Кини-Нуи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Legends#1. Island of Doom


BIONICLE: Legends#1. Island of Doom

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Пока перевела только введение. Обратите внимание: немного отличается от того, что переводил Таху. В окончательном варианте Грег убрал некоторые фразы.

http://www.brickshelf.com//gallery/beloglaz/legends/island_of_doom.jpg

0

2

ОСТРОВ ГИБЕЛИ
(Грег Фаршти, 2006)

Введение
     Шесть мощных фигур стояли на берегу некогда великого города Метру Нуи. Это были Тоа Нува, герои, сила и умение которых победили темноту и позволили Маторанам вернуться туда, где когда-то был их дом.
     Все Матораны вокруг них трудились, восстанавливая город. Несколько столетий назад он был поврежден массивным землетрясением, а затем животными Раи. Большая часть Метру Нуи была в плохом состоянии, а некоторые районы лежали в руинах.
     Тоа Нува и Таканува, Toa Света, в последние несколько недель нескольких недель в основном помогали Маторанам в их  работе. Но теперь Турага Вакама и Турага Ную позвали на закрытое совещание. И, судя по выражению их лиц, Toa вряд ли должны были услышать хорошие новости.
     Вакама привёл Тоа в уединенное место, где их ждал Турага Дьюм. Дьюм жил в Метру Нуи, ожидая возвращения Маторанов, более тысячи лет. Он смотрел на Тоа Нува с неприкрытым отчаянием в глазах.
     - Друзья мои, я не знаю, как сказать это, - начал он. – Уже тысяча лет, как Великий Дух Мата Нуи поражен предательством и впал в глубокий сон. Было предсказано, что ваша, Тоа Нува, судьба, состоит в том, чтобы в один день пробудить Мата Нуи и восстановить свет и мир в мире.
     Таху Нува нахмурился. Они уже знали все это. Возвращение Маторанов в Метру Нуи было первым шагом к пробуждению Великого Духа.
     - Я изучил звезды, те немногочисленные и тусклые, что теперь существуют, - продолжал Дьюм, указывая на темное небо. Действительно, там было немного светлых точек, и те, что были заметны, едва просматривались. - Я консультировался с Турагой Ную, который когда-то был одаренным переводчиком посланий, записанных небесах. Он согласился с моими выводами.
     - Какими? - спросил Копака Нува с проскальзывающим в голосе нетерпением.
     - Мата Нуи не просто спит, - сказал тихо Дьюм. - Друзья мои, Мата Нуи умирает.

     После того, как первоначальные шок и недоверие прошли, Тоа Нува настояли на том, чтобы увидеть доказательства утверждения Дьюма. Он и Ную показали им пути звезд, уменьшение их числа и яркости, указывавшие на одно и то же. За то время, что прошло с поры погружения Мата Нуи в сон, Великий Дух сохранял жизнь, но постепенно все больше слабел. Если ничего не предпринять, он может умереть, и тогда всякая надежда для мира будет потеряна.
     - Что мы можем сделать? – спросила Гали Нува, Тоа Воды.- Со всей нашей силой должен быть какой-то путь спасти Мата Нуи.
     - И он есть, - сказал Дьюм. – Существует Великая Маска силы – Маска Жизни – спрятанная далеко отсюда. Это маска – ключ к сохранению жизни Мата Нуи. Вы должны отправиться в путешествие на остров, который не должен существовать, но существует, и найти там это сокровище.
     - А когда мы найдем ее? – спросил Онуа Нува, Тоа Земли. – Что тогда?
    - Мы верим – мы надеемся – что, когда мы будем иметь эту маску, Великий Дух скажет нам, что делать дальше, - сказал Турага Вакама.
      Таху Нува кивнул:
     - Это не кажется очень трудным по сравнению с теми вещами, что мы уже делали. Мы едем на этот остров, находим маску…
     - И быстро-быстро спасаем мир, - закончил Лева Нува. – Как в старые-добрые времена!
     Турага Дьюм покачал головой:
    - Не думайте что это легкая задача, Тоа Нува. Эти звезды могут видеть все, включая тех, чья цель – зло. Есть те, кто не будет оплакивать смерть Мата Нуи… и те, кто просто хочет обладать страшной силой этой маски. Если они найдут ее тайное место раньше вас…
     Таху повернулся к Гали:
     - Скажи Такануве: мы должны отправляться немедленно.
     - Нет, - резко сказал Дьюм. Остальные посмотрели на него с удивлением. – Таканува должен остаться здесь.
Копака повернулся к Тураге:
     - Я не понимаю. Ты говоришь нам, что эта миссия жизненно важна, и сразу после этого лишаешь нас одной седьмой части нашей силы. Почему?
     - Метру Нуи нужно защищать в ваше отсутствие, - объяснил Дьюм. – Звезды говорят, что судьба Таканувы – остаться здесь и защищать Маторанов.

     - Я должен остаться? – спросил Тоа Света с недоверием.- Но я могу понадобиться остальным! Я должен быть с ними!
     - Ты нужен здесь, - сказал Турага Вакама. – Придет время, когда твоя сила может стать всем, что стоит между нами и темнотой. Однажды тебе придется быть готовым к действию. А пока, до этого, твое место в Метру Нуи, с нами.
     - Ладно, я остаюсь, - сказал Таканува. – Но другие – ты думаешь, с ними все будет в порядке?
     Вакама долго думал, прежде чем ответить. Потом сказал просто:
     - Нет, Таканува. Нет, я так не думаю.

Отредактировано al (10-10-2006 20:49:08)

0

3

Глава 1
Остров Войя Нуи:

     Маленькая фигура в доспехах целеустремленно шла по каменистой местности. Его глаза изучали землю и крутые склоны на противоположной стороне, ища хотя бы слабейший знак присутствия влаги. Это был ритуал, который он неизменно повторял ежедневно, каждый раз все больше расстраиваясь.
     - Драгоценные капли воды, которых так мало, исчезают, - думал Гаран, изучая высохшую местность. – Когда озеро полностью высохнет, я не знаю, что мы будем делать. Только зеленая зона недалеко от берега еще процветает, и никто кроме Великого Духа не знает, почему.   
     На некотором расстоянии, вулкан с урчанием извергал в воздух раскаленную красную лаву. Земля дрожала под его ногами, но Гаран уже давно научился сохранять равновесие. Матораны, живущие на острове Войя Нуи, должны были владеть искусством вести себя при извержениях, землетрясениях и засухах, или они бы не выжили.
     Он остановился, потому что увидел что-то похожее на капли дождя. Скрестив два своих инструмента, он выстрелил несколькими импульсами в землю. Они прошли через камень, разрушая его на свом пути, так что образовалась яма глубиной около шести футов На дне ямы осталась маленькая лужа грязной воды.
    Гаран вздохнул и посмотрел вдаль, на океан:
     - Столько воды, и ничего пригодного для питья. Если только…
     Его глаза задержались на чем-то качающемся на волнах невдалеке внизу. Это блестело на ярком солнечном свете… и было похоже на какую-то канистру. Пока Гаран смотрел, канистра ударилась о ледяное кольцо, которое окружало остров, и  остановилась.
     Крышка канистры со свистом закрутилась, и затем отвалилась,  скользнув по льду обратно в воду. Какой-то частью разума Гарану хотелось бежать на берег и увидеть, что находится внутри, но он сдерживал себя. Он припал к земле за валуном и внимательно наблюдал.
     Через какое-то время из канистры появилась фигура. Она была худая и сильная,  облаченная в снежно-белые доспехи, вдоль которых тянулись шипы. Сильные мускулистые ноги заканчивались ступнями с двумя когтями, позволявшими легко передвигаться по льду.  Самым странным было его лицо, с красными сверкающими глазами, и улыбкой, которую лучше всего было описать как свирепую. Фигура остановилась, посмотрела вокруг с видимым удовлетворением и направилась по направлению к поселению Маторанов.
     Гаран выглянул из-за камня. Фигура в доспехах не была похожа ни на что, что он видел раньше, но невозможно было ошибиться: от нее исходила сила. Это выглядело невероятным, но вновь прибывший мог быть только одним – Тоа!
     Белая фигура внезапно остановилась. В соседнем кустарнике копошился Висорак, и, вероятно, Тоа заметил его. Небрежно, как если бы он встречался с этим каждый день, Тоа поднял руку по направлению к Висораку. Кустарник внезапно ожил, его тонкие побеги обвились вокруг паукообразного существа и сжали его. Они сжимали его до тех пор, пока Висорак не сплющился, и мог только иногда слабо поворачиваться. В этот момент растение вернулось обратно и стало снова просто растением.
     Гаран был охвачен благоговением. С такой силой новый Тоа может быстро решить все проблемы Войя Нуи. Он счастливо улыбнулся, уверенный, что прежняя жизнь Маторанов скоро останется только в воспоминаниях.

     Рейдак нетерпеливо ждал внутри своей канистры. Он мог бы выбраться на берег через минуту. Но Зактан сказал, что Матораны обязательно придут исследовать канистры, и когда они это сделают, он должен будет открыть канистру и объявить, что он Тоа Земли.
     Это, полагал Рейдак, было уж слишком, как и большинство других планов Зактана. Они всегда были слишком сложными и хитрыми для Рейдака. Кроме того, он не был Тоа – он был бывшим Темным Охотником, а теперь – Пирака. Он даже не был похож на Тоа. Все Тоа, которых он когда-нибудь встречал, были маленькими и слабыми, и обычно умирали слишком быстро. Он предпочитал более долговечных противников.
     - Я здесь уже достаточно долго, -пожаловался он сам себе. – Высадившись на берег в этой канистре, я пока слышу только морских птиц. Если Матораны не найдут меня, я сам найду их, к их сожалению.
     Двинув своими мощными плечами, Рейдак проделал себе путь из металлической канистры. Стряхнув с себя куски железа, он пошел вглубь острова.

Отредактировано al (10-10-2006 23:57:56)

0

4

Балта подошел к открытой канистре в поисках пищи. Он не представлял, что это может быть. Может быть, Матораны из какой-нибудь другой деревни получили послания, которые они бросали в океан, и прислали сырье? Но он знал, что это очень маловероятно.
     Его сомнения быстро подтвердились. Канистра была пуста. Но от нее шли следы в сторону поселения. Балта решил, что еда может подождать. Кроме того, в этом была какая-то тайна, а на Войя Нуи было так мало тайн!
     Часом позже он догнал вновь прибывшего, одетого в красные доспехи. Первым, что он заметил, была странная улыбка – по крайней мере, он предположил что это должно было обозначать улыбку. Это было нечто больше напоминающее хищный оскал… а потом он заметил когти, как у хищника. 
     Балта предусмотрительно остановился в  нескольких шагах и крикнул:
     - Привет?
     Странная фигура обернулась. Он выждал момент, прежде чем начать говорить, как бы оценивая Маторана. Потом он сказал:
     - Ты знаешь, кто я такой?
     Балта покачал головой.
     - Ну, так я скажу, - заверил его пришелец. – Я Тоа Хаканн. Когда-нибудь об этом дне, когда Тоа прибыли на Войя Нуи, будут рассказывать в легендах. Легендах, которые будут жить долго после вас, Маторан.
     Балта не знал, что сказать на это, но тот, кто назвал себя Тоа, и не ждал его ответа. Вместо этого, он указал на стадо чудовищных Раи, которые паслись на ближайшем каменном барьере.
     - Кто они?
     - Киканало, - ответил Балта. – Они едят растения, если могут их найти. Они очень большие и сильные, и их пробеги пугающи… но они в основном безвредны.
     Хаканн улыбнулся. Потом он несколько секунд пристально смотрел на Киканало. Темно-красные энергетические лучи вылетели из его глаз и поразили Раи, полностью уничтожив их. Все, что от них осталось – это несколько струек дыма.
     - А теперь, - сказал Хаканн удовлетворенно, - они полностью безвредны.
     - Зачем – зачем ты это сделал, - прошептал ошеломленный Балта. – Они никому не сделали ничего плохого!
     - Они закрывали мне вид, - ответил Хаканн небрежно. – Я полагаю теперь самое время тебе показать мне вашу деревню? И потом, мы будем создавать легенды, не так ли?
     Балта ничего не ответил, но да – кроме всего прочего, кто же может отказать Тоа в том, что он хочет? Но он не мог не оглянуться назад на голую землю, где еще совсем недавно стояли могущественные Раи.

     Пирук бежал, спасая свою жизнь.
     То, что он вспоминал, увеличивало его панику, заставляя бежать еще быстрее. Он нашел канистру. Она открылась, и кто-то… что-то… вышло из нее.
Оно было в зеленых доспехах, и первой мыслью Пирука было, что это Тоа, или другое мощное существо, пришедшее помочь Войя Нуи. Но прибывший холодно оглядел его, как если бы он был червяком, предназначенным для вскрытия. Когда фигура заговорила, ее голос звучало как множество голосов, слившихся в один. Что хуже всего, его тело казалось постоянно движущимся, как будто оно не было полностью сцеплено, а представляло собой случайный набор деталей, постоянно изменяющих свое положение. «Ужасно», - промелькнула мысль у Пирука.
     К сожалению, он бежал недостаточно быстро. Он слышал что-то позади себя, но это не был звук преследования. Это больше походило на низкий шум, который с каждым мгновением становился все громче и громче.
     Над ним проплыло облако, и через мгновение он перестал видеть. Потом зеленая фигура медленно появилась перед ним, протягивая защищенную доспехами руку.
     - Не… пугайся, - прошептала странная фигура. – Тоа Зактан. Здесь, чтобы помочь.
     Пирук с минуту не верил в это. Он никогда не встречал ни одного Тоа, но слышал о них достаточно. Ни в одной из легенд не говорилось о чем-нибудь даже отдаленно напоминающем это странное существо. Тоа были смелыми, героическими,  приносящими спокойствие. А это похоже на кошмарного лавового угря, - подумал Пирук.
     - Хорошо. Я не боюсь, - соврал он. – Но, хм, мне на самом деле не нужна никакая помощь. Здесь все хорошо. Может быть, ты найдешь какой-нибудь другой остров, чтобы его защищать? А?
     Зактан покачал головой. Это движение вызвало странный шорох, похожий на тот, что издают шевелящиеся от ветра сухие листья.
     - Тоа Зактан, - повторила фигура. – Здесь, чтобы помочь.
     Пирук посмотрел в глаза странному пришельцу. В них не было тепла и внимания.
     - Тогда оставайся здесь, - сказал Пирук. – Оставайся здесь и… и не двигайся.   Я пойду найду других Маторанов, которые, может быть знают, как ты можешь помочь. Ладно?
     До того, как Зактан успел ответить, Пирук уже направился к поселку. В это время он не слышал гула позади себя, только звуки шагов по земле и дыхания, вырывающихся из легких. Он не оглядывался до тех пор, пока  не оказался дома.

     Авак хмурился, вытаскивая канистру на ледяной пляж. Везок предлагал свою помощь, но он нигде не мог его найти. Как обычно, он где-то занимался своими собственными планами, игнорируя интересы команды.
     Это самая важная работа, - напомнил он сам себе. – Намного более важная, чем убедить горстку глупых Маторанов в том, что мы Тоа, поскольку я сомневаюсь, что мы будем дурачить их слишком долго. Нет, кристалл внутри моей канистры – ключ ко всему.
     Авак остановился. Он был абсолютно уверен в истинности того, что только что сказал, но одна вещь беспокоила его. Он не знал точно, почему это так важно. Остальные были слишком увлечены поисками спрятанного здесь сокровища, чтобы обращать внимание на какие-то вопросы и сомнения. В отличие от Авака. Он знал, что надо слушать свой внутренний голос.
     - Вот почему я буду здесь один, с сокровищем, а другие – нет, - подумал он, постучав по голове пальцем. – Потому что у меня здесь есть то, чего нет у других.

     Везок пробирался по берегу. Его канистра дала течь на полпути к Войя Нуи, и когда он попробовал ее открыть, он обнаружил, что крышка прилипла. К счастью, у него оказалось достаточно грубой силы, чтобы проделать другой выход. Но это не меняло того факта, что кто-то из его команды пытался утопить его в море. Не было трудно догадаться, кто.
     - Хитрый. Нечестный. Невменяемый, - сказал он сам себе. – Хаканн. Это он.
     Это не вызвало у него особого гнева или опасений. Вместо этого, он спокойно продолжал свой путь по воде, его глаза наблюдали извержение вулкана на вершине острова. Он заинтересовался, знают ли что-нибудь Матораны о том, что спрятано на их маленьком куске камня.
     - Вероятно, нет, - решил он. – Но они помогут нам это найти. И когда мы это сделаем, тогда будем строить планы следующего этапа – конечно, после того, как я сверну Хаканну голову, чтобы он мог посмотреть сам себе в глаза.
     Эта мысль заставила его впервые за сегодняшний день улыбнуться.

Глава 2
     Турага Дьюм привел Тоа Нува и других Турага в затхлый узкий туннель под поверхностью Метру Нуи.
     - Куда мы идем? – спросил Таху Нува.
     - Потерпи, - ответил Дьюм.
     Гали Нува улыбнулась. Попросить Таху потерпеть было все равно что попросить сильный огонь не быть таким  горячим. Тоа Нува Огня начал что-то говорить, но Турага Вакама отрицательно покачал головой.
     Венуа смотрел вокруг. Они уже были ниже руин архивов, технических туннелей, и других мест, где когда-либо бывали Матораны.
     - Если мы и дальше продолжим так спускаться, мы выйдем с другой стороны мира, - сказал он себе.
     Турага Дьюм кивнул головой  на узкий проход. Тоа Нува пришлось присесть и поползти по нему.
     - Что ты ищешь-отыскиваешь в этом месте? – спросил Лева Нува, Тоа Воздуха. – И зачем?
     - В последнюю тысячу лет я тратил много сил, создавая словарь «деревоговорящих», Лева, - ответил Дьюм. – Я делал это, готовясь к твоему итоговому возвращению.
     - Нам туда? –спросил Лева, глядя на грубо выложенную сырую каменную стену, к которой они приблизились. – Этого бы не хотелось. В самом деле.
     - Довольно , - сказал Дьюм. – Мы на месте.
     Тоа Нува выползли из тоннеля и встали на ноги. «На месте» оказалось огромной камерой, по-видимому, не природного происхождения. Она было почти совершенно круглая, с выходами в шесть коридоров на противоположной стене. В центре комнаты возвышался бассейн с жидким протодермисом, но внимание Тоа привлекло то, что плавало в центре этого бассейна.
     На воде находились шесть цилиндров, на их боках сверкали маленькие красные огоньки. Они были в точности похожи на те цилиндры, в которых Тоа впервые приплыли на остров Мата Нуи. Как они попали туда, и в конце концов - в прибрежные воды острова, до сих пор было неизвестно. Но теперь они знали, что были сильно ослаблены, проплавав в океане возможно, около тысячи лет в этих канистрах, прежде чем в конце концов прибыли на остров.
     - О, нет! – сказал Похату Нува, отступая на шаг назад. – Я не полезу снова в одну из них. Я помню, что произошло в прошлый раз. Ну, хорошо, на самом деле я не помню, но я не хочу спать еще тысячу лет.
     - Что это за место, - спросил Копака Нува, не обращая внимания на Тоа Камня. – Именно сюда мы и шли сверху?
     - Не сюда, - сказал Дьюм. – Но, возможно, в некое место, очень похожее на это.
- Это противоречит здравому смыслу, - сказал Онуа. – Я напомню легенду: мы были сброшены Мата Нуи с неба.
     Дьюм кивнул и улыбнулся:
     - Действительно. Но если вас запустили в небо вашего острова, а потом вы упали в океан… ведь выходит, что тогда вы упали с неба, не так ли?
     Онуа нахмурился. Еще один раз все что, как он думал, он знал о себе, перевернулось в его голове. Он  ненавидел, когда так происходило.
     - Почему ты привел нас сюда? – спросила Гали Нува. – Что мы должны здесь увидеть?
     Ответил Турага Вакама:
     - Остров, на котором спрятана Маска Жизни, расположен наверху, в том же океане, что и Мата Нуи. Но от него до нашего прежнего дома такое большое расстояние, что никто из нас даже не уверен в его существовании.
     - Путешествие к нему по земле и по воде может оказаться опасным, и вероятно даже гибельным, - добавила Турага Нокама. – Мы думаем, что только эти канистры – безопасный способ для вас достигнуть своего пункта назначения.
     - И каков же наш пункт назначения? – спросил Копака Нува. – В каком далеком месте спрятана маска Канои такой силы?
     - Звезды говорят, что оно называется Войя Нуи, - сказал Турага Дьюм. – Но они дают и другое название: «Кинжалы Смерти». Я опасаюсь, что второе название может оказаться более точным.
     - Ну, в этом есть одна хорошая вещь, - сказал Тоа Нува Воздуха. – С таким счастливым-веселым названием я сомневаюсь, что это место очень густо населено.

0

5

Балта прислонился к камню, наблюдая за работой Авака. Коричневая фигура весь день копала руду, и затем скрепляла ее куски друг с другом крепкими ударами своего орудия. Балта не представлял, что Авак делает, но сам процесс был очень интересен.
     - Это какая-то новая машина? – спросил он в конце концов. – Что-то, что поможет найти воду?
     - Да. Это просто то, что есть, - ответил Авак, не глядя на него. – Когда это будет готово, ты сможешь не беспокоиться ни о воде, ни о чем-нибудь другом.
     Балта спрыгнул с камня и присмотрелся поближе к изделию Авака:
    - Что она делает? – спросил он, показывая на неизвестную ему деталь. – А это что? Как эти два части соединяются вместе? Это единственный цвет, в который можно красить эти части? Я думаю, они лучше смотрелись бы в каком-нибудь оттенке серого.
     Маторан даже не до конца понял, что произошло дальше. Только что все было нормально, а в следующую секунду он очутился внутри клетки из какого-то прозрачного металла. Он мог видеть происходящее снаружи, но когда попробовал говорить, из его рта не вышло никакого звука.
     - Маторана должно быть видно, но не слышно, - прорычал Авак. – И даже насчет «видно» - спорный вопрос.
     Ничего больше не говоря, он вернулся к своей работе, не обращая внимания на немой крик Маторана.

     Фигура в белых доспехах, называвшая себя Током, провела большую часть дня, проверяя свою силу. Когда Гаран попробовал узнать что-нибудь о том, откуда Ток пришел и зачем, Ток занимался тем, что придавал камням и деревьям подобие жизни и заставлял их сражаться друг с другом.
     - Как ты узнал, что нам нужна помощь? – спросил Гаран, надеясь что он не слишком надоедлив.
     - Я Тоа, не так ли? – ответил Ток. – Знание таких вещей – часть моей работы, как и мои идеи необходимости мира и порядка во всем, и применение моей элементарной силы к любому, кто не согласен со мной, - он сделал паузу, потом быстро добавил. – Тем не менее, многого я  не знаю. Теперь твоя очередь отвечать. Почему ты здесь? Что держит Маторанов на таком  бесплодном куске камня?
     - Это мой дом, - ответил Гаран. - Тысячу лет назад, или около того, мы были частью большого материка. Потом случилось землетрясение, взрыв, и наша часть континента оторвалась и взлетела наверх. В этот день погибло много моих хороших друзей. Те из нас, кто уцелели, были вынуждены жить здесь сколько мы себя помним.
     - Очень благородно. Очень трогательно, - сказал Ток тихо. – И, конечно, я не верю ни слову.
     Гаран был слишком поражен, чтобы отвечать.  Ток продолжил:
     - Есть только две возможных причины, по которым вы все это время оставались на Войя Нуи, с трудом сводя концы с концами и цепляясь за жалкое существование: первая –вы слишком трусливы, чтобы попробовать бежать отсюда, и вторая…вы что-то скрываете. На вашем острове находится сокровище, и вы не хотите оставить его. Это правда, маленький Маторан, не так ли?
     - Нет, - воскликнул Гаран. – Сокровище? На нашем острове? Ты читал неправильные легенды.
     Глаза Тока сверкнули и его улыбка превратилась в рычание. Гаран сделал шаг назад.
     - Извини, но если бы здесь было сокровище, я мог бы знать об этом, так ведь?
     - Да, - сказал Ток, наклоняясь поближе. - Ты мог бы знать. Это точная суть дела.
     Маторанин попытался сменить тему:
     - Какую маску Канои ты носишь, Тоа Ток? Я никогда не видел ничего, хм, похожего на нее.
     Фигура в доспехах усмехнулась:
     - Я не ношу маску.
     - Ох, - сказал Гаран смущенно. – А я думал, все Тоа носят маски Канои.
     Холодная улыбка  Тока стала еще шире:
     - С чего бы мне прятать лицо?

     Далу целенаправленно шла вдоль берега. Впереди Везок сидел скрестив ноги на камне, пристально глядя вверх на высокое скелетообразное дерево. Она не хотела беспокоить его, поскольку он был, кажется, полностью погружен в медитацию, но ей надо было задать много вопросов. Как Тоа Воды, он, конечно, имеет внутреннюю силу и чувство равновесия, и способен помочь ей.
     - Извини, что мешаю, Тоа Везок, - начала Далу. – Но мне нужен совет. Видишь ли, у меня ужасный характер… Гаран говорит, что я взрываюсь хуже вулкана. Я знаю, что это плохо, но я была рассержена на прошлой неделе и разбила каменную стену… головой…хотя,  особой причины не было…
     Везок остановил ее движением руки:
     - Спокойно. Пусть другие боятся твоего гнева, а ты не должна ничего бояться. Если они слишком слабы, чтобы бороться с тобой, это значит, что тебе предназначено командовать ими. Отними власть у вашего Тураги. Завладей островом. Когда сделаешь это, приходи повидаться со мной.
     Далу подумала, что слух обманывает ее: она ожидала, что Везок даст совет размышлять, а не использовать силу, и приведет веские аргументы. Что он за Тоа?
     - Но у нас нет Тураги, - ответила она. - Он погиб, когда остров оторвался от материка. Мы просто заботимся о себе сами.
     - Хорошо, - сказал Везок, по прежнему не отрывая глаз от дерева. – Турага всегда держит в подчинении, так или иначе. Я помню, мы встретили одного много лет назад. Он все время говорил «нет». Окончилось все это обсуждением его собственной судьбы.
     - И что произошло?
     Везок взглянул не нее, и обнажил зубы в волчьем оскале:
     - Когда его выгнали, у него уже не было времени  достигнуть того, что он хотел.
     Этого было достаточно для Далу, и она начала отступать по пути, по которому пришла. Может быть они с Гараном и не были лучшими в мире друзьями, но он должен был у знать об этом разговоре. Она не была уверена, были ли легенды, которые она слышала о Тоа, враньем, или просто это особенный Тоа, сошедший с ума по дороге на Войя Нуи.  Но что-то заставляло ее дрожать, и это не был холодный ветер, дувший с покрытого льдом океанского берега.
     - Ну, спасибо за совет, - сказала она торопливо. – Я, конечно, подумаю об этом.
     - У меня еще много советов для тебя, Маторан, - сказал Везок. – Тебе и твоим друзьям не следует прогуливаться по этому опасному острову, задавать чужестранцам так много вопросов и беспокоиться о вещах, которые вас не касаются.
     Его глаза на мгновение сверкнули красным. Что-то ударило Далу, сбив ее с ног. Она упала на твердую землю,  не в состоянии вздохнуть.
     Везок  поднялся и направился прочь:
     - Ты можешь нанести нам вред.

0

6

Глава 3
     Жизнь на Войя Нуи изменилась, и Гаран ничуть не был уверен, что готов к этому.
     С тех пор, как прибыли Ток, Рейдак, Хаканн, Зактан, Авак и Везок, они с помощью Маторанов переделывали остров по своему вкусу. Две команды жителей деревни под руководством Далу и Кази были направлены сверлить дыры на склонах вулкана, чтобы двать выход лаве. Пирук и Балта осуществляли надзор над группами, которым было поручено рыть огромные резервуары для сбора лавы. Ничто из этого Гарану не нравилось. Проблемой Войя Нуи было отсутствие воды, а они не могли пить жидкую расплавленную лаву или камни, в которые она застывала.
     Выполнением самого странного проекта занимался Велика. Его группа Маторанов была направлена работать на постройку огромного сооружения в центре острова под руководством Тоа Авака. Они уже знали, что когда работа будет закончена, никому из Маторанов не будет позволено входить туда.
     Вся эта ситуация сильно беспокоила Гарана. Со времени своего прибытия Тоа не сделали ничего для облегчения засухи или для защиты от опасных Раи. Они или не обращали внимания на просьбы о различных видах помощи, или откладывали это дело на неопределенный срок. Хотя, насколько он знал, они и не наносили Маторанам какого-либо вреда, они не проявляли никакого снисхождения к тем, кто работал медленно или  неловко.  Некоторые Тоа, например Зактан, казалось, насколько, это было возможно, избегали Маторанов.
      - Тоа должны вести себя  не так, - пробормотал Гаран, обращаясь сам к себе.
     - А ты, конечно, эксперт в этом.
     Гаран подскочил от звука голоса позади него. Обернувшись, он увидел стоящего рядом Хаканна, на лице его была неприятная улыбка.
     - Ты раньше видел Тоа в кризисных ситуациях, - продолжил Хаканн ровным зловещим тоном. – Ты знаешь как они должны действовать.
     - Нет, это не то, что я …
     Хаканн схватил Гарана за шею поднял его в воздух, все еще улыбаясь:
     - Почему бы не пошутить с тобой, Маторан, сделав так, как мы хотим? Хмммм…
     Он осторожно посадил Гарана на плечо. Маторану ужасно захотелось спрыгнуть, но он боялся того, что произойдет если он это сделает. 
     - Теперь, вон там мы будем строить храм, - сказал Хаканн, показывая пальцем в сторону каменистого пика. – Я полагаю, это будет просто идеально.
     То, на что показал Хаканн, был маленький участок острова, где сохранилась растительность. Густой покров цветущих растений почему-то ухитрился уцелеть во враждебной местности и пышно разрастись, к удовольствию Раи, находивших там корм.
     - Конечно, придется избавиться от всех этих кустарников, - сказал Хаканн. Его глаза сверкнули красным блеском, и секундой позже растительная жизнь была уничтожена. Гаран почувствовал, что его сердце падает.
     - Теперь это годится для храма, - сказал Хаканн удовлетворенно.
     - Храма? Храма в честь кого?
     - Есть три вещи, которые больше всего значат для меня в жизни, - ответил Хаканн торжественно. – Три вещи, которые я принимаю во внимание, прежде чем предпринять какое-нибудь действие.
     Гаран не представлял, что тот имеет в виду, но решил не показывать этого Тоа.
     - Единство, долг, судьба? – предположил он, назвав три главных добродетели жизни Маторанов.
     - Нет, нет, - рассмеялся Хаканн. – Я, я сам, и еще раз я.

     Метру Нуи был покинут на многие столетия, и это было заметно. Обломки, оставшиеся от землетрясения, случившегося тысячелетие назад, все еще устилали все вокруг, и их надо было убрать, прежде чем Матораны могли начать отстраивать город.
     Джаллер уже несколько дней возглавлял эти работы. Обычно за работами наблюдали также Турага Вакама и Турага Дьюм, а Таху Нува использовал силу своего пламени, чтобы расплавить камни. Теперь, однако, Турага и Тоа Нува отсутствовали. Ходили слухи, что их вообще нет в городе.
     В недоумении и беспокойстве Джаллер направился в Ко-Метру, чтобы увидеть того, кто должен был что-нибудь знать. Он был удивлен, найдя Маторо надзирающим за работами по восстановлению Башен Знаний. Как помощник и переводчик Тураги Ную, Маторо всегда был рядом со старейшиной.
     Джаллер не стал тратить времени:
     - Где они?
     - Кто? – сказал Маторо, не отводя глаз от своей работы.
     - Тураги. Тоа Нува. Их никто сегодня не видел, и если они исчезли, это значит, что что-то случилось. Теперь говори, где они, и почему ты не с ними, Маторо?
     Ко-Маторан повернулся к своему другу. Джаллер посмотрел ему в глаза. В них читалось, что Маторо знает что-то о Турага, но ему запретили говорить об этом.
     - Если я расскажу тебе то, что знаю, я нарушу клятву, - сказал Маторо. – Но если я скажу тебе, что не знаю ничего, я обману своего друга. Можешь представить, насколько я в восторге от такого выбора? Извини, Джаллер, но я не могу тебе ответить.
     Джаллер похлопал Маторо по плечу:
     - Ладно.  В таком случае, старый друг, отсутствие ответа – и есть ответ. Существует опасность, с которой должны встретиться Тоа – и то, с чем они столкнулись неизбежно дойдет до нас. Мне надо разузнать, куда они направились.
     Маторо прошептал:
     - Я не представляю, кто может тебе ответить.
     Джаллер улыбнулся и указал на берег своим инструментом:
     - О, а я представляю. Ты любишь загадки, Маторо… попробуй отгадать вот эту. Кто это: бело-золотой, и не может сохранить секрет даже для сохранения собственной жизни?

     - Таканува!
     Тоа Света повернулся, и увидел обращающегося к нему Джаллера. Та-Маторан приехал на Пуку, крабе Уссале, который когда-то был любимцем Таканувы. Став Тоа, Таканува отдал Пуку своему лучшему другу.
     - Джаллер! Я думал, что ты очень занят восстановлением Большой Плавильни или отделкой Архивов, - засмеялся Тоа Света. – Вместо этого ты не работаешь, а пришел сюда… и… - улыбка Таканувы увяла. – Неужели случилось что-то нехорошее?
     - Нет, но скоро может случиться, - сказал Та-Маторан. – Где Тоа Нува?
     Таканува долго думал. Потом он сказал:
     - Ну ладно, я думаю, ты должен знать. На самом деле, я знаю что это нужно. Мы только что выслушали все секреты прошлого Тураг, а теперь они снова держат Маторанов в неведении. Я не хочу в этом участвовать.
     Джаллер протянул руку и пожал руку Тоа Света:
     - Тогда пойдем скажем им это вместе.

Отредактировано al (13-10-2006 00:44:41)

0

7

Гаран одиноко стоял на вершине каменного пика, откуда открывался великолепный вид на весь остров. Он смотрел вокруг, обеспокоенный после встречи с Хаканном. «Кажется, теперь Маторанам нужна защита от Тоа»,  - подумал он уныло.
     Он заметил поднимающуюся по берегу Далу. Он сразу понял, что что-то происходит не так, потому что никогда раньше не видел ее испуганной.
     - Нам надо поговорить, - сказала она как только поднялась наверх. – И я надeюсь, что еще не слишком поздно.

     Авак осторожно соединил вместе два куска металла и отступил назад полюбоваться своей работой. Из кусочков и осколков сохраненных канистр он сконструировал карманный инструмент, который позволит Пиракам полностью овладеть этим островом. Теперь надо сделать еще пять, по одному для каждого…
     - А надо ли? – внезапно подумал он. – Зактан сказать, что он хочет вооружить всех, но что он в реальности сделает, если я скажу нет?
     Потом он вспомнил ту далекую ночь на острове далеко к югу отсюда, и Тоа Плазмы, который не просил пощады достаточно громко и не хотел делиться информацией. Зактан выволок Тоа из комнаты. Меньше чем через две минуты лидер Пирак вернулся один. Когда Авак пошел проверить, что произошло, все что он нашел было: кусочки доспехов, наполовину обглоданная маска и лужа чего-то, что Авак предпочел не опознавать.
     - Еще пять, - подумал он. – Ладно. Я сделаю.
     - Он взглянул на запад. Матораны уже закончили строить крепость. Они с Везоком успешно установили заполненные кристаллами сферы под бдительным оком Зактана. Было нелегко заставить Маторанов старательно работать  над чем-то, не связанным с существующими здесь проблемами, но предложение заниматься еще худшей работой – например, обтесыванием ледяного кольца вокруг острова вручную – побуждало их работать.
     Авак вернулся к своей работе, и в это время увидел убегающего прочь Маторана. Он подумал, что это, наверно, Велика, хотя в действительности никак не мог запомнить их странные имена. Что этот Маторан делает?  Шпионит?
     Это могло создать проблему. Если он скажет Зактану о подозрительном Маторане, лидер Пирак может захотеть ликвидировать их всех. Это значит, придется применять силу, и следовательно – намного больше работы для остальных Пирак.
     - Нет, лучше я просто схвачу его сам, - решил он. – Можно быстро залить его лавой, чтобы научить наших любопытных друзей думать только о своих делах.
     Авак развернулся и направился за Матораном, пытаясь решить, применить ли наказазние «средней силы» чтобы наказать Велику за его ошибку, или правильно будет «сделать все как следует». Он не заметил Гарана и Кази, появившихся из-за камня, схвативших его инструмент, который был  уже почти закончен, и бросившихся с ним бежать.
     Восстание началось.

Отредактировано al (13-10-2006 08:54:39)

0

8

Глава 4
     Таканува и Джаллер вышли из туннеля, и увидели одиноко стоящих семерых Тураг. Никаких следов присутствия Тоа Нува не было, только шесть пустых опор, на которых раньше были канистры.
     - Где? – спросил Джаллер.
     - В месте, слушком опасном, чтобы туда ходил кто-нибудь из Маторанов, - ответил Турага Дьюм. – Это дело для  Тоа.
     Джаллер в гневе направил свой рабочий инструмент в пол:
     - Этого недостаточно!
     - Джаллер! – воскликнул потрясенный Вакама.
     - Мы не маленькие Раи, мнение которых надо учитывать в последнюю очередь, - сказал Та-Маторан спокойно. – Мы победили Раи, Бороков и Бороков Ва. Мы выстояли против Ракши – я умер в этой борьбе! Маторанам нужны ваше руководство и ваша мудрость, но не мелочная опека, защита… но не ложь.
     Последовало неловкое молчание. Таканува смотрел в пол. Вакама поглядывал на Дьюма, который выглядел взбешенным. Джаллер переводил взгляд с одного Тураги на другого, ожидая пока один из них заговорит. Когда никто этого не сделал, он бросил свой иснтрумент так что он лег поперек камней и остановился у самых ног Дьюма.
     - Ну хорошо. Когда вы будете готовы обратить внимание на Маторанов, дайте нам знать. А до того, ни одни из нас больше не будет работать. Метру Нуи был руинами тысячу лет… и еще тысяча лет не повредит.
     Джаллер повернулся и ушел, оставив восьмерых позади себя в крайнем беспокойстве.

     - Что это? – спросил Кази.
     Велика и Балта внимательно изучали инструмент, украденный у Авака. Он очевидно предназначался для того, чтобы его переносили или может быть держали в руках. Балта уже определил, что это похоже на аппарат для запуска чего-то, но не было понятно, что именно надо запускать.
     - Я не думаю, что это для строительства или для того, чтобы помочь найти воду, - сказал Гаран.
     - Что если они обнаружат, что мы это взяли? – спросил Пирук с тревогой. Он не торопился снова бежать от Зактана.
     - Далу снаружи наблюдает за подходами к пещере, - заверил его Балта. – Если она увидит, что кто-то из них идет, она даст нам знать. – Он повернулся к Велике: - А ты что думаешь?
     - Когда рычит Дракон Канохи, не думай о каменных крысах. – ответил По-Маторан. Остальные смотрели на него, ожидая, что он объяснит, что значат его слова, но Велика больше ничего не добавил.
     - Ненавижу, когда он так говорит, - сказал Кази.
     - Это же понятно, - сказал Гаран нетерпеливо. – Если ты слышишь одного Раи, не ожидай что появятся другие. Если все знаки указывают в одну сторону, не ищи истины на другом пути.
     - О! Теперь все прояснилось, - сказал Кази саркастически.
     - Это не инструмент, ничего похожего на то, что мы используем, - объяснил Гаран. – Это оружие. Вопрос в том: для чего оно нужно? Против кого им будут сражаться?
     Балта выждал момент, прежде чем тихо спросить:
     - Против нас?
     - Но… но они Тоа! – настойчиво сказал Пирук.
     - Так ли? – спросил Гаран. – Я не уверен. Я ни в чем не уверен.

     Далу заметила Авака перед входом в пещеру. Она скрестила свои орудия и ощутила волну прошедшей через них энергии. В следующее мгновение Авак  с большой скоростью полетел вперед. Не готовый к такому неожиданном ускорению, он споткнулся, и упал головой вперед в кучу камней.
     Далу собрала свои орудия и сделала глубокий вдох. Каждый раз, как она использовала это оснащение, чтобы временно усилить какие-нибудь качества другого, это истощало ее собственные силы. Она знала, что может быть результатом слишком частого используования этого инструмент в короткий промежуток времени: обморок, и возможно, смерть. Но она уже решила, что рискнет всем что можно, чтобы не дать Аваку напасть на остальных.
     Авак встряхнулся после удара и встал на ноги, опираясь для поддержки на булыжник. Далу послала в него другой удар энергии, на этот раз с целью увеличить его силу. Булыжник немедленно развалился на куски, прежде чем Авак успел среагировать, и он снова оказался на земле. Лежа на земле, он ударил по куче камней, и этот удар превратил тысячефунтовый камень в облако пыли.
     Далу почувствовала головокружение. Она должна попробовать еще кое-что: более сильнодействующую атаку, чем другие, но ее использование практически гарантировало ей гибель от потери энергии. Но она надеялась, что этого будет достаточно, чтобы заставить Авака повернуть обратно.
     Она скрестила свои орудия в третий раз. Этот энергетический удар поразил слух Авака,  увеличив его по сравнению с обычным уровнем. Он сразу остановился, так как его разум был неожиданно атакован всеми звуками острова. Он мог слышать дыхание каждого живого существа, каждый камень, который ударяли инструментом, крик каждого Раи, шипение лавы, даже как одна галька трется об другую. Это подавляло, сводило с ума.
     Потом так же неожиданно, как и началось, это закончилось. Он сделал несколько шагов вперед, потом остановился и повернулся назад. Что-то или кто-то нападало здесь на него, то, чего он не боялся, но и не хотел искать. Кроме того, для этого надо иметь много мускулов.
     Он отправился обратно, так и не узнав, что его противником была Га-Маторанка, которая теперь лежала за камнями, близкая к смерти.

     - Ну, и каковы наши дела? – спросил Кази. – Мы - Матораны. Они Тоа – кто бы они ни были. Везок для забавы раскусывает камни пополам. Хаканн превращает Раи в кучку пыли. Рейдак может прыгнуть с высоты 800 футов, упасть на ледяной барьер головой вперед, и это ему нисколько не повредит. Я бы не сказал, что у нас есть какие-то шансы.
     Гаран кивнул.
     - Может быть и нет. Но нам надо знать, что здесь происходит. Нам недо, чтобы кто-то из нас пробрался поближе к той крепости, которую они заставляют нас строить. Авак и Везок уже несколько дней таскают туда оборудование. Кто-нибудь должен пойти в крепость, кто-нибудь, кого они не видели дважды…
     Все, как один, повернулись и посмотрели на Пирука.
     После нескольких минут ведущегося шепотом спора, они убедились, что Ле-Маторан взялся это за задание. Гаран послал Балту наружу найти Далу и сказать ей, что совещание закончено и они отправляются назад в поселение. Когда Балта вернулся, выражение его лица было мрачным.
     - Лучше вы все подойдите, - сказал он. - Я еще никогда не видел, чтобы ей было так плохо.

     Зактан стоял в огромной камере. Сводчатая комната была едва достаточна для огромной кристаллической сферы в центре. Как и ожидало наблюдающее изумрудно- зеленое существо, зеленый и черный дым медленно начали заполнять сферу. Глаза Зактана загорелись, когда дым стал более плотным и вязким, электрические молнии вспыхнули в его середине.
     - Другие думают что это  просто еще один инструмент, который будет использован для получения Маски Жизни, - подумал Зактан.- Они понятия не имеют, для чего это на самом деле нужно, и не узнают до тех пор, пока не станет слишком поздно.
     - Скоро, - прошептал он многими голосами сразу. – Когда сборы закончатся и маска будет найдена…
     В очень темном коридоре Пирук слушал, парализованный ужасом. Уже проскользнуть внутрь здания мимо Рейдака было достаточно страшно. Этого же обнаруженного внутри ужаса было достаточно, чтобы заставить его повернуть обратно и передать Гарану добытую информацию, а уж тот пусть делает выводы.
     - Жизнь из смерти, - выдохнула облаченная в доспехи фигура.- Смерть из жизни.
     - А мне пора отсюда, - решил Пирук, продвигаясь к выходу. Он прошел около половины пути, когда дверь внезапно распахнулась, и Хаканн с Аваком друг за другом вошли в комнату. Зактан был в смятении от этого неожиданного вторжения.
     - Я вас не звал! – прошипел он.
     - Матораны подняли восстание! – ответил Хаканн. – Если бы ты не  тратил все свое время здесь, ты бы знал об этом. И еще, если бы ты занимался ими, не было бы никакого «восстания», а была бы «паника». Ты точно не внушаешь теплых чувств.
     - Один из метателей заморов украден, - вырвалось у Авака. – Когда я пытался выследить похитителя, на меня напал…
     - Маторан, - сказал Хаканн, ухмыляясь. – Великий и могучий Авак был побит Матораном. Что сказали бы об этом наши старые друзья среди Темных Охотников?
     - Они бы повторяли твои слова, когда бы ты сам заткнулся, - проворчал Авак  - Зактан, этот план не будет работать. И если они поняли это, мы получим сотни разгневанных Маторанов, которые будут кишеть вокруг нас как насекомые.
     Зактан бросил на него ледяной взгляд. Авак немедленно понял, что сказал лишнее. Тело Зактана было совокупностью триллионов микроскопических  существ, называемых протодитами, каждый из которых обладал частицей его сознания. Это давало ему невероятную силу, но также создавало настолько недобрую ауру, что даже его союзники предпочитали держаться подальше от него. Протодиты находились в волнообразном движении, заставляя его тело постоянно двигаться, и одно это зрелище вызывало тошноту если смотреть на него слишком долго.
     – В плане нет ошибки, - сказал Зактан. – Ошибка – это ты. Предполагалось, что ты будешь вести себя как Тоа, чтобы Матораны не заподозрили истину.
     - Да, но мы же не Тоа! – огрызнулся Авак. – Мы Пираки. Воры, убийцы, и, если мы найдем Маску Жизни, правители. Тоа не могли нас остановить, Темные Охотники не могли удержать нас в своих рядах, и может быть, твои приказы тоже.
     Пирук еле переводил дух. Гаран был прав. Остров под контролем шести шести жестоких маньяков, считающих Маторанов за насекомых. Они ищут какую-то «Маску Жизни», и можно не сомневаться, что ищут ее не с мирными целями.
     Его беспокойные мысли были прерваны яростным гудением, заполнившим комнату. Правая рука Зактана поднялась к Аваку, и рой протодитов теперь засыпал коричневого Пираку. Обычно, этих маленьких созданий не было видно невооруженным глазом, но триллионы их создавали зеленоватую массу, извивающуюся как щупальце. Авак упал на пол и покатился,  когда рой влетел ему в глаза. Харакн не сделал ни одного движения чтобы помочь, просто стоял и наблюдал, как если бы это было интересное представление.
     Авак чувствовал растущий ужас. Протодиты не жалили, но их груды грозили задушить его. Он открыл рот, чтобы крикнуть, но добился только того, что крошечные существа влетели в него. Зеленое облако грозило оказаться последним, что он когда-либо видел.
     Хаканн взглянул на Зактана:
     - Когда ты с этим закончишь?
     Зактан не дал никакого сигнала, который он мог бы услышать, но протодиты вернулись назад к нему. Они медленно собирались вокруг его правой руки, хотя Хаканн предполагал, что делали это с некоторой неохотой. В эти дни Зактан редко позволял им поиграть.
     Авак оставался на полу, кашляя. Зактан наклонился над ним и поставил на ноги.
     - В следущий раз я не буду таким милосердным, - сказал зеленый Пирака ровным голосом.
     - Ты можешь забрать свое «милосердие», и -… - начал Авак, готовый к началу атаки.
     Хаканн встал между ними прежде чем борьба началась снова.
     - Авак хотел сказать, что благодарит тебя за понимание. Он сказал лишнее и глубоко сожалеет об том. Не так ли, Авак?
     Поскольку Авак не ответил, Хаканн отступил назад и ткнул коричневого Пираку в бок.
     - Не так ли, Авак? – повторил он.
     - Да, - проворчал Авак. – Я начинаю сожалеть много о чем.
     Хаканн опять перенес свое внимание на Зактана:
     - Матораны думают, что у них есть причины нас бояться. Я полагаю, мы дадим им что-то, чего действительно следует опасаться.
     Пока Зактан благосклонно улыбался, Пирук выскользнул из комнаты. Надо было предостеречь Маторанов, что все что происходило до настоящего времени было игрой по сравнению с тем, что должно было случиться.
     - Если бы только здесь были Тоа, - подумал он, проскальзывая мимо Рейдака. – Настоящие Тоа. Но что я зря говорю? Даже если они они когда-нибудь и придут, к тому времени как они здесь будут… они смогут только похоронить нас.

Отредактировано al (13-10-2006 18:47:50)

0

9

Глава 5
     Два десятка Маторанов работали под горячим полуденным солнцем. За эти дни они выкопали тоннель, позволявший лаве вытекать из вулкана в огромные резервуары. Это была трудная и кропотливая работа. Они не понимали, зачем Тоа нужно, чтобы лава вытекала изнутри горы. Некоторые остроумные Матораны начали называть свою ежедневную работу «возделывание лавы».
     - Как долго мы еще будем это делать? – спросил один из них.
     - Пока лава не закончится? – предположил его напарник. – Или пока они не придумают для нас еще какие-нибудь глупые занятия?
     Смех обоих был прерван странным грохотом, раздавшимся глубоко внутри вулкана. Рабочие взглянули друг на друга полными ужаса глазами. Если гора сейчас начнет извергаться,  у них не будет времени убежать. Они выскочили из кратера, в ожидании дыма и пыли, оповещающих об их смерти.
     Ничего не произошло, хотя звук стал громче. Потом что-то вырвалось из глубин вулкана, но не то, что они ожидали. Это выползало из глубин горы, его тело закрывали дым, пыль и пламя. Это раскачивало устье вулкана, возвышалось над Маторанами и рассматривало их огненными глазами.
     Рост гиганта составлял почти 30 футов. Его тело состояло наполовину из камня, наполовину из лавы, твердый камень постоянно расплавлялся и возникал вновь. Это превосходило воображение любого Маторанина, о таком никогда не рассказывали даже в легендах. Это существо могло бы лишить их жизни так же легко, как задуть слабо мерцающую свечу свечу. 
     - Я удивлен, что ты решил показаться, монстр!
     Матораны обернулись,  и увидели, что эти слова произнес Хаканн. Он стоял на склоне вместе с Аваком, оба готовые к битве. Существо открыло рот и  выдохнуло столб пламени, но Хаканн не обратил на него внимания. Он метнул в гиганта шар расплавленной магмы, расплавив его тело быстрее, чем он смог снова воссоздать его. Разъяренный, тот поднял руку, угрожая бросить Маторанов на землю.
     Авак выскочил вперед, и столкнул жителей деревни с места, по которому секундой позже попал разрушительный удар. Гора задрожала,  и трещины разломили лавовый тоннель. Но ничто из этого повредило Маторанам.
     - Ты спас нас, - сказал один из них Аваку с трепетом в голосе.
     - Это не составило мне труда, - ответила фигура в доспехах.
     Хаканн продолжил подниматься в гору, меча в монстра лаву и ментальные удары. Удивительно, но в действительности казалось,  что гигант вынужден идти этим путем. Авак присоединился к своему партнеру, используя свою кирку, чтобы метать большие куски камней в создание. Заревев от боли, оно в конце концов ушло обратно в вулкан, куда даже Хаканн за ним не последовал.
     Наступило молчание. Дрожащие Матораны поочередно поднялись на ноги. Они тревожно смотрели вокруг, наполовину ожидая, что существо внезапно вырвется из камней под их ногами. Но здесь были только Хаканн и Авак.
     - Запомните этот день, Матораны, - крикнул Хаканн. – Без нас – Тоа Войя Нуи – вы бы уже были прахом. Мы не просим награды за наши услуги, только вашу верность и преданность.
     Никто из Маторанов не ответил. Авак быстро прошептал что-то Хаканну.
     - Скоро Тоа Зактан получит новое вещество, которое облегчит ваше бремя и уничтожит ваше беспокойство, - продолжал красный Пирака. – Это будет зарей новой жизни на Войя Нуи. Мы надеемся и ожидаем что вы примете великую возможность, которая вам дается, и не будете слушать, если кто-то захочет повернуть вас против нас.   
     Матораны посмотрели друг на друга в недоумении. Кто же бросит вызов Тоа? Особенно  после того, как они доказали свой героизм, победив такое страшное чудовище?
     - Надейтесь на нас! Слушайте нас! Повинуйтесь нам! – прокричал Хаканн. – И все будет хорошо в вашем маленьком мире.
     Одинокие Матораны захлопали в ладоши. Каньон эхом повторял отражающиеся аплодисменты.

     На вершине горы, наблюдая за происходящим, ждали Гаран и Балта. Они не аплодировали.
     - Ничего подобного не появлялось на Войя Нуи, пока не прибыли наши «гости», - сказал Гаран. – И я никогда не слышал, чтобы раньше Тоа требовали подчинения. А ты?
     Балта не ответил. Он думал о Далу, которая медленно приходила в себя в пещере. Он знал, что около нее дежурит Велика, но чувствовал бы себя лучше, если бы был там сам.
     - Они уходят, - сказал Гаран, показывая на Хаканна и Авака. – Пойдем за ними.
     Два Маторана так быстро, как только могли, начали свой путь по ненадежному склону. К счастью, те, кого они преследовали, по-видимому, не торопились. Отойдя от вулкана, два «Тоа» остановились, не зная, что за  ними следят из-за находящегося сверху камня.
     - Ты перестарался, - сказал Авак.
     - Им нужно было большое событие, - ответил Хаканн. – Я такое и сделал.
     - В следующий раз предупреди меня, когда соберешься создать существо, хлопающее кулаками по земле. Я еле успел уклониться.
     - Никто не говорил тебе, чтобы ты бросался под него, слабоумный.
     -  А если бы я этого не сделал, твое «большое событие» могло бы происходить перед мертвыми свидетелями, - огрызнулся Авак. – Задачей было сохранить их в живых, чтобы они могли рассказать другим о нашем героизме, помнишь?
     Хаканн вздохнул.
     - Когда-нибудь я выясню, почему наши элементарные силы работают только тогда, когда мы вместе. О, шары из лавы здесь были хороши, но они ничто в сравнении с тем, что я могу сделать вместе с другим Пирака. Думаю, что вместе со всей командой я мог бы создать силу чистого пламени.
     Вдвоем они двинулись обратно в крепость.
     - Я полагаю, - ответил Авак. – что только это и спасает меня ночью.
     - Это был просто обман, - подумал Гаран, глядя, как они уходят. – Они сами создали монстра, а потом победили его, чтобы доказать всем, что они Тоа. Но как мы убедим в этом остальных в поселении? И что более важно – что это за «новое вещество», о котором они говорили?

Отредактировано al (14-10-2006 07:01:18)

0

10

Зактан пристально глядел на небольшой круглый кусок кристалла, который держал в руке. Он был похож на точную копию в миниатюре массивной кристаллической сферы в комнате. Рейдак и Везок могли бы выбросить его как игрушку, так и не поняв, что эта и другие подобные ей вещи были ключом к господству на Войя Нуи.
     Медленно, почти благоговейно он поднес маленький стеклянный шар к большому кристаллу. Когда они соприкоснулись, поверхность обоих стала нематериальной, и меньший кристалл неповрежденным вошел внутрь. Когда Зактан отдернул руку, внутри сферы оказалось небольшое количество черно-зеленой жидкости, находившейся в большом кристалле. Мгновением позже, сфера приняла свой первоначальный цвет, и ее содержимое больше не было видно.
Зактан поднял одну из  пусковых установок, изготовленных Аваком. Одним быстрым движением он вложил в нее сферу. Приготовившись, он послал небольшую часть своего вещества  в  нижнюю часть двери комнаты, чтобы вызвать Рейдака и его вынужденного гостя.
     Минутой позже черный Пирака вошел в комнату, таща за собой Та-Маторана. Рейдак остановился вдали от кристаллической сферы, уже зная, что если он приблизится к ней слишком близко, то будет чувствовать себя больным и дезориентированным. Этот Маторан был назначен объектом испытания. Хаканн поймал его глубоко в горах, это гарантировало, что его не будет искать никто из товарищей.
     - Подержи его пока, - приказал Зактан, нацеливаясь своим гранатометом. Он привел в действие спусковой механизм, и метнул маленькую сферу замор в Маторана, испугав его до полусмерти. Сфера вновь стала нематериальной и прошла в тело Маторана, где высвободила свое содержимое.
     На мгновение глаза Маторана наполнились ужасом. Затем они загорелись нездоровым красным цветом – вирус оказал свое действие. Зактан подал сигнал Рейдаку разжать руку. Маторан не сделал никаких попыток убежать, просто стоял на месте, его дыхание было неровным, его тело застыло в неудобной позе.
     Зактан прошел в дальний угол комнаты и потянул за цепь. Небольшая часть пола сдвинулась в сторону, открыв бассейн расплавленной лавы.
     - Иди сюда.
     Маторан покорно потащился к краю ямы. Его глаза смотрели прямо перед собой, казалось, он совершенно  не обращал внимания на яму перед ним, упав в которую должен был погибнуть.
     - Иди в яму, - приказал Зактан.
     Кивнув, Маторан сделал шаг к краю. Его правая нога покачивалась в воздухе над кипящим бассейном. Когда он был готов свалиться в него, Зактан схватил его за руку и бросил обратно в центр комнаты. Маторан немедленно поднялся и снова двинулся к бассейну, остановившись только когда Зактан крикнул:
     - Стоп!
     Рейдак осторожно прошелся вокруг Маторана, с пустыми глазами застывшего на месте:
     - Что ты с ним сделал?
     - Я не делал ничего, - ответил Зактан. – Но содержимое этой кристаллической сферы… оно отдает этот остров в наши руки. Больше можно не беспокоиться, что Матораны будут задерживать выполнение наших планов, или отказываться выполнять необходимую нам опасную работу. Теперь они будут идеальными, покорными рабами, без всяких желаний и без всяких опасений. По моей команде они будут работать, пока не умрут.
     Черный Пирака заметил, что Зактан сказал «по моей команде», а не «по нашей команде». Хуже того, он знал, что тот не оговорился. Зактан был единственным, кто мог подходить близко к сфере и создавать снаряды для пусковых установок, и он мог говорить с позиции силы.
     Рейдак сделал два шага по  направлению к огромной сфере и остановился. Боль волной пронзила его тело, как если бы что-то, находящееся в сфере, пыталось воздействовать на его разум и дух. Чувство было слишком сильным, чтобы с ним сражаться, но он знал, что если поддастся, это может стать его последним свободным действием. У него не было иного выбора, кроме как повернуть обратно. Другие Пирака уже говорили ему о подобных ощущениях. Никто из них не понимал, почему Зактан, очевидно, обладает иммунитетом к этому странному эффекту.
     Зеленый Пирака вновь обратил свое внимание на Маторана:
     - Ты вернешься в поселение, - приказал он. – Будешь вести себя как обычно. Обеспечишь, чтобы все остальные Матораны в полночь собрались в центре деревни. Понимаешь?
     Та-Маторан кивнул и повернулся спиной. Он должен вернуться домой и выполнить эту команду. Ничто его не остановит.
     Зактан повернулся к Рейдаку:
     - Предупреди остальных. Вели им прийти сюда до полуночи, найти свои гранатометы, и подготовить запас сфер замор. С восходом луны каждый Маторан этого острова будет существовать только с одной целью – найти Маску Жизни Канои для Пирака.

     Далу пошевелилась и открыла глаза. Она лежала на твердом каменном полу пещеры, укрытая тростником. Ее друзья смотрели вниз на нее озабоченными глазами.
     - Вот видишь? – тихо сказал Гаран Балте. – Я же говорил, что с ней будет все в порядке.
     - Это так же смешно, как Муака в полночь, - сказал Велика, как если бы это была проверенная годами мудрая мысль.
     Кази смерил его тяжелым взглядом:
     - Так, теперь я просто вообще ничего не понимаю.
     - Он хочет сказать, что она напугала нас, - сказал Гаран. Он снова повернулся к Далу. – А ты это сделала. Кто это был?
     - Авак, - ответил она, пытаясь сесть. – Мне пришлось так сделать, иначе он нашел бы вас.
     - Конечно, ты поступила правильно, - заверил ее Гаран.
     - Ты поступила смело, - добавил Балта.
     - Зачем нужна крыша от дождя, - сказал Велика, - если нет стен, чтобы задержать наводнение?
     - Опять, - огрызнулся Кази, направляясь к выходу из пещеры. – Если я никому не нужен, я вернусь в деревню, где не говорят загадками.
      - У него есть вопрос, - сказал Балта.
     - Это уже слишком, - ответил Кази.
     - Жертва Далу ничего не значит, если мы не остановим их действия… что бы они ни собирались делать, - сказал Балта. – И я, например, не допущу, чтобы она отдала все свои силы зря. А ты?
     Прежде, чем Кази ответил, в пещеру ворвался Пирук:
     - Гаран! Другие!
     - Что случилось?
     - Один из Та-Маторанов, Дезалк, собрал их всех в центре деревни, - Пирук едва выговаривал слова, - Он говорит, что надо сделать что-то для Тоа!
     Гаран размышлял около двух секунд прежде чем прийти к решению:
     - Хорошо. Далу останется здесь для безопасности, а остальные пойдут проверят это.
     - Мы все пойдем, - сказала Далу, поднимаясь на ноги. – Если предстоит битва, я не могу пропустить ее.
     - Если нам повезет, будет битва, - сказал Гаран, выводя их из пещеры. – Если нет – это будет бойня.

Глава 6
     В сумерках Матораны стояли в центре своей деревни. Они собрались здесь понимая, что должно произойти что-то связанное с Тоа, и им может повезти быть очевидцами этого события. Но теперь, после нескольких минут ожидания, некоторые начали волноваться, другие бродить, а большинство – тщательно изучать окрестные скалы, ожидая какого-нибудь знака от своих героев.
     Светили факелы. Небольшая группа начала разговаривать. Их голоса выражали недоумение и беспокойство. Где были Тоа? Может быть, с ними что-то случилось? Где Дезалк? Это была его идея. Послышались сердитые голоса.
     - Может, это была шутка?
     - Тоа, наверно, никогда не придут. Это все обман.
     - Когда я увижу Дезалка снова…
     Потом как если бы кто-то повернул выключатель, все разговоры прекратились. Один из Маторанов показал на  южный склон, заметив что-то, что было еще слишком далеко чтобы его можно было рассмотреть. А затем ожидание кончилось.
     Шесть Пирака, каждый вооруженный пусковой установкой, приближались к Маторанам с шести различных направлений. Они ничего не говорили, только улыбались. Отблески света отражались от их доспехов красными и золотыми вспышками, но не чистыми, ясными цветами Тоа Огня – нет, это были страшные оттенки подземного пламени. Тени скользили, как змеи, по их лицам и телам, усиливая это впечатление, как и их обычные злорадные оскалы.
     Прежде чем кто-либо из жителей деревни смог крикнуть, Зактан выстрелил. Сфера быстро рассекла воздух, ударила в Ко-Маторана и прошла в его тело. Теперь и другие начали стрелять, и Матораны в панике заметались, пытаясь убежать. Высокая каменная стена вокруг деревни должны была предохранять от врагов. Но в эту ужасную ночь она служила, чтобы поймать Маторанов в ловушку, устроенную шестью монстрами, пришедшими из темноты, сея страх и отчаяние.
     Бежать было некуда. Глупо, но Матораны сбились в кучу, делая себя еще более легкой мишенью. Те, кто был поражен, немедленно останавливались, ожидая приказов. Хаканн забавлялся, посылая порабощенных Маторанов ловить других и подтаскивать их поближе к своей пусковой установке, облегчая ему работу.
     Порыв ветра пронесся над деревней, задувая пламя в факелах. Поселение погрузилось в темноту, нарушаемую только криками маторанов и неясными, внушающими страх звуками выпускаемых сфер, которые все вылетали… и вылетали… и вылетали.

     К тому времени, как Гаран и остальные добрались до поселения, все было кончено. Деревня была пуста. В свете своих факелов Матораны увидели уничтоженные скульптуры, поврежденный алтарь сува, и другие доказательства паники, предшествующей их прибытию. Не было никакого следа их друзей.
     Пирук издал стон. Он повернулся и увидел Дезалка, медленно достигающего к его ногам. Та-Маторан крутил головой, как будто пытался восстановить ориентацию. Затем, бросив взгляд налево и направо, он внезапно отправился прочь от деревни. Балта немедленно преградил Дезалку дорогу.
     - Где все остальные? Что произошло? – закричал он.
     Мертвые, красные глаза Дезалка смотрели вперед. Он попытался попробовать продолжать идти вперед. Поняв в конце концов, что кто-то закрывает ему дорогу, он зарычал и попытался столкнуть Балту в сторону. Два Та-Маторана тяжело дышали, а другие смотрели на них, слишком ошеломленные, чтобы что-то делать.
     В конце концов Гаран сказал:
     - Дай ему пройти.
     - Ты сошел с ума? – спросил Балта, пытаясь заставить своего бывшего друга не уходить. – Может быть, ты единственный знаешь, что здесь произошло!
     - Тем больше причин позволить ему уйти, - сказала Далу. – У него в мыслях выполнение какого-то задания. Возможно, там, где находятся другие, или кто-нибудь кто сделал… что-нибудь… с ними.
     - Я не думаю, что секрет – кто это сделал, - сказал Гаран. – Вопрос в том, что мы должны делать?
     Балта неохотно отступил в сторону. Дезалк быстро вышел из поселения, а шесть Маторанов последовали за ним. Они не пытались спрятаться, а он, кажется, не обращал никакого внимания на их присутствие. Дезалк прошел вдоль узкого каменного уступа, без всяких колебаний сделав несколько почти невозможных прыжков. Что бы ни он не делал, он делал это без всяких колебаний или страха.
     Путешествие не было долгим; оно закончилось у основания вулкана. Дрожащее пламя факелов осветило склоны, на которых усердно работали сотни Маторанов. Большинство из них взмахивали кирками, выкапывая лавы на склоне горы ямы для выпуска лавы. Воздух наполняли зловоние горящих булыжников и звуки разбиваемых камней. Дезалк быстро прошел вперед, остановился над потоком лавы, схватил инструмент и начал работать.
     Далу двинулась вперед. Балта остановил ее.
     - Подожди, - сказал он. – Смотри.
     Тогда она увидела их. Шесть существ, называвших себя Тоа, стояли на ближайшем склоне, наблюдая за работой Маторанов. Их улыбки вызвали у нее тошноту.
     - Рабы! – воскликнула Далу. – Они сделали их рабами!
     - И все это чтобы выкачать лаву из горы, - пробормотал Гаран. – Зачем?
     - Они ее собирают, - сказал Кази. – Может быть, они собираются использовать магму,чтобы сделать еще какое-нибудь оружие?
     Гаран задумался. Что-нибудь вроде этого казалось очевидным. Но если все, что им нужно – это лава, то ее было достаточно и на поверхности острова. Не требуются сотни Маторанов, чтобы выкапывать ее.
     Он посмотрел на Велику. По-Маторан смотрел на мир со своей собственной, странной точки зрения, и иногда замечал то, что упускали другие. Велика смотрел на происходящее, слегка наклонив голову набок, как если бы слышал голос, который мог различать только он. Когда он заметил, что Гаран на него смотрит, он кивнул и улыбнулся.
     - Тот, кто хочет вычерпать огненное озеро, должен запастись большой ложкой, - сказал он.
     - Ну конечно, - подумал Гаран. – Ты не можешь подойти слишком близко, поэтому нужен инструмент, который позволит тебе остаться на расстоянии – вот что такое в этом случае представляют собой Матораны. Остается только понять, зачем ты хочешь вычерпать…
     - Вот что! – сказал Гаран, с трудом заставляя себя говорить тихо. – Должно быть, это так и есть. – Он посмотрел на остальных. – Вы еще не поняли? Им не лава нужна. Они хотят вычерпать вулкан! Им нужна какая-то вещь внутри, спрятанная под резервуаром лавы.
     - И единственный способ получить это – выкачать резервуар, - ответил Балта. – Теперь мы знаем «зачем». Но не «что».
     Маторан, работавший возле кратера, неожиданно споткнулся о камень и упал внутрь вулкана. Он даже не вскрикнул. Единственным звуком было шипение расплавленной лавы, доносящееся изнутри горы. Никто из порабощенных Маторанов даже не оторвался от своей работы взглянуть на это событие.
     - Ничто не может стоить этого, - сказал Гаран. – Ничто.

     - Это стоило того, - ликовал Хаканн. – Весь риск, вся напряженная работа…
     - Забавно, - проворчал Везок. – Я что-то не замечал, чтобы ты очень напряженно работал.
     - Сейчас не время пререкаться, - воскликнул Зактан. Он показал на море Маторанов, работающих теперь для удовлетворения желаний Пирак. – Вспомните, какой долгий путь мы проделали.
     Везок согласился, что их лидер, несмотря на все свои недостатки, был прав. Не так давно они были всего лишь шестью Темными Охотниками, выполнявшими данные им задания и никогда не получавшими за это вознаграждения. Потом Хаканн поклялся, что кое-что произошло на севере, недалеко от руин Метру Нуи. Они шестеро отправились туда, не поставив в известность вышестоящее начальство. Они хорошо знали, что это нарушение законов Темных Охотников карается смертью.
     Когда они достигли мертвого Города Легенд, то, что должно было произойти, уже произошло. Город, казалось, не изменился, но Зактан заметил разбитые ворота в Великом Барьере. Он же нашел остатки доспехов Макуты, хотя нигде не было никаких следов его тела. Остальные помогли ему обыскать этот район, но больше ничего не произошло. Везок не был в этом уверен, но, казалось, одна и та же идея пришла ко всем ним одновременно.  Где-то в мире существовала Маска Жизни – и им надо было найти ее. Ее энергия могла сделать их сильнейшими из всех, кто существует в мире. Увлеченные этой возможностью, они решили тогда же и там же оставить свою жизнь Темных Охотников. Они будут независимы и будут служить только себе – они будут Пирака.
     - Маска Жизни скоро будет нашей, - продолжил Зактан. – Теперь, когда Матораны покорены, никто на этом острове нас не остановит.
     - Не сейчас,- согласился Авак. – Но мир не ограничен берегами этого острова. Здесь Матораны, здесь Маска Силы – а если есть две эти вещи, могут ли Тоа быть далеко отсюда?

0

11

Прибытие Левы Нува на Войя Нуи началось с приятного сюрприза: он все еще представлял собой единое целое.
     Когда он первый раз появился из своей канистры на острове Мата Нуи, одна рука и обе ноги были отсоединены от его тела. Он затратил немало труда, чтобы самому собрать себя – досадная и, в общем, довольно неудобная работа. Турага Вакама уверял Тоа Нува, что после этого путешествия такого произойти не может.
     - После того, как вы были созданы, вы истощались, плавая много, много лет по океану, прежде чем прибыли на Мата Нуи, - объяснял он. – Мы полагаем, что в это время ваши органические ткани начали распадаться. Когда после прибытия на остров вы снова соединили свои механические компоненты, у вас образовались новые ткани, соединившие их. Если канистры будут работать правильно, теперешнее ваше путешествие не будет таким долгим, чтобы это случилось снова.
     Лева открутил ручку и открыл свою канистру. Он выполз на ледяной берег, встал на ноги и потянулся до судорог в мускулах. Остальные тоже появились из своих канистр. Онуа Нува уже проводил разведку местности, используя то преимущество, что он был единственным Тоа, который хорошо видел в темноте.
     - Милое место, - сказал он уныло. – Если ты коза, конечно. Я не вижу ничего, кроме камней, на километры вокруг.
     Копака Нува вытянул телескопическую линзу на своей маске:
     - На востоке, - сказал он. – Факелы. Матораны, я думаю, хотя они выглядят не так, как те, которых мы знаем. И, по-видимому, это действующий вулкан.
     - Тогда мы начнем поиски Маски Жизни здесь, - объявил Таху Нува.
     - Почему? – спросила Гали.
     - А ты не знаешь? – ответил Таху, посмеиваясь. – Настоящие сокровища всегда находят около лавы. Посмотри на меня.
     Похату Нува улыбнулся:
     - Ты не добавил к этому, что горячий воздух заставляет несколько преувеличивать.
     Тихо смеясь, шесть Тоа Нува начали свое долгое путешествие к вулкану, которое, как они надеялись, будет концом их поисков.

     - У нас есть три варианта, - сказал Гаран, глядя на своих пятерых спутников. Мы можем бежать в надежде найти путь с острова, и может быть, найти помощь где-нибудь еще. Мы можем спрятаться в западных горах, куда никто никогда не ходит. Или мы можем сражаться, и, вероятно, умереть… если не станем рабами, как наши друзья.
     - Остальные могут делать, что хотят, - сказала Далу. – Но я буду сражаться.
     - Я тоже, - сказал Балта. – Мы не выживем здесь долго, но это лучше, чем просто сдаться.
     - Если сдвинуть один камень, он может вызвать камнепад, - сказал Велика, улыбаясь.
     Кази кивнул:
     - Даже я понял это. И я с вами.
     Гаран посмотрел на Пирука:
     - Никто не подумает о тебе плохо, если ты решишь отправиться за помощью, Пирук. То, что мы предлагаем -  это самоубийство, и ты не обязан умирать вместе с нами.
     Пирук провел одним своим когти-измельчителем по другому, натачивая лезвия. Эту нервную привычку он имел много лет, но сейчас это означало другое. Когда он посмотрел на Гарана, его взгляд был твердым, как сталь.
     - Да, - сказал он. – Да, это аргумент. Но вы мои друзья, и здесь мой дом. Если это не то, за что стоит сражаться и стоит умереть, то за что же тогда?
     - Тогда решено, - сказал Гаран. – Мы, может быть, погибнем, но до этого дадим нашим врагам повод пожалеть о том дне, когда они ступили сюда. Давайте покажем им, что не обязательно быть Тоа, чтобы быть героями.

0

12

Глава 7
     На карнизе, расположенном намного выше Пирак, шесть Маторанов готовили свой первый удар. Два их врага, Рейдак и Авак, уже отбыли куда-то на запад. Это было настолько хорошо, насколько Гаран мог желать – чем меньше препятствий этой операции, тем лучше.
     - Везок положил свой метатель на землю, - сказал он Балте. – Спустись туда и схвати его. Если не сможешь, по крайней мере, возьми одну из этих сфер. Я догадываюсь, что в них находится то, что вызвало случившееся с нашими друзьями. Если мы захватим одну, может быть мы сможем определить, что это, и как избавиться от его действия.
     Балта кивнул и исчез в ночи. Гаран мысленно считал секунды. Если все пройдет так, как планировалось, Балта вернется сюда без проблем. Если что-то не получится, его друга Та-Маторана можно считать мертвым.
     - Тридцать секунд, - сказал он остальным. – Все по местам. Посмотрим, был ли Велика прав, говоря о маленьком камне.
     - Гаран, смотри! – сказал Кази. – На западе – что это за огненный столб?

     Ниже по склону, Зактан задал тот же самый вопрос. Глаза Авака загорелись, его телескопическое зрение сфокусировалось на происходящей вдали сцене. Через мгновение он покачал головой.
     - Вам не понравится это, - доложил он. – У нас появилась компания. И, спасибо Рейдаку, который так небрежно бросал свои валуны, они знают, что мы здесь.   
Зактану не надо было ничего видеть, чтобы понять, что имеет в виду Авак.
     - Тоа, - прошипел он, как будто бы это слово было ядовитым.
     - Недалеко отсюда, - сказал Везок. – А я уже начал думать, что здесь нам никогда не придется вступать в бой.
     Что-то прошумело рядом с ним, звук быстро усиливался и стал похожим на гром. Пирака в смятении закрутился. Неожиданно светящийся столб осветил огромные камни падающие прямо на него. Первый булыжник отскочил от поверхности, и полетел прямо в направлении Зактана. Тело Зеленого Пирака разделилось на свои триллионы составляющих, и каждая отлетела прочь от того места, где он стоял, так что камень прошел прямо сквозь него. Потом он вновь принял свою форму, гнев перекашивал его лицо.
     - Расходимся! – скомандовал он.

     Балта ждал до последнего момента. Камни были почти над ним, и он стрелой помчался вперед, не сводя глаз с метателя сфер Везока. Пирака нырнул под прикрытие, видимо не расположенный рисковать, хотя его силы могло бы хватить, чтобы остановить обвал.
     Та-Маторан добрался до метателя в тот момент, когда Везок понял, что забыл свое оружие. Он повернулся, и увидел похищающего его Балту.
     Пирака атаковал. Балта схватил одну из сфер и бросился по склону. Выскочив из круга света, Маторан оказался под прикрытием темноты. Везок бросился его преследовать, но потом вернулся поднять свое метатель сфер. За это время Балта был уже далеко.
     Тоа и маленький вор-Маторан, - сказал он сам себе. – Теперь больше похоже на это.

     - Ты дурак! Ты идиот! – бушевал Хаканн. – Ты тупой, неумелый …
     Рейдак схватил его за шею, придушив так, что он не мог продолжать говорить:
     - Я действительно не думаю, что ты хотел закончить эту фразу.
Два Пираки лежали на земле за огромным камнем, потому что в них летели столбы огня и льда.  Рейдак ждал, пока Хаканн в панике не замахал руками, после чего отпустил его.
     - Теперь. Ты говорил…? – прорычал черный Пирака.
     Хаканн громко кашлял.
     - Я говорил… это была самая настоящая ошибка. Но ее любой мог был сделать, - его примирительный тон резко контрастировал с яростью в его глазах.
     - Это уже лучше.
     - Если я могу высказать предложение, - сказал Хаканн, в то время как ледяная стрела отколола часть камня возле его головы, - то в следующий раз, когда мы увидим шестерых явных Тоа, идущих на нас, не бросай сразу в них половину горы. Ты знаешь, что они скажут: это засада.
     - Я никогда не видел Тоа в доспехах, похожих на эти, - сказал Рейдак. – И таких странных масок, как они носят.
     - Если они ходят как Тоа, и запускают огненные шары как Тоа, то они и есть Тоа, - ответил Хаканн. – Ты говоришь об их наружности. Но кто эти парни?

     - Я не знаю, кто они такие, - сказал Таху. – Мы спросим их об этом после того, как захватим.
     - Достаточное количество огня и льда выгонит их оттуда, где они прячутся, - сказал Копака. – Тогда мы сможем выяснить, почему они на нас напали.
     Похату встал между двумя Тоа Нува.
     - Хм, они спрятались за камнем, - сказал он. – Вы не забыли? Я Похату. Камнями занимаюсь я.
     Тоа Нува Камня протянул руку и использовал свою элементарную силу, поглаживая камень, чтобы определить его самое слабое место. Потом, используя свой контроль за молекулами камня, он заставил массивный булыжник треснуть и развалиться на куски. Теперь противники Тоа Нува были перед ними.
     - Ну вот, - сказал Похату, улыбаясь. – Конечно, не так эффектно, как ледяной столб, но…
     - Но важен результат, - согласился Копака.
     Фигура в красных доспехах не спеша подняла оружие и начала метать шары расплавленной лавы в стоящих рядом Тоа Нува. Таху выступил вперед, сказав:
     - О. Лава. Если это лучшее, что они могут делать, битва будет короткой.
     Таху поднял один из своих огненных мечей, готовясь посылать летящие снаряды обратно. Когда он сделал это, глаза Хаканна сверкнули. Тепловой луч из глаз Пираки  ударил в землю у ног Таху, превратив камень в магму. Заметивший это Лева схватил Тоа Огня за руку, отдернув его от образовавшейся лужи.
     - Новости, - сказал Тоа Воздуха. – Не думаю, что битва будет короткой.
Фигура в черных доспехах, рыча, направилась вниз по склону. Онуа сконцентрировался и послал в приближающегося противника столб земли, от удара которого тот лишился чувств. 
     - Один готов, - сообщил он. – Кто хочет заняться красным?
     Гали показала на упавшего Пираку, который уже шевелился:
      – Он встает. Ты мог представить, что он сделает это?
     Онуа покачал головой:
     - Этого удара было достаточно, чтобы свалить быка Кане-Ра. Должно быть, я просто ударил его не под тем углом.
     Тоа Нува Земли снова послал вперед свою элементарную энергию. На этот раз замляной молот был в два раза больше по размеру, и был способен убить Рейдака. Но когда земляная пыль рассеялась, черный Пирака стоял невредимый.
     - Я знаю, что мы не вступали в настоящий бой с тех пор как победили Ракши, но это делает нас посмешищем, - проворчал Таху. – Нас шесть. Их двое. Давайте сделаем их.

     Зактан приказал оставшимся Пирака разделиться. Везок и Ток должны были пойти за вором-Матораном и вернуть сферу. Авак должен был остаться и присматривать за рабами-маторанами, для уверенности, что они продолжают работать. Сам Зактан отправился на помощь Хаканну и Рейдаку.
      - Двое нас на одного Маторана? – выразил  недовольство Везок. – Битва будет внизу, а не здесь.
     - Правда, - сказал Ток. – Шесть существ с силой, соперничающей с  нашей, находятся внизу, и Зактан собирается сразиться с ними. Представляешь, что будет, если он добьется успеха?
     Эта идея занимала мысли Везока всю дорогу, возбуждая подозрения и раздражение:
     - У нас нет шансов. С шестью Тоа за спиной, Зактана не остановить. Но кого мы обманываем? Ни один Тоа никогда не заключит с ним союз.
     - Я знаю. Ты знаешь. Но знают ли Тоа? Мы все  находимся на одном бесплодном куске камня непонятно где, и, вероятно, все с одной и той же целью. В месте вроде этого ищешь друзей, где только можешь.
     Везок прекратил подъем и посмотрел на Тока:
     - Так, что ты сказал?
     - Я сказал, что если Тоа не уничтожат Зактана, то, может быть, мы сможем это сделать.
     - Авак пробовал, - ответил Везок. – У него ничего не вышло. И, во всяком случае, почему я должен тебе верить?
     Ток засмеялся:
     - Не должен. Совсем не должен. 

     Это было хуже, чем Зактан ожидал. Шесть Тоа… нет, не просто Тоа.
     Тоа Нува.
     Фигура в зеленых доспехах остановилась в  недоумении. Откуда он знал их имя? И что оно значило?
     Он решил не обращать на это внимания. Важно было добраться до места действия, прежде чем дело станет плохо. Эти Тоа без сомнения находятся на острове для того, чтобы получить Маску Жизни для себя, и это надо было предотвратить.
     Он двинулся вперед, потом снова остановился. На самом деле, были очень реальные сомнения в том, почему эти Тоа здесь. В конце концов, не был ли Тоа и легендарный Нидики, прежде чем примкнуть к Темным Охотникам? Что если прибывшая команда Тоа была завербована этой организацией и послана на Войя Нуи за Пираками?
     - Или за мной,- мрачно подумал Зактан. – Конечно. Один из Пирак – скорее всего, Хаканн или Авак – заключил сделку с Темными Охотниками. Они должны поймать меня, а, может быть и других тоже, а находящийся среди нас предатель ускользнет с Маской Жизни.
     Зактан возобновил свое путешествие, на этот раз двигаясь намного медленнее. Он определял для себя направление действий. Если Тоа Нува работают на Темных Охотников, их надо будет поймать и допросить, чтобы узнать, насколько много они знают, и кто из Пирак, если не все, им помогает.
     С другой стороны, если Тоа Нува здесь только для того, чтобы забрать в свои руки Маску Жизни, все намного проще. Их можно просто убить.
     Зактан продолжал спускаться на берег, пытаясь решить, какой из этих планов ему нравится больше.

     Лева Нува стоял, крепко упираясь в склон горы, его воздушные мечи-катаны сверкали в лунном свете. Напротив него стоял Рейдак, лицо которого, казалось, не способно было иметь какие-то другое выражение, кроме злобной улыбки.
     - Почему бы тебе не сделать самую-легкую вещь и не сдаться, - предложил Лева, - В конце концов, мы Тоа Нува. Мы быстро-скоро победили Ракши, так что…
     - Ракши, ха! – сказал Рейдак. Затем, так быстро, что Лева не успел среагировать, он выхватил у Тоа один из мечей-катан и с треском сломал его о колено. – Я разрываю Ракши зубами.
     Похату Нува включил свою Маску Скорости и помчался на черного Пираку так быстро, что првратился в размытое пятно. Рейдак внезапно нанес удар слева прямо в глаз, бросивший Тоа Нува на каменный склон горы.
     Внезапная вспышка пламени ослепила Пираку. Когда к нему вернулось зрение, он увидел приблизившихся Таху, Копаку, Гали, Онуа и Леву. Он оглянулся назад, ища взглядом Хаканна, но его товарищ по команде пропал.
     - Отлично, - прорычал Рейдак, поворачиваясь обратно к Тоа Нува.- Кто хочет умереть первым?

     Зактан встретил красного Пираку на полпути к берегу.
     - Что ты делаешь? – спросил лидер Пирак. – Где Рейдак?
     - Давай скажем, что при дележке добычи этой экспедиции будет на одну часть меньше, - ответил Хаканн. – Последний раз, когда я его видел, этот идиот был окружен Тоа, и тем лучше.
     - Я должен догадываться? – прошипел Зактан. – Он напал на Тоа без причины. Он атаковал их в лоб, тогда когда любое здравомыслящее существо напало бы сзади. Рейдак едва не позволил себя поймать, так?
     Хаканн перестал улыбаться:
     - Как ты узнал?
     - Если бы я планировал выдать мою команду за команду Тоа, - огрызнулся Зактан, -  это именно то, что я бы сделал.

Отредактировано al (15-10-2006 17:06:11)

+1

13

Рейдак был полностью побежден.
     В действительности, он бывал так «полностью побежден» уже столько раз, что Таху Нува потерял счет. Но каждый раз Пирака снова поднимался, сильнее чем раньше. Хуже того, не было заметно, чтобы это его утомляло. Как хотите, но, кажется,  это его все больше и больше забавляло.
     Все шесть Тоа по отдельности заставляли его упасть, но после этого обнаруживали, что их сила неэффективна против его следующей атаки. Была еще возможность использовать их объединенную мощность, но если Рейдак встанет снова и будет невредим… думать об этом было неприятно.
     Мысли Таху внезапно вернулись к другой битве на вулкане, когда их противником была сама гора. Возможно, это был грубый трюк, но это могло сработать. Торопливым шепотом он изложил свой план Похату, Онуа и Леве.
     По сигналу Тоа Камня Похату схватил Онуа и вызвал силу Маски Скорости. Как только он это сделал, Онуа использовал мощность своей Маски Силы. Похату начал быстро крутиться вокруг Рейдака, а Онуа в это время при помощи своих рук ломать на куски каменный склон. Как только кусок камня, на котором стоял Пирака, отвалился, Лева использовал свою власть над воздухом, чтобы катпультировать камень и Рейдака высоко в небо. В высшей точке полета Тоа Воздуха внезапно выпустил поток своей энергии, посылая Пираку и камень прямо на землю.
     Удар был так силен, что горы содрогнулись. Каменная пыль наполнила воздух, так что даже Онуа стало трудно что-либо разглядеть. И тогда Тоа Нува услышали это: идущий из кратера звук, более леденящий, чем шипение Ракши или металлический голос Бороков.
     Рейдак смеялся.
     - Знаете, мне пришла глубокая мысль, - сказал Лева Нува, глядя на своих потрясенных партнеров.  – Остров Мата Нуи был в действительности не так уж плох. Не подумать ли нам о возвращении обратно?

0

14

Глава 8
     Гаран и его команда Маторанов, нашедшие убежище под каменным выступом, ждали Балту. Они слышали смех своих противников и наблюдали странное свечение на горизонте. На этот счет Кази предположил, что это, вероятно, один из фальшивых Тоа взлетает в воздух, а потом опять падает на землю. Это предположение было отвергнуто как смехотворное, так как никто из захватчиков не умел летать.
     Тишина была нарушена резким звуком металла, ударившегося о камень. Он повторялся снова и снова, каждый раз все ближе.
     - Это один из них, - сказал Пирук. – Это должно было случиться!
     Гаран затаился, готовый выстрелить. Он подал сигнал остальным занять позиции вокруг камня. Если враги выследили их, они пройдут вниз с боем.
     Внезапное движение заставило Гарана поднять глаза. Он прицелился, и был готов стрелять, когда знакомый голос прошептал:
     - Где вы, ребята? Это я!
     В лунном свете показался Балта. В руке он держал сферу. Другие Матораны бросились поздравлять его, но он покачал головой.
     - Нет времени, - сказал он. – Ток и Везок идут за мной. Возьмите сферу и обеспечьте ее безопасность.
     - А ты не идешь? – спросила Далу.
     - Кто-нибудь должен увести их от вас. Я обману их, а потом по кругу вернусь назад и снова вас найду.
     Далу выглядела так, как будто собиралась предложить пойти с ним, но потом придумала нечто лучшее. Но хотя в последний момент она изменила то что хотела сказать, ее слова все равно можно было понять как такое предложение:
     - Я хожу пешком быстрее.
     Гаран взял сферу:
     - Будь осторожен, - сказал он. – И если…
     Балта прервал его:
     - Не надо мне говорить.
     Он мгновение смотрел на Гарана, затем понял. Что бы Балта ни знал, ложные Тоа не должны заставить его говорить. Два Маторана склонили головы. Потом Балта спрыгнул с камня и исчез. Гаран отправился в противоположном направлении, остальные последовали за ним. Если кто-то из них и отметил, что Далу часто оглядывается назад, им хватило мудрости ничего не сказать.

     - Сколько времени нужно, чтобы выследить одного Маторана? – сказал Ток.
     - Очень много, - ответил Везок. – Здесь слишком много мест, где можно спрятаться. Предлагаю вернуться, схватить любого Маторана, и притащить его Зактану. Я сомневаюсь, что он может отличить одного из этих маленьких рабов от другого.
     Небольшой камень упал на землю, отскочив в их направлении. Ток жестом показал Везоку идти налево, а сам пошел направо. Он выскользнул из-за скалы как раз вовремя, чтобы заметить взбирающегося по склону Балту.
     - Маторан! – крикнул он.
     Балта оглянулся, его глаза встретились со странно сверкающими глазами Тока. Дезориентирующие лучи из глаз Пираки ударили его. Мир завертелся вокруг Балты. Не в состоянии сохранять равновесие, он кувырком полетел с камня.
     Ток был сверху него в двух больших шагах. Пирака сделал первый и приготовился ко второму. Балта решил использовать в следующий момент свои парные защитные отражатели. Когда луч из глаз Тока встретился с инструментом Маторана, их сила отразилась обратно, сбив Пираку с ног.
     Балта бросился бежать. Он увидел неподалеку пещеру и надеялся, что она будет достаточно глубокой и темной, чтобы укрыть его, пока ложные Тоа ведут охоту.  Но удача повернулась против него: Везок заметил, как он бросился внутрь.
     - Он маленький, - проворчал синий Пирака, бросаясь за ним. – Можно бросить его обратно.
     Везок  вошел в пещеру, выказывая необычную для столь мощного существа осторожность. Он слышал от Авака, какими надоедливыми могут быть эти маленькие Матораны. Он не собирался получать сюрприз от одного из них и слушать издевательства Хаканна несколько следующих столетий.
    Это была не очень большая пещера, и от нее ответвлялось немного туннелей. Везоку понадобилось всего несколько минут, чтобы осмотреть все это место, но он не видел никакого следа присутствия Маторана.
     На мгновение его мысли вернулись к дням, когда он был Темным Охотником. Его тренер, Нидики, учил его, как открыть сейф, не оставив никаких следов. Снова и снова, Везок пробовал и терпел неудачу, его руки были слишком грубы для такой тонкой работы. В конце концов, взбешенный, он разбил сейф. Нидики благоразумно заявил, что тест пройден, и отпустил Везока.
     - Прямой подход работает лучше всего, - сказал себе Пирака, выходя из пещеры. Он осмотрелся, подбирая булыжник подходящего размера. Выбрав потяжелее, он покатил его к входу в пещеру. Запереть Маторана внутри – это не совсем то, чего хотел Зактан, но это  предотвратит попытки этого заслуживающего внимания жителя деревни вредить им снова.
     - Мы с Током можем держать небольшое пари, - подумал Везок. – Задохнется ли Маторан, прежде чем умрет от голода, или умрет от голода, прежде чем задохнется? И сколько пройдет времени, прежде чем Маторан умрет?

     Онуа Нува смотрел вниз с кромки кратера. Рейдак лежал на дне, побитый и помятый, но все еще улыбающийся.
     - Тебе достаточно? – сказал Пирака.
     - Полагаю, я должен тебя спросить об этом, - ответил Онуа. – Кто ты, и почему ты напал на нас?
     - Меня зовут Рейдак. Я Пирака. Это имя что-нибудь тебе говорит?
     Онуа нахмурился. Пирака было маторанское слово, но одно из наиболее редко используемых. Свободно переведенное, оно значило «вор и убийца», и было настолько отвратительным, что Матораны считали его непристойным. Тоа Земли не мог себе представить, почему кто-то по своей воле позорит себя, называя Пирака.
     - Почему вы на Войя Нуи? – спросил он.
     - Чтобы воровать, - ответил Рейдак. – Воровать, чтобы зарабатывать на жизнь. О, и есть еще одно…
     Пирака швырнул свое оружие в противоположный край кратера. Грунт под ногами Онуа внезапно превратился в зыбучий песок, быстро затянувший тяжелого Тоа вниз.
     Улыбка Рейдака стала еще шире:
     - Я забавляюсь, убивая Тоа.

Глава 9
     Гали Нува первой услышала гудение. Это звучало похоже на жужжание, создаваемое летящим роем Нуи-Рама, но было что-то неуловимо зловещее в этом звуке. К тому времени, как на горизонте появилось изумрудного цвета облако, она уже приготовилась сражаться.
     Похату и Лева шли сзади нее, поднимаясь по направлению к кратеру. Она слышала, как один из них крикнул, что Онуа засосало в землю.  Она посмотрела направо и увидела подходящих Таху и Копаку. Оба выглядели мрачными, и она прекрасно понимала, почему. Если два врага смогли дать им такое сражение, что если их на острове три, или больше?

Отредактировано al (16-10-2006 06:16:28)

0

15

Подлетавшее все ближе, увеличивающееся облако привлекало внимание всех трех Тоа Нува. Никто из них не заметил, что с фланга им угрожает Пирака, пока разрушительный луч ментальной энергии из глаз Хаканна  не поразил Гали. Она была готова к физической битве, но этот удар поразил ее разум так, что она ничего не могла сделать. На долю секунды ей показалось, что все вокруг сделалось черным. Когда ощущения вернулись к ней, она чувствовала себя так, как будто ее мозг растоптали.
     Хаканн  даже не беспокоился о том, чтобы спрятаться. Он послал полдюжины лавовых шаров в их сторону, вынуждая Гали к обороне. Но он недооценил ее быстроту. Увернувшись от снарядов из магмы, она использовала свою элементарную силу, чтобы создать водяной шар вокруг своего противника.
     Пирака в красных доспехах почти испугался. Он  вдохнул сухой воздух Войя Нуи, и в следующий момент его горло наполнилось водой. Затем годы опыта заявили о себе – в конце концов, он мог быстро убить Тоа Воды. Его глаза сверкнули, испустив тепловой луч, превративший водяной шар в пар. Скрытый возникшим облаком, он вспрыгнул на камень и снова выстрелил своим тепловым лучом, на этот раз в Гали.
     Тоа Воды почувствовала, что водяной топор в ее правой руке становится обжигающе горячим. Вскрикнув, они бросила его. Хаканн снова выстрелил, на этот раз широким пучком тепловых лучей, так что она оказалась окружена обжигающим воздухом. Чувствуя, что слабеет, Гали вызвала холодный дождь, пытаясь снизить температуру.
     - Огонь против воды, - сказал Хаканн. – Похоже на то, что мы спокойно сравниваем их силу. Но не очень хороший огонь – это не единственный трюк, который я знаю.
     Второй ментальный удар, более мощный, чем первый, обрушился на Гали. Затратив слишком много энергии на отражение тепла, она не могла сама защититься от него. Боль росла до тех пор, пока мысли ее не заволокло туманом и сознание не покинуло ее. Она рухнула на землю.
     - Один готов, - сказал Пирака.

     Похату и Лева схватили Онуа за руки и вытащили наверх. Их объединенной силы оказалось достаточно, чтобы освободить его из песка, но пока они это делали, Рейдак вылез из кратера.
     - Он мой, - сказал Лева, выбрасывая в сторону свой оставшийся воздушный меч-катану.
     - Лева, нет!
    - Он мой, – повторил Лева, направляясь к Пираке.
     Рейдак  атаковал. Лева отступил в сторону и ринулся вниз, заставив своего врага кувырком покатиться по твердому грунт. Продолжая катиться от удара Тоа Воздуха, Рейдак. попытался ударить его в голову, но Лева вовремя уклонился. У Тоа оказалось достаточно места, чтобы ударом в зубы послать Рейдака в полет.
     Рейдак шлепнулся на колени.
     - А я думал, что вы, Тоа, миролюбивы, - засмеялся Пирака.
     - Миролюбивы, - ответил Лева. – Но не слабы.
     Рейдак внезапно прыгнул вперед. Лева снова отступил в сторону, на этот раз схватив Пираку сзади. Он метнул своего врага в воздух в сторону Похату. Тоа Камня легким ударом мощной ноги заставил летящего Рейдака отскочить от него по направлению к Онуа. Вызвав Маску Силы, Онуа подпрыгнул в воздух, оказавшись выше движущегося с большой скоростью Пираки. Потом он ударил обоими кулаками вниз. Пирака упал как камень и врезался в землю.
     Прежде чем Пирака смог подняться снова, Лева прижал его к земле коленом и скрутил руки Рейдака за спиной.
     - Ты что-то говорил про меня, - сказал Тоа Воздуха. – Может быть я могу быстро-вернуть любезность?
     Твердые каменные стержни прорезались из земли и зажали Пираку. Лева посмотрел на Похату, показывающего вниз.
     - Там проблемы, - сказал Тоа Камня. – Оставь его. Наша помощь нужна другим.

     Авак увернулся от ледяного заряда. Он обнаружил, что за ним поднимаются Зактан и Хаканн, и решил подождать их. Не стоило думать, что он хотел предложить другим Пирака свою помощь. Он просто не хотел позволять своим «союзникам» слишком долго быть вне поля зрения.
     - Ты знаешь, чем я занимался, когда только вступил в компанию Темных Охотников? – спросил Авак,  уклоняясь от града сосулек. – Я был тюремщиком. Когда какого-то Охотника  надо было подержать в плену, я запирал его.
     - Тебе бы следовало проготовить тюремную камеру для себя самого, - сказал Копака Нува.
     - Но возникала одна проблема, - продолжал Авак, игнорируя комментарий Тоа. – Любой запор можно открыть. Любую цепь можно порвать. Если кто-то достаточно сильно захочет удрать из тюрьмы, он всегда найдет способ.
     Авак взмахнул своей киркой, нацелившись в голову Копаки. Тоа Нува в ответ приморозил его оружие к руке. Если он ожидал остановить этим Пираку, он ошибся. Авак ударил рукой по каменной стене и разбил лед.
     - Итак, о чем я говорил? – сказал Пирака.- Ах, да, когда я понял, что невозможно построить тюрьму, из которой нельзя сбежать, я пошел с этой проблемой к главе Темных Охотников. Он послал меня для обучения в Братство Макуты… и это было как раз то, что надо.
     Копака создал град размером  с булыжник, но Авак  только шагнул в сторону. Затем Пирака остановился, как если бы потерял мысль. В следующий момент клетка с огненной решеткой возникла вокруг Копаки.
     - И теперь я могу создавать мои собственные клетки, - закончил Авак. – Любые, какие захочу.
     Несмотря на сильный жар, Копака улыбнулся. Таху Нува однажды пробовал заточить его в тюрьму вроде этой, и оказалось достаточно небольшой части его силы, чтобы заморозить пламя. Он высвободил свою элементарную энергию и мелкий  блестящий иней образовался на огненно-красных прутьях. Потом он быстро растаял и исчез. Копака попробовал во второй, и в третий раз, но все его попытки были безуспешны.
     - Сожалею, но должен сказать тебе, - сказал Авак. – Чем больше холода ты создаешь, тем горячее становятся прутья. В конце концов, ты можешь использовать всю свою силу, и тогда жар прикончит тебя – если раньше этого не сделает дым.
     Пирака ухмыльнулся, снова увидев лед, образовавшийся на его клетке.
     - Этот Тоа не понимает, когда пора сдаваться, - подумал он. – И, значит,  двое готовы.

0

16

Таху Нува смотрел, как зеленое облако соединилось в чудовищную фигуру, вооруженную ножницами с тремя лезвиями. Они двое стояли друг против друга на каменном обрыве, под ними бурлило море.
     - Я не знаю кто – или что  - ты такой, - сказал Таху. – Но я вижу достаточно, чтобы знать, что ты враг, и что Тоа существуют для битвы.
     - Тоа, - сказал Зактан, и его неприятный смех множеством голосов отразило эхо. – Вы – анахронизм: чистые и благородные герои, все еще борющиеся за правду в этом мире хаоса. Но вам не придется жить долго.
     - И кто заменит нас? Монстры, вроде тебя? – спросил Таху.
     Зактан кивнул и поднял свое оружие:
     - Мы пройдем по вашим телам, Тоа, это наш путь в новые времена.
     Пирака повернул лезвия. Таху едва успел поднять свои парные огненные мечи, чтобы отразить удар. Зактан ударил его снова, и потом в третий раз, вынудив Таху отступить на шаг назад, к обрыву. Тоа Огня зажал оружие Зактана между двумя своими мечами и послал волну тепла на лезвия. Но как только какая-то часть оружия Зактана расплавлялась, куски вещества, вылетавшие из Пираки, восстанавливали утраченное.
     - Это не так легко, как кажется, - сказал Зактан. – Мое оружие – это я сам. Я сам – мое оружие. Чтобы разрушить его, тебе придется сначала разрушить меня.
     - С удовольствием, - прорычал Таху.
     Теперь Тоа Огня  двинулся вперед, скрестив свои мечи, выбирая момент для удар. Но Зактан двигался невероятно быстро. На короткое время Таху показалось, что он сейчас точно попадет, но его мишень разлетелась в сторону, и лезвия прошли сквозь нее, не причинив никакого вреда.
     - «Тело, состоящее из многих маленьких частей» - ловкий прием, - сказал Таху. – Думаю, тебе должно быть паршиво, когда ты чихаешь.
     - Это проблема, с которой ты скоро столкнешься сам, Тоа – ответил Зактан. –Когда я отделю твою голову от тела.
     Зактан предпринял еще одну атаку, на этот раз остановленную при помощи Маски Защиты Таху.  Зактан засмеялся.
     - Так ты прячешься за свой силовой щит? И ты могущественный Тоа, которого злодеи должны бояться больше всех? Да, думаю, что так, и Тоа с более длинной карьерой - это мастера убегать и прятаться.
     Здравый смысл подсказывал Таху, что это наживка, и реагировать не надо. Но взглянув вниз по склону он увидел, что Гали и Копака  побеждены. Это наполнило его яростью и решимостью стереть эту тошнотворную улыбку с лица Пираки. Он отбросил щит.
     Металл звякнул о металл, искры полетели во все стороны, когда два противника обменялись ударами.  Оба они были опытными бойцами, оба лидерами, и ни один не мог признать себя кем-то побежденным. Для Таху поражение означало смерть. Для Зактана это могло значить бунт со стороны других Пирак. Поэтому, оба сражались так, как если бы это была их последняя битва.
     Два огненных меча Таху давали ему преимущество, если бы только он мог их применить. Но постоянно двигающееся тело Зактана и его очевидная ловкость в пользовании своими ножницами предотвращали удар Тоа в любом направлении. Сделав обманный выпад, Таху вскочил на верхушку большого камня, но следующий удар Зактана разбил камень пополам. Таху превратил свою неудачу в маневр, перекувырнувшись в воздухе и выбросив обе ноги в удивленного Пираку. Зактан рассыпался на облако жужжащих, кишащих протодитов, лишивших Таху возможности видеть. Тоа быстро повернулся, ожидая, что рука Пираки вдруг материализуется с оружием в руке, чтобы нанести смертельный удар.
     Вместо этого, облако двинулось прочь и вновь образовало его противника.
     - Ты неправильно выбрал сторону в этой битве, - сказал Зактан. -  Присоединись ко мне, и мы будем управлять вместе. Мы можем даже освободить твоих товарищей Тоа, если они согласятся служить нам.
     - А как насчет твоих союзников?
     - Это неважно, если на моей стороне будет сила Тоа, - ответил Пирака так холодно, как если бы обсуждал паука фику. – Я даже разрешу тебе в награду прикончить их.
     - Почему я должен переходить к тебе? – сказал Таху, шагнув вперед.
     Лезвие снова лязгнуло о лезвие, внизу голодное море ждало проигравшего. Их оружия соединились, оба бойца применяли всю свою силу чтобы столкнуть другого вниз. В конце концов, Зактану удалось толкнуть Таху и вывести Тоа Нува из равновесия. В то же мгновение Зактан кольнул своим лезвием в щель в доспехах Тоа.
     Таху ожидал, что он проткнет его насквозь, но то, что произошло, было еще хуже. Как только лезвие достигло его, оно рассыпалось на миллионы протодитов, которые кишели в его теле, разъедая его доспехи и органические ткани. Боль была жгучей, нестерпимой, и Таху Нува ничем не мог помочь себе. Он закричал, потом сознание покинуло его, он покачнулся на краю обрыва и рухнул.
     Зактан протянул руку и забрал доспехи Тоа.
     - Нет, мой враг, - прошипел лидер Пирак.- Ты не умрешь так быстро. Это только агония, и ты еще попробуешь на вкус кое-что еще.

0

17

Глава 10
     Лева, Онуа и Похату представилось ужасное зрелище: в то короткое время, что они  бились с Рейдаком, трое были побеждены. Хуже того, к их врагам теперь присоединились еще два, один в белых доспехах, другой – в синих.
     - Нужно освободить других и перегруппироваться,- сказал Похату. – Здесь нужна объединенная сила всех шести Тоа.
     - А если вместе мы тоже проиграем? – спросил Онуа. Я почитаю моих братьев и сестру … но это может быть большим, чем просто поражение. Маска Жизни будет потеряна и Великий Дух погибнет.
     Решение принял Лева:
     - Если мы оставим наших друзей Тоа умирать, мы не достойны того доверия, которое нам оказал Мата Нуи. Мы быстро-спасем их, и сможем это сделать, если займемся этими Пираками по отдельности.
     План был принят. По сигналу Похату, Лева с помощью своей элементарной силы создал ураган, несущий каменную пыль. В то же время Похату использовал Маску Скорости, помчавшись туда, где лежала Гали. Онуа в это время проскользнул за спину Авака. Тоа Камня схватил своего павшего товарища и устремился обратно к Леве, в то время как Онуа оглушил Авака неожиданным ударом. Прежде, чем Пирака смог ответить, Онуа швырнул в него груду земли, лишившую его сознания. Когда он рухнул, клетка Копаки исчезла.
     - Пошли, - сказал Онуа находящемуся в полубессознательном состоянии Тоа Льда. – Битва еще не кончена.
     Ураган ослабел.  Глаза Зактана сузились при виде того, как многого достигли Тоа Нува всего за несколько секунд. Если они сумеют привести в чувство двух своих товарищей, Тоа могут снова получить численное преимущество.
     - Нам надо поднажать, - сказал он. – Используй свою силу, Ток, и ликвидируй их всех.
     Белый Пирака покачал головой:
     - Такое большое напряжение сделает меня слишком слабым, если будет…еще одно сражение.
     Зактан выбросил часть своего вещества вперед, окружив Тока стаей протодитов:
     - Это была не просьба. Делай это! 
     Ток знал, что выбора у него нет, но про себя поклялся позже отомстить за свое унижение. К этому моменту Тоа Нува собрались вместе для отпора своим обидчикам, что делало его задачу более легкой. Пирака использовал свою способность превращать неживые предметы в живые, заставив ожить склон горы. Теперь похожий на каменного гиганта, он поднялся на 50 футов в высоту и тяжело двинулся по направлению к Тоа.
     Тень этого создания нависла над героями. Похату огляделся, прекрасно понимая, что если он хочет что-то сделать, это надо делать сейчас. Он решил заставить Пираку пожалеть о выборе камня для своей атаки. Послав волну своей элементарной силы, он взял контроль над гигантом, разбил его на куски, и послал летящие камни в собравшихся вместе Пирак.
     Камни разбились, ударившись о землю, что заставило Тока, Везока и Зактана броситься под прикрытие. Но Хаканн использовал этот момент для поражения, ударив Похату и Леву ментальной энергией и сбив с ног обоих. Они выбыли из игры, и только Онуа все был еще  в полной силе.
     Тоа Земли стоял над телами своих друзей. Он не имел представления, мертвы или нет Таху, Гали и другие. Он знал, что даже его огромная сила не остановит так много врагов сразу, особенно когда услышал, как позади него вылез Рейдак. И он вновь вспомнил свои собственные слова – не было ли важнее найти Маску Жизни? Не должен ли он  бежать, чтобы сразиться в другой день?
     Он посмотрел вниз на Гали и других, по-прежнему неподвижных. Затем его взгляд упал на бесчувственное тело Таху, выброшенное на склон как бесполезный мусор. Это были друзья, с которыми он бок о бок сражался, смеялся, печалился, теперь беспомощные в руках врагов. В этот момент Онуа принял решение – он будет жить или умрет здесь, как Тоа Нува.
     Отколов от земли полтонны камней, он швырнул их в Зактана. Еще до того, как они упали на землю, Онуа бросился на  своих врагов, издав леденящий боевой крик.
     Но он ничего не добился. Сила Зактана, Тока и Хаканна поразила его одновременно, замедлив его движение, но не остановив его, однако это сделал заключительный удар Везока, столкнувший Тоа Земли в забытье.
     Зактан взлглянул вокруг. Рейдак и Авак поднялись на ноги, а остальные уже направилсь грабить тела Тоа Нува. Никто из них не выглядел огорченным поражением героев, и это заставляло его думать, что, возможно, Тоа Нува и прибыли на Войя Нуи только для поиска Маски Жизни. Заговора против него не было – по крайней мере, с участием Тоа. И эта великая победа несомненно укрепит его лидерство, во всяком случае до тех пор, пока они не получат маску и не покинут эти бесплодные камни.
     - Они еще живы, - доложил Везок. – Даже тот, в которого попал я.
     - Хочешь, я посажу их в клетку? – спросил Авак. – Может быть, у них есть какая-нибудь информация о маске, которая нам пригодится.
     Зактан улыбнулся. Его удивляло, как часто после победы над этими или другими Тоа их противники надеялись удержать их в плену. Это была глупая затея, все равно что выпить в качестве прохладительного напитка энергетический протодермис, и надеяться, что это тебя не убьет. Лидер Пирак не войдет в легенды как  глупец.
     - Мы все охотились на Тоа. Мы знаем как они опасны, особенно когда мы думаем, что они уже побеждены, - сказал он. – Сегодня мы выиграли битву, а завтра?  Нет. Наши поиски слишком важны, чтобы мы могли рисковать.
     Он подцепил Таху и бросил его вниз по склону, уложив рядом с друзьями.
     - Заберите их маски и доспехи – на них есть спрос. Потом бросьте их в вулкан.
     - Понятно, - сказал Хаканн. – Но мы могли бы использовать метатели замор, и превратить их в  рабов-работников.
     - Даже порабощенные Тоа могут представлять опасность, - ответил Зактан. – Доберитесь до кратера вулкана…бросьте их туда и пусть они сгорят.

0

18

Глава 11
   Джаллер сидел на руинах Большой Плавильни Та-Метру.  Прошло много дней с того времени, как он выдвинул ультиматум Турагам. Матораны не поднимали свои инструменты ни для какой работы,  даже для строительства жилищ для себя самих. И Турага Вакама, и Таканува приходили  нему с просьбой смягчиться и позволить продолжить восстанавливать Метру Нуи. Он отказал.
     - Если мы не более чем запуганные маленькие существа, которых надо защищать – заложники и жертвы первого встречного врага – тогда зачем мы  вообще нужны, - говорил он сам себе. – Мы не нужны никому, ни Тоа Нува, ни самим себе. Я не позволю, чтобы о Маторанах вспоминали как о беспомощных трусах.
     Взглянув, он увидел обращающуюся к нему Турагу Нокаму. Она была уже в нескольких шагах от него на развалинах плавильни,  когда голос Джаллера остановил ее:
     - Если это еще одна такая же просьба, благородная Нокама, ты можешь повернуть обратно. Единственная вещь, которую я хочу услышать – правда, которую Тураги скрывают от нас.
    - И когда ты услышишь ее, тогда что? – ответила Нокама. – Зная это, ты все равно не сможешь ничего сделать, только будешь беспокоиться, огорчаться и мечтать никогда не знать об этом. А так и будет.
     Джаллер устал. Он не собирался приводить какие либо аргументы, кроме тех, что уже привел Вакаме и Дьюму:
     - Я сделаю то, что смогу, как Маторан и капитан гвардии Та-Метру.
     Нокама присела на кусок каменной кладки.
     - Дьюм и Вакама не знают, куда я пошла. Мне пришлось ничего не говорить им, так что теперь они, наверно, беспокоятся. Они могли не одобрить мой приход к тебе, но я полагаю, все имеют право знать, почему они должны умереть.
     Прежде чем Джаллер ответил, Нокама начала свою историю. Она рассказал ему об открытии, сделанном Турагой Дьюмом и Турагой Ную; о Великой Маске Жизни; и наконец о путешествии Тоа Нува на остров в поисках маски для спасения Великого Духа. Джаллер выслушал все это с неослабевающим вниманием, ни разу не перебив ее, пока она не закончила.
     - Если Мата Нуи умрет…, - начал он.
     - Погибнет ли мир вместе с ним? – сказала Нокама. – В настоящее время Тоа могут вернуть Маторанам свет и надежду. Но если они ошибутся, и Макута восторжествует, все что есть сейчас станет сном. Если они сейчас потерпят неудачу… будущего не будет.
     - И о них ничего не слышно?
     - Нет. Дьюм полагает, что они уже могли бы вернуться к этому моменту. Он опасается, что они пропали. Вакама настаивает на том, чтобы послать Такануву искать их, но Дьюм считает, что Тоа Света  нужен здесь. Я не вижу причины для этого, но мы должны  уважать его мудрость.
     Джаллер нахмурился.
     - А вы уверены, что это действительно Турага Дьюм? – он помнил историю о том, как однажды злодей Макута принял форму Дьюма, пытаясь завоевать Метру Нуи.
     - Онева заглядывал в его мысли, - ответила Нокама. – Да, он действительно Дьюм. – Она помолчала, затем добавила: - Извини, что возложила не тебя это бремя, Джаллер, когда ничего сделать нельзя. Но теперь, по крайней мере, когда звезды начнут гаснуть и наступит конец, ты будешь понимать, почему.
     Ничего больше не сказав, Турага Нокама ушла, оставив Джаллера обдумывать ее слова. Новость была опустошающей, но не вселяла в него чувство, что все потеряно и надежды нет. Таху всегда говорил ему, что не стоит бороться с тенью – надо понять форму и суть своего врага чтобы победить его. Теперь он знал, с чем они столкнулись, и это был первый шаг к победе.
     - Есть кое-что, что я могу сделать, - решил он. – Но я не скажу Такануве или Турагам – они только будут пытаться остановить меня, а теперь дорога каждая минута.
     Он выбежал из руин, в его голове уже был план. Ему понадобится помощь – лучших, самых надежных и смелых Маторанов, каких он сможет найти – и они могут отправиться на Войя Нуи сами. Они найдут Тоа Нува и эту Маску Жизни, они помогут спасти Великого Духа. Так или иначе, они это сделают.
     Он не обманывал себя. Путешествие, которое считали слишком опасным для Тоа, для Маторанов возможно означает скорую гибель. Но он также знал, что выбора нет. И хотя он никогда не встречался с Гараном, те же самые слова, что произнес Маторан, теперь эхом звучали у него в голове:
     Не надо быть Тоа, чтобы быть героем.

КОНЕЦ

Отредактировано al (19-10-2006 18:20:56)

0


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Legends#1. Island of Doom