Кини-Нуи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Legends#7. Prisoners of the Pit


BIONICLE: Legends#7. Prisoners of the Pit

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://farm2.static.flickr.com/1430/845042613_02c8a926d0.jpg?v=0

УЗНИКИ ЯМЫ
(Грег Фаршти, 2007)

Пролог

    Бесформенный клок зеленовато-черного дыма бесшумно скользил по каменному туннелю. Любой увидевший это счел бы его просто странно раскрашенным облачком пыли, и ничем иным. Но если бы он почувствовал злобный разум, управляющий казавшимся бесцельным движением, то убежал бы в страхе.
    Матораны-обитатели острова Войя Нуи знали эту ненавидимую субстанцию под названием "антидермис". Злобные Пираки, захватившие их остров, использовали ее, чтобы поработить большую часть населения до того, как их победила команда героев Тоа. Кристаллический чан, содержавший антидермис, был разбит в ходе битвы, и его содержимое растворилось в воздухе.
    Но это был не конец. Потрясающая сила воли заставила молекулы антидермиса вновь собраться. Теперь он вновь был одним целым - но не единым.
    Когда-то, в другое время и в другом месте, антидермис знали под другим именем. Там он был заключен в черной броне, а его сущность была скрыта печально известной маской силы. Тогда и сейчас он был разумом, воспоминаниями, невероятными амбициями и самой жизненной силой легендарного существа.
    И его называли Макута.
    Жадный до власти и поклонения, он повел свое Братство в восстание против Великого Духа Мата Нуи и почти победил эту могущественную сущность. Но его планы простирались гораздо дальше одной-единственной победы. Он продолжал преследовать свои цели, что привело к неудачному столкновению с Тоа Света, в ходе которого его броня оказалась разбита. Она была больше не в состоянии держать в себе его энергии, и они вытекли в атмосферу.
    Поверженный, но не побежденный, Макута заставил Пирак начать поиски необходимого ему предмета силы: Маски Жизни. Сначала казалось, что его пешкам сопутствует успех, пока вновь не вмешались Тоа.
    Сначала звери Рахи на Мата Нуи, затем стаи Бороков, – думал Макута, в то время как его вещество плыло по туннелям. – Теперь Пираки. Когда же я научусь не осуществлять свою волЮ с помощью других существ? Все они - слабые и жалкие дураки, которым никогда не постичь моих замыслов. Я, и только я, должен взять все в свои руки, чтобы мой великий план удался.
    Есть, конечно, и препятствия - они есть всегда. Маска Жизни не та вещь, которой легко можно завладеть. Но игра, которую я сейчас играю, отличается от всех прочих... и на этот раз я не могу проиграть, потому что мои извечные враги будут моими невольными помощниками.

    Тихий звук проник в разумы тех, кто бился в туннелях, так мягко, что они сочли его обманом чувств. Это был звук смеха Макуты.
    Тоа получат Маску Жизни для меня... и во время этого обрекут всех себе подобных, – подумал повелитель теней. – Какая замечательная месть.

Комментировать здесь

Отредактировано Ждущий (19-07-2007 14:02:36)

0

2

Глава 1

    Тоа Иника Конгу присел, и причудливо изогнутый кинжал вонзился в каменную стену как раз там, где мгновение назад находилась его голова.
    – Ну хоть раз – хоть раз! – мне бы хотелось погулять-пройтись, и чтобы никто не пытался убить меня! – сказал он.
    Тоа Иника Джаллер пробежал мимо, остановился, развернулся, и из его меча вылетела струя огня. Он целился поверх голов своих покрытых чешуей преследователей, надеясь отпугнуть их. Это не сработало. Это не помогло бы, даже если бы он намеревался их сжечь. Ничто не могло остановить этих движимых ненавистью и жаждой мести Зайглаков.
    Эта битва была лишь еще одним из многих кошмаров этого путешествия. Тоа Иника прибыли на остров Войя Нуи в поисках пропавших там шести других героев, Тоа Нува, и оказались вовлечены в битву со злодеями, захватившими власть на острове и искавшими могущественную Маску Канохи Жизни, спрятанную там.
    В итоге Иника победили в бою, нашли маску, и Тоа Нува были спасены. Но последний выстрел их врагов стоил им обладания маской, которая нырнула в океан. Единственной надеждой вернуть ее было путешествие по лабиринту каменных тоннелей, тянувшихся от Войя Нуи в глубины океана. Оказавшись там, Иника придется найти способ обнаружить маску и вернуть ее, что наверняка будет нелегко, потому что многие из них плохо плавали и никто не мог дышать под водой.
    Но, конечно, сначала надо было туда добраться. По мере продвижения по кривым и узким тоннелям, Тоа вскоре обнаружили, что они не одни. Лабиринт был домом для расы воинов, которые имели огромный зуб на Тоа, Маторанов и любых других существ, ассоциировавшихся с Великим Духом Мата Нуи. Последовавшая за этим битва была жестокой и страшной, и в ее ходе открылись такие вещи о Тоа, которые они сами предпочли бы не знать.
    Ну а прямо сейчас Тоа просто надеялись остаться в целости и сохранности, когда все это закончится. Множество Зайглаков появлялось изо всех боковых ответвлений, их ножи и копья рассекали воздух подобно злым болотным шершням. Все, куда попадали их лезвия, мгновенно разрушалось.
    – Я слышу впереди воду! – прокричала Тоа Иника Хали. Она едва могла передвигаться, потому что была серьезно ранена в предыдущих битвах.
    Шестеро Тоа Иника повернули за угол и резко остановились. В каменной стене зияла дыра, через которую внутрь текла вода. Все проходы, находившиеся впереди, уже были затоплены.
    – У кого-нибудь есть в заплечном мешке канистра Тоа? – спросил Тоа Иника Хьюки. - Я думаю, что вряд ли. Может, наши легкие и сильнее, чем у большинства, но там многовато воды.
    Град копий обрушился на стену позади Тоа, пробивая камень.
    – А там многовато Зайглаков, – сказал Тоа Иника Нупару. – Похоже, что тот, кто не полезет купаться, станет шашлыком.
    Ужасные толчки сотрясли туннели. По стенам побежали трещины, и с потолка начали падать камни. Было похоже, что нечто снаружи пытается сокрушить весь лабиринт, и ему это неплохо удается.
    Зайглаки тревожно оглядывались, в то время как их мир грозил обрушиться. И Тоа на мгновение были забыты.
    – Давайте! – сказал Джаллер. – Попытаем счастья в океане.
    – Постой, – сказал Хьюки. – Я люблю испытания так же, как и другие Тоа, но... Тоа Камня, помните? Даже несмотря на то, что еще когда я был Матораном, мне давали уроки, я все равно плаваю как камень.
    Туннели опять сотряслись, на этот раз еще сильнее, словно их сжимали с разных сторон. Теперь Зайглаки убегали в абсолютном ужасе.
    –  Что бы там снаружи ни было, хуже, чем здесь, уже не будет, – ответил Джаллер. – Я зажгу свои мечи – если они достаточно сильно нагреются, то будут светить и под водой. Двигайтесь на мой свет – возможно, мы найдем воздушный карман.
    Джаллер глубоко вдохнул и нырнул в пролом в стене. Другие Тоа Иника последовали за ним. Хали немедленно почувствовала, что с водой что-то не так. Она не была похожа на воду вокруг острова Мата Нуи или на спокойный жидкий протодермис, окружавший остров Метру Нуи. Вода по своей природе была силой жизни и лечения – но эта жидкость ощущалась как нечто скверное и разрушительное, словно что-то в ней было испорчено.
    Но времени разбираться с этим не было. В свете горящих мечей Джаллера обнаружился источник сотрясения тоннелей: огромное подводное создание, обернувшееся вокруг каменного перешейка, который вел вниз от Войя Нуи. Оно пыталось сокрушить перешеек и тоннели внутри него своими кольцами. Затем его большая змеиная голова повернулась в направлении Тоа. Чудовище заметило огонь Джаллера.
    Свет! Создание знало, что свет означает живые существа, а живые существа означали пищу. Его трехсотфутовое тело размоталось и направилось к источнику света.
    Джаллер с остальными увидели смутный силуэт монстра, плывущего к ним. Они приготовились к атаке, зная, что битва, скорее всего, использует весь воздух в их легких, и они будут обречены. Но огромная рептилия не собиралась оставлять им выбора,
    Затем мир стал белым. Ослепительно, невыносимо белым, ярчайшим светом, жгущим глаза и рвущим разум и тело. Тоа закричали от шока и боли, хоть это и могло привести к тому, что вода наполнит их пылающие легкие. Тварь над ними отступила, когда волны энергии вспарывали воду.
    Посреди агонии Тоа услышали голос. Он не произносил слова, а скорее выражал определенное чувство, но каким-то образом все они знали, кто это «говорит». Это была Маска Жизни, артефакт, который они искали, и она звала на помощь.
    Мы даже себе помочь не можем, – подумал Джаллер, сгибаясь от боли. – Если маска делает это с нами... зачем? Зачем надо просить у нас помощи и одновременно нападать на нас?
    Затем – так же внезапно, как началось – все закончилось.
    Свет исчез вместе с волнами энергии. Невероятная боль утихла. Тоа парили в воде, неподвижные и молчаливые. Любой морской хищник теперь просто проплыл бы мимо, потому что в охоте на мертвецов нет никакого удовольствия.

    – Мы еще... живы? – пробормотал Калмах. – Что за... неожиданный сюрприз.
    Обладатель щупалец, пошатываясь, поднялся. За свою жизнь Калмах был завоевателем, правителем и узником. Совсем недавно, он проводил свое время как чудовищный правитель океанских глубин. Никогда раньше он не ощущал ничего подобного тому, что только что произошло.
    Даже сейчас было трудно вспомнить все и одновременно оставаться в зравом уме. Он и его сородичи-правители, Барраки, отправились в переплетение подводных пещер, чтобы найти легендарную Маску Жизни. Они нашли ее, ну да, вместе с ядовитым угрем, загадочным образом выросшим до трехсот футов в длину, и Матораном, собиравшимся разнести маску на кусочки. Угорь нашел себе подходящее занятие и уплыл, и Барраки смогли удержать Маторана от выполнения задуманного. Но стоило второму Барраку взять маску в руки, раздался взрыв света и энергии, опаливший и глаза, и умы.
    Сколько времени прошло с тех пор, Калмах не знал. Он поднялся на ноги, обвив щупальце вокруг скалы, чтобы придать себе устойчивость, и огляделся. Двое его союзников, Карапар и Мантакс, лежали, наполовину погребенные под песком – несомненно, они зарылись, чтобы избежать яркого света. Третий, Элек, прислонился к скале и бормотал что-то, как помешанный. А Придак... где же Придак?
    Самозваный лидер Барраков, акулоподобный Придак был тем, кто схватил Маску Жизни. Сразу после того, как он заявил, что собирается использовать маску против всех врагов Барраков, все заполнил слепящий свет. Этот свет лился из маски, так что Придак был ближе всех к ней. Калмах никогда особенно не любил Придака – все же это из-за "Акулы" он потерял глаз много лет назад – но если с ним что-то случилось, это также могло случиться и с маской.
    Нам всем нужна эта маска, – напомнил он себе. – С ее помощью мы сможем изменить свой кошмарный внешний вид, вновь вдохнуть воздух и сбежать из этой подводной Ямы. Затем мы сможем стать теми, кем уже были когда-то: абсолютными правителями обширных империй, властителями всех земель, по которым мы пройдем.
    Небольшие щупальца на затылке Калмаха внезапно почувствовали движение. Он развернулся под водой, чтобы увидеть По-Маторана, того, который собирался разбить маску, в панике уплывающего из пещеры. На мгновение Калмаху захотелось схватить Маторана и сжимать, пока что-нибудь не сломается. Затем он решил этого не делать. В конце концов, куда этот малыш мог отправиться – в свой подводный город, Мари Нуи? Там не было безопасно.
    Калмах обследовал пещеру своим щупальцем. Когда ничего не схватило, не укусило и не сожгло его, он понял, что туда можно спокойно войти. Не потребовалось много времени, чтобы найти Придака. Белый Барраки вытянулся на земле, отчаянно сжимая в руках маску. Калмах мог видеть большую трещину, бегущую от верхней кромки маски до самого низа вдоль одной из сторон.
    – Ты сломаешь ее, – сказал он, пытаясь вынуть маску из рук Придака.
    Придак блеснул зубами и рванулся к Калмаху, ударив его с такой силой, что мог бы сокрушить кого-нибудь поменьше.
    – Отвали! Она моя! – прорычал он.
    Калмах медленно отступил. Он мог видеть безумие в глазах Придака. Если вскоре кто-нибудь не успокоит белого Барраки, маска попросту развалится, вместе со всеми их надеждами сбежать.
    Где же Такадокс со своим гипнотизирующим взглядом, когда он так нужен? –  подумал Калмах. – С Придаком нет ничего такого, с чем бы не справилась хорошая промывка мозгов.

    С другой стороны подводной горы Такадокс как раз очнулся. Его воспоминания о том, как он оказался лежащим в канаве на морском дне, находились в беспорядке. Но один взгляд наверх помог с этим разобраться.
    Ах, да, – сказал он себе. – Зверь...
    Такадокс заметил огромного ядовитого угря и решил воспользоваться своими гипнотическими силами, чтобы подчинить его. Но у угря были другие планы, и он ударил Барраки и послал его в падение в глубины. Было невероятной удачей то, что Такадокс не превратился в груду сломанных частей.
    – Вот что я получил за то, что покинул свою уютную пещеру и попытался сам заняться грязной работой, – сказал он себе. – В следующий раз я загипнотизирую Карапара, чтобы он смог сыграть в салки с этим червяком-переростком.
    Такадокс потряс головой и посмотрел вверх. Шесть силуэтов парили высоко над ним. Они были настолько неподвижны, что он вначале подумал, что это трупы. Затем огонь вырвался из руки одной. Тогда Такадокс понял, ем они должны быть, и приготовился к атаке, думая, что его заметили.
    Как выяснилось, ему не стоило беспокоиться. Шестерка не заметила Барраки далеко внизу. Нет, это их самих заметило огромное создание, ударившее до этого Такадокса.
    Ненадолго Такадокс забыл о своей загадочной добыче. Он поудобнее устроился на плоском камне, чтобы посмотреть, как шесть Тоа будут съедены ядовитым угрем размером с небольшую гору.
    О, это будет неплохо, – подумал он. – Хотя жаль, что поблизости нет Маторанов – в конце концов, какое шоу без попкорна?

    Декар не был готов умереть.
    Он плыл к Мари Нуи так быстро, как только мог, но знал, что у него ничего не выйдет. Воздушному пузырю вокруг него оставались считанные секунды до полного исчезновения. Он мог задержать дыхание, но не на такое долгое время, чтобы добраться до иного источника воздуха. Он сгинет здесь, в черных водах под своей деревней, зная, что этим обрекает своих друзей на гибель.
    Маска Жизни попала в его руки, хотя он и не знал, что это была она. Само обладание ею перевернуло его бытие, когда он выяснил, что не способен никого убить – даже существ, угрожающих Мари Нуи. Каждый раз рана от его удара в то же мгновение заживала. Проклиная маску и считая ее злой, он решил уничтожить ее. Он принес ее в пещеру и попытался разбить камнем.
    После этого все стало несколько неясным. Он помнил вспышку энергии и появление чудовищного ядовитого угря. Затем явились пятеро загадочных и опасных существ, называвших себя Барраки, настаивавших на том, чтобы он отдал маску им. Когда он отказался, они напали на него и забрали ее силой. Затем произошел взрыв чистого света, а следующим его воспоминанием было то, что Барраки оказались на полу пещеры и он смог сбежать.
    Теперь казался очевидным тот факт, что побег провалился. Он утонет, его тело медленно опустится на дно океана, и никто в Мари Нуи не будет знать о грозящей опасности. Пузырь вокруг него уже совсем пропал, лишь воздух в легких еще поддерживал его, и он уже чувствовал себя странно.
    Мир вокруг Декара начал мерцать и расплываться. Только что он плыл ради спасения своей жизни. В следующий миг он оказался выше, сильнее, охраняя заключенных Барраки и других злых существ. Затем реальность вернулась, и он все еще был далеко от Мари Нуи и близко к своему концу.
    Все стало темным... потом болезненно светлым... затем вновь черным.
    Так вот какова смерть? – поразился Декар.
    Имя начало отдаваться эхом в его голове, имя, которое он никогда не слышал раньше.
    Гидраксон... Гидраксон...
    За время одной вспышки сердца он умирал... затем уже был мертв... и затем возрожден, полным жизни и силы. Кризис миновал. Теперь он знал, что не сгинет сегодня.
    Но он больше не был Декаром. Он стал закованным в черную броню могучим созданием, воплощением правосудия и возмездия, и его долг был ясен. Яма была тюрьмой, и все, кто там жил – заключенными, а он был здесь, чтобы запереть дверь тюрьмы.
    Неумолимый, он повернулся к Мари Нуи и вновь начал свое путешествие.

Комментировать здесь

Отредактировано Ждущий (15-07-2007 16:46:21)

0

3

Глава 2

    – Гм, Конгу, – сказал Хьюки. – Мы же под водой, да?
    – Да, – ответил Конгу с нескрываемым отвращением. Он всегда ненавидел воду.
    – Но мы же дышим... и разговариваем... и я еще не пошел ко дну, – сказал Хьюки. – О, и прямо к нам направляется огромный угорь. Это тоже еще одна галлюцинация, да?
    Конгу осмотрел себя. Его броня изменилась, его оружие пропало, и он чувствовал пару трубок, отходящих от его маски. Да и чувствовал он себя иначе. Грубая энергия, которая текла сквозь его тело с тех пор, как он стал Тоа, исчезла.
    – Не думаю, – ответил Конгу. – Никто не может быть настолько безумным-извращенным, чтобы вызвать что-то столько странное... или столь мокрое.
    – Конгу! – заорал Джаллер. – Все разговоры – на потом. Используй свою маску и прочитай мысли этой твари – выясни, что она хочет.
    – Да там и читать-то нечего, – пробормотал Конгу. Он мысленно включил свою маску Канохи, одновременно концентрируясь на чудовищном угре перед ним. Пока он это делал, понял: что-то не так. Его Маска Телепатии должна была проникнуть в разум создания и показать все, что там есть. Но Конгу не «слышал» никаких мыслей – вместо этого его внезапно окружили сотни мелких копий угря. Только что их тут не было, а в следующее мгновение они появились. Он издал удивленный вопль и отступил.
    Но косяк угрей не интересовался Конгу или другими Тоа. Вместо этого, они направились в сторону своего большого родственника, организуя заранее обреченную атаку. Одним махом гигантский угорь заглотнул большинство, а затем вновь обратил свое внимание на Тоа.
    Тоа Маторо не был уверен, что сила его маски будет полезна в этой ситуации. В общем-то, выход его души из тела немногого стоит в бою. В лучшем случае, он сможет быстренько слетать на разведку и найти место, где Тоа смогут противостоять этому ужасу. Он призвал силу своей маски... и ничего не произошло... или, во всяком случае, ничего подобного тому, что он ожидал.
    Внизу, под ним, зашевелился труп давно умершей огромной акулы. Ее глаза открылись, и она начала неуклюже плыть к Тоа и их чудовищному противнику. Она не ожила по-настоящему, но силу, которая заставляла ее двигаться, можно было назвать искусственной искрой существования. И хотя она не обладала смертоносной грацией акулы Такеа – она двигалась скорее как гротескная марионетка – ее зубы все еще были целы и остры, как выяснил гигантский угорь, когда они погрузились в его бок.
    Маторо не тратил времени на вопросы. Он вызвал свою стихийную силу, хотя и знал, что молния, бывшая ее частью, могла подвергнуть риску остальных Тоа. Но из его рук вырвался лишь лед – никакой энергии.
    Невозможно, – подумал он. – Я Тоа Иника! Наши тела полны энергии... Куда она вся делась?
    Ядовитого угря все это не заботило. Он почувствовал лед, образующийся на его теле, делающий его тяжелее, и ему не понравились ощущения. Он двинул своим огромным телом, как щелкают кнутом, разбив лед и отбросив акулу. Осколки льда ударили Маторо и Конгу. Джаллер попытался использовать свою маску, чтобы увернуться от осколков, а вместо этого обнаружил, что внезапно начал слышать звуки, отражаемые ближайшими предметами.
    Это плохо, – подумал он. – Наше оружие пропало, наши маски сменили силу... и если мы не поймем, на что сейчас способны, то станем кормом для рыб.
    Что-то промелькнуло мимо него слева. Это была Хали, на высокой скорости кружившая вокруг угря и стрелявшая из ладоней электрическими разрядами. Нупару внезапно проявился над головой угря, призывая землю со дна ударить чудовище. Джаллер решил отложить свои вопросы на потом и осыпать зверя дождем огненных зарядов.
    Попытки Тоа, похоже, лишь разозлили монстра. При его размере их атаки можно было сравнить с укусами мелкой рыбешки. Он рванулся вперед, врезавшись в собравшихся героев и разбросав их. Хали и Нупару остались в его кильватере, но он уже разворачивался в их сторону. Они были недостаточно велики, чтобы стать обедом, но, если их сожрать, то они перестанут надоедать.
    Угорь плыл так быстро, как только мог, предвкушая окончание охоты. Затем его несложный мозг заметил, что, независимо от его усилий, он не приближается к добыче. В действительности, ему приходилось прилагать все больше сил, чтобы вообще двигаться вперед. Его тело потяжелело, и с каждой секундой становилось все тяжелее. Теперь он вообще не мог плыть, а лишь быстро шел ко дну. Он врезался в дно океана с такой силой, что близлежащие подводные горы сотряслись, и потерял сознание.
    Недоумевая, Хали смотрела на это. Затем она взглянула вверх, чтобы увидеть неуклюже плывущего к ней Хьюки, показывающего на свою маску.
    – Вот это мне нравится, – сказал он. – Эй, Тоа Камня должен же быть способен заставить что-нибудь тонуть, как камень, верно?

    Нупару, чьи глаза были приспособлены видеть в темноте, заметил Маторанскую деревню, находящуюся на плато. Света нигде не было, но он увидел движение среди строений.
    Матораны? – удивился он. – Как могли они выжить здесь, внизу? И как это удалось нам?
    Он был почти уверен, что понял, на что способна его маска. Ее свойства совпадали с описанием Маски Тайны, которую когда-то носил Тоа Нидики. Он мог сливаться с фоном и практически не производить шума, когда плыл. Это было идеально, чтобы обследовать деревню.
    Она не была похожа ни на одно из мест, виденных Нупару прежде. Здания были окружены огромными пузырями воздуха, Матораны плавали внутри гораздо меньших пузырей, повторявших форму их тела. Сейчас подводный город находился в напряжении, его жители становились к странным орудиям и ждали нападения. Нупару решил, что внезапное появление шести Тоа – не очень хорошая идея. Он отплыл на достаточное расстояние от границы и выключил маску, позволив Маторанам увидеть его.
    Их реакция последовала незамедлительно. Орудия открыли огонь, стреляя в Тоа Земли сферами твердого воздуха. Одна из них попала в Нупару и раскрылась облаком чистого воздуха. Тоа зашелся кашлем, когда газ проник в его легкие. Новые выстрелы последовали за первым, когда Матораны пытались отогнать его. Он не успевал перевести дыхание, чтобы объяснить им, кто он такой и что он не собирается вредить им.
    Струя невероятно горячего пламени появилась сверху, ударив в пускатель и расплавив его. Нупару посмотрел вверх и увидел Джаллера и остальных, плывущих к нему. Матораны тоже их увидели и убежали, но не в панике. Вместо этого они взялись за другой пускатель и начали тащить его на место первого.
    – Остановитесь! – прокричал Джаллер. – Мы здесь не для того, чтобы драться с вами!
    – Хорошо же вы это показываете, – не остался в долгу По-Маторан, показывая на разрушенный пускатель. – Знаем мы, какие вы там все в Яме – кучка лжецов и убийц. Ну, вам не попасть в Мари Нуи!
    – Яма? Мари Нуи? О чем ты говоришь? – спросила Хали. – Нам сказали, что здесь внизу есть деревня Маторанов, которую нужно спасти, и...
    – Мы и сами можем себя спасти, – отрезал По-Маторан. – А теперь вы скажете мне, что вы не из Ямы – а Тоа, или еще какую-нибудь черную воду в таком духе.
    – Мы Тоа, – сказал Нупару.
    – Ага, – добавил Конгу. – Кто еще может так одеваться?
    – Тогда где вы были? – спросил По-Маторан с болью и злостью в голосе. – Где вы были, когда Мари Нуи утонул? Где вы были все это время, когда Барраки забирали нас одного за другим ради развлечения?
    – Хватит.
    Приказ исходил от Ле-Маторана, вышедшего из деревни. Он положил руку на плечо По-Маторана и кивнул двум другим. Они подошли и мягко увели того. Когда он ушел, Ле-Маторан посмотрел на Тоа.
    – Меня зовут Дефилак. Я глава совета Мари Нуи на этот период-время. Что вам здесь нужно?
    – Я Тоа Маторо, – сказал Тоа Льда. – Мы пришли в вашу деревню в поисках пропавшей маски. Жизненно важно найти ее.
    Дефилак нахмурился:
    – Вы вторые, кто спрашивает меня о маске за последние сутки. Первый сопроводил свой вопрос убийством одного из моих друзей, просто чтобы показать-продемонстрировать, что он это может.
    – Я... сожалею, – сказал Маторо.
    – Один из вас может войти в деревню, – сказал Дефилак. – Остальные – если вы на самом деле герои – защищайте Мари Нуи. Поля воздуха захвачены опасными Рахи. Освободите поля, и, возможно,мой народ увидит, что вы именно те, кем себя называете-говорите.
    Маторо проплыл вперед, пройдя сквозь границу  воздушного пузыря вслед за Дефилаком. Сразу же он споткнулся. Он не мог дышать! Услышав хрип, Дефилак развернулся и грубо вытолкнул его из пузыря. Спустя несколько секунд Маторо понял, что с ним все в порядке.
    – Я не понимаю, – сказал Тоа Льда. – Что сейчас произошло?
    – Как ты можешь не знать? – спросил Дефилак. – Ты морской житель, Маторо. Ты должен был знать, что не можешь дышать воздухом.
    Маторо, оторопев, не ответил. Он мог думать только о словах «не можешь дышать воздухом» – если это так, то как они тогда смогут вернуться в свой дом, Метру Нуи? Неужели поиски Маски Жизни обрекли их на жизнь под водой?

    – Это будет не слишком сложно, – сказала Тоа Хали, показывая на обширные поля воздуха. Издалека они выглядели так, словно странные растения двигались. Более тщательное обследование выявило, что поля заполонили мерзко выглядящие крабы Рахи, легко отбивавшие все попытки Маторанов прогнать их.
    – Нас пятеро, их – пять тысяч, – сказал Конгу. – Мне нравится твоя уверенность. И что насчет плавников?
    – Что?
    – У тебя плавники. Они смахивают на крылья. А еще большой коготь.
    – Ты себя хоть видел? – спросила Хали. – Или других. Мы все изменились.
    – Я упустил плавники, однако.
    – Маска Жизни, – сказал Джаллер. – Я... слышал ее... чувствовал ее... когда мы вошли в воду. Она, должно быть, сделала это с нами, чтобы мы смогли выжить здесь, внизу.
    – Тогда это официально исключено из моего списка подарков на День Наречения Имени, – проворчал Конгу.
    – А я-то надеялся, что, оказавшись под водой, Конгу не сможет разговаривать, – сказал Хьюки. – Вперед, нам надо сделать свою работу.
    – Ммм, возможно, нам и не придется. Смотрите, – сказал Нупару, показывая на поля.
    Джаллер вызвал пламя, чтобы Тоа смогли разглядеть происходящее. Перед ними предстало удивительное зрелище тысяч крабов керасов, убирающихся с полей. Они не убегали, а медленно отступали от кустов воздушных водорослей, затем остановились на расстоянии двадцать ярдов от полей. Крабы стояли прямо на краю горы, спинами к черной воде. К ним присоединились другие твари – акулы, кальмары, ядовитые угри, скаты и другие подводные Рахи. Звери не делали никаких угрожающих движений, а просто парили в воде, тихо разглядывая Тоа.
    – Хорошо, Хали, ты тут у нас с водой в мозгу, – сказал Хьюки. – Морские Рахи всегда так себя ведут, или это то, чем кажется – реально страшно?
    – Нет, это не нормально, – ответила Хали. – Это странно... странность из разряда «Макута приходит и обнимает тебя». Выглядит, словно они... ждут чего-то... или кого-то.
    – Это они и делают.
    Тоа развернулись, как один. За их спинами плавали шесть странных существ, очертаниями напоминающих Тоа, но с мутациями, из-за которых они выглядели словно причудливые морские чудовища. За ними собрались еще убийцы из этого подводного мира, чьи хвосты разрезали воду, а щупальца нетерпеливо сжимались в ожидании свежей добычи.
    – А все еще удивляются, почему я ненавижу воду, – сказал Конгу.

Комментировать здесь

Отредактировано Ждущий (15-07-2007 16:46:37)

0

4

Глава третья
    Один из шести, плывший немного впереди, вгляделся в Тоа. Он молча нагнулся, у него были маленькие пронизывающие глаза и открывающиеся и закрывающиеся с омерзительными щелчками челюсти.
     -Ах, вот что у нас здесь, - проскрежетал он. – Пять маленьких Тоа, сбившихся с дороги? Нам бы следовало быть здесь пораньше, чтобы поприветствовать вас, но вы знаете, никогда нельзя идти плавать сразу после еды.
     Вслед за ним заговорил больший по размеру, с двумя крабообразными клешнями:
     - Мне они не нравятся. Что они здесь делают? Чем-то воняет.
     - Вонять может от тебя, Карапар, - сказал первый. – Это от того, что ты съел тех шестифутовых кровяных улиток.
    - Тихо! – сказало белое существо - этот напоминал акулу размером с Тоа. Вначале герои подумали, что он потерял руку в бою. Потом они поняли, что он просто прячет одну руку за спиной. – Я Придак. Мы Барраки, и это наше царство. Скажите нам, почему вы здесь, и может быть, вы и доживете до следующего прилива.
     Согнутое существо наклонилось вперед и заговорщически зашептало:
     - Лучше послушайте Такадокса, носящие маски. Придак некоторое время тому назад был… сам не свой… или, вернее, был слишком самим собой. Я пошел на маленький обман, чтобы его успокоить – иначе он мог вначале убить вас, а потом задавать вопросы вашим трупам. Этот способ работает намного лучше, вот увидите.
     - Отвечайте, - сказал Придак. – Что вы такого сделали, за что вас изгнали сюда?
     - Изгнали? – сказал Хьюки – Мы не…
     -…привыкли объясняться перед каждой встреченной приставучей рыбой, - вмешалась Хали. – Но по какому праву ты и твоя жалкая стая рыбешек препятствуете нам?
     Калмах бросился вперед:
     - По праву завоевателей! – сказал он, вытягивая свое щупальце и пытаясь достать Хали. Тоа Воды схватила отросток и сильно дернула, свалив Калмаха с ног и бросив через воду по направлению к ней. Он шлепнулся лицом вперед в ее раскрытые руки и упал на океанское дно, шипя и изрыгая проклятия. Она отбросила его щупальце в сторону, как будто это был принесенный ветром обломок.
     - У вас есть еще что сказать? – спросила Хали. – Или вы удовольствуетесь шлепаньем по воде и пустыми угрозами, как беззубые акулы Такеа?
     - Ты слышала раньше о Барраки? – спросил Придак.
     - Да, - сказала Хали. – Их имена прошли через тысячелетия… это мощи, которыми запугивают бедных Маторанов, чтобы заставить их не вылезать по ночам из постелей.
     Остальные Барраки взглянули на Придака, совершенно уверенные, что он придет в ярость и разорвет эту дерзкую Тоа. Вместо этого, он улыбнулся, обнажив ряд за рядом кинжалообразные зубы:
     - Возможно, - сказал он. – Наши дни были давно. Но скоро начнется новая эра … и она начнется с этого.
     Придак вытащил руку из-за спины. Тоа, не удержавшись, открыли рты от изумления: в своей лапе он держал Маску Жизни.
     - Узнаете? – сказал он. – Интересно. Немногие видели эту маску и остались живы.
     - Я видела, - сказала Хали. – И осталась жива. А тебя разве не беспокоит ее легендарное проклятие?
     - Проклятие? – повторил Придак. Потом он прорычал: - Посмотри на меня… взгляни, где я живу… посмотри на моих спутников, когда-то правителей, а теперь чудовищ, и скажи – можем ли мы быть прокляты сильнее?
     - Успокойся, Придак, - сказал Такадокс. – Держи себя в руках.
     - Мне казалось, ты говорил, что их быть шесть, - сказал Карапар Такадоксу. – А я  насчитал только пять.
     - Он считает? – сказала Хали с насмешливым удивлением. – Поразительно. Отвечая на твой тупой вопрос – нас было шесть – но для пользы дела потом мы разделились, если ты улавливаешь ход моих мыслей.
     - Возьмем их с собой, - сказал Придак. – У нас впереди долгое путешествие, и опальные Тоа могут оказаться полезными.
     - Как союзники? – прошептал Калмах.
     Придак покачал головой:
     - Когда путешествуешь, всегда лучше быть уверенным, что у тебя есть с собой обед.
     Калмах, Карапар, и третий - длинное и тонкое существо, покрытое острыми шипами - двинулись к Тоа. Придак, Такадокс, и еще один их спутник, Мантакс, повернулись и поплыли прочь. Хотя ничего не было сказано, предполагалось, что Тоа последуют за ними, что они и сделали, прикрытые с флангов армиями морских созданий.
     Джаллер повернулся к Хали и мягко сказал:
     - Так. Когда это ты успела стать «Хали-Варваром» (Возможно, следовало бы перевести не так дословно – например, « такой грубиянкой» )?
     - Поверь мне, я знаю, что делаю, - ответила Тоа Воды. Потом она улыбнулась и добавила: - А, кроме того, это вроде бы забавно.

     Маторо стоял снаружи одного из больших пузырей воздуха, усеивавших Мари Нуи. Дефилак стоял с другой стороны оболочки пузыря, по бокам находились два вооруженных Та-Маторана.
     - Это день  несчастий, - тихо сказал Дефилак. – Декар пропал… Сарда погиб… и кто знает, сколько еще героев-Маторанов пострадает.
     - Прости, - сказал Маторо. – Я бы хотел, чтобы мы пришли сюда раньше. Но время истекает, а нам нужна маска.
     - Маска! Маска! – резко сказал Дефилак. – Здесь нет маски! Я никогда не слышал ни о какой…
     - Поля воздуха освобождены! – это крикнула Идрис, Га-Маторанка. Она плыла к Дефилаку, едва способная скрывать возбуждение. – Крабов керасов отогнали. Мы снова можем собирать воздух!
     Тоа Маторо улыбнулся. Его друзья сделали свое дело и доказали, что они настоящие герои. Теперь они могли продолжить важнейшее дело возвращения Маски Жизни.
     - Я же говорил тебе, - сказал он. – Я знал, что остальные не покинут вас в беде.
     - Остальные? – спросила Идрис в недоумении. – Ты имеешь в виду тех пятерых, которые выглядят как ты? Я видела, как они разговаривали с Барраками, а потом ушли с ними.
     - Они узники? – спросил Маторо.
     - Нет, - ответила Идрис. – На мой взгляд, больше похоже на то, что они партнеры.
     Дефилак с подозрением повернулся к Маторо. Тоа понял, что он должен прервать разговор, как бы плохо это не выглядело, и идти искать остальных. Внизу происходило что-то странное, и ему  надо было выяснить, что.
     Прежде чем Матораны успели навести на него свои метатели твердого воздуха, Маторо превратил воду перед собой в лед. Потом он развернулся, и поплыл к полям воздуха. Он преодолел только несколько ярдов, когда что-то пролетело за ним и взорвалось. Ударная волна швырнула его сквозь воду, в голове зазвенело.
     Когда Маторо в конце концов остановился, он лежал на ногах кого-то в черных как смола доспехах. Тот был вооружен опасными лезвиями и многоствольным бластером, и рассматривал Маторо так, как если бы Тоа был чем-то, на что, по справедливости, следовало бы наступить.
     - Добро пожаловать в Яму, беглец, - сказала он. – Меня зовут Гидраксон. Тебе надлежит остаться на прежнем месте, в тюрьме. 

     Пятеро Тоа были отконвоированы обратно в необитаемую область, и каждому предложили занять морскую пещеру. Хотя Придак настойчиво утверждал, что они «гости», акулы и спруты, которые вертелись у выходов, ясно показывали, чтобы они и не думали об уходе.
     Нупару подождал, пока все Барраки отбудут. Затем включил силу своей маски. Он надеялся, что ее силы окажется достаточно, чтобы позволить ему бежать.
     Взглянув вниз, Нупару увидел, что его ладонь стала почти призрачной с виду. Любой смотрящий на него едва бы увидел его силуэт, и, вероятно, принял бы его за обман зрения. Он выскользнул из пещеры, не привлек никакого внимания сторожащего ее гигантского кальмара, и направился туда, где держали Хали.
     - Хали! – прошептал он. Она не обратила внимания. Нупару заплыл ей за спину, и отключил маску, снова став полностью видимым. – Хали!
     Она повернулась, увидела его, и подскочила на своем камне.
     – Нупару! – сказала она, тихо, но выразительно.  – Кости Макуты, ты напугал меня так, как я не пугалась уже веков десять! Что ты здесь делаешь?
     - Ты говорила Джаллеру, что что-то знаешь, - сказал Нупару. – Я считаю, что пришло время поделиться этим и поговорить.
     Хали кивнула. Так быстро и тихо, как могла, она рассказала, как Турага Венуа однажды водил ее в развалины Архивов Метру Нуи. Она провела там время, роясь в каких-то старых табличках, и пытаясь расшифровать их. Одна особенно старая резьба рассказывала историю Лиги Шести Королевств.
     - Пользуясь своей силой, шесть членов Лиги – Придак, Такадокс, Карапар, Элек, Мантакс и Калмах – господствовали в большей части известного мира. Потом они попытались объединить свои армии и восстать против Великого Духа Мата Нуи, но были разгромлены Братством Макуты. Записи после этого отрывочны, говорится только, что они были осуждены за свои преступления, и отправлены отбывать наказание.
     - Тогда что они делают здесь внизу?
     - Не знаю, но, может быть… что если они были заключены где-то здесь… а когда Великий Катаклизм разрушил наш дом, он ударил также и по другим местам? Мощное землетрясение могло разбить их камеры и освободить их. Но, мутировав в то, чем они являются сейчас, они не могут возвратить свои королевства… если только сила Маски Жизни как-то не сделает их такими, какими они когда-то были.
     Нупару не нужно было слушать дальше:
     - Наше единственное преимущество в том, что они думают, что наши дела так же плохи, как и их, и мы тоже осуждены и сосланы сюда. Нам надо сбежать и получить маску прежде, чем они смогут использовать ее.
     - Но дело еще хуже, - сказала Хали. – Я подслушала разговор Такадокса и Калмаха. Маска треснула и портится; ее сила вытекает из нее. Если мы ничего не сделаем в ближайшее время… может не остаться никакой Маски, которую надо спасать.

     Маторо грубо швырнули в пещеру. Позади него захлопнулась запираемая дверь.
     - Ты бы, возможно, и мог вырваться отсюда, беглец, если бы действительно захотел, - сказал Гидраксон. – Но позволь мне показать тебе, почему ты этого не захочешь.
     Фигура в доспехах поманила кого-то, находящегося вне поля зрения. Через несколько секунд показался выглядевший мощным темно-красный механоид. Он  держал поводок, которым тянул за собой фантастического, похожего на волка Рахи.
     - Это Максилос, - сказал Гидраксон. – Будучи полностью механическим, он - идеальный стражник, потому что его нельзя подкупить или обмануть. Его рефлексы быстрее, чем у любого живого существа. Смотри.
     Гидраксон подобрал камень и бросил его в клетку Маторо. Едва камень прошел сквозь прутья, как Максилос выстрелил электрическим разрядом из своего меча, разбив камень в пыль.
     - Животное – это Спинакс, - продолжил Гидраксон. – Узнав однажды твой запах, он будет следовать за тобой на край света, и дальше, сколько бы столетий для этого не потребовалось. Так что, полагаю, ты можешь располагаться поудобнее, беглец. Ты проведешь здесь много времени.
     Маторо смотрел, как Гидраксон уходит, оставляя Максилоса сторожить его. Он начал просчитывать шансы. Поскольку Максилос – не живое существо, он может не сдерживать себя. Несколько быстрых бросков льда во внутренний механизм механоида могли бы помочь, а несколько ледяных цепей - на время задержать Рахи.
     Он приготовился. Максилос стоял совершенно неподвижно,  глядя  на Маторо. Потом, видимо, удовлетворенный тем, что Тоа не угрожает, механоид повернулся к нему спиной.
      Сейчас! – подумал Маторо. Он прицелился, приготовившись выстрелить льдом в своего стража. Но потом он почувствовал растущее смущение. Что он собирался здесь сделать? Как мог он включить свои силы? Его тело стало слабым и медлительным; все что он хотел, было – заснуть. Его мысли были подавлены чувствами, гнева - в одну секунду, страха - в следующую.
     Максилос повернулся, но теперь механоид очень сильно отличался от того, каким был моментом раньше. Исчезло бессмысленное выражение чисто механического существа, сменившись слишком хорошо знакомой зловещей улыбкой. 
     - Мы встретились снова, Маторо, - сказал Максилос. – По сравнению с прошлым разом наши позиции поменялись. Тогда я был побежден, а ты стоял среди победителей. Но ты всегда был мудрее, чем  Джаллер, Хьюки и все эти остальные бесхарактерные, напыщенные дураки. Ты знал, что я ушел не навсегда.
     Маторо был холоднее, чем любой лед, когда-либо существовавший.
     - Ты не можешь быть здесь… - выдохнул он.
     - А почему нет? Это вполне хорошее, хотя и жесткое и неуклюжее, тело. И ты должен признать, что это лучше, чем жизнь в виде зелено-черного облака, засунутого внутрь кристаллического чана.
     - Макута… - Маторо все еще с трудом верил в это. Он слишком хорошо знал, что повелитель теней неоднократно переживал крах, но все же был шокирован, снова столкнувшись с ним маска к маске. – Но тогда ты здесь, чтобы убить меня?
     - Зови меня Максилос, - был ответ. – Все так делают. До сих пор я предпочитал хранить мою настоящую личность в тайне. А насчет твоего вопроса… убить тебя, Маторо? Нет, я здесь, чтобы освободить тебя. Но сначала…
     Правая рука Максилоса направилась на Маторо. В следующее мгновения Тоа Льда покачнулся от звукового удара, удара молнии и разбивающей силы. Любое существо поменьше было бы уже трижды мертво, но Маторо был еще жив… хотя и не очень доволен этим моментом.
     - Теперь мы поняли друг друга, - сказал Максилос/Макута. – Сейчас я на твоей стороне, Маторо. С твоей стороны было бы благоразумно заметить, что я остаюсь здесь.

0

5

Глава четвертая
       Придак со стуком бросил Маску Жизни вниз на каменный пьедестал.
     - Сегодня царствование Барраки начинается снова, - объявил он. – С этой маской мы сможем возродить наши империи.
     Остальные пятеро Барраков собрались в большой морской пещере, которая служила Придаку базой. После его утверждения не раздалось аплодисментов или клятв отомстить миру по ту сторону Ямы. Все пятеро были правителями, ветеранами тысячи кампаний, и не так легко бросались словами. И вида их акулообразного союзника и поврежденной маски Канохи было недостаточно, чтобы они поверили.
     Карапар заговорил первым:
     - Как? Наши прежние королевства далеко отсюда, Придак, и они на суше – на тот случай, если ты этого не заметил, сообщаю, что никто из нас больше не может жить на поверхности.
     В ответ Придак выхватил из воды крошечную трепыхающуюся рыбку и поднес ее к одной из трещин в маске. Прежде чем Барраки моргнули глазами, рыба начала расти и мутировать в нечто из Га-Маторанских ночных кошмаров. Когда она стала так велика, что он едва мог ее удерживать, Придак крепко сжал рыбу и раздавил, убив невезучее создание.
     - Вы все имеете представление о кучах кораллов, Карапар, - сказал Придак. – Маска повреждена, и ее сила сочится из нее. Все, что нам нужно делать – это ждать пока она развалится и тогда омыться ее энергией. И мы станем тем, что были прежде, и Лига Шести Королевств возродится.
     - А тем временем? – сказал Мантакс, уставившись своими холодными голубыми глазами на Придака. – Где мы будем хранить маску?
     - Здесь, - ответил Придак.
     Барраки заволновались. Придак считал себя лидером, и они позволяли ему играть эту роль – это было лучше, чем рисковать что его беспощадные челюсти направятся  на них. Но если эта маска так могущественна, как он говорит, никто не мог чувствовать себя спокойно, если один из них имел ее в своем исключительном владении.     
     - Откуда мы знаем, что ты не захочешь измениться сам и оставить нас, остальных, такими как есть? – проворчал Элек. Калмах отступил на шаг от угреобразного Барраки. Он почувствовал в воде запах озона – знак того, что Элек накапливал электрическую энергию.
     - Как ты смеешь предполагать…? – сказал Придак, бросаясь вперед. Элек повернулся и выпустил из своих шипов заряд электричества. Напряжение охватило Придака, его тело затряслось в судорогах.
     Такадокс встал между ними:
     - Остановитесь! Мы ничего не достигнем, сражаясь за маску. Послушайте, мы поместим ее в Зубы Китов-Бритв.
     Придак вновь обрел контроль над своим телом. Калмах и Карапар рванулись удержать его от повторного броска на Элека.
     - Такадокс прав, - сказал Калмах. – Мы разделяли наши победы… и мы разделили наше наказание. Так что мы разделим и эту маску, пока не увидим, может ли она сделать все, чего ты добиваешься.
     - Ладно, - сказал Придак, - не обращая внимания на тиски двух Барраков. - Я  сам положу ее там.
     - Мы все положим ее там, - сказал Элек.
     - Все кроме меня, - сказал Калмах. Я собираюсь проверить этих Тоа. Они, может, и были осуждены на Яму, но это не значит, что им можно доверять. Я бы спал лучше, если бы они стали пищей для морских кальмаров.
     Такадокс схватил маску своими клешнями, и Барраки направились каждый своей дорогой: четверо – в глубины Ямы, а Калмах и Карапар поплыли в морские пещеры. Никто из них не заметил наблюдающего за ними Гидраксона, и они даже не представляли, что их давно умерший тюремщик снова жив. Но он был здесь, наблюдая за каждым их движением, внимательно отмечая, какое оружие понадобится чтобы подстрелить каждого из них.
     К тому времени, как они ушли, его разведка была завершена. Теперь настало время охоты. 

     «Зубы Китов-Бритв» было название, данное Барраками совокупности острых треугольных камней, выступающих из океанского дна, образуя почти правильный круг. Это был излюбленный район охоты китов-бритв и их более мелких родственников, рыб-бритв. Из-за того, что в этой области жили протоселезни, акулы Такеа держались оттуда подальше, так как селезни принадлежали к числу тех немногих морских созданий, которые питались акулами.
     Барраки были еще в нескольких ярдах от камней, когда заметили присутствие кого-то еще. Громадное неуклюжее создание с щупальцами расположилось прямо в середине «зубов», деловито пожирая гигантского кальмара. У него было четыре руки, выпуклые красные глаза, и шипастая голова, светящаяся в темной воде. Он был тощим по сложению, но его мышц и острых лезвий было вполне достаточно, чтобы прорезать жесткую кожу своего ужина.
     Кто это, конечно, было известно.  Это был товарищ по несчастью, сбежавший из Ямы, по имени Ноктюрн, замечательный тем, что он был одним из немногих, обладавших иммунитетом к действию черной воды. Ноктюрн не мутировал в то, что Барраки видели перед собой – он всегда был таким безобразным. В наиболее светлые и спокойные свои моменты он служил Элеку в качестве лейтенанта. Но сейчас был не один из таких моментов.
     - Так-то вот, этот увалень, - проворчал Мантакс. – Оставь маску здесь, и он наверняка сожрет ее. Почему он вообще попал в Яму?
     - Его изгнали с родного острова после того, как он кое-что разбил, - сказал Такадокс.
     - Что он разбил?
     - Остров. – Видя на лице Мантакса сомнение, Такадокс продолжил. – Он был в плохом настроении, остров был не очень велик, а он просто ударил его в нужном месте… показал, что может сделать с тобой долгая спокойная жизнь, и киты-бритвы на завтрак каждый день.
     Придак подплыл к каменному образованию, держа в одной руке маску, а в другой – Калмаховский метатель кальмаров. Заметив Барраки, Ноктюрн отпрянул и забил по воде своими лезвиями:
     - Это мое место! Убирайся! – проревел он.
     - Никто не хочет занять твое место, - сказал Придак. – Мы принесли тебе на сохранение красивую маску. Оставайся здесь и охраняй ее. Понял? Если за ней придет кто-нибудь кроме нас… можешь считать его свежим мясом.
     Ноктюрн взял Маску Жизни и метатель и переводил взгляд с одного на другое. Он не казался особенно заинтересованным ни тем, ни другим.
     - Знаешь, кто я такой? – спросил Придак.
     Ноктюрн кивнул:
     - Придак. Акула.
     - Тогда ты знаешь, что произойдет, если ты не сделаешь так, как я сказал?
     Ноктюрн поморщился. Он еще носил шрамы от прошлой стычки с Придаком, стоившей ему одной из его рук. К счастью, она отросла снова, правда, без щупальца.
     - Порезы, раны, – сказал он. – Боль. Сдирание шкуры.
     - И в следующий раз я не остановлюсь на руке, - сказал Придак мрачно.

     Тоа Нупару обнаружил, что выбраться из пещеры Хали так же легко, как и забраться туда. Тоа Воды не могла так просто проплыть мимо охранявшего ее гигантского кальмара. Но она сказала Нупару, что у него нет основания для беспокойства.
     - Потребовалось потренироваться, но в конце концов я узнала, что может делать эта маска, - заверила она его. – Только, когда ты вылезешь из пещеры, не смотри на меня, что бы ни случилось.
     Нупару счел за лучшее согласиться с ней. В конце концов, она была Тоа, лучше всех знающей море. Освободив пещеру, он послушно отвернулся. Не сделай он этого, он бы мог увидеть Хали, стоявшую совершенно неподвижно у входа в пещеру. Спрут заметил ее, и двинулся по направлению к ней, протягивая свои мощные щупальца. Затем он остановился. Цветные полосы поплыли  вверх и вниз по телу Хали, меняя интенсивность даже быстрее, чем они двигались. Пораженный, кальмар внимательно смотрел, его огромные глаза вбирали яркие цвета и характер их перемещения. Через несколько секунд гигантское морское чудовище было в трансе.
     Цветные полосы перестали перемещаться и поблекли. Спрут не реагировал. Удовлетворенная, Хали проплыла прямо мимо него, и присоединилась к Нупару.
     - Что произошло, - спросил Тоа Земли.
     - Маска, - ответила Хали. – Она позволяет мне копировать способности любого морского существа. Я вспомнила, что была такая гипнотизирующая рыба-Рахи, которая могла вводить добычу в транс, и призвала ее способность. Спруту не причинено никаких повреждений, но когда он придет в себя, мы уйдем уже далеко.
     - Звучит хорошо, - сказал Тоа Хьюки, подплывая к ним. – Но проблема с водой – это также … вес. 
     - Как ты прошел мимо своего стражника?
     - Я не проходил мимо. Использовал свою маску, чтобы отключить его гравитацию, - сказал Хьюки. – Жаль, что вы это пропустили. Вы не представляете, как акула Такеа может летать.

     - Используй свою маску! – сказал Джаллер.
     Тоа Конгу покачал головой:
     - Я бы, пожалуй, предпочел не делать этого.
     Джаллер плавал в воде, чувствуя себя расстроенным и беспомощным. Его огненной силы было достаточно, чтобы отпугнуть охраняющего его ядовитого угря, но напряжение для использования своих элементарных способностей под водой измучило его. На земле он был одним из самых могущественных Тоа, а здесь он чувствовал себя одним из слабейших. Лучшим, что он мог сделать, было небольшое еле теплое пламя с его меча, а этого было бы недостаточно, чтобы отогнать ядовитых скатов, охранявших Конгу.
     Он обернулся на звук позади себя. Большой краб ханах торопливо приближался к нему, очевидно, привлеченный его огнем. Здесь, так глубоко в море, тепло и свет были редкостью. В отличие от большинства существ, этот, по видимому, не боялся пламени. Он с любопытством рассматривал Тоа Огня. Джаллер хотел бы знать, не такое ли выражение было у него самого, когда, будучи деревенским Матораном, он впервые встретил Тоа Таху.
     Но сейчас было не время беспокоиться об этом. Конгу создал подводный циклон, разбросал скатов, и теперь направлялся к Джаллеру. Когда два Тоа услышали звук выстрела Барраковского метателя, было уже слишком поздно. Покрытый слизью морской кальмар попал в Конгу и вцепился ему в спину своими щупальцами. Тоа Воздуха безуспешно пытался отодрать его, так как кальмар впился ему в тело. Оказавшись на нужном месте, кальмар начал высасывать жизненную энергию Тоа. Конгу задрожал и начал опускаться к морскому дну.
     Тоа Джаллер бросился на помощь, когда услышал, что метатель выстрелил еще раз, и увидел другого кальмара, летящего к нему из темноты. Он поднял свой меч и направил на него всю свою силу, создав столб пламени, испепеливший существо. Но времени праздновать победу не было. Две массивные клешни схватили его сзади. Карапар поднял Джаллера в воздух и тяжело швырнул о морское дно. Джаллер повернулся и подсек своими ногами ноги Барраки, выведя своего противника из равновесия.
     Внезапно вокруг шеи Тоа обвилось щупальце. Это был Калмах, и он подтягивал Джаллера к себе. Карапар восстановил равновесие, и клешнями схватил Джаллера за обе ноги.
     - Пора высказывать пожелания, - сказал крабообразный Барраки.
     Конгу видел все происходящее, но не мог помочь и самому себе. Даже вся его сконцентрированная сила воздуха не могла разжать хватку спрута. С каждой секундой он слабел все больше. Стоит ему потерять сознание, и его и Джаллера можно считать мертвыми.
     Что-то толкнуло его. Конгу сумел повернуть голову и увидел краба ханаха, который теперь нападал на кальмара. Кальмар был неспособен дать отпор, поскольку его щупальца  впились в Конгу, и краб разрывал его клешнями. Смертельно раненый, кальмар в конце концов разжал хватку и начал всплывать к поверхности. Конгу почувствовал, что сила возвращается к нему, но недостаточно быстро. У него не было выбора – он должен был использовать силу своей маски.
     Крепко зажмурив глаза, он включил свою маску Канохи. Его прежние немногочисленные попытки использовать ее убедили его, что сила маски призывала на помощь Конгу живых существ. Но до сих пор, все призванные были один хуже и причудливее другого. Ему действительно не хотелось видеть, кто придет на этот раз.
     Когда оно пришло, закрывание глаз ничуть не помогло. Он чувствовал под ногами тяжелые удары, как будто что-то прорывало себе проход из-под океанского дна. Он слышал, как по соседству разрывалась на части земля, слышал испуганные проклятия Барраков, и панический визг краба ханаха. Потом он закувыркался сквозь воду, отброшенный мощной подводной волной.
     Когда ему в конце концов удалось встать прямо, Конгу открыл глаза. Первое, что он увидел, было гротескное морское создание, едва ли не двухсот футов в высоту, похожее на помесь кита и гигантского, покрытого слизью когтистого червя, от которого в прошлом бегали Ону-Маторанские шахтеры. Ничего похожего никогда не плавало в морях у Метру Нуи или еще где-нибудь, где жили Матораны. Это создание было древним, когда мир был еще молод, оно было реликтом прошлых лет, а тогда, вероятно, оно было карликом среди своих собратьев. Оно спало тысячелетия, пока его не разбудила Маска Призыва Конгу… и проснулось оно в плохом настроении.
     В первый момент Барраки были слишком ошеломлены, чтобы знать, как реагировать. Потом Калмах взмахнул щупальцем, швырнув Джаллера чудовищу. Конгу бросился за Тоа Огня, плывя так быстро, как мог. Видя, что оба Тоа заняты, два Барраки исчезли в темной воде.
     Создание заметило Джаллера прямо перед тем, как Тоа должен был врезаться в его тело. Оно лягнуло когтистым отростком и отбросило Тоа, послав его вниз к океанскому дну. Он ударился о приближающегося Конгу и оба тяжело свалились на землю.
     - Что… что это такое? – спросил Джаллер. – Откуда оно взялось?
     - Ну, я же говорил тебе, что не хотел бы использовать маску, - ответил Конгу.

0

6

Глава 5
     Тоа Нупару нашёл кусочек рая в морских глубинах. Они с Хьюки и Хали разделились пока искали Маску Жизни. Её Тоа Земли еще не нашёл, зато он наткнулся на пещеру, полную сокровищ. К тому времени, как Хали и Хьюки обнаружили его, он был поглощён исследованием многоствольного оружия, которое, судя по его внешнему виду, устанавливалось на воздушные суда.
     - Что ты делаешь, Нупару? – Поинтересовалась Хали.
     Тоа Земли в испуге вскочил и случайно потерял контроль над оружием. Из ствола вылетела небольшая ракета, ударила в стену справа от Тоа Камня и пробила в ней дыру. Тот едва успел убраться подальше.
     - Ээ… Прости, - сказал Нупару. – Вы не должны так подкрадываться к людям…
     - …Сказал Тоа, носящий Маску Тайны, - проворчал Хьюки. – Что всё это такое? Собираешься затеять войну?
     - Нет, - ответил Хьюки. – Собираюсь подзадержаться здесь, когда она закончится.
     
     Три Тоа встретились с Джаллером и Конгу на обратном пути к Мари Нуи. Во время поисков никто из них не заметил ни следа Маски Жизни, ни Барраки, однако большая акула Такеа с поврежденным спинным плавником тенью следовала за ними с самого момента встречи. Краб Ханах, который всё еще бежал вслед за Джаллером, пискнул при виде хищника.
     Нупару и Хьюки притащили целую гору оружия из той пещеры. Надписи на боку гласили: «вращающийся бластер кордак». О том, кто их сделал, не было ни слова, но «кордак» на языке Маторанов означало «опустошитель». Так что догадаться о предназначении этих пушек не составляло труда. Конгу незамедлительно схватил две штуки. На вопросительные взгляды Тоа ответил просто:
     - Две руки.
     Они ожидали встретить в Мари Нуи ждущего их Маторо, но вместо этого встретили очередь воздушных снарядов из оборонной линии города. Рядом с воздухомётами стоял Дефилак.
     - Уходите, откуда пришли! – Крикнул он. – Нам здесь не нужен никто из дружков Барраки!
     - Отлично, - сказал Джаллер своим спутникам. – На это у нас времени нет. Хьюки, мы с тобой разберёмся с воздухомётами, а остальные…
     - Я знаю способ попроще, - перебила его Хали. – Конгу, используй свою силу – заставь воздух внутри пузыря вытолкнуть Маторана наружу.
     - И что нам это даст? – Засомневался Конгу. – У него есть собственный пузырь, и поэтому сможет дышать. Ему остаётся лишь плыть обратно в город.
     Хали улыбнулась.
     - О, нет, он не поплывёт. Начинай.
     Конгу призвал свою власть над воздухом и создал ураганный порыв ветра внутри пузыря, направленный на Дефилака. Прежде чем Ле-Маторан успел ухватиться за что-нибудь, он уже вылетел из под защиты в открытый океан. Хали мгновенно подплыла к нему и стала описывать круги вокруг Маторана. Она плыла всё быстрее и быстрее, пока сила водоворота не унесла его воздушный пузырь. У Дефилака остался лишь воздух в лёгких, но он долго не продержится в вакууме, который создавала Хали…
     Внезапно мир перестал вертеться. Сильная рука зашвырнула Дефилака обратно в городской воздушный пузырь. Это была Хали. Теперь Тоа Воды стояла перед воздухомёта, как бы приглашая жителей начать стрельбу.
     - Видишь? Если бы я желала тебе смерти, ты был бы уже мёртв. Я этого не желаю, как и никто из моих друзей. Мы только хотим помочь и сможем это сделать, если вы, наконец, прекратите стрелять.
     - Почему это я должен вам верить-доверять? – Спросил Дефилак. – В Яме никому нельзя доверять.
     - Я не из Ямы, - ответила Хали. – Я из моря. Оно принадлежит мне, а не Барраки или их слугам. А раз оно принадлежит мне, то принадлежит и тебе тоже.
     Дефилак посмотрел ей в глаза. Решение, которое он примет, изменит будущее Мари Нуи в хорошую или в плохую сторону.
     - Хорошо. Мы опустим оружие… ненадолго. Но как вы нам поможете?
     - У Барраки есть то, что принадлежит нам, - Сказал Джаллер. – И мы собираемся это вернуть.
     - А они будут сопротивляться… что для них вредно, - Добавил Хьюки. – Протяните нам руку, и вам больше не следует волноваться о Барраки.
     Когда Хали вновь заговорила, её тон стал еще мягче. Она вспомнила отважных Маторанов с Войя Нуи.
     - Как только всё закончится… Есть друзья, с которыми вы наверняка хотите встретиться, а они хотят встретиться с вами.
     - Если вы и в самом деле те, кем вы являетесь по вашим словам, - Произнёс Дефилак. – То нам еще многое нужно обговорить-обсудить. Но для начала давайте поищем вашего компаньона. Он быстро-уплыл в черную воду и не вернулся… Хотя, может тело еще осталось.
     
     Прячась в тёмных водах неподалёку, Максилос/Макута улыбнулся своему спутнику Тоа.
     - Как здорово, Маторо, - Проговорил он. – Они собираются выделить минутку, чтобы вытащить твой труп.
     - Заткнись.
     - Полагаю, нам следует поспешить и сообщить, что слухи о твоей смерти были… преждевременны. Но ни слова об обитателе этой багровой брони – ты знаешь, что я могу сделать с твоими друзьями, если захочу.
     Маторо взглянул в мёртвые глаза робота Максилоса. Трудно поверить, что внутри примитивного механического тела прячется сущность абсолютного зла.
     - Зачем? Зачем ты заставляешь меня это делать?
     - Разве это не очевидно? Потому что ты умеешь хранить секреты.
     
     Глубоко внизу Ноктюрну уже окончательно надоело пялиться, трогать, подкидывать и ловить странную маску, которую оставили у него Барраки. По активности в воде вокруг него он мог сказать, что Элек и остальные Барраки что-то замышляют. Акулы, угри, кальмары и скаты сновали повсюду, готовые действовать. Он жалел, что он не с ними, разрывает, раздирает и уничтожает врагов – настоящее лекарство от скуки.
     Недовольный, Ноктюрн оттолкнул маску вбок. Она приземлилась в центре Зубов Кита-Бритвы и увязла в мягком песке. Ноктюрн протянул руку, чтобы поймать проплывающую мимо грязевую рыбу, с нетерпением ожидая звука, который она издаст, раздавленная. К его разочарованию, стоило ему дотронуться до рыбы, как та умерла.
     Сбитый с толку, он повторил попытку и получил тот же результат. Поначалу это даже развлекало его – ведь он получил бесконечный доступ к лёгкой и съестной наживе. Но, почему-то, это было как-то неинтересно – добыча не отбивалась, жизнь просто покидала её без остатка.
     Ноктюрн оказался настолько поглощен своей новой способностью, что перестал следить за маской. Он не заметил, как крошечное голубое создание в поисках укрытия заползло под Маску Жизни. Не заметил он и последовавшей за этим вспышки энергии, когда маленький организм, названный гадункой слегка задел её. К тому моменту, как он повернулся к маске, всё уже завершилось.
     Ноктюрн не был уверен, злиться ли ему, довольствоваться или бояться своего смертельного прикосновения. Он решил, что лучше всего пойти и поговорить об этом с Элеком. А если по пути встретится Придак… Ноктюрн пожмёт ему лапу.
     Он подобрал Маску Жизни и отправился на поиски Барраки. Позади него маленькая гадунка начала расти.
     
     Пятеро Тоа насладились коротким, но счастливым воссоединением с Маторо. Даже если их и удивил его холодный тон, когда он представлял им нового союзника Максилоса, то вида они не подали. Не было времени на то, чтобы волноваться о настроениях Тоа Льда, только не во время поисков Маски Жизни по всему океану.
     Максилос предложил Тоа разделиться, чтобы работать продуктивнее. Маторо запротестовал, видимо, найдя более удачную идею. Чувствуя, что по одиночке в путешествие лучше не пускаться, Джаллер решил, что он пойдёт с Конгу, Хьюки с Нупару, а Хали с Маторо и Максилосом.
     - Всё хорошо, - произнесла Тоа Воды. – Я буду двигаться быстрее, если пойду одна. Я ведь сейчас более дома, чем кто-либо из вас.
     После того, как они дважды проверили своё оружие, к ним подошёл Дефилак.
     - Наверно, долгая жизнь в чёрных глубинах заставила нас видеть во всех только темноту, - сказал он. – Если вы и вправду собираетесь встретиться с бедой-опасностью за спасение Мари Нуи… для нас станет честью звать вас Тоа Мари.
     Не так давно Тоа Иника были Маторанами. Они встретили Тоа, которые прибыли на их остров, и вложили в этих Тоа своё доверие и веру. И вера их была вознаграждена. Теперь была их очередь защищать деревню Маторанов, которые полагались на них. Маторо, наконец, смог высказать словами то, что они чувствовали.
     - Это честь для нас, Дефилак, - ответил он. – Мы постараемся оправдать ваше доверие.
     О, да, - подумал Макута, повелитель теней в теле Максилоса. – Конечно, постараемся.

0

7

Глава 6
     Карапар вовремя оглянулся, чтобы увидеть кошмар, поднявшийся с морского дна и занятый сражением с пришедшим в себя гигантским ядовитым угрём. Всё это было похоже на плохой сон, который обычно бывал у него после обильных обедов у рифа Мантакса. Яма всегда была мрачным, злобным и совершенно отвратительным местом, чтобы в ней жить, а теперь становилась еще местом откровенно небезопасным.
     Он и Калмах отправились к последней пещере, пройдя мимо «фермы кальмаров». Карапар никогда в этом не признавался, но находил это место тревожным. Калмах узнал о существовании морских кальмаров вскоре после побега из заключения. Они не были похожи ни на одно из существ, знакомых Барраки. Во-первых, у них не имелось брони или механических деталей – они состояли из чистых органических тканей. Во-вторых, они не рождались обычным путём, а вылуплялись из сфер с тонкой белой поверхностью.
     Калмах нашёл этих созданий интригующими, в особенности из-за их пристрастия выкачивать жизненную силу напрямую из своей жертвы. Он начал разводить их, моря голодом и всячески унижая молодняк кальмаров, чтобы они росли злыми и прожорливыми. Благодаря этому, кальмары стали идеальным живым оружием. С некоторой неохотой, Калмах разделил их использование между остальными Барраки, но никто из них не питал иллюзий относительно этих существ. Если Калмах пойдёт против них, морские кальмары-вампиры станут частью его легионов.
     Зайдя в пещеру, оба Барраки с удивлением увидели, что другие полководцы их ждут. Такадокс и Мантакс сидели в тёмных углах, поедая каждого кальмара, оказавшегося либо слишком медлительным, лиюо слишком слабым, чтобы ускознуть от них. Элек валялся на полу, явно страдая от нехорошей раны на органическом плече. Над ним стоял, оскалившись, Придак.
     - Последний раз спрашиваю, Элек, - где он? Куда он утащил маску?
     - Понятия не имею. Ты что, думаешь, я такой дурак, позволил Ноктюрну уйти с маской и не последовать за ним?
     - Не знаю, - ответил Придак. – Ты глуп достаточно, чтобы испытывать моё терпение, так что неясно, что может таиться в глубинах твоего идиотизма.
     - Что такое? – Требовательно спросил Калмах. Он воспользовался своим щупальцем, чтобы рвануть в центр пещеры сначала Такадокса, потом Мантакса. Такадокс только улыбнулся в ответ, зажав в жвалах болтающееся щупальце кальмара. Увидев, как Калмах уставился на него, Такадокс объяснил:
     - Закуска на потом.
     - Мы оставили Маску Жизни с Ноктюрном, - ответил Мантакс таким тоном, что подробности можно было не спрашивать.
     - И он смылся с ней, - Угадал Калмах. – А раз он является лейтенантом Элека, Придак убедился в необходимости допроса… иными словами, «Придак не ел целый час».
     - Действительно, мы подумали, что ты, Карапар и эти Тоа убедили Ноктюрна отдать вам маску… убрав его из этой жизни, - Произнёс Такадокс. – Но не волнуйся, Калмах, я объяснил им, что ты ни за что так не поступишь.
     - Конечно, нет.
     - По той причине, что ты не слишком умён, - закончил Такадокс.
     - У меня маски нету, но я знаю, где её искать, - произнёс Калмах, проигнорировав провокацию. – Тоа – они сбежали. Должно быть, они нашли и взяли её.
     - Тогда найдём их, - Прорычал Придак. – А как найдём, скормим их ошмётки акулам.
     Калмах поставил Элека на ноги и Барраки вышли из пещеры. Такадокс и Мантакс плелись в хвосте.
     - Всегда всё акулам… - проворчал Такадокс. – Ах, мне почти жаль этих Тоа, преследуемых и обречённых… А они только-только решили, что приходить в Яму было безопасно.
     
     Хали медленно плыла вдоль массивного кораллового рифа, осматривая дно океана. Она использовала силу своей маски, и та дала ей отличное ночное зрение, так что Маска Жизни не сможет ускользнуть от её взгляда. В результате ей открылся вид на морскую живность, которой она и представить не могла. Мириады созданий, плавающих среди кораллов ничуть не походили на тех рыб, которых она ловила на Мата Нуи. Одни были нескрываемо уродливы, другие невероятно прекрасны, и всё они были странные и разные. Не будь её миссия такой срочной, она задержалась бы тут на пару дней, изучая эти чудеса природы.
     Жаль, что этого не видят Джаллер или Маторо, - подумала она. – Оба всегда такие серьёзные, особенно Джаллер. И где это написано, что Тоа Огня запрещено улыбаться?
     Могучие клешни вырвались из земли и схватили её за талию. Прежде, чем она успела среагировать, её грубо швырнули на дно, оглушив Тоа Воды. Хали услышала шорох песка и клацанье металлических жвал. Она вслепую махнула своим трёх-ножевым оружием. Оно задело что-то твёрдое и сразу раздался крик боли. Тут же хватка ослабла, и клешни соскользнули с неё. Хали вырвалась на свободу и повернулась к нападавшему.
     Мантакс был по пояс в песке. Её удар задел его между пластинами брони на плечах, повредив мышцы. Барраки посмотрел на Хали с чистой ненавистью и бросился на Тоа Воды, пытаясь проткнуть её своими головными шипами. Та ушла с траектории, а затем выстрелила из бластера Кордак в песчаное дно. Взрыв разметал песок и ослепил Мантакса. Он повернулся в одну сторону, потом в другую, но к тому времени, как муть рассеялась, Хали исчезла.
     Барраки знал, что Тоа не ушла далеко. Она следила за ним, также как он следил за ней. Подготовившись к её появлению, Барраки скользнул обратно под землю в главном проходе рифа. Там он стал ждать, и снаружи на песке были едва видны его синие глаза и головные шипы. В конечном счёте Тоа снова проплывет здесь и окажется у него в руках.
     Неподалёку, Хали осторожно плыла по узким коридорам в кораллах. Она использовала силу своей маски, чтобы получить свойства хамелеона и её тело буквально растворилось среди окружения. Тоа Воды знала, что исход схватки с Барраки был исключением из правил: под водой обычно побеждает тот, кто наносит удар первым. И Хали твёрдо решила, что это будет она.
     Там! Она заметила, что шипы Мантакса предательски выступают из песка прямо впереди неё. Барраки продолжал смотреть в противоположном направлении. Он никогда не узнает, откуда произошло нападение, пока не будет слишком поздно. Хали атаковала, одновременно стреляя из своего бластера и используя элементарную силу.
     Внезапно, что-то вонзилось в мускулы правой ноги. Повернув голову, Хали увидела позади себя Мантакса, который только что впрыснул ей парализующий яд через свои головные шипы. В растерянности, Тоа Воды посмотрела в сторону своей атаки и поняла, что её взрыв разметал кости морской твари, без сомнения положенные туда Барраки как приманка. Она ощутила как немеют её конечности из-за распространяющегося яда. Через пару секунд паралич достигнет легких, и она умрёт. Умрёт здесь, в глубинах Ямы.
     
     Джаллер ждал, пока Конгу что-нибудь скажет. Он видел, что Тоа Воздуха просто изнывает от желания пожаловаться на жизнь под водой и на необходимость обследовать пещеру за пещерой вместо того, чтобы выбраться в открытое небо на власть ветрам.
     - Ну, хорошо, скажи это - Не выдержал Джаллер.
     - Сказать что?
     - Ты знаешь, что, - Ответил Джаллер. – Какую-нибудь древоговорящую жалобу о том, как тебе холодно и мокро, как больно бьётся голова о низкие потолки пещер и как тебе надоело пахнуть рыбой… просто скажи это, закончи с этим  и мы продолжим поиски.
     - Не думаю-глубоко, что скажу.
     - Почему нет?
     - А я уже не должен, - ответил Конгу. – Ты уже произнёс-сказал это. И, кстати, под каким номером эта пещера – четыреста или пятьсот? Я сбился со счёта.
     Джаллер вздохнул.
     - Ты когда-нибудь прекратишь шутить? Ты не вёл себя так, когда командовал оборонными силами Гукко в Ле-Коро, не так ли?
     Конгу пожал плечами.
     - Я тогда еще не был одним из шести Тоа, решавших судьбу вселенной. Конечно, я был серьёзен и мрачен, управляя силами. Но Тоа Лива учил меня, что немного юмора всегда помогает всем расслабиться и держать вещи в перспективе. Кроме того, Джаллер, - добавил он с улыбкой. – Должность «серьёзного и мрачного» уже заняты в команде тобой и Хьюки.
     Джаллер кивнул. Не в первый раз он напомнил себе, что Конгу мог бы возглавить команду не хуже его самого. А вот Маторо и Хали, напротив, не имели опыта в ведении Маторанов в бой. Тоа Льда уже как-то пытался взять ведущую роль на себя, Хали настояла на том, чтобы действовать в одиночку, не обращая внимания на предупреждения. Прежде, чем кризис минует, - подумал он. – Наша команда должна собраться вместе с одним лидером – мной, или кем-нибудь другим.
     Двое Тоа заплыли в очередную каверну. Конгу высказал неплохое предположение: они искали уже несколько часов и не нашли ничего, и начинало казаться, что Барраки нашли для маски более лучший тайник, чем пещера. Однако эта догадка не подтвердится, пока все пещеры не будут обысканы.
     - Эй! – Крикнул в удивлении Конгу. – Это еще что такое?
     Джаллер взглянул направо. У оснований стен пещеры рядами лежали белые сферы. Он приблизился, чтобы рассмотреть их получше. Это не было похоже на камень или какое-нибудь природное образование. Поверхность сфер была гладкая и даже хрупкая, и Тоа Огня удивился, что сваленные в кучу одна на другой они не разбились. Джаллер протянул руку, коснувшись одной из них, и его глаза расширились.
     - Внутри есть что-то живое! – Сказал он. – Я чувствую, как оно движется!
     Конгу указал на выход из пещеры:
     - Там их еще больше, и скорлупа покрыта трещинами. Как ты думаешь, может ли это быть домом-гнездом реально маленьких Бороков?
     - Или это та штука, которая тогда напала на тебя… будь готов ко всему.
     - Ох, - ответил Конгу. – Я мог бы подготовиться куда лучше, находясь снаружи… или хотя бы на пути наружу.
     На глазах двух Тоа сферы треснули. Многоцветные щупальца ударили по краям трещин, расширяя их. Показались цилиндрические тела и головы, а холодные глаза поприветствовали Тоа. Затем морские кальмары бросились на героев, голодные до своей первой пищи. Десятки существ окружили Тоа, присасываясь к ним и выкачивая жизненные силы из своих жертв. Джаллер и Конгу не успели защититься, как почувствовали, что сила покидает их.
     Перед тем, как мир погрузился во тьму, Джаллер посмотрел наверх и увидел у входа в пещеру Калмаха и Карапара.
     - Ешьте, мои малыши, - прошипел Калмах. – Но оставьте чуть-чуть для своего хозяина.
     
     - Могу ли я спросить тебя кое о чём? – произнёс Нупару, пока они с Хьюки проделывали себе дорогу через глубокую впадину на дне океана в поисках малейшего признака Маски Жизни.
     - Да?
     - Ты когда-нибудь терял дом? Я о Метру Нуи.
     - Думаю да, - пожал плечами Хьюки, - А ты?
     - Постоянно, - ответил Нупару, - Я хочу сказать, это как… Ты всегда был популярным, у тебя было множество друзей. Ты многое потерял, но не слишком часто вспоминаешь о доме.
     Хьюки опустился на каменный выступ и посмотрел на Нупару.
     - Послушай. Только по тому, что не сижу, жалуясь налево и направо, сколько я всего потерял – дом, друзей – нельзя полагать, что я о них не вспоминаю. Но у нас есть работа, Нупару, и я считаю, что чем раньше мы с ней разберёмся, тем раньше я вновь увижу свой дом. Грустить о потерянном – это роскошь, которую я сейчас не могу себе позволить.
     - Я понял, - Проговорил Нупару, - Эй, это что такое?
     Тоа Земли указал на большую массу в центре впадины, едва различимую вдали. Подойдя ближе, Хьюки увидел, что это был огромный пень, вкопанный в песок корнями вверх. Спутанные корни торчали в разные стороны, придавая пню внешность огромной головы со змеями вместо волос. Только приблизившись вплотную к его верхушке, два Тоа поняли, что внешность обманчива.
     Глаза Нупару, наиболее приспособленные видеть в темноте, первыми заметили опасность.
     - Угри! – Закричал он.
     Теперь и Хьюки заметил их. Эти твари были везде, их чёрные, блестящие тела кружились вокруг корней. Почувствовав незваных гостей, они соскользнули с пня и направились к Тоа.
     - О, нет, и не надейтесь, - сказал Хьюки. Использовав силу свей маски, он направил гравитационную волну на ближайших угрей, вдавив их в землю. Нупару заставил морское дно разверзнуться, полностью поглотив их гнездо. Хьюки завершил дело, запечатав дно массивной каменной плитой. Оставшиеся угри в испуге уплыли.
     - Хали бы нами гордилась, - довольно произнёс Нупару. – Земля и камень, победители морских глубин! Правда, Хьюки?
     Не получив ответа, Нупару обернулся. Хьюки нигде не было.
     - Хьюки! Ты где? – Спросил у пустоты Тоа Земли, одновременно активируя свою Маску Тайны. Сделав это, он не сообразил, что было поздно. Природный хищник чувствовал его присутствие благодаря токам воды. Каждое движение Тоа создавало легкие волны в океане, которые выдавали его местонахождение.
     Он начинал нервничать. Ничто не могло победить Хьюки без боя, но вокруг не было ни признака Тоа Камня. Взяв бластер наизготовку, Нупару поплыл обратно тем же путём, что они и пришли, высматривая своего друга.
     Он не увидел огромных металлических когтей, пока не было слишком поздно. Мгновение спустя они сжали его, и мощный электрический разряд отправил его в небытие. Таким образом, Нупару лишили неприятных ощущений, что его тащат к краю подводной расселины и сбрасывают вниз, рядом с Хьюки. Их похититель отвернулся от их будущей водной могилы и ушёл, напрочь забыв о двух Тоа.
     
     Когда Маторо был еще только одним из жителей острова Мата Нуи, он пришёл к Копаке Нува обсудить с ним, на что похожа жизнь Тоа. Тоа Нува Льда вежливо выслушал его вопросы, а затем сказал:
     - Половина жизни Тоа, Маторо, - это быть готовым к неожиданностям. Другая половина – это быть умным достаточно, чтобы знать, что подготовиться к тому, чего не ожидаешь, нельзя.
     - Как ты тогда поступаешь? – Спросил Маторо.
     - Ты импровизируешь, переводчик, - ответил Копака Нува, - И ты пытаешься сделать так, чтобы твои враги об этом не догадывались.
Слова Тоа Нува Льда вспомнились Маторо, когда он стоял рядом с Максилосом. Они столкнулись с более чем двумя сотнями акул Такеа и сборищем других тварей с настолько отвратительной внешностью, что он предпочёл даже не смотреть на них. Самое время начать импровизировать.
     - Ладно, вот, что мы сделаем… -  сказал он своему «партнёру». Но Максилос не ответил – он продолжал смотреть прямо перед собой холодным взглядом робота. Не было никакого признака присутствия Макуты внутри бронированного тела. Отлично, - подумал Маторо, - Когда его не ждёшь – а это почти всегда – то от него не отвязаться. Как только потребуется его помощь, он пропадает с облачком дыма.
     Среди акул внезапно появился Придак в сопровождении Такадокса. Последний взглянул на Маторо, как на будущий завтрак и спросил:
     - Скажи нам, Тоа, где Маска Жизни?
     Маторо увидел, как Придак зарычал на своего спутника. Он не услышал того, что тот сказал, но о содержании догадаться было несложно. Они упустили маску и думают, что она у нас, - подумал Маторо, - Но на случай, если и у нас её нет, Придак старается скрыть факт её пропажи. Поздновато.
     - Прошу прощения, но я никогда не обсуждаю столь важные дела посреди аквариума, - Произнёс Тоа Льда. – Скажи акулам, чтобы гуляли – или плыли – отсюда, и тогда поговорим.
     Придак улыбнулся. Акулы подплыли ближе, готовые к охоте.
     - Ты знаешь, где ты находишься, Тоа? Здесь охотятся акулы Такеа. Морское дно под тобой заполнено останками тех, кто недостаточно быстро плавал, чтобы спастись. По-твоему, ты достаточно быстр?
     - Мне это не нужно, - ответил Маторо. – Потому что у меня есть сила, чтобы сражаться.
     Призвав свою элементарную силу, он превратил воду вокруг Придака и Такадокса в кусок льда, который незамедлительно затонул и пропал из виду. Маторо был уже готов начать праздновать лёгкую победу, когда внизу раздался грохот, и он увидел разлетающиеся осколки. Затем появились Барраки, всё еще соскабливающие с тела невероятно холодный лёд.
     - И это всё, что ты можешь, Тоа? – Поинтересовался Придак.
     - Не знаю. А тебя это интересует?
     Тоа Льда призвал силу своей маски Канохи, приложив на этот раз больше усилий, чем раньше. Глубоко внизу, уже давно мёртвые морские существа зашевелились, как только их заполнила искусственная жизнь. Плотно закрытые глаза распахнулись, а с конечностей сошёл вековой сон. Один за другим, поверженные восстали с пылающими местью сердцами. Разрозненные группы собрались позади Маторо в один неживой легион. Некоторые выглядели практически настолько же мощно и грозно, как и в день своей смерти. Другие, очевидно, сильно пострадали от «милосердия» акул Такеа. Вместе их было достаточно, чтобы заставить сомневаться даже Барраки.
     Разделённые лишь чёрной водой, две армии смотрели друг другу в глаза – одни живые, другие имитировали жизнь. Взгляд Придака был прикован к Маторо, выискивая уязвимые точки. Ни одной он не нашёл.
     - Похоже, наши силы равны, - наконец, произнёс он.
     - Не совсем, - ответил Маторо с холодной улыбкой, указывая на свою оживлённую армию. – Моей стороне терять нечего.

0

8

Глава 7
     При других обстоятельствах Мантакс обязательно насладился бы зрелищем смерти Тоа Хали. В конце концов, что за польза от способности парализовать жертву, если ты не можешь наблюдать последние секунды её жизни, как она, задыхаясь, тонет?
     Но, к сожалению, на удовольствие не было времени. Маска Жизни так и не найдена. И если её не было у Тоа, есть возможность столкнуться с кражей Маски одним из Барраки. Мантакс надеялся, что это не так. После тысячелетнего союза с ними в Лиге Шести Королевств и намного больше, чем тысячи лет заключения в Яме, будет весьма позорно, если он и его армия скатов сровняет с землёй всё, что строили другие.
     Маски здесь нет. Барраки прошёл путём Тоа Воды, проверил каждый возможный тайник, но всё безуспешно. Нечего делать, надо возвращаться к мёртвой Тоа и продумать план следующих действий. Может быть, эта водяная Тоа передала маску кому-либо из  своих союзников Тоа? Надо было расспросить её перед тем как убивать…
     В следующую секунду Мантакс понял, что сбит с ног и летит головой вперед сквозь воду. Затормозить он смог, врезавшись со всего маху в скалу. Затем его рвануло в другую сторону только для того, чтобы впечатать в каменную плиту. Двух ударов хватило, чтобы смешать его мысли, но недостаточно, чтобы он не смог различить плывущей на него Тоа.
     - Разрывная волна, - заметила Хали. – Будь с ними поаккуратней.
     - Это невозможно, - поразился Мантакс. – Разрывные волны бывают только у берегов, а рядом суши нет…
     - Нет ничего невозможного, - ответила Хали. – Я училась морским течениям у Тураги Нокамы и у Тоа Гали Нува. Океан защищает меня, исцеляет меня… подчиняется мне.
     Мантакс понял, что не может сдвинуться с места. Его клешня застряла так глубоко, что он не мог ей пошевелить.
     - Говори, Тоа. Барраки знают, когда сражаться, когда слушать.
     - Почему ты напал на меня?
     - Как ты выжила?
     - Некоторые морские животные устойчивы к любому типу яда. Я тоже, если пожелаю, - усмехнулась Хали. Молча, она поблагодарила свою Маску Канохи, чья сила придавать свойства морских существ спасла её.
     - Я хочу получить Маску Жизни, - произнёс Мантакс. – Я думал, что она у тебя.
     - А я полагала, что она у тебя, - ответила Хали. – Видимо, пока мы сражались, кто-то, кто бы он ни был, ускользнул с ней.
     - Твои друзья?
     - Нет, - покачала головой Хали. – Твои.
     Мантакс смерил её холодным взглядом. Он из принципа не использовал Тоа: они были слишком связаны совестью, чтобы быть безжалостными, и всегда отказывались от наилучших планов. Но он знал, что кое-что о них было правдой: Тоа не лгут. А раз эта Тоа говорит правду…
     - У меня нету друзей, - прорычал Мантакс. – Только враги, которых я еще не прикончил.
     
     - Нупару! Проснись!
     - Пошел вон… - пробормотал Тоа Земли. – Не хочу на работу. Если тебе так необходимо, там есть свободный Боксор…
     - Нупару, ты, колхиголовый… Ты спишь! – Крикнул Хьюки, ударив своего спутника по маске. – Если ты немедленно не проснёшься, ты этого никогда не сделаешь!
     В глазах Нупару вспыхнула жизнь. Он огляделся и увидел, что лежит на дне подводной впадины. Рядом сидел Хьюки. Нупару поправил маску и поинтересовался:
     - За что это ты меня ударил? Ты же знаешь, что мы сможем вылезти отсюда в любое время.
     - Хорошо. Теперь скажи это им, - Хьюки указал себе за спину.
     Нупару присел и увидел то, о чём говорил его друг. Стены расщелины были испещрены норами, каждая из которых служила приютом для огромного косяка безглазых угрей. Пасть каждого была заполнена как минимум тысячью зубами-иглами. Они высунулись из нор, готовые схватить проплывающую мимо добычу. Нупару заметил, как один из них вытянулся практически на всю ширину расщелины, поймав крошечного красного шипохвоста, а затем медленно втянулся обратно.
     - Так, вылезание отпадает, - отреагировал Тоа Земли. – а как насчёт силы твоей маски?
     - Мы будем подниматься недостаточно быстро, - ответил Хьюки. – Я мог бы сделать их тяжелее, но их чудовищно много. Пробовал блокировать норы при помощи элементарной силы Камня, но порода здесь настолько мягкая, что камни падают вниз… Прежде чем угробить нас раньше времени, я счёл нужным разбудить тебя.
     - Я знаю выход, - осенило Нупару. – Но мне потребуется твоя помощь.
     - Выход включает в себя рычаги, подъёмники, куски и детали Бороков или шестерни выше моего роста? – опасливо спросил Хьюки.
     - Нет. Он включает взрывы. Очень много взрывов.
     Хьюки улыбнулся:
     - Тогда я твой Тоа.
     Секунду спустя Тоа стояли спина к спине.
     - Начали!
     Нупару призвал свою элементарную силу, чтобы создать под ногами поднимающуюся колонну земли. Как только он это сделал, Хьюки выстрелил по каждому решившему высунуться угрю и используя силу камня против остальных. Стрельба образовала множество дыр в стенах трещины, из-за чего некоторые твари свалились на дно.
     Тоа были почти у цели, когда один особо нервный Рахи выпрыгнул из своей норы и обвился вокруг Хьюки. Потеряв равновесие, Тоа Камня сорвался с колонны. Нупару вовремя схватил Хьюки за руку, однако угорь уже потянулся к горлу своей добычи.
     - Отпусти! – Закричал Тоа Камня. – Я не смогу выстрелить из бластера пока ты находишься так близко!
     - Ты себе голову отстрелишь с такого расстояния! – Криком ответил Нупару. Он бросил свой бластер и сжал шею угрю. Тот зашипел и ощерился, пытаясь вцепиться в руку Нупару.
     Воспользовавшись секундной передышкой Хьюки заставил свою маску работать. Он понизил собственную гравитацию угря и существо отпустило его тело. Нупару высвободил свою руку, а Хьюки вновь воспользовался Маской. Тоа Камня повысил и понизил гравитацию животного в разных точках, эффектно завязав того в узел, а потом выбросил его в открытое море.
     Нупару помог Хьюки подняться. Колонна уже достигла верха впадины. Их ожидало дружелюбное сборище: Элек и тридцать-сорок штук электрических угрей.
     - Отлично, давай порвём его на части, - прорычал Хьюки. – А когда мы здесь внизу всё зачистим, я не желаю больше видеть даже лужи.
     - У меня есть идея получше, - сказал Тоа Земли, улыбаясь. – Парочка акул проплывают как раз над нашим другом… Как ты думаешь, что произойдёт, если они внезапно потяжелеют?
     Хьюки кивнул, и снова использовал свою маску, чтобы повысить гравитацию вокруг акул. Морские охотники на огромной скорости устремились вниз и врезались в Барраки и его армию. Те ответили шоковыми разрядами на то, что показалось им нападением. Разъярённые акулы напали по-настоящему, повергнув в бешенство армию Элека. Два Тоа услышали, как, уходя, Барраки проклинает Придака.
     - Знаешь, - сказал Нупару. – Мне кажется, что мы только что разбили их дружбу.
     - Ну да, - Улыбнулся Хьюки. – Я так об этом сожалею.
     
     Теряя силы, Джаллер осознал, что придется пойти на отчаянный риск. Вслепую нащупав руку Конгу, он послал сквозь их тела волну жара. Напавшие на них кальмары взвизгнули от боли, отцепились и исчезли в океане.
     Оба Тоа Иника, пошатываясь, поднялись на ноги. Опираясь о пол, Конгу посмотрел в сторону Барраки.
     - И вы называете себя полководцами? – С презрением произнёс он. – Полководцы не станут быстро-прятаться за спиной Рахи. Они убивают своими руками.
     - А также они умны достаточно, чтобы понять, когда враг провоцирует их, - ответил Калмах. – В наши времена нам покорялись целые нации… гибли города… разбегались войска. Неужели вы и в самом деле думаете, что горстка павших Тоа окажутся более, чем минутной обузой?
     Джаллер выпрямился в полный рост, не выдавая своего истощения.
     - Мы не павшие. – ответил он. – Вы ошиблись, Барраки.
     - Что тогда вы здесь забыли? – Сказал Карапар. – По своему желанию сюда никто не суётся.
     - Мы пришли с острова Войа Нуи, расположенного на поверхности. Мы пришли сюда за Маской Жизни. Помогите нам получить её, а мы покажем вам выход.
     Калмах долго смеялся. Неприятный звук.
     - Выход куда? Посмотри на нас, Тоа, - это место изменило нас. Мы неспособны больше жить на поверхности. Как и ты.
     Тоа Огня улыбнулся.
     - Но это сможет исправить маска – вы об этом думаете, так? Вот зачем она нужна вам. Мы можем заключить сделку… или сражаться, рискуя уничтожить маску во время боя.
     - С каких это пор Тоа заключают сделки? – Спросил Карапар, в ярости сжимая клешни. – Перестань обращаться с нами как с Рахи, Тоа. До нашего поражения там, наверху, ваш вид жил в страхе перед нами. Все жили.
     - Ушедшие дни, - ответил на это Конгу. – Это всё, что вы можете сказать?
     - Мы заслужили свою власть, - тихо сказал Калмах. – По этому праву мы никогда не сдавались. Если мы сейчас поможем вам, это означает пойти против своих союзников… Что ты можешь дать взамен?
     Секунду Джаллер молчал. Затем произнёс:
     - Как только Маска Жизни вернётся к нам, мы проследим, чтобы вы получили всё, что вы заслужили, всё, что заработали. Но сразись с нами – и я клянусь Мата Нуи, мы уничтожим маску прежде, чем вы наложите на неё свои лапы.
     Тоа Огня ждал ответа. Какое-то время он не верил, что Барраки действительно одобрят торг между ними. Но если это поможет ему и Конгу выбраться из пещеры целыми, он разберётся с неизбежным предательством позже.
     - Твоё предложение заманчиво, - сказал, наконец, Калмах. – Но под волнами обещания и клятвы не значат ничего. Даже если мы согласимся, Придак ни за что не будет помогать Тоа. Так что вам придётся оказать небольшую услугу, чтобы получить от нас помощь.
     - Какую услугу?
     - Убей Придака. А потом поговорим.
     
     Маторо находился в эпицентре кошмара. Везде вокруг него акулы Такеа сошлись в схватке со своими оживлёнными жертвами. Резня была молчаливая, всепоглощающая и более чем отвратительная. Легионы Придака уничтожили своих врагов… которые восстали вновь, благодаря силе маски Тоа Льда. И каждый раз, когда это происходило, Маторо чувствовал, что теряет частичку себя.
     Это и есть та цена, которую Маска Жизни требует за спасение Великого Духа? – сам себя спросил Маторо. – Я видел порабощенных Маторанов, Пирак, ведомых безумием, Брутаку, предавшего всё, во что он верил, и всё ради проклятой маски. И теперь еще больше смерти и разрушения, на этот раз по моей вине. Когда всё это закончится?
     - Это не закончится, дурак, - сказал Максилос/Макута.
     - Ага, - произнёс Маторо. – Значит, ты всё еще в этом теле. А я думал, ты сбежал при первой же опасности.
     - Лучшим действием для меня сейчас было бы не высовываться, - ответил Повелитель Теней. – Мы с Барраки… старые друзья. Это знакомство, которое я предпочёл бы не возобновлять.
     - У тебя может не быть выбора. Они не собираются отступать.
     - Выбор есть всегда… один другого проще. Барраки сделали свой восемьдесят тысяч лет назад, когда они решили свергнуть Мата Нуи. Теперь они встретились с его последствиями.
     - Как и ты?
     Максилос рассмеялся голосом Макуты:
     - Да, я тоже сделал свой выбор. Но не я встречусь с его последствиями, а ты, и твой вид, Тоа. Вы еще не начали платить предназначенную вам цену.
     В правом фланге возникло движение - группа акул Такеа врезались в армию Маторо. Его ряды были размётаны яростью атаки и акулы рванулись вперед раньше, чем Тоа успел реанимировать своих солдат. Придак не обратил внимания, когда те вернулись в схватку. Он изучил тактику Тоа Льда и сообразил, что ключом к победе будут неожиданность и скорость. Маторо использовал свою элементарную силу, чтобы заморозить нападающих, которых тут же сменили новые.
     - Ты же можешь помочь! – крикнул Маторо Максилосу. – Ты же говорил, что хочешь, чтобы я победил!
     - Выбор, маленький Тоа, - ответил Максилос. – Всё опять возвращается к нему. Если я не ошибаюсь, Барраки по имени Элек только что сделал выбор. Очень плохой для себя и очень хороший для нас.
     Маторо увидел, на что намекает Максилос. Сотни тысяч угрей плыли с востока по направлению к битве. Однако они не присоединились к акулам в борьбе против армии Тоа. Вместо этого они осадили Такеа, превосходя их числом и разбросав стаи во все стороны. В доли секунд вся основа атаки Придака была разбита, разрушена армией его союзника.
     - Что происходит? – спросил Маторо. – Я думал, Барраки на одной стороне.
     - Брось своих врагов в наихудшую темницу, и они объединятся в мощнейший союз, потому что они все разделяют одну судьбу, – ответил Максилос. – Но если появится хоть проблеск возможности вырваться на свободу, они на куски друг друга порвут, пытаясь добраться до выхода.
     Маторо ничего не сказал. Происходящее на его глазах было хуже всего, что он только мог представить. Это была настоящая природная ярость на свободе, и в то же время природы здесь не было – эти существа сражались и умирали без всякого на то желания обоих Барраки и Тоа.
     - Считай себя счастливым, - заметил Максилос. – Не каждый день удаётся наблюдать, как начинается война.

Отредактировано Рyдакa (03-08-2007 17:46:38)

0

9

Глава 8

    Некоторое время спустя Тоа Иника собрались у затонувшего города. Джаллер и Конгу выглядели помятыми после своей встречи с кальмарами. Хали отсутствовала, из-за чего ее партнеры беспокоились.
    В Мари Нуи была объявлена тревога. Матораны-охотники докладывали, что море сошло с ума. Акулы воевали с угрями, крабы керасы и кальмары загадочно исчезли из вод, и поступали неподтвержденные сообщения об атаках скатов на все шевелящееся. Любое существо, которому не повезло оказаться в центре одной из схваток, немедленно убивалось воюющими, и о нем сразу забывали. «Безопасного часа», времени, когда море было свободно от хищников, больше не существовало.
    – Что вы сделали? – потребовал ответа Дефилак. – Мы потеряли двух пастухов и полдюжины гидрук за последние шесть часов! С каждой секундой линия фронта приближается к границам Мари Нуи. Вот как вы защищаете нас?
    Хьюки пожал плечам:
    – Стравить их казалось неплохой мыслью. Кто ж знал, что они примутся уничтожать друг друга с таким энтузиазмом?
    – Это была хорошая идея, – сказал Джаллер. – Помните, что нам все еще надо найти маску. Если армии Барраки будут рвать друг друга на кусочки, то это даст нам время на поиски.
    – Так вот кем мы стали? – спросил Конгу. – Жертвуем Маторанами, Рахи, лишь для того, чтобы быстро-завершить нашу миссию? Мы все знаем и беспокоимся, что Хали может быть мертва...
    – Не надо, просто... не надо, – сказал Маторо. – Если у нас ничего не получится, то не будет больше ни Маторанов, ни Рахи, ни Хали... ни кого-либо из нас. Никому из нас не нравится то, что происходит, – добавил он, покосившись на Максилоса. – Но я думаю, что нам придется сделать нечто еще более худшее до того, как все закончится.
    Га-Маторанка подплыла к Дефилаку и что-то тихо ему сказала. Дефилак кивнул и повернулся к Тоа.
    – Теперь это подтверждено, – констатировал он. – Скаты выдвинулись и движутся прямиком к Мари Нуи. И их ведет ваша Тоа Хали!

    Как долго шел Ноктюрн? Часы? Дни? Элека и его угрей не было ни в одном из их обиталищ. Каждый раз, когда Ноктюрн пытался заставить какого-нибудь обитателя моря остановиться и указать ему направление поисков, тот умирал от его прикосновения.
    Он остановился и посмотрел на маску, которую нес. Она все еще светилась, хотя и не так ярко, как раньше. Ему хотелось, чтобы это прекратилось. Последнее, что нужно в глубинах океана – яркий свет, который привлечет всех хищников за много кио. А почему он таскает ее с собой? Ах, да, Придак велел. Он ненавидел Придака.
    Возможно, это что-то, что ему нужно, – подумал Ноктюрн. – Возможно, если я от нее избавлюсь, то он попадет в какие-нибудь неприятности. Возможно, кто-нибудь даже оторвет ему руку, как он мне.
    Ноктюрн помедлил, повертел маску в руках и начал укладывать ее на песок. Затем он заколебался. Придак узнает, что он избавился от маски, и впадет в ярость, которую выместит на Ноктюрне, как и говорил, а Придак пустых угроз не делал. Ноктюрн видел однажды, что он сделал с другим узником Ямы. Нет, Придак не убил Скакди, с которым сражался, а всего лишь порезал ноги, обездвижив того. Затем Придак ушел, зная, что морские охотники быстро обнаружат все, не способного передвигаться. Результат был предсказуем... и грязен.
    Лучше оставить ее при себе, решил Ноктюрн. Он повернул на север и продолжил путь, когда что-то ударило в его щупальце, что-то острое, и он выронил Маску Жизни. Он посмотрел наверх и увидел, что это был кинжал, воткнувшийся в его щупальце. Раздосадованный, он выдернул кинжал и повернулся, чтобы посмотреть, кто оказался настолько глуп, чтобы напасть на него.
    Гидраксон парил в воде, готовый бросить наручный кинжал, нацелив вращающийся бластер Кордак прямо на Ноктюрна.
    – Далековато, беглец, – сказал он. – Брось маску и сдавайся.
    Ноктюрн был крайне озадачен.
    – Ты ведь Гидраксон? – спросил он. – Когда произошло землетрясение и мы все сбежали в черные воды, Такадокс убил тебя. Я видел это. Ты мертв.
    – Мне стало лучше, – ответил Гидраксон. – И ты возвращаешься туда, где должен быть.
    – Но там, где мы были, нет теперь ничего. Ты что, не помнишь? Земля тряслась, стены падали, вода лилась...
    Гидраксон слушал болтовню Ноктюрна, но слова ничего для него не значили. Такого землетрясения никогда не происходило, и, уж точно, его никогда не убивали Барраки. Если бы он был настоящим Гидраксоном, все эти воспоминания были бы чересчур болезненны и реальны. Но он был тюремщиком Ямы, воссозданным Маской Жизни из По-Маторана, не имеющим ни сомнений, ни страхов, ни пугающих воспоминаний. Всем, что имело значение, была его работа.
    С запозданием он сообразил, что стоило бы вернуться к заданию. Ноктюрн выстрелил в него кальмаром, и он сомневался, что тот станет домашним любимцем. Гидраксон метнул острый как бритва бумеранг и рассек страшное создание напополам. Но даже после этого его щупальца продолжали ползти ко дну к своей цели.
    Быстрее, чем Ноктюрн мог среагировать, Гидраксон выдвинул и метнул одно из своих спинных лезвий, выбив кальмаромет из руки противника. Ноктюрн выбросил вперед щупальце, обвив его вокруг талии Гидраксона, и подтянул тюремщика к себе. Гидраксон нацелил свой бластер Кордак на ближайшую скалу и выстрелил, превратив ее в щебень.
    – Следующей будет твоя рука, – холодно сказал он.
    Ноктюрн улыбнулся. Он внезапно вспомнил кое-что о своем старом тюремщике. Отпустив Гидраксона, он схватил два камня и ударил их друг о друга так сильно, как смог. Звук столкновения был необычайно громким, и, для чувствительного слуха Гидраксона, болезненным. Тюремщик сделал пару шагов назад, пытаясь прочистить голову. Ноктюрн перехватил инициативу и врезался в него, выбив бластер из его правой руки и придавив левую ко дну. Он обхватил щупальцем горло Гидраксона.
    – Извини, но я сейчас пользуюсь своей рукой, – сказал Ноктюрн. – Однако спасибо за все это оружие – я сниму его с твоего тела,  когда ты вновь умрешь.
    – Начни с этого, – сказал Гидраксон, мысленно активировав другое свое спинное лезвие. Оно описало в воде дугу и остановилось, пришпилив щупальце Ноктюрна ко дну. Гидраксон воспользовался моментом, чтобы ногой оттолкнуть от себя Ноктюрна. Затем тюремщик поднял руку, готовый метнуть наручный кинжал прямо в Ноктюрна.
    – Я здесь, чтобы вернуть тебя, – сказал Гидраксон. – И мне не важно, если некоторые твои части этого не переживут.
    Плечи Ноктюрна опустились. Не сводя глаз со своего пленника, Гидраксон обошел его и поднял светящуюся маску Канохи. Та его часть, которая была тюремщиком Ямы, знала, что эта маска важна, раз она нужна Барракам, и ее, наверное, следует держать в безопасности, подальше от них. Но меньшая его часть, остатки сознания Декара, помнила эту маску как нечто опасное и разрушительное. В неверных руках Маска Жизни могла стать оружием невероятной мощи. Один взгляд на нее показал, что она уже начала саморазрушаться. Лучшим способом гарантировать то, что она больше не будет представлять угрозы, будет помочь ей в этом.
    Гидраксон аккуратно положил Маску Жизни на дно. Затем тщательно прицелился из своего бластера Кордак и выстрелил.

    – Что будет, если мы не сможем найти Маску Жизни вовремя? – спросил Маторо. Он плыл рядом с Максилосом-Макутой, направляясь к месту, где в последний раз видели армию Мантакса и Тоа Хали. Остальные Тоа Иника рассредоточились вокруг них, слишком далеко, чтобы что-то услышать.
    – Ах, если бы все Тоа имели в своем словаре такие слова, как «не сможем», – сказал Максилос. – Моя жизнь была бы куда проще. Я-то думал, что тебе подобные предпочитают быть оптимистичными до безумия?
    – Я просто задал вопрос, – огрызнулся Маторо.
    – На который знаешь ответ – если Мата Нуи умрет, то вселенная, которую ты, и я, и все твои маленькие друзья-Матораны знают, перестанет существовать. Джаллер потеряет возможность стать достойным наследником Ликана, Вакамы, Таху и всех остальных мягкотелых Тоа Огня... Хьюки больше никогда не увидит свою подружку Маку... а ты? Ты будешь знать, что в последние мгновения своей жизни Турага Ную обвинял тебя в неудаче.
    Маторо не ответил, и Максилос продолжил:
    – Когда все закончится, мне надо будет вернуть мою Маску Теней. Эти идиоты Пирака дали ей утонуть в море рядом с Метру Нуи. Большинство считает, что она лишь позволяет мне распространять физическую тьму, или взрастить немного гнева тут и там, но она способна на большее. Моя Канохи позволяет мне видеть тьму внутри кого угодно, все те грязные маленькие штучки, которые они прячут в тенях своей души. Я скучаю по ней... конечно, с тобой мне она вряд ли понадобится, Маторо. У тебя все на маске написано.
    Маторо оглянулся через плечо на Максилоса:
    – Дай-ка я кое-что тебе скажу... Если вселенная погибнет, если все и вся в ней умрет... я постараюсь сделать так, чтобы ты был первым.
    Максилос рассмеялся:
    – Ты не захочешь этого. В конце концов, если со мной что-то случится, вы никогда не узнаете, что надо делать с Маской Жизни, когда получите ее – «когда», Тоа, не «если». Я не собираюсь дать вам потерпеть неудачу.
    Он блефует, – подумал Маторо. – Он знает о том, что делать с этой маской, столько же, сколько и мы. Он лишь хочет убедиться, что я не попытаюсь заморозить его изнутри.
    – Если ты так много знаешь, тогда поведай мне – если мы отберем Маску Жизни у Барраков, то что? – спросил Тоа Льда.
    – Я думал, что это очевидно, – нетерпеливо ответил Максилос. Все должно стать, как было раньше, чтобы Мата Нуи можно было вылечить. Это значит, что Войя Нуи не должен плавать над нами, как брошенный Маторанский инструмент. Когда маска окажется в ваших руках, вы должны будете уничтожить каменный перешеек, соединяющий Войя Нуи и Мари Нуи, перешеек, который вы прошли, чтобы попасть сюда.
    – А потом?
    – Пессимистичный и тупой – ты действительно устанавливаешь новый стандарт для Тоа, – ядовито ответил Максилос. – Тогда Войя Нуи вернется туда, откуда приплыл. Конечно же, все его обитатели в это время погибнут... и Мари Нуи будет полностью уничтожен вместе с его захватчиками. Приемлемые потери, чтобы спасти вселенную, согласен?
    Увидев хмурое лицо Маторо, повелитель теней хлопнул его по спине:
    – Улыбнись, маленький Тоа. Когда все будет сказано и сделано, и два острова, полные Маторанов, умрут, твое имя войдет в историю – рядом с моим.

Отредактировано Ждущий (03-08-2007 17:35:30)

0

10

Эпилог

     Далеко на севере, другие шесть героев столкнулись со своими собственными проблемами.
     Одно время этих Тоа знали как Тоа Мата, названные так в честь Великого Духа Мата Нуи, чьё благополучие являлось их основной миссией. Сейчас они Тоа Нува, превращенные судьбой в еще более могущественных героев. Которые в данный момент были очень растеряны.
     - Это безумие, - проговорил Похату Нува. – Нам необходимо быть с Маторо и остальными, сражаться за жизнь Мата Нуи. А куда мы идём? К старым протоптанным дорожкам. И только потому, что так сказал какой-то качок с топором!
     Копака Нува, Тоа Льда добавил:
     - Хуже всего то, что он потребовал от нас сделать, как доберёмся до туда. Стоит ли доверять этому существу Аксонну? Что, если это обман?
     Таху Нува, лидер команды, жалел, что в словах Копаки так много правды. После того, как их освободили из заключения на острове Войя Нуи, Тоа Нува были полны решимости присоединиться к Тоа Иника в походе за Маской Жизни.  Однако вместо этого они встретились с двумя странными существами – Аксонном и Ботаром – которые сообщили им, что несколько опасных заданий ожидают их внимания. Они были единственными, кто мог их выполнить, это было частью их судьбы, и отправляться им следует немедленно. И первым делом им пришлось вернуться в Метру Нуи. В связи со срочностью ситуации, они вернули транспортные канистры Тоа на побережья острова-метрополиса. Стараясь не быть замеченными, они молча двигались по тёмным улицам города.
     - Это и для меня остаётся загадкой, - произнёс, наконец, Таху Нува. – Но Аксонн помог Маторанам и Тоа Иника на Войя Нуи, и ему известна воля Мата Нуи. По его словам. Мы сделаем то, что он нам сказал сделать, пока не появятся причины поступить иначе.
     - Правильно, - саркастически заметил Похату. – Тоа не обмануть, это и Великим известно.
     - Да, мы рискуем, притом сильно, - ответил Таху. – И если окажется, что нас обвели вокруг пальца, у нас хватит сил, чтобы разобраться с этим… и с Аксонном тоже.
     Споря, они добрались до своей цели – недавно достроенного Великого Храма. Разрушенный землетрясением и пожаром тысячу лет назад, он был восстановлен упорным трудом Маторанов. Храм был заполнен самыми древними и ценными артефактами, известных жителям, которые держали их здесь (или прятали) для сохранности. Ночь покажет, какой артефакт прятали от Тоа.
     - Почему бы нам просто не пойти к Турагам и не попросить у них то, что нам нужно? – Спросила Гали Нува. – Неужели эта миссия важна настолько, что мы превратимся в воров?
     - Ты знаешь, какой будет результат, Гали, - бесконечный спор, - возразил Онуа, Тоа Нува Земли. – И если мы, в итоге, не расскажем им откуда мы узнали то, что мы узнали, Турага ни за что не согласятся. Кости Макуты… Мы избраны для этого дела, а не можем придти к простому соглашению!
     Лива Нува рубанул рукой по воздуху.
     - Достаточно темно-болтать, или нас услышат Матораны. Мы уже близко.
     - Так начинай, Лива, - Приказал Таху.
     Тоа Нува Воздуха кивнул и призвал к силе маски Скорости. Являясь Канохи Нува, её сила распространилась на всех, кто стоял поблизости от носителя. В ту же секунду Тоа Нува приобрели способность перемещаться с огромной скоростью. Они побежали, слишком быстро, чтобы быть замеченными Га-Маторанскими постами. Они не остановились, чтобы открыть ворота Храма, а просто расщепили свои атомы, чтобы просочиться сквозь массивную дверь. И они не останавливались, пока не оказались внутри.
     - Из Тоа в вора за один присест, - проворчал Похату. – Как закончим, предлагаю проверить свободные вакансии у Тёмных Охотников.
     - Сюда, - сказала Гали, ведя их по коридорам в большую, пустую залу.
     - Здесь ничего нет, - сообщил Копака. – Нас провели. Аксонн просто убрал нас с острова для своих целей.
     - Ты слишком привык использовать Маску Зрения, братец, - упрекнула его Гали. – Полагайся на свои глаза. Если наша информация верна, в этой комнате всё отчётливо видно.
     Она сделал три широких шага к центру комнаты, один влево, еще два вперед и два вправо.
     - Здесь, Похату. Эта каменная плита требует твоего внимания.
     Тоа Камня подошёл к Гали. Наклонившись, он схватил часть пола, погрузив свои мощные пальцы в каменный блок. Затем безо всякого труда вытащил его.
     Все шесть Тоа собрались вокруг, чтобы рассмотреть содержимое. После секунды замешательства, Гали протянула руку и взяла странный предмет. Он состоял из двух коротких, круглых деревянных палочек, которые были обёрнуты вокруг тонкого белого вещества, неизвестного Тоа.
     - Странно, - сказал Копака. – Что это, как вы думаете?
     - Аксонн сказал, что мы найдём жизненно важное сообщение, - ответил Таху. – Лично я ожидал увидеь резьбу или что-то в этом роде.
     Гали приподняла предмет повыше и он вдруг развернулся. Теперь-то они и увидели маторанские письмена на листке, похожие на те, что использовались по всему Метру Нуи. Правда, они были не вырезаны, а скорее нарисованы.
     - Тупо, - прокомментировал Похату. – Зачем использовать это, когда вокруг полно превосходного камня?
     - Их способ письма обсудим позже, - отрезал Копака. – Я никак не могу переварить то, что здесь написано. Это какая-то жуткая шутка?
     - А по-твоему кто-нибудь смеётся? – ответил вопросом Таху. – Здесь сказано, что всё это требуется сделать, чтобы разбудить Великого Духа. Однако кое-что из того, что требуется… Как они могут ожидать от нас такого?
     - Никто не сказал, что быть Тоа-героем проще чаши ягод Була, - произнёс Лива. – А теперь идём. У нас впереди полно грязной работы.
     
     Первый пункт на свитке был, на первый взгляд, наипростейший… и в тоже время один из тяжелейших для героев, чтобы быть выполненным.
     Несколько часов пути привели их к цели, к месту их первой серьёзной битвы как Тоа Нува. Здесь, в выдолбленной в скале пещере они сражались с врагами, которых называли Бороки-кал, для того, чтобы удержать великую угрозу в заключении. Они пришли сюда, чтобы освободить двух из своих самых могущественных противников.
     Бараг всё еще были там, где Тоа оставили их – заключённые в клетке из твёрдого протодермиса. На свободе они управляли стаями Бороков, что угрожали опустошением острову Мата Нуи. По причине, которая никогда не прояснится, Бороки были запрограммированы уничтожить каждую реку, гору и лес и вернуть острову состояние бесплодного куска камня. Тоа победили Бороков и Бараг и спасли Мата Нуи и Маторанов от гибели.
     - И сейчас мы просто позволим им уйти? – Поинтересовался Похату Нува. – Проверьте-ка листик еще раз: может, Макута на обороте подписался?
     - Похату, ты преувеличиваешь… наверно, - сказала Гали Нува. – Но Таху, разве это правильно?
     - Аксонн сказал, что на самом деле всё не так, как казалось раньше, - ответил Тоа Нува Огня. – Если это поможет разбудить Великого Духа, значит, мы поступим так.
     - А если не поможет? – засомневался Лива Нува.
     - Мы победили стаи один раз, победим их и снова, - подвёл итог Таху. – А теперь добавьте свою силу к моей.
     С неохотой, Тоа Нува объединили свою энергию в единый луч, который разрушил печать Тоа, хранившую целостность тюрьмы. Спустя секунды, клетка была уничтожена. Бараг были снова на свободе.
     - Почему вы нас освободили? – Спросила одна из монстров.
     - Потому что кое-кто, кому мы… доверяем… сказал, что это нужно сделать, - ответил Таху Нува. – Бороки не должны были находиться на острове в прошлый раз, поэтому их остановили. Но на этот раз…
     Таху замолчал, вспомнив всеобщее разрушение, которое сеяли Бороки во время предыдущей атаки. Нет, он не может произнести эти слова, даже если Аксонн говорил правду. Он не мог поверить, что Великий Дух захочет этого.
     - На этот раз сигнал будет дан, - раздался голос Онуа Нува. Тоа повернулись к нему, но его глаза были прикованы к Бараг. – Бороки будут разбужены и они выполнят своё предназначение. Вы поняли?
     - Мы поняли, - ответили Бараг в один голос. – Остров Мата Нуи должен стать таким, каким он был до начала времён.
     - Что ты сделал? – Спросил Похату Онуа, приблизившись к нему маска-к-маске. – Мы обязаны посадить их в клетку… Сейчас же!
     Онуа Нува покачал головой.
     - Я верю, что сделал то, что должен, - проговорил он. – Я сделал первый шаг в будущее. Никто не обещал, что путь будет легок.
     Воздух наполнился визжащим звуком – это в бесчисленных гнёздах пробудились сотни тысяч Бороков, готовые продолжить свою миссию разрушения.

КОНЕЦ

0


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Legends#7. Prisoners of the Pit