступило время использовать ее.
     Он выстрелил из пускателя. Сфера замор ударила Везона. Тут же Пираку и Кардаса обволокло мерцающее сияние, заморозив их в движении. Джаллер не стал тратить время, выясняя, что произошло. Он кивнул Конгу, и они бросились к своим друзьям, помогая четверым Тоа подняться на ноги, и убедившись, что все они целы.
     - Я в порядке, - сказала Хали. – Что ты с ними сделал? Они… мертвы?
     - Нет, ответил Джаллер. Затем, видя безумие и недоумение на лице Везона, он добавил. – Гораздо хуже – они еще живы.
     - Нам надо забрать маску сейчас, пока это возможно, - сказал Хьюки, направляясь к Везону.
     - Пусть это сделает Маторо, - остановил его Конгу.
     Остальные Тоа удивленно посмотрели на него.
     - Почему? – спросил Хьюки. – Какая разница, кто…
     - Просто… просто пусть это сделает Маторо, ладно?
     Хьюки пожал плечами. Маторо обошел застывшие фигуры и добрался до энергетического поля. Схватив обеими руками Маску Жизни, он приготовился со всей силы дернуть, чтобы отодрать ее. Но, к его удивлению, она легко отделилась сама. И хотя она была обыкновенной маской Канохи, сделанной из металлического протодермиса, на ощупь она была теплой, как если бы была по-настоящему живой.
     - Она у меня! У меня в руках! – прокричал он.
     - Великолепно. А ты – в наших.
     Тоа Иника развернулись. Зактан и остальные пятеро Пирак стояли там, готовые к бою.
     - Вы победили Везона и его монстра, - сказал лидер Пирак. – И в знак признательности мы уничтожим вас так быстро и эффективно, как только возможно, и заберем маску. Не надо благодарностей – просто уж такие мы есть.

Ну все, твой ход, Ал. Я пока беру тайм-аут.

Отредактировано Ждущий (27-02-2007 23:01:54)

0

11

Глава 8
     Маторанская группа сопротивления привела Тоа Нува вверх на первый этаж крепости Пирак. Здание было в ужасном состоянии, целые стены были разбиты после произошедшей здесь битвы. Теперь вокруг было тихо. Матораны почти страшились того, что они могли увидеть - что если Иники погибли? К их удивлению, там не оказалось никаких тел.
     Комната вируса значительно изменилась. Кристаллический чан был разбит, и нигде не было никаких признаков вируса. Противоположная стена была уничтожена, очевидно, существом или силой более мощной, чем остальные сражавшиеся в комнате. Даже камни были превращены в пыль.
     - Что здесь произошло? – удивился Кази.
     - Со временем мы точно это узнаем, - ответил Балта. – Однако, маски Канохи здесь.
     Матораны молча наблюдали, как Тоа Нува надевают свои маски. Это действие, похоже, вернуло им силы. Таху Нува повернулся к Гарану и пожал Маторану руку.
     - Спасибо вам, - сказал он. – А теперь, где Тоа Иника, о которых вы говорили?
     - Хотел бы я это знать, - ответил Гаран. – Тоа Джаллер говорил…
     - Подожди-ка минуту, - прервал Таху. – Тоа Джаллер?
     - Ну да, он, и Тоа Конгу, и Тоа Маторо…
     Лева Нува хихикнул:
     - Конгу – Тоа-герой? О, я должен взглянуть на это.
     - Тогда заканчивай забавляться, Лева, им может быть нужна наша помощь, - сказал Копака.
     Гаран кивнул:
     - Надеюсь только, что им еще можно помочь.

     Зактан улыбнулся:
     - Ну, конечно, все это время мы выжидали. Просто мы решили, что есть смысл дать вам растратить свои силы в битве за Маску Жизни. Теперь, когда она у вас, мы заберем ее.
     - Ты хочешь сказать, что вы попробуете, - сказал Хьюки. – И вам не удастся.
     Обе стороны приготовились к сражению, но его не произошло. Действие сферы замор на Везона и Кардаса закончилось. И хотя они оба были слишком слабы, чтобы представлять в этот момент угрозу, победить Кардаса было не так легко. Падая, чудовище испустило последний поток энергии, ударивший Маторо. Толчок заставил его выпустить из рук Маску Жизни.
     Пираки бросились вперед, готовые драться за маску как только она упадет – но она так и не упала на пол. Вместо этого, она зависла в воздухе, а потом вылетела из комнаты так быстро, что глаза едва успели проследить за ней. Она направилась обратно по пути, по которому пришли Тоа и Пираки.
     Зактан и его команда развернулись, чтобы преследовать ее. Тоа Иника тоже бросились вперед, приняв решение схватить ее первыми.
     - Хьюки! – крикнул Джаллер, показывая на Пирак.
     Тоа Иника камня кивнул, и высвободил на противников свою элементарную силу. Каменные тиски прорезались из пола, схватили всех шестерых Пирак и задержали их. Зактан избежал ловушки, рассыпавшись на облако протодитов, то в следующий момент был заморожен Маторо.
     - Это даст нам секунд десять, - сказал Хьюки.
     - Тогда их должно быть достаточно, - ответил Джаллер, бросаясь вверх по лестнице.
     Шесть Тоа Иника бежали так, как если бы от их скорости зависела судьба мира, да оно так и было. Так быстро было их движение, что они не заметили огненных слов, появившихся на ступеньках под их ногами… слов, гласящих:

     В глубинах  мрачных моря
     Навеки гаснет свет
     Для заключенных ямы
     Назад дороги нет

     Пропавших в глубине
     Неведома судьба
     Когда на них во тьме
     Заявит смерть права

      Как и предсказывал Хьюки, Пиракам потребовалось всего несколько секунд, чтобы разбить свои оковы. С минуту они обсуждали, освобождать ли Зактана или нет, но потом решили, что им может понадобиться их полная сила, чтобы остановить Тоа Иника.
     - А как насчет Везона? – сказал Ток. – Он еще жив. Просто оставим его здесь?
     - Нет, - прорычал Везок. – Не оставим.  - Он двинулся к Копью Слияния, сказав:
     - Кто-нибудь, наведите его на меня и Везона. Я хочу снова стать единым существом.
     - У нас нет на это времени, - резко сказал Зактан. – Пошли!
     - Нет! – выкрикнул Везок. – Сделаем это сейчас!
      Зактан кивнул Рейдаку. Пирака в черных доспехах двумя большими шагами догнал Везока и отодвинул его в сторону. Потом он схватил Копье Слияния и, прежде чем Везок успел отреагировать, сломал его пополам, а затем переломил каждую половину еще раз. Удовлетворенный, он швырнул куски к ногам Везока.
     - Вот. Готово. Пошли, - сказал Рейдак. – Или ты хочешь, чтобы то же самое сделали с тобой?

     Тоа Иника повезло. Их путь вверх по лестнице прошел беспрепятственно со стороны стражников. Очевидно, защитники маски были готовы остановить любого, кто шел в нижнюю комнату, но не тех, кто спасался оттуда бегством. 
     До сих пор они ухитрялись следовать прямо за маской. Попытки использовать элементарные силы, чтобы замедлить или остановить ее, потерпели неудачу. Маторо предложил слетать в форме духа вперед и посмотреть, куда маска направляется, но Джаллер отверг эту идею. Он не собирался оставлять незащищенное тело Маторо на этой лестнице, когда сразу за ними шли Пираки.
     Маска Жизни выскочила из выхода с лестницы прямо под проливной дождь. Тоа следовали за ней, пытаясь не отставать. После стольких раундов битвы, предшествовавших этой охоте, их ноги налились свинцом, а легкие горели при каждом вздохе.
     Маска не колебалась. Она полетела на север, направляясь к заливу. Нупару взмыл в воздух и понесся за ней, в один момент подлетев так близко, что едва не схватил ее. Было похоже на то, что каждый раз, когда маска исчезала из поля зрения остальных Тоа Иника, она слегка замедлялась, как бы желая подождать их.
     - Она куда-то ведет нас, - крикнул сверху Нупару. – Но я не вижу впереди никаких ловушек.
     - Если бы ты мог легко-увидеть их, - проворчал Конгу, - это были бы не очень хорошие ловушки.
     Преследование продолжалось по каменным склонам, пока и маска, и Тоа не достигли покрытого льдом берега. Маска пролетела над карнизом, и на мгновение задержалась, прежде чем нырнуть в воду. Хали немедленно бросилась за ней. Как только она исчезла, тело Маторо рухнуло на землю, а его дух последовал за ней вниз.
     За Маской Жизни было легко следить даже в темной воде, потому что она испускала выдающее ее свечение. Но плыть за ней было не так легко, потому что давление выросло настолько, что уже превышало устойчивость Тоа Воды. Не один раз Хали думала, что хорошо бы сейчас иметь Маску Нува Дыхания под водой Тоа Гали. Возможность дышать поддержала бы ее. Ее легкие отчаянно искали воздух, а маска была ничуть не ближе.
     Неожиданно она дрогнула. Давление воды резко увеличилось, выдавливая воздух из ее легких. Вода хлынула в них, и Хали начала тонуть. Маторо с ужасом смотрел на это, неспособный помочь ей физически, находясь в форме духа. Его единственной надеждой было всплыть на поверхность и позвать остальных.
     Он так и сделал в то же мгновение. И не заметил маленькую фигуру, быстро плывущую вверх из глубины по направлению к Хали.
     На пляже Маторо неожиданно вскочил с земли:
     - Хали тонет!
     Остальные Тоа бросились к воде, Джаллер уже просчитывал план спасения. Ему не пришлось им воспользоваться. Тело Хали неожиданно появилось на поверхности. Все пять Иника испугались, что уже слишком поздно, и их спутница мертва.
     Потом она закашлялась и начала отплевываться - сладчайший звук, который когда-нибудь слышал любой из Иник. Джаллер потянул ее обратно на берег. Именно тогда он и заметил, что кто-то уже держит ее.
     На поверхность высунулась голова в маске Канохи. Это был Маторан! Джаллер помог ему и Хали выбраться на пляж. Тоа Воды уже пришла в себя, но Маторан упал, как только ступил на землю.
     - Кто ты? – спросил Джаллер. – Откуда ты?
     - Нет времени, - задыхаясь, сказал Маторан. – Помогите нам… город на дне моря… помогите нам, или мы погибнем…
     - Какой город? – спросил Хьюки. – О чем ты говоришь?
     Но Маторан не сказал больше ничего. Его сердечная вспышка погасла, а глаза потемнели. Он был мертв.

     Пираки видели все произошедшие события, спрятавшись между камней. Маска была потеряна, временно, а Тоа Иника устали и были в растерянности. Настал идеальный момент для нападения.
     - Разделимся, - сказал Зактан. – Я с Рейдаком и Везоком зайду с этой стороны. Хаканн, Ток и Авак, нападайте слева. Мы зажмем их между нами.
     Обе группы направились в противоположных направлениях, но прошли совсем немного, когда Авак сказал:
     - Стойте! Смотрите!
     На опушке джунглей Пираки увидели группу самых нежелательных гостей. Шесть Маторанов, составлявших Войя-Нуевскую группу сопротивления, стояли рядом с Аксонном и освобожденными Тоа Нува. Какой-то тип, которого Пираки не знали, нес побежденного Брутаку, и одновременно с серьезным видом разговаривал о чем-то с Таху Нува. Потом, на их глазах, странный тип и Брутака исчезли, оставив тонкую струйку дыма.
     - Кто-нибудь думает, что мы можем побить двенадцать Тоа и Аксонна без помощи Брутаки? – спросил Ток. Когда никто не ответил, он добавил.- Никто так не думает.
     - И что? Все бросим? – сказал Рейдак.
     Зактановские протодиты сердито загудели:
     - Нет. Мы зашли для этого слишком далеко.
     - Не говоря уже о том, что Маска Жизни – единственное, что может спасти нас от Темных Охотников, когда ты покинем этот остров, - сказал Хаканн. – Я сомневаюсь, что Затененный был очень доволен нашим дезертирством.
     - Мы подождем, - сказал Зактан. – И дождемся наилучшего времени для удара. Пусть Тоа думают, что мы побеждены и исчезли с Войя Нуи. Это самая большая слабость Тоа – они всегда так быстро решают, что уже победили.

     Маторо стоял над телом мертвого жителя деревни:
     - Да пребудет с ним Мата Нуи.
     - Он пожертвовал своей жизнью, чтобы спасти мою, - сказала Тоа Хали. – Он больший герой, чем любой из нас.
     - И он поставил перед нами еще больше вопросов, - сказал Хьюки. – Кем был этот Маторан? Что убило его?  О каком городе он говорил? И почему Маска Жизни исчезла в волнах?
     Тоа Конгу покачал головой:
     - Почему это я думаю-предполагаю, что все мы вот-вот пойдем поплавать?

0

12

Эпилог
     Шесть Тоа Иника стояли на пляже, в замешательстве глядя на темную воду и  запутавшись в собственных мыслях. Кое-кто, как Джаллер, размышлял о судьбе Маски Жизни. Другие хотели бы знать, правду ли говорил Маторан и существовал ли в действительности Маторанский город на дне моря. Но одновременно каждый не переставая думал о потерянной маске и погибшем Маторане.
     - Может быть, судьба случайно выбрала в Тоа не тех Маторанов, - сказал Конгу. – Мы не оправдали ожиданий.
     - Нет, Тоа-герои, вы достигли цели, - сказал знакомый голос. – Теперь просто надо добиться успеха еще раз.
     Конгу и остальные Тоа Иника изумленно обернулись. По пляжу, следом за Аксонном и шестью Маторанами из группы сопротивления, шли Тоа Нува. Все они были в масках Канохи и с инструментами и выглядели не хуже, чем до своих приключений на острове.
     - Таху! – воскликнул Джаллер. – Гали! Я не могу поверить в это!
     - Мы боялись, что вы умерли, - сказал Хьюки. – Как же здорово видеть вас. Теперь все будет хорошо.
     - Тоа трудно убить, вы же знаете, - сказал Похату Нува, улыбаясь. – Спроси Макуту… если он когда-нибудь вылезет из-под этой двери.
     - Наши друзья Матораны нашли нас, - сказал Таху Нува, - и освободили из-под действия Пиракских сфер замор. Они даже предложили выковать новую воздушную катану для Левы. А кстати, где Пираки?
     Джаллер быстро пересказал события, приведшие к открытию Маски Жизни. Таху внимательно слушал, и отреагировал с удивлением на новость, что в море может  существовать скрытая маторанская цивилизация.
     - Когда вы появились, мы пытались решить, каким путем нам последовать за маской, -сказал Джаллер. – Но теперь, когда вы здесь, вы можете пойти с нами.
     - Или, может быть, вы вместо этого хотели бы, чтобы мы просто вернулись обратно в Метру Нуи? – спросил Нупару. Втайне он надеялся, что Тоа Нува отмахнутся от этого вопроса. Испробовав вкус приключений в облике Тоа, он не хотел возвращаться обратно и исполнять долг стража Метру Нуи.
     Шесть Тоа Нува переглянулись. Копака кивнул. Гали успокаивающе положила руку на плечо Таху. Потом Тоа Нува Огня обернулся к Тоа Иника.
     - Думаю, может быть, это нам следует вернуться в город, - сказал Таху. – Собирай свою команду, Джаллер и ищи маску.
     - Что? – сказал ошеломленный Дажллер. – Но вы же Тоа Нува – самые могущественные из Тоа – и это ваша судьба!
     - Наша судьба – пробудить Мата Нуи от тысячелетнего сна, - поправил Копака. – Вы же сражаетесь за спасение жизни Великого Духа, и это надо сделать прежде, чем ему можно будет вернуть сознание. И это, мои друзья, ваша судьба – не наша.
     - Мы пришли на Войя Нуи чтобы найти Маску Жизни, - сказала Гали Нува. – Нас постигла неудача. Если  бы не вы шестеро, мы и Матораны этого острова до сих пор были бы рабами Пирак… если не хуже. Разве вы не видите? Само ваше существование как Тоа – знак от Великих, что вам предназначено найти маску и спасти Мата Нуи.
     Джаллеру не хотелось признавать это, но он знал, что в словах Гали была правда. Где Тоа Нува потерпели поражение, его команда Тоа Иника добилась успеха, хоть и временного. Это должно было что-то значить, если не то, что мир просто жестоко подшутил над ними.
     - А как насчет здешних Маторанов? – спросила Хали. – Пираки все еще на свободе. Жители деревни все еще в опасности.
     Таху Нува помедлил, прежде чем ответить. Он не подумал об этом. Дома, в Метру Нуи, у Маторанов были Тоа Света и Тураги, приглядывающие за ними в отсутствие Тоа Нува. Здесь не было ни Тураги, ни Тоа, способных служить защитой. Не следует ли им забрать Маторанов с собой в Метру Нуи?
     Прежде чем решение было принято, заговорил Аксонн.
     - Не беспокойтесь, - сказал он. – Я останусь на Войя Нуи и присмотрю за Маторанами. Мы вернемся к привычному образу жизни, пока судьба не скажет, что нам пришло время уходить отсюда.
     Джаллер не знал что сказать. Аксонн был могущественным союзником, а Тоа Нува – более чем союзниками. Как мог он и его друзья попрощаться с ними? И учитывая то, что недосягаемая маска находилась в океане, был ли смысл в таком прощании?
     Как бы понимая его терзания, Аксонн заговорил снова.
     - Не бойся, мой друг. Есть способ достичь подводного царства, хотя это опасный путь … и место вашего назначения – место смерти и отчаяния. Но если вы готовы совершить это путешествие, мой топор откроет для вас эту дорогу.
     На этот раз Джаллер не смотрел на своих спутников, чтобы получить их согласие. Он и так знал, каким будет их ответ.
     - Мы сделаем это, - сказал он.
     - Тогда встретимся в Маторанской деревне в центре острова, - сказал Аксонн. – Ваши поиски начнутся оттуда.
     Прощание между Тоа Иника и Тоа Нува было коротким и простым. Пожатия рук, обмен словами ободрения как бы показывали, что был не последний раз, когда они виделись.
     - А теперь идите, Тоа Иника. Когда вы были Маторанами, ваши смелость и сердца были такими же великими, как у любых Тоа. Когда вы стали героями, вы только еще больше подтвердили это. В легендах вашу группу оценят как  величайших из Тоа. Мы будем ждать, и приветствуем вас, когда  вы полностью выполните свою судьбу.
     Аксонн стоял рядом с Таху Нува, глядя, как уходят Тоа Иника. Когда шесть героев скрылись из виду, могучий страж повернулся к Таху и сказал:
      - Они ушли. Но мне не нужна Маска Правды, чтобы знать, что ты их обманул.
     Таху продолжал пристально смотреть прямо перед собой:
     - Туда, куда мы идем, они не могут пойти за нами. В том, что мы должны сделать, они не могут помочь. И ты знаешь это.
     Аксонн кивнул:
     - Ты думаешь, Тоа Иника добьются успеха.
     Таху обернулся:
     - Я думаю, они могут считать себя очень везучими, если останутся в живых.

     Вскоре после этого Аксонн присоединился к Тоа Иника в центре Маторанской деревни.
     - Исходная точка здесь, - сказал страж. – И Мата Нуи поможет вам дойти до конца.
     Он поднял свой топор и ударил им по земле один раз, второй, третий, четвертый. Его удары разрывали почву и камни, пока не образовалась огромная яма. Дном ямы был странный белый камень. Аксонн поднял свое оружие еще раз и метнул его в дыру, разбив белый камень на куски и открыв проход вниз.
     - Ваш путь лежит туда, - сказал Аксонн, возвращая себе топор. – Он приведет вас в город на дне моря и к Маске Жизни… но будьте осторожны, Тоа. Океан – дом многих удивительных и очень опасных… личностей огромной смелости, а некоторые из них настолько злы, что даже Орден Мата Нуи не может сделать ничего, кроме как изгнать их вниз.
     Один за другим Тоа Иника залезли в яму и исчезли в темноте. Аксонн смотрел, как они уходят, не уверенный, какое его чувство сильнее – страх за Тоа, которые столкнутся с ужасом свыше вообразимого – или страх за судьбу мира, если они в своих поисках потерпят неудачу.
КОНЕЦ

0


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Legends#5. Inferno