Кини-Нуи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Legends#6. City of the Lost


BIONICLE: Legends#6. City of the Lost

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Итак...

http://www.bzpower.com/Imaging/stories/city_of_the_lost_cover_proto.jpg

ГОРОД ПОТЕРЯННЫХ
(Грег Фаршти, 2007 год)

Моей сестре Дэбби, которая всегда
найдет меня, где бы я ни потерялся.
Г.Ф.

Пролог

80,000 лет назад
     На острове в крепости, на вершине башни стоял Придак и смотрел вниз на свою армию. Его войска собрались из бесчисленных земель. Одни были преступники из рода Маторанов, другие – жестокие животные, ищущие шанса подраться, но большую часть составляли те, кого больше никогда не пустят на родину. Это были воры, убийцы, предатели и лжецы, в общем, самое красивое зрелище, которое он когда-либо видел.
     Он пристально посмотрел на запад. Там, армии Такадокса и Мантакса заняли позиции. На востоке готовились к битве легионы Калмаха и Элека. Войско Карапара прибыло последним, его воины немедленно устроили свалку с кем-то из соседей. Однако, никто не пошевелился, чтобы остановить их. Гораздо лучшим действием сейчас было держать своё оружие и боевые инстинкты остро отточенными и готовыми к предстоящему.
     Придак глубоко вздохнул. Воздух приятно пах. Он хотел насладиться этими последними моментами старой жизни. Скоро он перестанет быть правителем маленького царства, обделенного вниманием Великого Духа Мата Нуи. Еще до конца сего дня, он сам будет неоспоримым королем одной из шести известных вселенных.
     Придак был настолько идеальным образцом живого существа, насколько им может быть биомеханическое существо. Отними у него оружие и броню, он по прежнему будет излучать силу и власть. Ему сложно понять как некоторые существа, даже полностью разумные, не пользуются своей внешностью монстра. Он считал, что такие существа  внутренне мертвы и потому не замечают ужаса, который внушают.
     Сильный ветер заставил растущие на острове деревья качаться. Запах костров, грязных Маторанов и ездовых Рахи слился в затхлый, отвратительный смрад. Это вызвало воспоминания о прошлых завоеваниях. Тяжелые битвы и достойные победы, они не могли сравниться с тем, что Придак и его союзники собирались сделать.
     Подошел один из командиров.
     - Господин, всё готово. Мы ожидаем ваших приказов.
     Придак кивнул, его острые глаза устремились к стоящим внизу легионам.
     - Безусловно. Три арьергардных Маторана подпирают скалы и беседуют между собой. Почему?
     Командир повернулся в ту сторону. Затем, смущенный, ответил:
     - Я… у меня нет объяснения. Они будут дисциплинарно наказаны.
     Узкая улыбка скользнула по лицу Придака.
     - Трое игнорируют приказы. Другие пятнадцать – само внимание – ничего с этим не делают. Не удовлетворяет. – Он повернулся к командиру. – Передай приказ моей армии. Атаковать и полностью уничтожить этот отряд… и тебя заодно.
     - Что? Сэр, я… я…
     Рука Придака молниеносным движением схватила командира за горло. Он сделал два быстрых шага и поднял неудачника над краем карниза. Ноги жертвы болтались над пропастью.
     - Я говорю на каком-то незнакомом Маторанском диалекте? – прошептал Придак. – Тебе переводчик требуется? Я хочу, чтобы ты спустился вниз и потребовал собственного уничтожения. Я хочу, чтобы ты поступил так сейчас.
     Придак приблизил лицо вплотную, его зловонное дыхание обдало перепуганного подчиненного.
     - Убедись, что легионы будут более быстры и более милосердны в исполнении приказа, чем я.
     С этими словами, Придак лениво швырнул командира обратно на каменный пол башни. В панике, существо подползло к его ногам и бросилось вниз по лестнице, чтобы привести в исполнение приказы. Когда он достиг низа, он скомандовал армии немедленно ликвидировать ослушавшийся отряд, а затем и его самого. Он сделал это, потому что знал, что Придак прав. Смерть от рук подчиненных наиболее предпочтительна, чем та же судьба в руках своего хозяина.

* * *

     Остальные пятеро Барраки ждали в центральном зале крепости, изучая карты, высеченные на каменных плитах. Они получили своё имя века назад от субъектов из их миров. Это старое, редко произносимое Маторанское слово, приблизительно переводилось как «полководец». Каждый из них был могуч, бронирован и являлся ветераном многих сражений. Те, кто встречали Барраки, говорили, что рядом с ними Тоа кажутся новым видом Рахи, вылезшим из под горы. Сами себя они видели как высшую форму, призванную править во имя их невероятной силы и интеллекта.
     Морские карты, которые они разглядывали, были неточны, но достаточно подходили для целей Барраки. Одна группа табличек показывала ключевые точки на центральном континенте. Другие охватывали моря вокруг города Метру Нуи.
     - Охраняется здесь, здесь и здесь. – Сказал Элек. Его нервы были на пределе. Хотя он господствовал на суше, раса Элека была приспособлена к жизни только под водой. Поэтому, чтобы продолжать функционировать на поверхности, он носил специальный аппарат, позволявший ему дышать воздухом. И Барраки отлично знал, что это делает его уязвимым.
     - Мы окружим их. Мы сокрушим их. – Калмах не мог терпеть, ожидая начала.
     Такадокс покачал головой.
     - Нет-нет. Мы позволим им увидеть отряд разведчиков, чтобы затем заманить их в ловушку.
     Карапар и Мантакс промолчали. Один потому, что ему нечего было сказать, другой не хотел, чтобы остальные узнали его стратегии.
     - Тоа. – продолжал Калмах так беспечно, словно рассуждал о погоде. – Это всего лишь надоедливые мухи.
     - Что ты говоришь! – Резко ответил Такадокс. – Я был там, когда они «надоели» Дракону Канохи. Цена такова, что они будут драться до смерти.
     Голос Придака был подобен острому мечу, вонзающемуся в мягкий мох.
     - Да. Помните, что на кону, все помните. Это не какой-нибудь мелкий рейд на другое царство. Это место истинной власти. Когда падут они, падёт сам Мата Нуи… и нам ответит вселенная.
     Разговор был прерван криками и визгами, донёсшимися снаружи крепости, а также резкими звуками ударов оружия. Карапар подбежал к окну. Он мельком взглянул на развернувшуюся перед ним сцену и сообщил:
     - Я думаю, что уже ответила.
     Придак и остальные присоединились к нему. Огромная армия появилась на севере и врезалась в ряды легионов. Среди атакующих были Тоа, машины Экзо-Тоа, Ракши и чудовища Рахи. Силы насчитывали десятки тысяч существ. Не подготовленные к отражению нападения, войска Барраков падали, как падает каменная стена перед Киканало. Но не это наполнило Барраков страхом. Нет, страх пришел от знамен, которые несли захватчики.
     Знамен с гербом Братства Макуты.
     Не было времени удивляться, как Братство прослышало об их планах, или почему защитники Мата Нуи и Матораны решили оставить свои посты и атаковать. Барраки поспешили наружу, чтобы взять контроль над легионами, организовать хоть что-нибудь похожее на оборону. Каждый из них знал – любой пойманный Братством в попытке восстания против Великого Духа может не рассчитывать на милосердие. Смерть в сражении была куда более оптимистичным исходом.

* * *

     Бой завершился к ночи. Легионы Барраков были выносливыми, хорошими воинами, но их дисциплине было не сравниться с дисциплиной армии Братства. От неожиданности нападения множество из них дезертировали или капитулировали. Но предводителю побеждавшей армии не было до них никакого дела. Ему нужны были их полководцы.
     Барраки сражались до последнего, но были окончательно разбиты. Их заковали в цепи и выстроили в ряд. Затем они впервые увидели своего захватчика. Это был Макута, охранявший город  Метру Нуи и окружающую его площадь. Его могущество и ум прославились на всю вселенную. Никто и никогда не нападал на столь жизненно важный регион, как Метру Нуи.
     Макута посмотрел на Барраков своими холодными, темно-красными глазами так, словно они были насекомыми, которых он собирался прихлопнуть. Они – даже Элек – вернули ему этот взгляд. В конце концов, они не мелкие правонарушители, ворвавшиеся в поле зрения Тоа или члена Братства. Они – правители. Они – воины. Они – Барраки.
     - Ваше восстание подошло к завершению. – Проговорил Макута. – Ваша жалкая попытка свергнуть Великого Духа стала историей… как и вы.
     Макута прошел вдоль заключенных и остановился напротив Придака.
     - С остальными я не знаком, но ты… тебя я знаю. Почему?
     - Когда-то я служил Братству, - ответил Придак, практически не напуганный присутствием Макуты. – Именно Братство дало мне мой первый приказ. Это была малая территория, которую практически никто не контролировал. Но с тех пор меня потянуло заняться более широкими вещами.
     - Заметно. – Пробормотал Макута.
     - Ну и что ты с нами теперь сделаешь? – Спросил Такадокс. – Знаешь, наши армии могут принести тебе пользу, Великий Макута. Объединившись с твоей мощью, Мата Нуи не сможет надеяться на…
     Макута шагнул вперед и врезал Такадоксу тяжелой, армированной рукой. Барраки распластался в грязи.
     - Каждое твоё слово может быть использовано против тебя. – Скривившись, произнес Макута. – Предателям уготована только одна судьба.
     Автоматические бронекостюмы Экзо-Тоа зарядили свои орудия. Тоа, что стояли поблизости запротестовали, но Макута проигнорировал их. Однако не успел он отдать приказ открыть огонь, как на сцене появился новый персонаж.
     Одинокая фигура приблизилась, высокая и властная с жутким лицом, что не приснится в кошмаре даже Висораку. Даже Макуту поразил внешний вид новичка.
     - Я – Ботар. – Произнесла фигура. – Яма ждёт, и я пришел.
     - Чего? Кто прислал тебя? Работа какого типа тебя здесь заинтересовала?
     - Наказание. – Ответил Ботар. – Хотя я бы назвал это не работой. Больше искусством.
     - Ты не имеешь права. – Прорычал Макута. – Уходи, откуда пришел.
     Ботар широко улыбнулся.
     - Ты ошибаешься, Макута… У меня есть все права. Уйди с дороги.
     - Не уйду. Это мои пленники.
     Ботар улыбался, но голос его понизился, и в нем зазвучала угроза.
     - Не двигайся, или раздели их судьбу.
     Кошмарная фигура махнула рукой в сторону Барраков. Кольцо энергии окружило их, энергетические нити были связаны с Ботаром. Не успел Макута и глазом моргнуть, как все семеро – шесть Барраки и Ботар – пропали. Последним исчезло эхо. Эхо отчаянных воплей Барраков.
     В последующие месяцы легионы Барраков и их империи были разгромлены. Одни отряды были отправлены на их родину под заключение, других Братство забрало в качестве рабов-работников. Крепость Барраки была снесена, оставшиеся камни – стерты в порошок. Имена полководцев – вычеркнуты из каждой летописи, за исключением свитка о победе Братства.
     Судьба шестерых предателей остаётся загадкой, даже для Макуты. Временами он вспоминал взгляд холодных, мертвых глаз Придака и какая-то часть его сознания надеялась, что Барраки мертвы. Вместе с этим приходили и иные мысли, которые с течением времени всё больше захватывали его:
     Барраки верили, что Мата Нуи будет свергнут и замещён. Конечно, такие как они этого никогда не сделают, – говорил Макута сам себе. - Но кто сказал, что это вообще не произойдет?

     А где-то в бесконечной тьме Ямы, Барраки ждали, размышляли и планировали тот день, когда они смогут отмстить...

0

2

Глава первая

     Рейза нетерпеливо стоял на границе полей воздуха, ожидая своё стадо Гидрука, чтобы завершить работу. Ону-Маторан знал, что животных нельзя заставить спешить. Даже прирученные они очень капризные. Если они заупрямятся и не соберут урожай водорослей, ему придется долго объясняться при возвращении в город.
     И всё же, он желал, чтобы они поторопились. Похожие на помесь краба и скорпиона, Рахи мерно двигались по полю, по одному собирая водоросли. Это не являлось какой-то особо сложной работой – Маторан запросто мог с этим справиться – однако только Гидрука знали, какие водоросли содержат драгоценный воздух, а какие – нет. Для Рейзы и других Маторанов, населявших подводный город Мари Нуи, воздух являлся самым ценным продуктом, который только можно было себе представить.
     Рейза подплыл чуть ближе к полю, стараясь не спугнуть Гидрука. Как и у всех Ону-Маторанов, его глаза были наиболее приспособлены к действиям в плохо освещенных территориях. Окраины Мари Нуи были самым темным местом в округе. Темнее была лишь область как раз под городом: её чернота вполне могла быть отражением сердец её обитателей.
     Эти мысли заставили его подплыть еще ближе к Гидрука и помахать руками, подгоняя их. Он по глупости потерял счёт времени и не знал, сколько они пробыли на работе. Если отпущенный час Безопасности подходил к концу – или, что хуже, уже закончился – то каждый момент, который он тратил вдали от города, мог стоить ему жизни.
     Должно быть, что-то там, внизу, сейчас смотрит на меня, – подумал он. - Я знаю, это так. Они смотрят своими холодными, белыми глазами. Я знаю, что случится с тем, кто не повернет назад по истечении часа… по крайней мере, догадываюсь.
     Он огляделся, но не увидел ничего необычного. Лишь необъятный подводный мир и несколько рыбных косяков, медленно проплывавших мимо и ни одного морского хищника. Это хорошо. Это значило, что отпущенный час еще не истек. Только бы Гидрука поторопились…
     Ну быстрее! – крикнул он мысленно. - Что так долго? Если бы они не были простыми Рахи, я мог бы предположить, что им доставляет удовольствие волновать меня.
     Он услышал резкий шум снизу и слева. Этот звук сильно выделялся из привычной какофонии, что наполняла морской мир, он был похож на скрежет металла о скалу. Рейза заинтересовался, может ли это быть часть оборудования, которое унесло течением из города и прибило к камням снизу? А может что-нибудь наиболее ценное.
     Мари Нуи и поля воздуха располагались в горной плите, что была похожа на перевернутый треугольник. Основание этого треугольника находилось вверху, где, в свою очередь, стоял город. Вершина треугольника была «втиснута» между несколькими массивными и изогнутыми каменными колоннами. Если клин освободится, кусок земли вместе с Мари Нуи уйдёт на самое дно океана, забрав с собой живущих в нём Маторанов.
     Рейза направился к краю подводного острова. Он почти достиг его, когда вдруг остановился. Зачем я это делаю? - спросил он сам себя. - Я достаточно наслушался историй о «взглядах одним глазком», которые вели к несчастным случаям. Что бы там ни скреблось о скалы, меня это не касается. Мне всего лишь нужно забрать Гидрук обратно в город
     Он отвернулся от обрыва и поплыл обратно. Вообще, если за краем бездны лежит опасность, смена курса и уход – правильное действие. Исключая, конечно то, что ты не сможешь увидеть, что приближается к тебе сзади.
     Вот почему Рейза был захвачен врасплох щупальцем, которое обернулось вокруг его груди и потянуло назад к обрыву так, словно он был жалким обрывком водорослей. Он плыл, пинался и дрался, но всё, чего он добился – это спугнул Гидрука.
     Рейза уже находился за краем, и вокруг него не было ничего, кроме черной воды. Он ударил по щупальцу кулаками, а затем пнул назад ногой. Ступня натолкнулась на что-то твердое – это было тело животного!
     Он оглянулся через плечо, надеясь, что удовлетворится видом того, кто несёт его к гибели. Он посмотрел, он увидел, а потом он открыл для себя замечательный жизненный (и смертный) факт: находясь под водой, ты не можешь кричать.
– здесь могла бы быть ваша реклама –
* * *

     Дефилак тихо вошел в зал Совета Маторанов. Расположенная глубоко в Мари Нуи, эта комната была самой большой во всем общежитии. Огромный, куполообразный потолок, украшенный кристальными окнами и светокамнями, чей слабый свет отражался от окружающей здание воды. У стены в ряд стояли «Дары Мата Нуи» - инструменты и другие незнакомые предметы, что ежемесячно приплывали в Мари Нуи из открытого океана. Те вещи, которые еще можно было использовать, были отданы нуждающимся в них Маторанам, а остальные принесены сюда, на будущее.
     Но что действительно придавало залу дух торжественности и важности, так это его предназначение. Здесь любой житель мог придти раз в месяц и обсудить со всеми вопросы, затрагивающие безопасность города. Планы составлялись, решения принимались, и практически каждый уходил с четким понятием того, что ему нужно делать. Это необходимо для выживания в ужасе окружающей среды. Лидерство над Советом переходило по очереди от Маторана к Маторану. Сейчас Советом правил Дефилак.
     Он занял свое место на возвышающейся платформе и окинул взглядом собравшихся жителей. Его друг Гар улыбнулся и ободряюще кивнул. Дефилак являлся изобретателем, ученым, но вот оратором он никогда не был и поэтому немного боялся первого опыта.
     - Э-э… дорогие Матораны… ммм… - начал он. – Митинг-собрание, пожалуй, оно начнется.
Матораны продолжали разговаривать между собой, мало кто заметил, что Дефилак вообще пришел. Он попробовал еще раз:
     - Эй, вы! Может, хватит болтать-шуметь, и начнем, наконец, собрание?
     Разговоры притихли, но не до конца. Многие из присутствующих были слишком сосредоточены на спорах со своими соседями.
     Ну хорошо, я предложил хорошее начало дважды. Теперь поступлю по-своему.
     Он с размаху ударил мечом по столу и заорал:
     - Заткнитесь все!
     Толпа мгновенно замолкла и дружно повернулась к нему, шокированная. Совет Маторанов еще никогда так не начинался. Обычно он так заканчивался – воплями и маленькой войной.
     - Так-то лучше. – Сказал Дефилак. – Есть у кого-нибудь вердикт-новости для обсуждения на совете?
     Встал По-Маторан:
     - Есть. Два моих друга сегодня пропали. Один на полях воздуха, другой попытался достичь верхнего мира и больше я его не видел… (это случайно не тот, который спас Хали?) Это составляет уже пятерых пропавших за две недели. Как нам с этим поступить?
     Дефилак притормозил с ответом. Работа на полях всегда была рискованной, потому что вне города Матораны становились абсолютно беспомощны. Но он думал, что невозможность достижения поверхности для всех стала понятна. Даже если у экстремалов хватит воздуха, изменение давления убьёт их.
     Наконец, он спросил:
     - Гар. Каково состояние нашей защиты?
     - Бритвокрабы распределены по периметру города. Шиповые Растения не повреждены. Морские твари сделали попытку атаковать отдаленно расположенные дома, но были отбиты. Ни одного организованного нападения за два месяца.
     - Так я не понял, почему выходить наружу не безопасно? – Спросил Маторан из толпы.
     - Да-да-да! – Сказал другой. – Там есть что-то. Оно охотится на нас, убивает, старается  захватить и разрушить город. А всё, что делаем мы – это не высовываем носа из наших домов, в надежде, что оно уйдет! Почему нам просто не сразиться с ним?
     Поднялся Та-Маторан.
     - Я верю, мы могли бы сражаться и даже победить своих врагов. Проблема вот в чем: как мы их найдем? Они могут быть где угодно в море под нами. Нам этот регион, в отличие от них, неизвестен. Их могут быть десятки, а то и сотни. Что мы видели? Щупальца? Клешни? Может ли морская жизнь работать организовано, как армия или нет? Я – первый доброволец  в борьбе за Мари Нуи. Но для начала покажите мне, с кем бороться!
     Дефилак смотрел через окно в потолке. Чуть размытые блики светокамней обозначали воздушный пузырь, окружавший здание. Этот пузырь, столь хрупкий и столь жизненно необходимый символизировал жизнь Маторана в Мари Нуи. Они едва держались, никогда не знали, когда конкретно произойдет следующее нападение или когда станут бесплодными поля воздуха. Матораны проводили свою жизнь в ожидании упадка Мари Нуи, точно так же, как ожидали истечения часа Безопасности.
     Он уверен, что это не первоначальная для них жизнь. Практически у каждого жителя сохранились частичные воспоминания о поверхности. Какие-то были приятными, какие-то тревожными и пугающими. К слову, если, в редких случаях, кому-то удавалось объединить воспоминания в полную картинку, то это встречалось как величайшее событие.
     Но работой Дефилака было сконцентрироваться на том, что происходит здесь и сейчас. Мари Нуи под водой, его одолевают враги, чья личность и цель неизвестны даже спустя столетия войны. Матораны могли остаться «в безопасности» внутри домов, прикрытых воздушными пузырями и ожидать следующего шага противника. Или они могли выступить и найти единственное оружие, могущее помочь: знание.
     Дефилак трижды стукнул мечом по столу, обозначая начало голосования.
     - Я предлагаю провести разведывательную экспедицию на глубину под моим командованием. – Проговорил он. – Мы быстро-изучим всё, что сможем и вернемся. Выдвигаю вотум.
     Поддерживающие решение подняли правую руку, а несогласные – левую. Предложение Ле-Маторана было принято, хотя голосов было меньше, чем он ожидал. Видимо, большинство жителей предпочли бы умыть руки и не беспокоить всяких обитателей глубин.
     - Принято. – Подтвердил Дефилак. – Мне нужны добровольцы. Мы отправимся в путь как можно скорее.
     - Подожди минутку. – остановил его Гар. – Как мы спустимся вниз?
     Дефилак улыбнулся.
     - О, у меня с этим проблем не возникнет.

* * *

     Кайрекс, часовая Га-маторанка стояла на посту на окраине города. Один шаг вынесет её из воздушного пузыря в океан, где она наверняка станет добычей океанского потока и морских хищников. И хотя персональный шар воздуха позволит ей дышать некоторое время, сомнительно, что она долго проживет снаружи.
     Не в первый раз она поразилась способом работы воздушных шаров. Они были достаточно проницаемы, чтобы позволить объектам проходить сквозь них, но каким-то образом они умудрялись сдерживать воду. Падение Мари Нуи на поля воздуха привело к появлению множества небольших пузырей воздуха и если бы это не произошло, ни один Маторан не прожил бы достаточно долго, чтобы создать другие пузыри вокруг зданий и откачать воду.
     К сожалению, у пресловутых пузырей был ограниченный срок годности. Если их вовремя не перестроить, их стенки начнут постепенно становиться тоньше, а затем они лопнут. И тогда море затопит (зафлудит) весь город. С полей воздуха Гидрука собирали «урожай» воздуха, которым наполнялись пузыри, и Мари Нуи стоял целым и населенным.
     Краем глаза Кайрекс уловила какое-то движение. Некий предмет тонул прямо на город. В эти дни не предполагались подарки от Мата Нуи, поэтому она пришла к заключению, что это просто обломки. Заключение чуть ослабело, когда Маторанка заметила ауру вокруг объекта. И совсем сошло на нет, как только в её голове зазвучал зов.
     Плюнув на возможные опасности, она оттолкнулась от скалистой поверхности и ввинтилась в воду. Артефакту остались какие-то секунды, чтобы миновать подводный город и скрыться внизу. Кайрекс ускорилась и схватила его. Затем она вернулась в безопасную среду в шаре воздуха.
     Заняв своё место на посту, она незамедлительно приступила к изучению своей находки. Свет, испускаемый артефактом, был очень странным – он пугал и успокаивал одновременно. От него исходили настолько сильные волны энергии, что Маторанка могла чувствовать это, как если бы сжимала в руках электрического угря.
     Глаза Кайрекс расширились, когда она поняла, что держит Маску Канохи, подобной которой никто никогда не видел. Она твердо могла сказать, что маска эта – необычная, и она знала, что обязана показать её Совету.
     Кайрекс спешила в зал Совета и не догадывалась, что держит легендарную Маску Канохи Жизни. Конечно, она не смогла бы понять, что появление Игники знаменует начало конца Мари Нуи.

* * *

     Тусклые, белесые глаза кальмара-Рахи сузились при виде выплывающей из под защиты Га-Маторанки. Он был голоден, он жаждал свежей жизненной силы, а тут Маторан сама в рот просится. Он начал быстро приближаться, готовясь нанести удар.
     Вдруг Рахи остановилось. Маторанка схватила что-то дрейфующее сквозь воду. Даже со своим жалким умишком и на большом расстоянии тварь  ощутила исходящую энергию. Это срочно требовалось сообщить хозяину.
     Он стрелой ринулся в темноту, направляясь в глубочайшие уровни Ямы.

0

3

Глава вторая

     - Ты шутишь? – Спросил Гар, покачав головой.
     - Я надеюсь, что нет, так как я не радостно-смеюсь. – Ответил Дефилак. – Мои шутки обычно лучше этого.
     - Когда ты получил разрешение на постройку этого?
     - Помнишь, примерно год назад, По-Маторан, что управлял Советом (мне сложно припомнить его имя). Ну, ты знаешь, один из тех, что пальцами камни ломают? Короче, всем известно как ненавидят По-Матораны воду и всё связанное с ней, однако они обожают геологию. Дай им в булыжник поиграть, и они счастливы, словно Гидрука на аэровечеринке.
     - Где-то здесь зарыта мысль? – Спросил Гар.
     - Ну, я сказал ему, что мог бы построить  что-нибудь, что помогло бы искать камни, его сердцу в радость, не опасаясь промочить ноги. Вот и оно!
     Дефилак с гордостью указал на своё творение. Это было узкое, полностью закрытое судно из металлического и кристаллического протодермиса. За образец Дефилак взял акулу Такеа, позаимствовав дизайн, форму и структуру. Кокпит – кабина -  был достаточно большим, чтобы вместить четверых, по бокам были установлены смотровые иллюминаторы из кристалла. На носу установлен экскаваторный ковш, а на каждой стороне – метатели твердого воздуха, оружие-прототип. Короткие оси вели к гребным винтам сзади.
     Один из добровольцев – Та-Маторан Сарда – придирчиво осматривал корабль.
     - Никогда ничего подобного не видел. – Поведал он своё мнение. – Надеюсь, больше никогда не увижу. Что оно может?
     - Оно может… спуститься вниз, в воду, исследовать всё, что необходимо и подняться обратно в Мари Нуи. Вращение осей внутри заставляет лопасти винтов крутиться и движет корабль, и…
     - Минутку, - прервал его Гар. – Как насчет Маторана, для которого ты построил это? Он когда-нибудь его использовал?
     - Ну, видишь ли, у него возникли срочные дела, когда он взглянул на корабль. Но я обещаю, что это заработает!
     - Ты тестировал машину?
     - Нет.
     - Ты видел что-нибудь похожее?
     - Э-э… нет.
     - Почему тогда ты так уверен?
     Дефилак подумал, гордо пожал плечами и ответил:
     - Ты не представляешь, как я доверяю своему таланту.
     Гар нахмурился.
     - Я думаю, что проведу спокойный день. Например, покормлю с рук голодных акул.

* * *

     К началу часа Безопасности Дефилак смог найти нового члена экипажа – Га-Маторанку по имени Идрис. Вчетвером, они перенесли корабль Дефилака к краю шлюзового бассейна, не нанеся ему повреждений. Они аккуратно поместили его в центр бассейна и вместе залезли внутрь. Там было тесно и нехорошо пахло. Зато сухо.
     Когда каждый занял своё место, Дефилак нажал на рычаг. Вода хлынула в пустое пространство между внутренним и внешним корпусом, и корабль стал погружаться. Все четверо с трудом подавили приступ страха. Они спускались в неизвестность на судне, которое по их убеждению не выдержит атаки врага. И ни одни не предложил повернуть назад.
     Гар вращал кривошип, Дефилак вел лодку через неровный туннель в открытый океан. Они находились примерно в ста футах под полями воздуха и всё продолжали погружаться.  До сих пор ни одни Маторан не опускался на такую глубину.
     Мир, видимый сквозь иллюминаторы был изумительным. Светокамни, установленные на поверхности судна освещали рыбные косяки. Странная растительность окружала скалы, её стебли плавно качались в подводном течении. Существа, никогда еще не встречавшиеся Маторанам подплывали ближе к машине, и резко уходили в сторону, когда осознавали, что это не новый вид морской жизни. Это одновременно ошеломляюще красиво и исключительно жутко и Матораны просто не знали, как на всё реагировать.
     - Насколько глубоко ты собираешься спуститься? – Спросил Сарда.
     - Не представляю. – Ответил Дефилак. – Возможно, мы дойдем до самого дна.
     - А что если истории говорят правду? – Встряла Идрис. – Знаешь, легенды о злобных тварях, что охотятся на глубине, навсегда изгнанные от света? Никому не известно, живы они или мертвы, поэтому…
     - Никому не известно, дурочка ты или просто ужастики на ночь рассказываешь. – Отбрил её Сарда. – Это истории, всего лишь истории… История не может повредить, не так ли?
     Никто не нашелся, что сказать.

* * *

     К тому времени, как Кайрекс добралась до зала Совета, там уже никого не было. Она подумала в ярости: Кто будет достоин услышать от меня о Маске? Находка радовала её, и в тоже время немного пугала. Большая часть её существа желала быстренько сбагрить маску кому-нибудь другому.
     Кайрекс осенило. У одного из её инструкторов было любимое занятие – создавать из камня копии масок Канохи. Если кто-нибудь и был способен опознать тип маски, так это он. Кайрекс сунула Канохи подмышку и направилась к школе.
     Сделав несколько шагов, она почувствовала, как что-то схватило её за ногу. Посмотрев вниз, она увидела, что ступня запуталась в водорослях, растущих между скал. Резко дернувшись, она освободила ногу.
     Пройдя сквозь стенку пузыря, Маторанка поплыла к своей цели. Дело проходило медленно. Рабочие, чьим заданием было очищать подводные «дороги» от растительности, очевидно, были не слишком прилежны: путь, которым она проплывала, весь зарос. Кайрекс пришлось сдвинуть водоросли в сторону. Это было нелегко, учитывая, что лишь одна рука была свободна.
     Их стало только больше. Морские растения и водоросли возвышались над её головой, город невозможно было разглядеть через их массу. Вконец расстроившись, Кайрекс вырвала стебель водорослей из земли. Это действие должно было удовлетворить её хотя бы немного, однако, она потеряла дар речи от страха, услышав крик растения.
     Внезапно, всё вокруг неё пришло в движение. Водоросли взметнулись, стремясь схватить Кайрекс за руки и ноги. Новый пучок водорослей стремительно рос из дырки, оставшейся от вырванного стебля. Она прервала их рост своими мечами, стараясь не обращать внимания на вопли, сопровождавшие каждый удар.
     Она увидела протянутую к ней руку. Это был По-Маторан, находившийся снаружи живой клетки, что сковала Кайрекс. Маторанка схватилась за его руку и почувствовала, как её тянут сквозь упрямые водоросли. Последние нагло отказывались выпускать добычу. К счастью, сила По-Маторана взяла верх. И Кайрекс, и маска Канохи вылетели на свободу.
     По-Маторан озадаченно уставился на дико растущие растения. Кайрекс жестами показала ему, что, типа, думать не надо - надо плыть. Предложение было неплохим: водоросли вновь потянулись за ней.
     Вместе, Матораны достигли ближайшего здания. Оказавшись внутри воздушной структуры, они вбежали в дом и захлопнули дверь.
     - Что, во имя Мата Нуи, происходит? И что за маску ты несешь? – спросил По-Маторан.
     - Я, кажется, начинаю думать, что оба имеют вопроса один ответ. – Ответила Кайрекс. По-Маторан, подводный охотник по имени Декар, вышел наружу и подобрал маску. Он плохо разбирался в Канохи, но что он мог сказать точно, так это то, что маска очень старая. Примечательным был также факт - столь древнее изделие оставалось целым и невредимым. Прежде, чем он успел указать на это, он заметил крошечные трещины на верхнем краю маски.
     - Ты её не одевала?
     - Нет. – Ответила Кайрекс. – А даже если бы и одевала, то зачем? Тебе известно, что Матораны не могут использовать силы масок.
     - Ага. Конечно, не можем. – Подтвердил он, переворачивая маску. – Куда ты собиралась отнести маску?
     - В школу… я тут подумала, им захочется… я думала, было бы лучше, если бы её взял кто-нибудь, хоть что-то знающий. А потом растения сошли с ума, весь мир сошел с ума, а также…
     Декар подошел к окну и выглянул. Кайрекс присоединилась к нему. Снаружи всё было спокойно. Растения, с которыми она сражалась некоторое время назад, уменьшились до нормального размера. Ничто не пыталось добраться до неё. Она вздохнула с огромным облегчением.
     - Это было так странно. – Сказала Кайрекс, улыбаясь. – Должно быть, болезнь какая-нибудь или что-то еще.
     - Может. – согласился Декар. Он протянул маску. – На, это твоё.
     Однако, Га-Маторанка отступила. Внезапно, ей захотелось быть где угодно, подальше от этого предмета.
     - Я вот что скажу, - проговорила она – Забирай её. Ты спас мне жизнь, так что можешь принять честь находки нового артефакта. Не, реально, всё хорошо.
     Декар начал было возражать, но Кайрекс уже выбежала и уплыла. Он смотрел, как она уходит, затем взглянул на Канохи. Он не мог понять её поведения. Да и вообще он никогда не понимал Га-Маторанок.
     Он положил артефакт в сумку. Еще будет время принести её к школе. Сейчас он должен охотиться.
     К тому же – заключил он. - Это просто еще одна маска. Не похоже, чтобы одна маска что-то изменила здесь внизу.

* * *

     Кальмар мчался по подводной каверне. Он проплыл мимо своих сородичей, многие из которых были заняты – они питались морской жизнью, хотя были недостаточно мудры, чтобы приблизиться. В отличие от остальных видов Рахи этот тип кальмара не нуждался в том, чтобы двигать челюстями. Присоски на их щупальцах выкачивали жизненную силу из любого существа, к которому они прикасались. Их скорость и беспощадность без сомнения делала их опасными аж для великих акул.
     Однако питание было на последнем месте у этого представителя кальмаров. Его инстинкты вели его в самую глубокую область этой пещеры, где ждал его хозяин.
     Три глаза слабо светились в дальнем конце пещеры, но только два повернулись в сторону вплывшего кальмара. Третий глаз был поврежден в бою года назад. Выходит, что он был уязвим со стороны слепого глаза, а в этом месте это означает смерть. К счастью, малые щупальца на затылке работали как сенсорный механизм и служили заменой потерянного глаза.
     Взметнулось огромное щупальце. Оно слегка коснулось кальмара. Таким незамысловатым путём кальмар смог передать информацию своему повелителю. Всё, что видел кальмар, полностью перешло в его память.
     Канохи настолько великой силы, что эта тварь ощутила её на большом расстоянии… маска работает, даже если её не носят, – подумал обладатель щупалец, житель пещеры. -  Это невозможно… хотя, почему нет? Может, вселенная следовала за нами в пропасть.
     Он разорвал контакт с кальмаром и отослал его. То, что необходимо сделать, не может быть завершено местными Рахи. Пришло время искать остальных. Пришло время новой охоты.
     Калмах поднялся со своего трона, собранного из костей и поплыл к выходу из пещеры в безграничный океан. После стольких тысячелетий, проведенных в этом месте, спасение пришло в виде маски Канохи. А как и все источники силы и власти, она достанется тем, кто умеет этим пользоваться.
     Империя Барраки возродится…

0

4

Глава третья
     - Как мы узнаем? – Вдруг спросил Сарда.
     - Как мы узнаем что? – Ответил вопросом Дефилак.
     - Как мы узнаем, что там что-то еще, кроме рыбы? Всё, что нам известно, так это что кто-то нападал на наших все эти века. Что именно заставляет тебя считать, что на глубине что-то есть?
     - Ну, для начала, эта область никогда не исследовали.
     Идрис рассмеялась.
     - Ты можешь сказать это про все области, Дефилак. Соляные колонны, высокие горы, большая часть окружающей город местности всё еще остается загадкой.
     - Не удивительно. – Ответил Дефилак. – Вспомни историю. Случилось что-то плохо-ужасное. Мы и наш город погрузились в пучину моря. Если бы бедствие не нарушило поля воздуха, не вызвало множество пузырей, мы бы все здесь задохнулись. Потом… потом все начали быстро-меняться… Только когда мы оказались внутри пузырей, изменения прекратились.
     Гар вспомнил. Десятки Маторанов погибли во время затопления Мари Нуи. Они всё еще не знали, что за беда случилась или даже где они раньше жили. Но Дефилак был прав – если бы они не исследовали продукты полей воздуха в те моменты после погружения, они все погибли бы. Или мутировали. Или что-нибудь похуже.
     Есть нечто злое в этих водах, - подумал он. - ощущение такое, словно море не населено живыми существами, а само живое… живое и голодное.
     Судно качнулось влево. Затем это повторилось, причем более жестко.
     - Следи за скалами. – посоветовал Гар.
     - Да я в них носом уткнулся! – Огрызнулся Дефилак. – Мы ни с чем не сталкивались. Что-то толкнуло нас!
     - Вижу! – Завопила Идрис. – Всего на секунду… что-то промелькнуло.
     Гар прижался маской к кристаллическим иллюминаторам кокпита. Тихие и спокойные рыбные косяки исчезли. Инстинкты давали им знать, когда хищники выходили на охоту. Наблюдения за простыми рыбами помогли Маторанам Мари Нуи вычислить час Безопасности. Он начинался, когда добыча выплывала в больших количествах, и заканчивался, как только они уплывали обратно в свои жилища в рифах и между камнями.
     В данный момент час истёк. Охотники вернулись, и один из них заинтересовался судном Маторанов.
     - Сарда, работай кривошипом быстрее. – приказал Дефилак. – Нам нужна скорость. Идрис, держи рычаг. Будь готова повернуть его и отправить нас в обратный путь.
     Что-то ударило корабль с правой стороны, а затем с левой. Что-то атаковало хрупкое судно сзади, заставив его быстро плыть вперед. После, сзади раздался скрежет от удара, словно корабль толкали к какому-то неизвестному месту.
     - Кто это делает? – В панике спросила Идрис. – Почему оно не показывается?
     - Они не хотят, чтобы мы ясно-видели их. – Ответил Дефилак. – Они пытаются напугать нас.
     - Им это удаётся. – проворчал Сарда.
     Удары прекратились. Четыре Маторана сидели не шевелясь, внимательно прислушивались и сквозь кристаллические иллюминаторы высматривали тени нападавших. Сарда открыл рот, чтобы что-то сказать, но Дефилак поднял палец к маске, приказывая соблюдать тишину. Затем, жестом он приказал Сарде прекратить вращать кривошип, что двигал судно вперед.
     Корабль начал медленно погружаться на дно океана. Сарда и Идрис вместе посмотрели на Дефилака, гадая, что у него на уме. По правде говоря, Ле-Маторан сам точно этого не знал. Он рисковал. Возможно тот, что плавал вокруг них, полагался больше на слух, нежели на зрение и отсутствие звука может заставить его бросить преследование.
     Новый удар был произведен по дну. Что бы то ни было, оно не хотело позволить им уйти ниже. Наоборот, оно подталкивало их вверх.
     За окнами кокпита сверкнула серебристая чешуя. Судно сотряслось от очередного удара, затем шестого, десятого, и каждый шёл с разной точки. Теперь нападавших можно было разглядеть, они окружали корабль, готовые убивать.
     Десятки акул Такеа неотрывно смотрели на корабль, их острые, как лезвие бритвы зубы легко могли вскрыть металлический корпус, чтобы добраться до добычи. Самым невероятным было другое: за ними маячила некая фигура. У неё были плавники и очертания, как у Такеа, а также похожие на кинжалы зубы… две руки, две ноги и оружие, которым не пользовалось ни одно морское Рахи.
     У Дефилака возникло очень нехорошее предчувствие. Они определенно нашли то, зачем погружались. Им осталось только спасти свой успех.

* * *

     Все те года, которые он отчетливо мог помнить, Декар любил охотиться. Охота была шансом выбраться за неприятные пределы Мари Нуи и увидеть чуть больше водного мира, что окружал город. И, хотя он занимался серьёзной работой – приносил рыбу и отгонял хищников от границ, это было его личное время. То есть – возможность Декара побыть наедине со своими мыслями.
     Сегодня его мысли были сосредоточены на маске Канохи в его сумке. Откуда она появилась? Какие возможности она имеет? Была ли в действительности какая-нибудь связь между маской и тем, что произошло с Га-Маторанкой Кайрекс, как она, казалось, предполагала? Или мир в самом деле просто сошел с ума?
     Что ж, одно он знал точно – с тех пор, как он взял маску, ничего странного не произошло. Никакая растительность не пыталась его схватить, и рыба по-прежнему не ловилась в сети. Должно быть, Кайрекс пересидела на посту или её персональный воздушный шар потерял много воздуха.
     Сбоку что-то шевельнулось. Декар направил светокамень в ту сторону, обнаружив нечто, напоминающее в воде ленту темноты. Оно плавало странными, волнообразными движениями, которые присущи только одному виду подводного существа: ядовитому угрю.
     Ядовитые угри во многом схожи с лавовыми угрями, которые были найдены на поверхности, вблизи вулканов. Но если опасной особенностью лавовых угрей была их способность нагревать окружающую среду до температуры плавки металла, ядовитые угри полагались на быструю атаку и яд, который они впрыскивали через острые клыки. В отличие от большинства подводных тварей, они не полагались на нюх, а в первую очередь на зрение. В редких случаях – на слух. Их привлекало малейшее движение или луч света.
     Появление ядовитого угря в открытом море озадачило Декара. Животные в основном маскировались и ждали, пока жертва сама придет к ним. Чтобы оставаться незамеченными, их металлическая шкура не имела чешуек, что отражала случайный свет. Напротив, она была черна и покрыта слизью. Эти угри становились угрозой для Маторанов, только если к ним приставали или нападали, а так они не преследовали обитателей Мари Нуи. И это было хорошо, поскольку один только их внешний вид обездвиживал многих врагов.
     Схватка с ядовитым угрём – это не одно из тех дел, которых с нетерпением дожидался Декар. Однако, позволить хотя бы одному подобному существу подобраться так близко к городу, значит, подвергнуть опасности остальных подводных охотников и часовых. По-Маторан поплыл прямо на Рахи, чтобы отогнать его подальше.
     В ту же секунду он почувствовал неладное. Этот угорь казался слишком агрессивным по сравнению с другими представителями своего вида. Два раза угорь атаковал Декара и оба раза промахнулся. Маторан махнул копьём не столько для того, чтобы ранить животное, сколько чтобы пугнуть его. «Животное» вцепилось зубами в оружие Декара в попытке вырвать его из хватки охотника.
     Это уже нехорошо. Теперь Декар стал подозревать что угорь болен либо физически, либо психически. Либо оба диагноза сразу. Предоставление Рахи свободы действий около Мари Нуи приведёт к разрушениям. Угорь должен быть умерщвлен на благо всем.
     Рахи развернулся, чтобы атаковать вновь и на секунду оставил бок незащищенным. Декар ударил копьём, пробивая броню и достигая мягких тканей. Он был убеждён, что нанёс смертельную рану, поэтому вырвал оружие и отошёл в сторону.
     Но ядовитый угорь не спешил умирать. Рана затянулась на глазах Декара. (godmode?)
     Декар повторил попытку и снова нанёс, казалось, фатальный удар. Секунды не прошло, как повреждения восстановились. По-Маторан чётко видел, как зарастают мышцы Рахи.
     Декар был храбрым Матораном. Одним из тех, веками сражался с морскими Рахи и защищал свой город. Поэтому, встретившись с существом, которое не может быть убито, его можно простить в том, что жажда бегства взяла над ним верх. Декар оглянулся лишь раз за весь путь к Мари Нуи, и увиденное заставило его плыть быстрее.
     Нечто, похожее на чёрную тучу, быстро передвигалось сквозь воду и держало курс точно к городу. Если присмотреться, это выглядело как огромный блок растений, неведомым образом оторванный ото дна океана и плывущий по течению.
     Однако, масса вьющейся формы не состояла из дыма или грязи, ленты, прорезающиеся сквозь воду не являлись стеблями растений. Нет, это причудливое зрелище – не безобидный подводный феномен.
     Ядовитые угри – тысячи – проводили массированную атаку на Мари Нуи.

* * *

     Со своего поста, Кайрекс увидела их. Она не стала медлить, что выяснить почему или как эти существа двигались к городу. После через что она только что прошла, на вопросы больше не тянуло. Она просто взяла сделанный из ракушки горн и протрубила тревогу.
     Матораны высыпали из домов и сбежали с рабочих мест, на ходу заряжая метатели снарядами твердого воздуха. Оружие изобрел эксцентричный ученый из Ле-Маторанов, которого на это вдохновил способ самозащиты Гидрука. Вообще он хотел приспособить сферы для передвижения (идея состояла в том, что Матораны смогли бы кататься на пузырях гораздо быстрее плавающих Га-Маторанов). К несчастью, при первом же тесте системы незадачливый изобретатель угодил в лапы Таракаве. Его больше не видели. Сферы из твёрдого воздуха решили использовать в качестве оружия, а не транспорта.
     В теории всё было просто. Снарядами стреляли из метателей, закрепленных на плечах. Попав в цель, они «распадались» и принимали газовое агрегатное состояние. Для Маторанов и дышащих воздухом существ они были безвредны, однако для вододышащих воздух являлся токсичным веществом.
     Когда городская оборона заняла свои позиции, Кайрекс добралась до точки назначения. В таких ситуациях на ней лежала самая важная работа – охранять загоны с Гидрука. Если Матораны потеряют этих животных, то потеряют и надежных сборщиков воздушного урожая.
     Красный Гидрука шарахнулся назад при её появлении.
     - Расслабься, Тулокс, - сказала Маторанка ему. – Всё будет хорошо. Просто несколько Рахи ошиблись номером. Наверно, во всём виновата подводная буря.
     Сказав так, Кайрекс осознала, что правдой это быть не может. Переместить такое количество ядовитых угрей может только очень мощный шторм, но тогда бы его сила полностью опустошила Мари Нуи. Что-то здесь было не так.
     Она вскарабкалась на скалы и оглядела загоны. С такого расстояния она смогла разглядеть Маторанов из своего отряда, что плыли к ней. Они махали руками и указывали в сторону, как если бы спрашивали у Кайрекс, где им занять позиции. Она показала влево, намекая, что обогнёт скалы с другой стороны, откуда удобно будет защищать дальние поля.
     Слишком поздно до Маторанки дошло, что друзья сигнализировали не по поводу стратегии. Они старались предупредить о чем-то, надвигавшемся на неё сзади. Вдруг, огромная клешня схватила Кайрекс и понесла к Горе Мари. Она ударила по клешне и извивалась, но ничего хорошего это ей не принесло. Что бы её ни держало, оно не ослабило хватки. К тому моменту, как её отряд достиг полей воздуха, Кайрекс нигде не было видно.

* * *

     Карапар посмотрел на дергающуюся Маторанку в своей руке. Сложно было поверить, что это мелкое и слабое существо держало в руках предмет, достаточно могущественный, чтобы быть важным. Но Калмах поклялся, что её видели с маской, поэтому, даже если у Маторанки её не было, она должна знать, где оставила маску.
     Такова уж была задача Карапара – выяснить, что ей известно. А если она не выживет… Что ж, океан всегда был жестоким местом.

Передаю перо Ал!

0

5

Глава 4
        Звук разрываемого металла был сигналом к началу конца. Через щель в борту в маленькое судно хлынула вода. Акулы Такеа больше не довольствовались только ударами по кораблю Маторанов – теперь они пытались сожрать их.
     Дефилак не колебался:
     - Идрис, поворачивай рычаг!
     Акулы ударили снова, на этот раз прорвав огромную дыру в корпусе судна. Идрис дернула за рычаг, пытаясь направить корабль назад к Мари Нуи. Выброшенный воздух с силой вытолкнул воду из пространства между внутренней и внешней оболочками корпуса, но в корабль уже просочилось так много воды, что судно не могло всплыть. В действительности, оно делало противоположное.
     - Мы тонем! – крикнул Гар.
     - Мы – закуска, - ответил Сарда, показывая на акул Такеа.
     - Приготовьтесь быстро-плыть, - сказал Дефилак. – Проверьте свои пускатели. Если вы доберетесь до города, дайте там знать о нашей находке. Во всем этом есть что-то темно-странное.
     - У нас никаких шансов! – ответил Сарда. – Акулы Такеа разорвут нас на куски за какие-нибудь секунды!
     Как бы в подтверждение его слов, акулы прорвали в бортах корабля еще несколько дыр. Матораны стояли теперь по пояс в воде, и она быстро прибывала. Дефилак не стал тратить время на ответ Сарде, тем более что Та-Маторан был прав. Они все знали это. Но акулы не принимают капитуляций, так что приходилось попробовать.
     При следующей атаке образовалась дыра, достаточная, чтобы в нее смог пролезть Маторан.
     -  Вперед! – крикнул Дефилак. Четверка выскочила в дыру и оказалась в море, переполненном акулами Такеа. Каждую секунду ожидая ощутить на своих конечностях сжимающиеся челюсти, они неистово поплыли по направлению к городу.
     Удивительно, но акулы не нападали. Вместо этого они раздвинулись, давая Маторанам дорогу. Пловцы поняли это, проплыв несколько ярдов невредимыми. Они почти начали надеяться, что все-таки  смогут добраться до Мари Нуи.
     Потом морские охотники приблизились. Дефилак взглянул вокруг и увидел, что он и его друзья окружены. Но все же ни одна акула не нападала. Казалось, они просто хотели перекрыть Маторанам пути к бегству.
     Дефилак взглянул вниз. Судно было обречено. Как он и ожидал, оно опустилось вниз в темную воду и скрылось из виду.
     Круг акул сузился. Потом создания образовали линию и начали подталкивать Маторанов вниз, в глубину. И все это время, странное, похожее на акулу существо внимательно наблюдало за пленниками, не отводя от них хищных глаз.

     Четверых Маторанов загнали в подводную пещеру и поместили внутрь маленьких пузырей воздуха. После этого косяки акул уплыли обратно, хотя некоторые из них оставались на виду, плавая туда и сюда перед выходом из пещеры. В пещере с Маторанами осталось только акулообразное существо. Оно одного за другим рассмотрело их. Дефилак не был уверен, составляло оно о них мнение как о врагах, или как о возможной будущей пище. Опять-таки, а может быть и то и другое, - подумал Маторан.
     Потом, к изумлению Маторанов, странное существо заговорило:
     - Я Придак, - сказал он. – Рад видеть вас в своих владениях.
     - У тебя был очень странный способ послать приглашение, - ответил Дефилак.
     Придак улыбнулся, показав несколько рядов ужасных зубов:
     - Вы ворвались в мой мир, Матораны. По праву, я мог бы вас убить. Вместо этого, я предлагаю вам свое гостеприимство. – Когда Матораны не ответили, он добавил: - Прилично было бы сказать «спасибо».
     - В твое гостеприимство обычно входит растерзание водного судна на куски? – огрызнулся Дефилак.
     - Мои любимцы полны энтузиазма, - холодно ответил Придак. – Поосторожнее, Матораны, или вы можете выяснить на собственном опыте, насколько они могут быть полны энтузиазма.
     - Довольно, - сказал Дефилак. – Тебе что-то нужно, Придак. Почему ты не скажешь нам, что? Мы пришли вниз стремясь к миру, а не войне.
     - Миру? – выпалил Придак. – Вы и ваша раса еще слабее, чем я думал. Но очень хорошо – как вы без сомнения заметили, воздуха в ваших пузырях становится с каждой минутой все меньше и меньше, так что не будем больше терять время. Я хочу маску. Ее не было в вашем глупом корабле. Где она?
     Четверо Маторанов посмотрели друг на друга в растерянности. Потом Сарда сказал:
     - Мы не знаем, о какой маске ты говоришь? Что за маска?
     Придак действовал с невероятной скоростью. Прежде чем Маторан успел даже подумать о сопротивлении, он выдернул Сарду из пузыря. Потом он отплыл на несколько ярдов по направлению к выходу из пещеры и вышвырнул протестующего Маторана в открытый океан. Дефилак мог видеть реакцию акул Такеа на своего нового соседа. Все происшедшее заняло лишь несколько секунд.   
     - Будет он жить? – спросил Придак. – Умрет он? Мне это важно? Да ничуть. Но вам важно, Матораны. У вас есть одна минута, чтобы рассказать мне все, что вы знаете. Потом Га-Маторанка присоединится к своему другу.

     Не так далеко, другая Га-Маторанка беспокоилась за себя.
     Кайрекс тоже попала в морскую пещеру, но там не было ожидающего ее пузыря воздуха. Крабообразное существо, сказавшее, что его зовут Карапар, тащило ее вниз в темный туннель, похоже, когда-то принадлежавший подводным червям. На другом конце его ждало еще одно странное существо.
     В первый момент Кайрекс подумала, что причудливое создание, должно быть, мертво. Оно неподвижно сидело в пещере, пристально уставившись вперед красными глазами, и выглядело так, как будто за последний год ни разу не двигалось. По сравнению с Карапаром сидящий казался физически слабым, но от него исходило ощущение такой угрозы, что Га-Маторанку бросило в дрожь.
     Внезапно он двинулся. Это действие испугало Кайрекс, и она вскрикнула – и немедленно пожалела об этом, потому что на это ушло дополнительное количество воздуха. Обитатель пещеры смотрел на нее так, как если бы она была не очень аппетитной едой. Потом он посмотрел на крабообразное существо, которое притащило ее сюда.
     - Очень хорошо, Карапар,  достаточно. 
     Карапар помотал головой, как бы пробуждаясь ото сна. Он в замешательстве оглядел пещеру. Потом его глаза остановились на обитателе пещеры, и на лице его появилось понимание.
     - Такадокс! – проревел он. – Я, кажется, говорил тебе, чтобы ты этого больше не делал! Мне следовало бы скормить тебя крабам керасам и покончить с этим!
     Такадокс улыбнулся:
     - Успокойся, Карапар. Ты же не хочешь быть таким возбужденным.
     - Успо… коиться, - медленно повторил Карапар. – Я не хочу быть… не хочу… нет! –Существо-краб подняло одну из своих клешней и прикрыло глаза. – Не надо опять, Такадокс. Последний раз предупреждаю.
     Страшное создание засмеялось над беспокойством Карапара. Потом он перенес свое внимание на Кайрекс.
     - Маленький Маторан, потерянный и одинокий, - мягко пропел он. – Так далеко от дома. Но теперь мы будем твоими друзьями, Карапар и я.
     Кайрекс почувствовала, как глаза Такадокса вонзаются в ее. Вначале она была испугана, но теперь страх ослабел. В том, что он говорил, был смысл. Она потерялась и не представляла, как вернуться обратно в Мари Нуи. Разве не повезло ей, что она попала к таким хорошим друзьям? Она почувствовала себя легко и свободно, как если бы знала Такадокса и Карапара всю свою жизнь.
     - У друзей нет секретов друг от друга, правда? – продолжил Такадокс, наполовину говоря, наполовину напевая. – Разве ты хочешь хранить от нас какие-нибудь секреты, а?
     - Нет… - ответила Кайрекс, и это была правда. Она не могла даже представить, как можно скрыть что-то от ее двух хороших друзей.
     Такадокс взглянул на Карапара:
     - Видишь? Это намного более эффективно, чем идти напролом, как делаешь ты. Как только она посмотрела мне в глаза, бедный Маторан пропал. Теперь она расскажет нам все, что знает.
     Карапар посмотрел на Га-Маторанку. Да, она была в трансе, таком же, как на его глазах Такадокс вызывал у многих других. Тысячелетия назад Такадокс гордился тем, что имел самую преданную из всех шести армий, поскольку любой и каждый его солдат был загипнотизирован на полное повиновение. Он был прав; это был эффективный метод допроса. Но все же эта идея вызвала у Карапара некоторую досаду.
     - Ну, так тогда продолжай, - проворчал он.
     Такадокс кивнул и повернулся обратно к Кайрекс:
     - А теперь, малышка, почему бы тебе не рассказать нам все о той маске, которую ты нашла?
     Запинаясь, Га-Маторанка пересказала все, что произошло с тех пор, как она заметила плавающую в воде маску. Такадокс заставил ее вернуться назад и подробно, до мельчайших деталей, описать, как маска выглядела. Когда она закончила рассказ, он присвистнул.
     - Так значит, легенды правдивы, - сказал он так тихо, что Карапару пришлось напрягаться, чтобы услышать. – Это Маска Жизни. Это ключ от нашей тюрьмы – и все, что стоит между нами и свободой – банда мелких ничтожных Маторанов.
     Такадокс повернулся к своему партнеру, который рефлекторно прикрыл глаза.
     -  Как ни грустно мне согласиться на это, остальные должны узнать о том, что мы обнаружили. Мы начали наш путь вместе, и так же должны его и закончить.
     - Почему? – спросил Карапар. В его голосе не было сарказма или горечи. Это был всего лишь простой вопрос к существу, превосходящему его во всем. Но Такадокс, хоть убей, не смог придумать хорошего ответа, так что предпочел просто проигнорировать вопрос.
     - Собери остальных. Мы должны установить контакт с Маторанами и убедить их отдать нам маску.
     Карапар хихикнул, этот звук был похож на скрежет рыбьих костей в зубах акулы:
     - Немного поздно для этого – Элек и его ядовитые угри «устанавливают контакт» прямо сейчас. Не пройдет и часа, как в городе не останется никого живого.
     - Нет! - воскликнул Такадокс, дествительно поднимаясь на ноги впервые за много лет. – Маска будет потеряна … если не хуже. Сейчас же иди в город, Карапар, и останови эту нелепую атаку прежде чем он превратит все в руины.
     - Придаку это не понравится, - ответил Карапар. – Ты же знаешь, что «акула» думает о Маторанах.
     - Предоставь мне договориться с Придаком, - сказал Такадокс. – И делай, что я сказал.
     Похожее на краба существо указало на все еще находящуюся в трансе Га-маторанку:
     - А с ней что делать?
     Презрительное выражение появилось на лице Такадокса, давая Карапару надежду, что Маторану предстоит какая-нибудь изысканная смерть. Но Такадокс удивил его, сказав:
     - Верни ее обратно в город и освободи.
     - Что? – воскликнул Карапар. – Дать ей уйти целой и невредимой?
     - Помнишь тот маленький остров на западной границе твоего царства? Ну, тот, что дольше других держался против твоих армий?
     - Конечно. И что?
     - Как ты в конце концов его завоевал?
     Мысли Карапара вернулись назад. За столетия было столько завоеваний,  что ему было трудно вспомнить сразу.
     - Я… дай-ка вспомнить… да, я предложил начать мирные переговоры и предоставил им в дар еду, как жест дружбы.
     - А пища была заражена, да? Все население в течение нескольких часов заболело и не могло оказать сопротивления, не так ли?
     Карапар широко улыбнулся. Да, это была славная победа, хотя состояние врагов и не позволило насладиться радостным звуком криков.
     - Тогда ты понимаешь существо дела, - закончил Такадокс. – Иногда наиболее эффективно замаскировать первый удар в битве под подарок.

     Декар был раздражен более чем когда-либо раньше. Он едва успел вернуться в Мари Нуи, опередив своих преследователей. Защитники дали ему в распоряжение самый большой воздушный метатель. Безупречно прицеливаясь и удивительно метко он выстреливал воздушными сферами в приближающихся угрей – и ни к чему хорошему это не приводило.
     Каждый раз сферы попадали в мишень. Воздух превращался из твердого в газ. Угри останавливались, когда это вещество, такое токсичное для них, начинало действовать. Потом они как будто стряхивали его и продолжали двигаться по направлению к городу. Декар никогда раньше не видел ничего подобного, но достаточно хорошо понимал, почему так происходит.
     Маска, - подумал он мрачно. – Не знаю, зачем и как, но она не хочет позволить чему-нибудь умирать. Когда я попадаю в угря, она залечивает рану. Когда я пробую отравить их воздухом, она рассеивает газ. Кайрекс говорила мне правду – растения тоже, наверно, росли из-за маски. Это единственный логичный ответ.
     Оставалось сделать только одно. Отдав маску другому Маторану, он просто перенесет ее влияние на нового владельца – и может быть сделает даже хуже, чем было до сих пор. Нет, передавать проблему кому-то еще будет просто трусостью.
     Декар вытащил маску Канохи из своего заплечного мешка. Прости, но чем бы ты ни была, ты не оставляешь мне выбора, - подумал он. – Если я не могу избавиться от тебя … я должен тебя уничтожить.

0

6

Глава 5
      - Мы… мы уничтожили ее, - сказал Дефилак. – Нет маски, ничего нет.
     Придак не отпустил Идрис, но больше и не тащил ее из воздушного пузыря. Его мертвые глаза внимательно рассматривали Дефилака, ища какой-нибудь признак обмана. Но Ле-Маторан выдержал его взгляд, а Ону-Маторан позади него закивал в знак согласия.
     - Это правда? – зарычал Придак на Идрис. Но та была слишком напугана, чтобы даже попытаться ответить.
     - Она не знает правды, - сказал Дефилак. – Ее там не было. Решали я и Гар.
     Придак отпустил Идрис и поплыл туда, где стоял Дефилак.
     - Почему ты разрушил вещь, которая могла помочь тебе здесь выжить? – спросил он  подозрительно.
     Дефилак пожал плечами:
     - Помочь нам выжить, как? Матораны не могут использовать силы масок. У нас есть запасные маски, на случай если кто-нибудь из нас потеряет свою или разобьет. Все что мы можем сделать с еще одной маской Канохи - это выставить ее как произведение искусства. У нас в городе нет помещения для чего-нибудь бесполезного.
     Придак подобрался к пузырю и придвинул край своего оружия под подбородок Дефилака:
     - Прежде ты говорил, что вы не знаете никакой маски… теперь ты говоришь, что вы разрушили ее. Почему я должен верить, что это уже сделано? Что вы скрываете, маленькие кусочки еды?
     - Мы должны рассказать тебе все о Мари Нуи? – ответил Дефилак вызывающе. – Ты напал на нас, ты лишил нас свободы – по какому праву ты сделал все это?
     - По какому праву? – ответил Придак тоном холодным, как вода, в которой он плавал. – По праву правителя. По праву завоевателя. По праву Барраки.
     В голове Дефилака неожиданно вспыхнуло воспоминание. Он увидел самого себя на сухой земле, сидящего у ног Тураги. Турага рассказывал историю о шести могущественных существах, называемых Барраки, о том, как они замахнулись на невозможное… и заплатили за это. Он смог вспомнить только короткие обрывки того, что говорил Турага, но и этого было достаточно, чтобы утверждать: это существо-акула перед ним не могло быть Барраки.
     Прежде чем он смог остановить себя, Дефилак сказал:
     - Ты обманщик. Барраки не были созданиями морских глубин. Они были военачальниками наземного мира.
     Придак засунул руку в пузырь и вытащил Дефилака наружу. Только тот факт, что его персональный воздушный пузырь еще существовал, хотя и предельно тонкий, не дал Маторану немедленно утонуть.
     - Пошли со мной, - сказал Придак. – Я расскажу тебе историю, закуска. Ненавижу, когда кто-нибудь умирает в незнании.

    Придак притащил Дефилака на вершину соляной горы, возвышающейся над Мари Нуи. Глаза Маторана в ужасе расширились при виде его друзей, сражающихся за свои жизни против армии ядовитых угрей. Придак рассмеялся над его очевидной тревогой.
     - Им повезет, - сказал он, показывая на защитников. – Они освободятся из Ямы единственным возможным путем: перестав существовать. И они умрут в сражении – славном, всепоглощающем сражении – привилегия, не предоставленная Барраки. Нет, мы были осуждены на смерть заживо.
     - Ты продолжаешь называть себя этим именем, - сказал Дефилак. – Но Барраки, как говорили, были повелителями титанов – правителями, которые  господствовали везде, куда бы они не пришли, и внушали страх меньшим существам. Они не были… хм…
     Придак придвинул свое лицо прямо к маске Дефилака и прошипел:
     - Скажи это! Вперед, закуска, скажи, что ты думаешь. Барраки не был чудовищными морскими созданиями, прячущимися в пещерах, и скрывающимися в темной воде от глаз «цивилизованных» Маторанов.
     Дефилак не ответил, предпочитая пожить как минимум еще одну минуту. Придак медленно отступил назад, его ярость утихла. Барраки показал в направлении битвы когтистой рукой и прошептал:
     - Разве это не восхитительно? Сражение… крики… отчаянная борьба за выживание…
     - Нет, - сказал Дефилак. – Это ужасно.
     - А, ну хорошо, – ответил Придак, пожимая плечами. – Как я всегда говорю, хорошим вкусом обладают только уничтожители. Но я пообещал тебе легенду перед смертью, не так ли? Было время, когда я не выглядел так, как сейчас, и не должен был кормиться на дне этого проклятого моря. Я был завоевателем, и бесспорным лидером Лиги Шести Королевств.
     Это название пробудило в мыслях Дефилака еще одно воспоминание. Да, его Турага упоминал Лигу Шести Королевств, в легендах, рассказываемых у ночных костров. Что-то о союзе правителей, когда-то высокопоставленных, но павших и пришедших к очень плохому концу…
     - Мы поднялись против  Великого Духа Мата Нуи, - сказал Придак, как если бы это случилось только вчера. – Но за свою попытку мы были раздавлены, наши армии разбиты, наши царства, без сомнения, сравняли с землей. Макута собирался лишить нас жизни – единственная порядочная вещь, которую он мог сделать – но не сделал, потому что вмешалась эта тварь, Ботар. Он притащил нас в убогое темное место, где мы и оставались тысячи и тысячи лет.
     Придак схватил проплывающую рыбу. Он осмотрел ее как потенциальную пищу. Потом, неудовлетворенный ее размером, швырнул ее плавающим наверху акулам Такеа.
     - Мы выжили, и мы строили планы, - сказал он. – Мы научились яростно ненавидеть – ненавидеть Мата Нуи, ненавидеть Макуту, ненавидеть все, что может ходить по суше и дышать воздухом, как мы больше не могли.
     Акулы уже сожрали рыбу и теперь двинулись на поиски следующей жертвы. Они разделились, согнали мелких рыбешек в плотный шар, а затем свирепо и очень успешно атаковали. При виде этого Дефилак задрожал.
     - Потом пришло наше избавление, - продолжил Придак. – Сильное землетрясение сотрясло мир. Стены нашей тюрьмы треснули, и мы смогли уплыть в черную воду. И мы… изменились… в то, что ты видишь перед собой, и даже худшее. Работая вместе, мы шестеро построили здесь царство, первый шаг на пути более великих завоеваний. Потом ваш город, Матораны, упал в воду и уничтожил все, что мы создали. Видимо, судьбе надо было нанести нам удар еще раз.
     Дефилак помотал головой, пытаясь осознать все это. Погружение Мари Нуи было таким травматичным, что никто из Маторанов не помнил его ясно. Конечно, они никогда не думали, что их город разрушил другой. Он хорошо понимал, почему это  должно было показаться Барраки проявлением гнева Мата Нуи.
     - И вот теперь эта маска, - сказал Придак медленно. – Я не знаю, что это такое, и почему она так важна, но это новый элемент. Возможно, это оружие, которого мы ждали. Ты скажешь мне, где она – или проведешь последние моменты своей жизни, наблюдая за гибелью твоего народа и твоего города.
     Дефилак перевел взгляд с Придака на Мари Нуи. Потом он принял решение.
     - Ладно. Я отдам тебе маску, - соврал Маторан. – Но я не могу быстро-рассказать тебе, где она – это надо показать.

* * *
     Карапар плыл по направлению к Мари Нуи, буксируя Кайрекс. Воздух в пузыре Га-Маторанки почти закончился, и она часто дышала. Еще несколько секунд, и она умрет от удушья, и станет бесполезна в качестве «подарка» Маторанам. Подумав об этом, Карапар притащил ее к краю поля выделяющих воздух водорослей, осторожно встав подальше от самих растений. Как и для других созданий Ямы, воздух был для него ядовит.
     Кайрекс ощупывала растения, пока не нашла одно, способное выпустить пузырь воздуха. Она засунула в него голову и сделала глубокий вдох. Потом повернулась к Карапару в недоумении.
     - Почему ты спас меня?
     - Потому что если бы я убил тебя, мне пришлось бы объяснять это Такадоксу, - ответил Барраки. – А я терпеть не могу объяснять что-нибудь Такадоксу.
     Карапар вытащил ее с поля обратно. Показав на город, он сказал:
     - Иди домой, если он еще цел. Заключаем мир с Мари Нуи. Ты и все твои скоро будут уничтожены течением.
     Кайрекс не могла ответить, не дав выход гневу, поэтому она просто развернулась и поплыла так быстро, как только могла, к Мари Нуи. Карапар смотрел, как она плывет. Потом он взглянул наверх и заметил своего товарища Барраки, Элека, плывущего посреди стаи ядовитых угрей. Он двинулся на перехват.

     Калмах медленно двигался сквозь воду, два его неповрежденных глаза обыскивали темно-коричневый песок в поисках какого-нибудь признака жизни. Он не сомневался, что тот, кого он искал, скрывался где-то в земле, но где в точности – было тайной. Осторожность тоже была необходима, потому что аппетит объекта его поисков был легендарным, а все проплывающее над ним было законной добычей.
     Он остановился. Что это за пара драгоценных камней блестит на морском дне? И что это, кости какого-то давно умершего существа торчат из песка неподалеку? Нет, понял он.  Это были глаза и головные шипы Мантакса, ожидающего, закопавшись в землю, когда мимо проплывет его следующая добыча.
     Калмах решил, что лучшим будет окольный путь. Он не хотел оставить какую-нибудь часть своего тела в клешнях Мантакса. Он засунул свое длинное щупальце в песок, и дотянулся им до своего товарища Барраки. Потом Калмах быстро обернул щупальце вокруг талии Мантакса и выдернул удивленное существо из его тайного укрытия наружу.
     - Что ты делаешь? – возмутился Мантакс, явно чувствуя себя неудобно выставленным на всеобщее обозрение. – Сейчас могла подплыть еда!
     - Ладно. Тогда я просто скажу Придаку, что ты был слишком занят обедом, и не смог присоединиться к нам, - ответил Калмах. – Может быть, тогда он пошлет за тобой Карапара.
     Мантакс одеревенел. Он охотно бросил бы вызов Придаку или любому другому в море, но его редкие стычки с Карапаром никогда не заканчивались хорошо. У Карапара было две клешни против его одной, и в добавление ко всему - больший охват.
     - Отлично, - проворчал Мантакс. – В первый раз, когда я последовал за Придаком, я угодил в Яму. Во второй раз мой дом был раздавлен Маторанским городом. Как он собирается испортить мне  жизнь на этот раз, хотел бы я знать?
     - Не испортить, - сказал Калмах, показывая своим щупальцем на расположенные выше морские пещеры. – На самом деле, совсем не так. Смотри.
     Мантакс высвободился из тисков Калмаха и обратил свое внимание на пещеры. Одинокий По-Маторан плыл по направлению к одному из этих природных убежищ, держа в руках Маску Канохи. Заинтригованные, двое Барраки пустились в преследование.

     У Декара был план. Прежде всего, он отнесет эту маску так далеко от города, как удастся, чтобы никакой другой Маторан не задержал его и не забрал ее. Когда он останется один в пещере, он разобьет маску на куски. Мари Нуи достаточно богат и без чего-то настолько опасного и непредсказуемого.
     Он оглянулся через плечо посмотреть, не следует ли за ним кто-то из других Маторанов. Вот тогда-то он и заметил приближающихся Мантакса и Калмаха. Они явно плыли не затем, чтобы спросить дорогу. Декар яростно забил ногами, пытаясь хотя бы  сохранить  дистанцию между собой и морскими созданиями.
     Он сумел выиграть, может быть, ярд или два, когда его легкие начали гореть. Его воздушный пузырь опасно истончился и был близок и исчезновению, а он находился слишком далеко от ближайшего поля воздушных водорослей, чтобы найти убежище.
     Потом его глаза заметили что-то очень странное. Маленький пузырек воздуха появился из трещины в маске Канохи, которую он держал. Он поплыл по направлению к Декару и слился с его пузырем. За ним последовал еще один, и еще, они медленно но верно увеличивали воздушную зону вокруг Маторана. Будь у него время, Декару следовало бы обдумать, насколько сверхъестественно это было – маска, которая может создавать воздух! – но странные морские создания снова подбирались ближе.
     Декар нырнул в пещеру. У него было, может быть, всего несколько секунд, пока его преследователи найдут его. Воздух, полученный от маски, дал ему время и заставил понять, как полезна Канохи могла бы быть его народу. Но он тут же понял, что ни за что не сможет спасти ее от гонящихся за ним чудовищ. Даже если он ее спрячет, они могут ее найти. А если она создает воздух, что еще она может делать? Что будет она делать в плохих руках?
     Нет, - подумал Декар. – Я не должен колебаться. Надо разрушить ее, пока еще не слишком поздно.
     Он положил маску Канохи на пол пещеры, поднял камень и приготовился ударить. Если повезет, одного, может быть двух хороших ударов будет достаточно, чтобы разбить ее. В конце концов, она же уже треснутая, - рассудил он.
     Снаружи, Мантакс и Калмах достигли входа в пещеру. Они заметили  руку Декара с камнем, опускающуюся вниз, к маске. Было слишком поздно останавливать Маторана – даже щупальце Калмаха не дотянулось бы так далеко.
     Но все присутствующие забыли, или не знали, что это была не обычная маска Канохи. Это была Маска Жизни. Выплавленная 100.000 лет назад Великими, создавшими мир, она была не такой, как другие маски, что когда-либо существовали или даже просто могли существовать. Она умела думать, она умела чувствовать… и как узнали потрясенные Маторан и Барраки - когда ей угрожали, она умела давать сдачи.

0

7

Вероятно, вы будете удивлены, как я мог так долго переводить такой маленький текст. К сожалению, невозможное произошло... Седьмая глава была отдана на перевод Ждущему. Восьмая и девятая - остаются за Ал.

Глава шестая
     Карапару было известно, что слова «прекрати убивать их всех» прозвучит для Элека как иностранный язык. Нервный по природе подобно «Угрю», он по-прежнему был единственным Барраки, который мог назвать дно океана родным домом. Он очень ненавидел Маторанов, наводнивших его территорию и уничтоживших большинство морских хищников своим воздушным оружием. Существование таинственной «Маски Жизни» лишь послужило оправданием для его мести.
     Однако, Карапар должен был сделать попытку остановить его. Он собрал армию Керас крабов для своей поддержки. Обычные Керасы являлись вполне спокойными и добрыми существами, но воды Ямы уже давно превратили их в агрессивных и жестоких тварей. Карапар разделил свою армию на две половины. Одна последовала за ним, чтобы остановить Элека и его ядовитых угрей, другая засела в полях воздуха.
     - Такадокс сказал остановиться, - крикнул он.
     Ответом Элека был электрический разряд – его стандартный ответ на всё.
     Карапар боли практически не чувствовал. Он схватил Элека одной клешнёй и сжимал её до тех пор, пока Барраки не закричал.
     - Если я еще увижу хоть искорку, перережу тебя пополам. – пообещал Карапар.
     - Отвяжись! – проскрежетал Элек. – Я тебе ничего не сделал!
     - Сейчас речь о том, что ты делаешь им. – Карапар указал свободной клешней на Мари Нуи. – Такадокс сказал остановиться. Они не нужны ему расчленёнными… пока. Говорит, что у них есть что-то, что нам необходимо.
     - Да. – прошептал Элек. – Жизнь. Дыхание. Будущее. Я заберу всё это у них…
     Карапар сжал клешню сильнее. Раздался хруст.
     - Что тебе сказали? «Элек, фас»? Кажется, этого я не говорил.
     К чести Элека, сдаваться он не собирался.
     - Ты сказал… не убивать… наших врагов… Вода… сгноила… твой мозг…
     Карапар помрачнел. На минуту ему показалось, что голова Элека неплохо будет смотреться размазанной по стене. Затем он захохотал.
     - У тебя есть нервы, есть внутренности. Не заставляй меня выпускать их наружу, хорошо?
     Спустя пару секунд Элек кивнул. Карапар освободил его. Первым делом Элек проверил себя на целостность, потом скомандовал своей армии угрей остановиться.
     - Теперь что? – спросил он.
     - Теперь это. – ответил Карапар и поплыл прямо к Мари Нуи. Он ловко ушел от очереди снарядов твердого воздуха и затормозил перед метателем. Маторан отчаянно перезаряжался. Улыбаясь, Карапар проник внутрь пузыря, вырвал метатель и смял его, превратив в груду металлолома.
     - Моя армия находится на ваших полях воздуха. – Произнёс он. – Видишь? Они останутся там до тех пор, пока мы не получим Маску Жизни.
     Маторан-артиллерист с вызовом посмотрел на Карапара.
     - Даже если бы я знал, что это, ни за что бы не отдал её вам… чем бы вы ни были.
     - Знаешь, крабы иногда бывают ужасно голодными. – Ответил Барраки. – Зверски голодными. Они съедают всё, что не съест их раньше. Когда-нибудь видел их за этим делом? Вначале, они зажимают жертву в клешнях и разрывают её на части… Очень жестоко выглядит, вот только ты этого уже не увидишь.
     Маторан постарался выглядеть храбрым перед лицом прямой угрозы, но легкая дрожь выдала его. Карапар наклонился к пузырю поближе и сказал:
     - Чтож, почему бы тебе не быть послушным маленьким завтраком и не сказать, кто приходил сюда с маской? Вперед, мы подождём.
     Одного взгляда на поля воздуха хватило Маторану, чтобы очень живо представить, как Керасы продираются и прорываются сквозь воздушные водоросли. Это уничтожит последнюю надежду жителей Мари Нуи на спасение в этом подводном мире. Он должен сделать выбор, но какой?
     Решение без разрешения отобрали… Посмотрев наверх, мимо Карапара, Элека и армии последнего, он увидел нечто массивное, что двигалось в воде, сметая всё на своём пути. Посмотрев, Маторан пожалел, что сделал это.
     
     Гар кинул камень в стену и громко выругался. С опозданием он понял, что подобное его состояние сильно нервирует Идрис.
     - Прости. – Сказал он. – Это всё из-за ожидания.
     Идрис кивнула. Она неотрывно смотрела на зёв пещеры, за которым кружили акулы.
     - Знаю. Как ты думаешь, Дефилак вернётся или его постигла участь бедняги Сарды?
     Гар не ответил. Не было больше смысла думать о вещах, которые ты не можешь контролировать. У обоих почти не осталось воздуха в пузырях, а если они попытаются прорваться к полям, то добраться до города сможет лишь один. хотя, этот способ был куда лучше, чем остальные.
     - Давай не будем разбираться и блуждать в потёмках. – Решился Гар. – Приготовься плыть. Быстро плыть. Как только мы выберемся наружу, я отвлеку внимание акул на себя, а ты тем временем плыви прямо к городу. Не оглядывайся и не останавливайся ни перед чем, ты поняла?
     Идрис повернулась к нему. Она ничего не сказала, но все чувства отразились в её глазах. Она поняла, что Гар запросто способен пожертвовать своей жизнью, чтобы спасти её, Га-Маторанку, которую он едва знал. И она была практически уверена в том, что никто из них не выживет в этой попытке бегства.
     Зато выживут остальные Матораны. – подумала она. - Мари Нуи будет спасен. Пока во вселенной существуют такие, как Гар, мы можем надеяться на спасение.
     - Я готова.
     - Отлично. На счёт три. Раз…
     Ужасный удар сотряс скалу. Идрис увидела, как акул Такеа разбросало в разные стороны, словно водоросли, попавшие в водоворот. Было неважно что случилось, землетрясение или нечто другое – это был их шанс.
     - Три – Крикнула Идрис, пулей вылетая из пузыря к выходу. Гар плыл сзади-справа. Такеа спасались бегством – такого еще ни один Маторан не видел. Но взгляд наверх прояснил ситуацию. У акул Такеа очень хорошее чутье, оно помогает им встречать завтрашний день живыми. Для этого они умеют быстро плавать. Чего не скажешь о двух Маторанах.
   
     Дефилак плохо понимал, что он делает.
     Он солгал Придаку, чтобы выиграть время на обдумывание. Должен быть способ помочь Гару и Идрис, но для начала необходимо избавиться от этого Барраки. Как никто другой он знал, насколько сложно избавиться от акулы.
     - Я думаю, мы быстро спрятали её здесь. – Сказал он, указывая в низины. – Под зарослями водорослей… забавно, они все так похожи. Я уверен, это произошло и с вами – ты знаешь, вы убили множество невиновных Маторанов, но теперь мы стали такими же, как и вы.
     Придак проигнорировал выпад. Он был более озабочен ощущением легкого подъёма океанской энергии – то, что почувствовать мог лишь он один. Что-то было не так, но не мог же он бросить поиски вот так просто!
     - Поспеши. – Прорычал он. – Тянешь время, закуска! Продолжай в том же духе и вернешься в Мари Нуи по-детально.
     - Здесь внизу. Я уверен. – Ответил Дефилак. Потом добавил. – Я так думаю.
     Придак не ответил и Ле-Маторан повернулся к нему. Барраки дрейфовал в воде, уставившись в пустоту. Он чего-то ждал. Ле-Маторан огляделся и просканировал окружавшее пространство. Охотники и их добыча боролись за укрытие, словно они учуяли непредвиденную опасность.
     - Это произошло в последний раз. – Пробормотал Придак. – Ваш город явился сюда, круша всё на своем пути. Что нового, какое разрушение вы, Матораны, выпускаете сейчас?
     Вместе, Ьарраки и Маторан увидели это. Будучи жителями океанских глубин оба были приспособлены к низким температурам воды. Физический холод бы тем, с чем они смирились, пытаясь выжить здесь, и они его практически не замечали.
Однако, зрелище, что предстало перед их глазами, сковало льдом их дух. Сама смерть, получившая форму, двигалась прямо к ним.

0

8

Ладно, поехали... Если что не так - исправляйте, мне не жалко.

Глава 7

    – Мата Нуи, защити нас… – прошептал в ужасе Декар.
    Он видел луч энергии, ударивший из маски за долю секунды до того, как нанес удар. Этот луч унесся вглубь пещеры, растворившись во тьме. За это время Калмах смог подобраться достаточно близко, чтобы схватить По-Маторана своим щупальцем. Декар закричал от боли.
    – Ты занят не своим делом, Маторан, – сказал Калмах. – Мы здесь разрушаем, и…
    Барраки был прерван скрежетом, переросшим в рев, который потряс дно океана. Калмах отвел взгляд от Маторана и увидел огромный темный силуэт, быстро плывущий из глубины пещеры прямо на него. Затем что-то врезалось в него, послав в неконтролируемый полет сквозь толщу воды.
    Мантакс держался позади, так что он был вне пещеры, когда это произошло. Он увидел какое-то движение, увидел Маторана и Калмаха, снесенных одним ударом, и ушел в сторону. Что-то огромное вырвалось в открытый океан из пещеры. Затем оно повернулось, уставившись на Мантакса багрово-зелеными глазами.
    Это было не похоже ни на что, виденное Барраком раньше. Это был ядовитый угорь, только длиной в триста футов, с огромными челюстями, способными сжевать целый Маторанский город. Слизь дождем капала с его кожи на дно океана. Он взмахнул хвостом, ударив подводную гору и сотрясая окрестные пещеры. Мантакс едва убрался с пути лавины.
    Барраки провел много, много долгих часов, зарывшись в песок и наблюдая за моркой жизнью вокруг него. Он знал все о живущих под поверхностью океана, или считал, что знал – как они думают, как они чувствуют, что им необходимо для выживания. Но даже если бы он был в этом полным профаном, нырнувшим под воду в первый раз, он бы прекрасно понял, чего хочет чудовище наверху.
    Оно было в ярости. Ему было больно.
    И оно было голодно.
   
    Такадокс выбрался из своей пещеры. Он почувствовал сильное сотрясение, и опасался, что оно могло значить, что Элек преуспел и разрушил Мари Нуи. Если бы собрат-Барраки добился успеха, Маска Жизни была бы навсегда погребена под обломками.
    Когда он увидел кошмарное создание, его острый ум понял, что произошло.
    Кто-то угрожал маске, – подумал он. – И она защитила себя. Ее сила коснулась угря и заставила его расти… и расти… пока он не сможет послужить стражем.
    Такадокс отшатнулся. Ядовитые угри были злыми и разрушительными по природе своей. Выдача одному из них еще большего количества силы была подобна выдаче ще более острых зубов акуле Такеа. Ничего хорошего из этого не выйдет, а в этом конкретном случае все под поверхностью моря может быть унитожено.
    Если не… – сказал себе Барраки, узкая улыбка исказила его черты. – Оно все еще тупое животное, а мои силы как раз лучше всего действуют на тупых животных. Типа Карапара. Если я доберусь до него и заставлю повиноваться… то Придак с остальными ответят мне.
    Все подводные жители бежали от творения Маски Жизни…. все, кроме Такадокса, который начал плыть навстречу, мечтающий о гибели и разрушениях.
   
    У Гара и Идрис закончился воздух. Они двигались вверх, к Мари Нуи, так быстро, как только могли, но этого было недостаточно. Им никогда не добраться до города.
    В отчаянии, Гар показал на поля воздуха. Это была их единственная надежда. Два Маторана направились к ближайшему пучку водорослей. Если они смогут добыть оттуда пузырь, он поможет им продержаться до того момента, как они доберутся до убежища.
    Они одновременно врезались в поле. Один зрелый стебель – все, что им было нужно. Наверняка найдется один, еще не собранный гидруками.
    Затем они заметили, что с илом, из которого росли водоросли, что-то не так. Он начал шевелиться. Гар отпрянул, сигналя Идрис отступление. То, что издалека казалось черноземом, было ни чем иным, как керасами, наводнившими поля, и все они очень обрадовались, увидев потенциальную добычу.
    И Матораны теперь стояли перед одним из тех сложных выборов, что иногда подкидывает нам жизнь – что лучше: утонуть или быть съеденным?
   
    Придак остолбенел при виде огромного угря. Дефилак тоже, но это не помешало ему думать о побеге. Он улепетнул на максимальной скорости, направляясь к краю Горы Мари. Если повезет, он успеет спасти Идрис и Гара.
    Барраки не обратил внимания на побег своего пленника. Он теперь даже не замечал чудовища, направившегося к нему. Нет, его внимание было приковано к направлению, откуда появилось это создание.
    Он стал таким не от хорошей жизни, – подумал он. – Что-то заставило его вырасти. И оно может вернуть мне прежний облик… И когда это случится, никакой судьбе не спасти Макуту и Мата Нуи от моей мести!
    Придак поплыл, стараясь обойти монстра, даже направляясь к его логову.
   
    Элек тянул Карапара в глубину, таща его за клешню. Он не обращал внимания на протесты товарища. Элек лучше всех остальных Бараков знал, на что способны ядовитые угри, и не хотел видеть, что может натворить один такой длиной в триста футов.
    Но они сбежали не только поэтому. Придак, без сомнения, будет занят монстром, а значит, акулы не будут сражаться. Это оставит его дом-пещеру незащищенным. Элек верил, что один из Бараков предал их всех Братству Макуты много лет назад. Если это так, то он не сомневался, что Придак знает, кто это был, и лишь выжидал удобного момента, чтобы отомстить. Теперь настало время то выяснить.
    Два Барака двигались через лабиринт коралловых рифов под Соляными Колоннами. Элек направился к входу в пещеру Придака, затем внезапно остановился – кто-то уже находился там! Он выстрелил электричеством во тьму. Молния угодила во что-то и отрикошетила, едва не попав в Карапара.
    Незнакомец атаковал. Карапар схватил его обеими клешнями, пока Элек обходил его и пытался остановить противника. Он хорошо сражался, этот незнакомый новичок, но он явно никогда раньше не сражался под водой. Сопротивление воды замедляло его удары, лишая большей части силы. Вскоре два Барака прижали его к каменной стене. Карапар поднес клешню к горлу новоприбывшего, не оставив тому сомнений, что он может сделать, если появится повод.
    – Кто ты? – спросил Элек. – Что ты здесь делаешь?
    Незнакомец огляделся, смущенный. Элек видел подобное раньше. Долгоживущие обитатели поверхности с трудом приспосабливались к жизни в Яме. Как правило, воды мутировали их быстро, позволяя дышать под водой – если бы этого не происходило, новые заключенные не протянули бы долго. Исключением были лишь Матораны из Мари Нуи, благодаря своим полям воздуха. Этот же не хотел открывать рот, чтобы не захлебнуться. Карапар разобрался с этим, ударив молчуна головой о скалу пару раз, пока тот не закричал.
    Шок смешался с пониманием на лице незнакомца. Его рот был полон воды, но он мог дышать и мог говорить. Это знание, казалось, вернуло ему силы. Он сбросил с себя Бараков и сказал:
    – Меня зовут Брутака. А вы кто-то типа чудищ морских? Как вы научились говорить, или вы просто одаренные мимики?
    – Мы – Барраки, – сказал Элек. – И ты на нашей территории.
    – А, Барраки, – ответил Брутака. – Когда-то вы были важными персонами, верно, много лет назад? Неважно – теперь вы ответите мне.
    – Только если вопрос будет звучать как «Кто это убивает меня?», – не остался в долгу Карапар. – Вот тогда мы поладим.
    – Я пришел с острова Войя Нуи, – продолжил Брутака, не обращая внимания на Карапара. – Там я должен был охранять Маску Жизни, но я решил, что лучше будет забрать ее в свое пользование. Мой товарищ, Аксонн, не согласился – и привел веские доводы. Когда я очнулся, то был под водой. Я плыл, пока не нашел дыру и не оказался здесь.
    – Маска Жизни, – сказал Элек. Затем он описал маску, которую Карапар видел у Маторанов.
    Взгляд Брутаки прояснился:
    – Это она. Она здесь! Удивительно! Судьбе, должно быть, угодно, чтобы она попала мне в руки; другого объяснения я не вижу. А когда я ее заполучу… мы с Аксонном продолжим спор. Отведите меня к маске – немедленно!
    Карапар начал что-то говорить, но Элек оборвал его:
    – Конечно, конечно. Только перед нами стоит небольшая проблема в данный момент… проблема длиной в триста футов. Но, может, ты поможешь нам с этим?
    – У вас могут появиться большие проблемы, чем эта, – ответил Брутака. – Если я здесь… и Маска Жизни здесь… то шестеро Тоа уже близко.
   
    Чудовищный угорь врезался в пик, где секунду назад стоял Придак, разнеся его в клочья. Его разум и память были в панике. Он спал в своей пещере – а тут бац!, и он уже не помещается в собственном логове. Пещера защищала от других хищников, но теперь Таракавам и акулам Такеа самим грозила опасность стать обедом.
    Его взгляд зацепился за что-то светящееся в глубине темных вод. Его несложному мозгу не дано было понять, что он видит светокамни города Мари Нуи, но он чуял добычу. К тому же, он учуял запах других ядовитых угрей там внизу, целых тысяч. Без сомнений, они нападали на источник свечения. Им было не понять, что никому не остановить создание от того, что ему было нужно.
    Придак, Маска Жизни – все было забыто. Угорь развернулся и поплыл к городу, готовый попировать.

0

9

Глава 8
    Гару хотелось кричать, зовя на помощь, хотя он знал, что это глупая идея. Его воздушный пузырь исчез, и закричать – значило просто утонуть. Поблизости не было никого, способного услышать и как-то помочь. И все же ему стало бы легче, если бы он смог как следует крикнуть хотя бы один раз перед смертью.
     Он взглянул вслед Идрис. Она была уже недалеко от города, пытаясь избежать ядовитых угрей, которые плавали вокруг границы. Гар почувствовал, как за ноги его хватают клешни крабов керас.
     Неожиданно сильная рука схватила его за предплечье. Он почувствовал, что его быстро тащат по направлению к городу. Взглянув наверх, Гар увидел знакомую маску Дефилака. Ле-Маторан притормозил ровно настолько, чтобы Гар успел схватить Идрис, и затем возобновил свое быстрое плавание к Мари Нуи. Ядовитых угрей, пытавшихся напасть на них по дороге, Дефилак отбрасывал в сторону своими клинками. Только когда они втроем оказались внутри больших пузырей воздуха, способных служить убежищем, Дефилак снизил темп.
     - Рад видеть, что вы еще дышите, - сказал он.
     - Это только пока, - ответил Гар. – Или ты не видел, что за чудовище сюда направляется?
     - Я видел, - ответил Дефилак. – И вы все еще удивляетесь, почему Ле-Матораны ненавидят воду?

     Такадокс наблюдал со смесью ужаса и ожидания. Чудовищный ядовитый угорь продолжал держать курс на Мари Нуи, несмотря на град воздушных сфер, которым осыпали его из города и сотни морских кальмаров-вампиров, присосавшихся к его массивному телу. Это сочетание даже не заставило создание двигаться медленнее.
     Он врезался в один из небольших пиков, повернулся и, хлестнув хвостом по Соляным Колоннам, отсек верхушку одной из них. Потом он снова направился на город, проткнув один из Маторанских воздушных пузырей и превратив склад в булыжники. Он заложил вираж назад и поплыл к поверхности, а затем повернулся, чтобы снова спикировать вниз.
     На этот раз он совсем немного промахнулся по Маторанским зданиям, но удар заставил задрожать всю Скалу Мари. Стая ядовитых угрей, осадившая город, в панике рассеялась. Крабы керасы не были так быстры и так удачливы. Повернув назад, создания раскрыли свои огромные рты и заглотнули несколько сотен крабов, пытавшихся удрать.
     - Изумительно, - подумал Такадокс. – Это почти стоит того, чтобы потерять Маску Жизни, если можно получить контроль над такой тварью.
     Как раз в тот момент, когда эта мысль промелькнула у него в голове, монстр поднял голову и обратил внимание на Барраки. Такадокс встретил его взгляд, приложив всю гипнотическую силу, оставленную ему Ямой. Если все пойдет хорошо, через несколько секунд чудовище будет принадлежать ему: телом, мыслями и духом.

     Декар пришел в себя. Каждая часть его тела болела. Он не был уверен в том, что произошло, и сколько прошло времени, и почему он вообще был еще жив.
     Продолжая лежать там, где лежал, он осмотрел то, что его окружало. Он все еще был в морской пещере, вход в которую был частично завален камнями. Единственный свет исходил от маски Канохи, которую он принес с собой, чтобы уничтожить. Она к тому же и создавала достаточно воздуха, чтобы  подкреплять его пузырь.
     Декар сделал усилие вспомнить, как он до этого дошел. Он уже почти нанес удар по маске. Потом было что-то вроде вспышки энергии, и чудовищное создание, и…
     Она… она защищалась, - понял он. – Маска знала, что я собираюсь сделать, и она…
     Он отодвинулся от Канохи. Она выглядела совершенно так же, как другие маски, но пустые глазные впадины смотрели на Декара как-то зловеще. Он почти чувствовал, что она наблюдает за ним, готовая наброситься и уничтожить, если он попробует повредить ей слова.
     Нет. Это же смехотворно. Возьми себя в руки, - подумал он. – Ну да, может быть она опасная.. может быть, она как-то может работать даже тогда, когда ее никто не носит … может быть даже может как-то защищать себя сама. Но это вещь – она не может быть доброй или злой. Это просто вещь, и ее можно использовать – или разбить - как и любую другую вещь. А можно ли?
     Декар придвинул руку к маске, действуя так нерешительно, как если бы засовывал ее в бумагоизмельчитель. – Если я смогу хотя бы потрогать ее – и ничего не произойдет – тогда я узнаю, что я был просто сумасшедшим. Тогда будет ясно, что это такая же маска, как и другие, может быть, просто немного более мощная, но
     Кончики его пальцев чуть коснулись твердой поверхности Канохи. Не произошло ни второго выброса энергии, ни появления нового морского чудовища, ни внезапной катастрофы. Но то что случилось, с точки зрения Декара было намного хуже.
     Маска заговорила с ним.
     Нет, она не заговорила так, как это делали Матораны, и вообще, в голове Декара не прозвучало никаких слов. Вместо этого Декар увидел беспорядочно движущийся поток картинок, кружащихся в водовороте, из которого выхватывалась то одна, то другая. Огромным усилием он заставил их слиться в какую-то понятную цельную картину – надо было сделать это, или сойти с ума.
     Неожиданно он понял. Он видел историю «глазами» маски, и он теперь знал то, чего никогда не знал ни один Маторан.

     Канохи Игника, Маска Жизни, пришла в бытие вскоре после того, как в этом мире появился первый Маторан. Она была первой легендарной маской, и в некотором смысле самой важной – потому что Игника имела значение для жизни и смерти всего существующего. Выплавленная Великими, создавшими мир, раскаленная в огненных горнах сверх вообразимого, охлажденная в ледяных пещерах, она вмещала силу, которую никто не мог себе представить – даже те, кто создали ее.
     В те свои первые дни она просто лежала внутри бронированной оболочки, сделанной чтобы  защитить ее.  Хотя она была маской жизни, она мало знала о том, какое имеет значение, и  даже о причине своего существования. Потом, однажды, один из Великих проявил любопытство о маске. Он открыл оболочку, достал ее, и взял в руки.
     Канохи среагировала. Она чувствовала, что это существо - не тот, кому предназначено ее использовать – но, тем не менее, он пожелал проверить ее способности. Маска выплеснула на Великого энергию жизни, так много, что все вокруг него ожило. Мебель, инструменты, камни, из которых были сделаны стены и пол, даже освещающие комнату лучи света стали живыми, чувствующими существами. Каждый из них имел потребности и желания, и каждый теперь обрел голос высказывать их. Казалось, маска хочет дать этот удивительный дар тому, кто сам гордился своей способностью создавать.
     К сожалению, не факт, что это было благом. Великий был шокирован и напуган своими новыми способностями. Поскольку эта сила была теперь частью его, он не мог надеяться убежать от нее. В конце концов, пришлось вмешаться остальным Великим, и заточить его в таком месте, где он не мог пробуждать неживые предметы к жизни. Ходили слухи, что он сошел с ума. После этого, остальные Великие ограничили свое праздное любопытство и начали относиться к ней с большим почтением.
     Вскоре после этого двое других создателей маски пришли, чтобы куда-то перенести ее. Они были осторожны, и не дотрагивались до нее, достав маску из ее бронированной оболочки специальными инструментами. Они принесли ее куда-то глубоко под землю и поместили на пьедестал. Ее стражем был назначен Умбра, а для неосторожных было расставлено множество ловушек. Маска тоже использовала свою силу, чтобы создать дополнительных стражей, например, превратила микроскопических протодитов в огромных свирепых протодаксов.
     Она ждала. И ждала. Прошли столетия, потом тысячелетия, но только случайные злоумышленники делали попытки захватить маску. Никто из них не смог пройти мимо стражей. Потом пришла команда Тоа, возглавляемая Тоа Магнетизма. Они победили всех стражников, и избежали всех ловушек, и добрались до комнаты маски. Игника не защищалась от них – она знала, что им было предназначено использовать ее силу. Они сняли ее с пьедестала и отнесли в другое место, где она была нужна.
     Когда миссия была выполнена, потрясенные Тоа ужаснулись силе Игники. Они вернули ее в подземную комнату, и затем трансформировались в меньших, более слабых существ. Один из них, бывший лидер Тоа, остался на земле сверху, чтобы приглядывать за маской, приняв имя «Турага».
     Прошло много, много лет. Маска чувствовала, что мир катится к какому-то великому катаклизму, хотя и не знала, к какому. Со временем, однако, она начала ощущать какие-то беспокоящие ее разрывы в структуре жизни наверху. Что-то было не так в фундаментальном устройстве всего существующего в природе. На поверхность прибыли какие-то создания, жаждавшие силы маски, а другие направлялись к ее тайному убежищу с благородными целью.
     Понимая силу тех, кто хотел завладеть ею, Игника использовала свои возможности, чтобы призвать одного из них к себе в комнату. Это существо, по имени Везон, попыталось взять маску, и было проклято за свою попытку. Игника слилась с ним, а затем соединила его с огромным паукообразным созданием, призванным силой маски. Так она получила нового стража, хотя, возможно, более злобного и менее разумного, чем могло понравиться Игнике.
     Одновременно Маска Жизни использовала свою силу, чтобы дотянуться до тех, кто шел использовать ее с доброй целью. Она выбрала одного из них – Маторана по имени Маторо – как потенциального будущего стража. Она испытала его, и он показал себя с наилучшей стороны.  Однако, когда Маторо в конце концов пришел за маской, он был не Матораном, а Тоа. Он снял маску с Везона, готовый в своем сердце доставить ее туда, где она была необходима.
     Вот здесь, наконец, Игника возмутилась. Еще не настало время совершать путешествие. Мир был по-прежнему поврежден, но его еще можно было исправить. Не желая причинять вред Маторо, маска использовала одного из своих прежних стражей, чтобы освободиться из рук Тоа. Потом она вылетела на поверхность и нырнула в волны, направляясь туда, где, как она чувствовала, повреждения были особенно велики, и надеясь, что Тоа Иника последуют за ней.
     Но все пошло совсем не так. Вода, как оказалось,  была смертельна для маски. Она уже начала трескаться и крошиться, энергия вытекала из нее в форме воздуха. Враждебные силы снова стремились обладать ею, а Тоа в попытке добраться до нее сталкивались с великой опасностью. Если бы они не пришли вовремя, Игника могла попасть в злые руки, или даже полностью разрушиться в токсичном настое Ямы.
     Впервые за свою 100.000-летнюю историю, эта внушающая благоговение маска, этот самый необычный артефакт силы, узнала, что такое страх.

0

10

Глава 9
     Дефилак, Гар и Идрис сошли с ума – по крайней мере, так казалось другим обитателям Мари Нуи. Поля воздуха гибли, городу угрожали превосходящие все вообразимое морские чудовища, а эти трое переплывали с места на места, совершая акты вандализма.
     - Разбивайте их! Разбивайте их! – кричал Дефилак. Потом он размахивался свом лезвием и разбивал вдребезги следующий светящийся камень, а два других Маторана делали то же самое. Проплыв от одного конца города до другого, они разбили все светокамни, мимо которых проходили, погрузив Мари Нуи в темноту.
     -Что вы делаете? – возмутилась Кайрекс. – Вы что, с ума сошли?
     - Нет, пришли в чувство, - ответил Гар.
     - Ядовитые угри – подумайте, - резко сказал Дефилак. – Они реагируют на свет и движение. Погасите весь свет, и они не увидят город. Уходите все от границы в укрытия – лучше в крепость. Все, кто останется снаружи, должны стоять совершенно неподвижно. Малейшее движение, и они вернутся обратно. Ну!
     Кайрекс побежала выполнять задание. Она все еще не была уверена, что понимает план – что, подразумевалось, что Матораны будут всю оставшуюся жизнь неподвижно сидеть в темноте? И как насчет нападающих? Если никто не останется охранять границы, что помешает им захватить Мари Нуи? Но она решила, что есть смысл подумать об этой опасности потом.
     Она отвела жителей деревни в их дома, а другая группа направилась в крепость. Когда это было сделано, ее глаза остановились на далеком пике. Это была наиболее необычная географическая особенность Мари Нуи: от самой верхушки горы по направлению к поверхности тянулся узкий каменный перешеек. Гора была изрешечена пещерами, но те немногие Матораны, что пытались обследовать их, никогда не возвращались. Она часто задумывалась, куда вел этот перешеек, и ей хотелось когда-нибудь увидеть тот мир, что находится над волнами. Теперь и тогда, у нее вспыхивали какие-то воспоминания о жизни на сухой земле, но эти вспышки никогда не длились долго. Она отбрасывала их как фантазии.
     - Пошли, надо двигаться, - сказала она отставшему Та-Маторану. Настало время снова вернуться к реальности. Может быть, потом, если город выживет, будет время помечтать.

     Тварь была обеспокоена. Всего секундой раньше она охотилась над пышным сверкающим морским дном. Теперь наступила темнота и тишина, и не осталось никаких признаков города, который она атаковала перед этим. Единственными движущимися существами были крабы керасы, но, такие маленькие по сравнению с ней, они не представляли интереса в качестве пищи.
     О нет, еще один движущийся предмет был. Это было существо, которое вертелось в воде недалеко от лица твари, глядя ей в глаза. У существа были странные глаза… в них было что-то подчиняющее … так что почему-то не хотелось смотреть в сторону… да, лучше продолжать пристально смотреть на это существо, чтобы оно не могло ускользнуть незамеченным.
     Ядовитый угорь неожиданно перешел к действиям. Он услышал шум, потом еще и еще, и этот звук не был естественным для подводного мира. Он исходил от каменного перешейка на вершине большой горы – нет, он шел изнутри перешейка. Не прятался ли там какой-то новый враг? Или, еще лучше, еда?
     Это было намного интереснее, чем глаза странного маленького существа. Тварь бросилась вперед, направляясь к перешейку, и по дороге отбросила странное существо. Чудовищный угорь поплыл дальше, не обращая внимание на бесчувственного Такадокса, быстро погружающегося по спирали в черную воду.

     Придак заметил Мантакса первым. Барраки плыл так, как если бы все создания Ямы гнались за ним. Придак остановил его, прежде чем он успел нырнуть в морскую пещеру.
     - Разве наша добыча здесь? – сказал лидер Барраки. – Или за те годы, что мы провели здесь внизу, ты забыл, как идти в наступление?
     Мантакс торопливо пересказал все, что случилось – Маторан со странной Канохи, вылезшее из пещеры чудовище, и свои собственные героические попытки спасти Калмаха.
     - Спасти от кого? – спросил Придак с недоверием. – От водорослей? От ракушек? Это все, что здесь может встретиться. Покажи мне, где это произошло, и мы поможем Калмаху сами. – Потом он улыбнулся, обнажив свои страшные зубы. – Или, по крайней мере убедимся, что он не пошел в расход.
     Двое Барраков направились к пещере, где были замечены Декар и Маска Жизни. Когда они были уже недалеко от нее, острое чутье Придака сообщило ему о приближении других. Два запаха были знакомы – Элека и Карапара – и один нет.
     Придак подал Манкаксу знак продолжать движение, а сам поплыл обратно. Если в Яму прибыл кто-то новый, скорее всего, он тоже искал маску. В этом случае Придаку следовало быстро разделаться с ним.  Появление кого-то еще, с кем надо было делиться добычей, не приветствовалось.   
     Он обнаружил их быстро. Вновь прибывший быстро плыл между двумя Барраки, почти не отставая от них. Он выглядел мощным. Придак решил не упускать шанса – хватать сейчас, задавать вопросы позже, если незнакомец будет еще жив, и его можно будет о чем-то спрашивать. Он молча двинулся вперед, его челюсти дрожали от возбуждения в предвкушении атаки.
     Незнакомец взглянул через плечо. Он заметил Придака, хотя Барраки был уверен, что его добыча не успеет среагировать. Потом обжигающий поток энергии вылетел из меча пришельца и ударил Придака. По его телу прошла судорога. Он сумел ухватиться за край камня и с трудом удержался на нем, несмотря на конвульсии. Если он в таком состоянии опустится вниз, в черную воду, то никогда не всплывет снова.
     Когда Придак снова смог контролировать себя и открыл свои мертвые глаза, он увидел, что Элек, Карапар и незнакомец смотрят на него. Без сомнения, они ждут, умру ли я. В этом случае они будут рядом прежде, чем это сделают рыбы-пожиратели падали, - подумал Придак. – Как они, должно быть, разочарованы.
     - Кто.. это? -  сказал Придак с некоторым трудом.
     - Он говорит, что его зовут Брутака, - ответил Карапар. – И что мы теперь работаем на него.
     - Я пришел за Маской Жизни, - сказал Брутака. – Любой, кто попробует помешать мне взять то, что причитается мне по закону, будет просто удален как препятствие.
     - Я знаю… кое-что… об удалении, - ответил Придак, выпуская из рук уступ и начиная плыть назад. – Руки. Ноги. Подумай об этом.
     Мантакс присоединился к ним. Если Брутаку и обеспокоило то, что их стало теперь четверо против одного, он не показал этого. Он просто последовал за Барраки, направившимися вниз, в морскую пещеру.
     Когда у меня будет маска, станет неважно, сколько их, - подумал он. – Будет даже забавно посмотреть, что сила Игники сделает с этими… уродами.

* * *
     Тварь проплыла вокруг каменного перешейка, с подозрением разглядывая его. Звуки все еще шли изнутри. Было похоже, что внутри находится не одно, а много живых существ, и все они сражаются друг с другом. Тварь не знала, находятся ли внутри перешейка наземные животные, морские, Матораны, Тоа или кто-то еще, но это ее не беспокоило. Она не видела разницы. Если они живые, их можно есть, чем бы они ни были.
     Но как их достать оттуда? В перешейке не было отверстий, достаточно больших для ядовитого угря его размера. И не было похоже, что добыча будет достаточно любезна выйти туда, где ее можно будет съесть.
     Тогда в грубом мозгу монстра возникла идея. Угорь обвился кольцами вокруг ближайшей к верхушке горы части перешейка, и начал его сдавливать. Ему надо только чуть-чуть напрячься, чтобы раздробить перешеек и высыпать его содержимое наружу, в море. Кто бы или что бы ни путешествовало по перешейку, похоже было, что его путешествие закончится смертью.

* * *
     Барраки и Брутака вначале нашли Калмаха. Он просто потерял сознание после атаки ядовитого угря. В отличие от Мантакса, этот печальный опыт не заставил его задуматься о поисках безопасного убежище. Наоборот, это только еще больше укрепило его решимость наложить свои лапы на маску.
     - Расходимся, - приказал Придак. – Если Маторан и маска все еще в пещере, нечего говорить, что здесь могут поджидать еще какие-нибудь сюрпризы. Карапар, убери часть этих камней.
     Краборукий Барраки долго смотрел на Придака, прежде чем выполнить требование. Иногда «лидер» группы забывал, что они, все шестеро, были правителями своих собственных царств. Они не были прислугой, которой можно приказывать. Но, конечно, говорить что-нибудь в этом роде было глупо, если Придак находился в пределах слышимости.
     Карапар оттащил несколько камней в сторону. Он увидел внутри светящуюся маску, освещающую держащего ее По-Маторана.
     - Назад! – сказал Декар. – Я уничтожу ее!
     Придак взглянул вокруг. Его армия акул Такеа начала собираться в ближайших водах. Тогда он повернулся обратно к Декару, сказав:
     - Эта маска действительно стоит твоей жизни, Маторан?
     - Ты, вероятно, видел, что она может делать, - ответил Декар из темноты пещеры. – Она действительно стоит твоей?
     - Отдай ее мне, - прошептал Брутака. Потом он подплыл к пещере, так, чтобы Декар смог рассмотреть его. – Маторан! Ты видишь, что я не одно из этих отвратительных созданий – мое имя Брутака. Я член Ордена Мата Нуи, организации, цель которой -  следовать велениям Великого Духа. Если ты отдашь маску мне, я клянусь Мата Нуи, что Барраки никогда не возьмут ее в руки.
     Брутака ждал. Ничего из того, что он сказал, не было ложью. Он был членом Ордена Мата Нуи, хотя и павшим – и он не собирался отдавать маску Барраки.
     Внутри пещеры, Декар размышлял. Говорил ли этот Брутака правду? Был ли какой-нибудь смысл сопротивляться, когда Барраки могли просто войти и взять маску, если они хотели ее? Не стоит ли просто отдать ее, в надежде, что они его не убьют?
     - Нет, - сказал он наконец. – Если бы эта маска была предназначена тебе, тогда ты бы ее и нашел. Ты ее хочешь? Иди и возьми.
     - Разумно сказано, - сказал Придак Брутаке, в то же время подавая знак Калмаху. – Орден Мата Нуи, ну и ну  – кто мог предполагать это?
     - Отойди, - прорычал Брутака. – Я войду туда и заберу маску себе.
     - Нет, - ответил Придак. – Не думаю.
     - Точно, - добавил Карапар. – Береги силы. Они тебе еще понадобятся.
     Прежде, чем Брутака успел ответить, он почувствовал, как мощные щупальца оборачиваются вокруг его рук и ног. Несмотря на свою огромную силу, он обнаружил, что его оттаскивают от Барраки, беспомощного в тисках гигантского кальмара. Он взглянул через плечо и увидел, что создание тянет его по направлению к краю Скалы Мари, ниже которого не было ничего, кроме черной воды.
     - Подождите! – крикнул Брутака. – Вы не можете этого сделать! Вы знаете, кто я? Вы знаете, что я?
     - Конечно, - ответил Карапар. – Обед.
     Барраки наблюдали, пока Брутака и спрут не исчезли. Потом они вновь обратили свое внимание не пещеру. Карапар отбросил от входа оставшиеся камни. Затем Элек вошел внутрь, направляя в Декара электрические удары. Один из них поразил Маторана, заставив его выпустить Маску Жизни. Придак подоспел едва ли не раньше, чем она упала на землю.
     - Нет, - слабо произнес Декар. – Пожалуйста. Вы не знаете, что она может делать. Вы погубите ее…. если она прежде не погубит вас.
     - О, да, гибель будет, - ответил Придак. – Уж это я тебе обещаю. Но ни Барраки не погибнут, ни эта маска не будет уничтожена – это будут Братство Макуты, Тоа и сам Великий Дух!
     Барраки подобрался к Маске Жизни и коснулся ее. Она вспыхнула, ее свет заполнил пещеру. Потом свет стал ярче и ярче, потоком разливаясь из пещеры и ослепляя Барраки. Декар прикрыл глаза, но яркий свет был виден даже сквозь ладони. Невероятно, но свет поражал как физический удар, отбросив Маторана к стене. Он услышал, как Барраки закричали от удивления и гнева.
     Свет становился все ярче. Он распространился на всю Скалу Мари, через весь Мари Нуи, до самых вершин гор и каменного перешейка, которому угрожал ядовитый угорь. Казалось, в воде появилось солнце, осветив весь океан до боли ярким белым светом.
     Все, находящиеся в Яме, закрыли глаза, чтобы навсегда не ослепнуть от яркого света. Поэтому никто не увидел того, что сделал этот свет, и как он изменил течение судьбы.

КОНЕЦ

+1


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Legends#6. City of the Lost