Кини-Нуи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Legends#2. Dark Destiny


BIONICLE: Legends#2. Dark Destiny

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://www.brickshelf.com//gallery/beloglaz/legends/dark_destiny.jpg

ТЕМНАЯ СУДЬБА
(Грег Фаршти, 2006)

Введение
     Турага Дьюм, старейшина Метру Нуи, со стуком закрыл дверь своей комнаты. Хотя его лицо было скрыто под Маской Канои, не было необходимости видеть его выражение, чтобы почувствовать, что он в холодном бешенстве. Он посмотрел на шестерых Тураг, сидящих вокруг стола, затем издал звук возмущения и отвернулся.
     - Мы дошли до конца, - сказал он, глядя в окно на город, который любил. – Через несколько недель – возможно, месяцев – Великий Дух Мата Нуи умрет. Когда он умрет, то же произойдет и с нашим миром. Это время замолкнуть, опустить глаза и ждать наступления темноты.
     Он резко повернулся и показал вытянутым пальцем на остальных Тураг:
     - Но один из вас…не позволяет нашей истории завершиться достойно. Один из вас нас предал!
     Ошеломленные таким обвинением, шестеро Тураг посмотрели друг на друга. С момента возвращения в Метру Нуи они проводили почти все время в этой комнате, пытаясь найти способы предотвратить катастрофу. Турага Дьюм и Турага Ную прочитали по звездам, что Мата Нуи не просто погружен в сон, как они долго полагали, но действительно умирает. Только легендарная Маска Канои Жизни могла спасти его.
     В отчаянии, Тураги послали героев Тоа Нува на поиски острова Войя Нуи. Их задачей было найти Маску Жизни и спасти Великого Духа. Но уже прошло много дней, а от них не поступало никакого знака, так что даже Турага Вакама теперь допускал, что им не удалось оправдать ожидания. .. и даже хуже. В городе оставался только Тоа Света, и они много спорили о том, посылать ли его на поиски остальных. Но было решено, что один Тоа, пусть даже и такой сильный как он, не имеет никаких шансов там, где шесть Тоа Нува потерпели неудачу. Более того, Дьюм утверждал, что еще может случиться чудо, и Тоа Нува вернутся с маской, а присутствие Таканувы в городе может оказаться жизненно важным.
     Таким образом, Турагам оставалось только ждать и надеяться. Но день сменялся другим,  и становилось все более очевидно, что их ожидания тщетны. Тоа Нува исчезли, Великий Дух погибает, и все им созданное умрет вместе с ним.
     - Мы же согласились, что Маторанам не надо ничего говорить, - продолжил Дьюм. – После таких огромных усилий для возвращения на родину, было бы слишком бессердечно говорить им, что их жизнь может скоро оборваться. Так что теперь я должен спросить: кто из вас отважился нарушить это соглашение? Кто рассказал Маторанам, что их мир близок к гибели?
     - Так, подожди, - сказал Онева, Турага Камня. – Откуда ты вообще знаешь, что кто-нибудь выдал секрет? Я ничего не заметил на улицах, никто не ждет приближающегося конца. Поверь мне, я знаю, что такое звуки паники, а ничего такого я не слышал.
    Дьюм тяжело опустился в свое кресло, как если бы вес всех прожитых им лет лег ему на плечи:
    - Джаллер исчез, - ответил он. – Джаллер, который так сильно настаивал на том, чтобы Матораны узнали, куда и зачем ушли Тоа Нува. И с ним – Маторо, Нупару, Конгу, Хьюки и Хали – все они исчезли из своих домов сегодня ночью. Последний раз их видели в Ле-Метру, они расспрашивали о забытом подземном туннеле, ведущем на юг.
     - Ты же не думаешь…? – начал Венуа.
    - Джаллер не мог быть таким безрассудным, - сказал Вакама.
     - О, нет, - прошептала Нокама, выглядевшая охваченной ужасом. – Я никогда не думала, что он может…
    Дьюм повернулся и посмотрел на нее. Когда он заговорил, его голос был суровым:
    - Так. Ты сказала Джаллеру.
     - Да, - ответила Нокама с некоторым вызовом в голосе. – Мы стоим перед возможным концом света. Матораны – наши друзья – имеют право знать, почему они должны умереть. Но я никогда не предполагала, что мои слова заставят Джаллера действовать.
     Ную дважды резко свистнул, затем сделал рубящие движения крест-накрест около шеи. Вакама кивнул в знак согласия:
     - Ты прав, Ную. Они никогда не доберутся живыми до Войя Нуи. У нас нет выбора. Мы должны послать Такануву, чтобы вернуть их обратно.
     - Я  бы с удовольствием это сделал, - ответил Дьюм. – Но затруднение в том, что он тоже исчез.

     - Тебе не следовало приходить, - сказал Джаллер.
     - Тебе не следовало уходить, - ответил Таканува.
     Они опередили других, остальные пять Маторанов осторожно двигались по разрушенной местности. Они появились из подводного туннеля несколько минут назад и оказались на длинном, узком земляном мосту. У них не было определенной идеи, как достигнуть места своего назначения, кроме того, что надо двигаться к югу, и затем «наверх».
     - Хали была права, - пробормотал Джаллер. – Может быть, легче всего вернуться на Мата Нуи и поплыть на юг оттуда.
     - Но океан большой, - сказал Тоа Света. – Мы можем никогда не найти остров. Я не уверен, что один Тоа и шесть Маторанов способны что-нибудь сделать против того, что как-то остановило шестерых Тоа Нува.
     - Что бы это ни было, мы должны попытаться. Но ты можешь повернуть назад. Если что-нибудь случится  с тобой, город останется беззащитным.
     Таканува горько рассмеялся:
     - А когда Мата Нуи умрет, город не будет иметь значения. Кроме того, я не могу позволить, чтобы вы делали все это сами.
     Джаллер остановился на холме. В некотором отдалении он увидел вход в туннель,  а дальше…что? Узнать не было способа. Тоа Нува отправились на Войя Нуи в защитных канистрах, так как Турага сказали, что другие способы путешествия могут оказаться слишком опасными. Это значило, что Маторанам предстоят бессчетные встречи с противниками, которые могут убить их, если даже Тоа не пошли этим путем.
    - Ты помнишь, как я ушел в Ле-Ваи, а тебя послали искать меня? – спросил Таканува, вспоминая время, когда он был Матораном. – Помнишь, в пещере?
     - Пещера, полная каменных крыс, - кивнул Джаллер, - Ты должен был стать их десертом.
     - Ты бросился в пещеру, схватил меня… мы оба свалились в трещину… в конце которой было гнездо ядовитых каменных червей, - сказал Таканува, улыбаясь. – Мы прорыли путь через туннель, заполненный остатками их пищи и в конце концов вылезли на поверхность. Это был кошмар!
     - Я помню, - сказал Джалле. – Почему ты об этом подумал?
     - Просто у меня есть чувство, что эта прогулка будет похожа не на празднование Дня Наречения Имени, а на ту, что я вспомнил, - ответил Тоа Света. – Иди назад, Джаллер. Дай мне найти Тоа Нува и Маску Жизни. Это моя работа.
     Джаллер покачал головой:
     - Мы все живем в этом мире. Это значит, что спасти его – работа каждого из нас.
     Таканува вздохнул. Победить Джаллера в споре было почти невозможно, особенно когда он был прав. Вместо того, чтобы продолжать обсуждение, Тоа Света показал вперед:
     - Хотя бы дай мне одному разведать этот туннель. Если там есть что-то, мое снаряжение лучше, чтобы иметь с ним дело.
     - Но будь осторожен, - сказал Джаллер
     Таканува засмеялся:
    - Какой теперь в этом смысл?

     Шесть Маторанов стояли на плато, глядя, как Таканува готовится войти в туннель. Он провел проверку своей элементарной силы и силы маски, возможности которой пока ни разу полностью не использовал. Почувствовав себя готовым, он окружил свое тело светящимся сиянием и направился к входу.
    Джаллер увидел, как его друг шагнул в туннель и внезапно исчез. Он закрыл глаза и снова открыл их, но ничего не изменилось. Аура Тоа Света, которая могла пробить любую темноту, должна была бы делать его видимым даже на противоположном конце туннеля. Джаллер смог сказать только одно:
    - Ох-ох.

     В своей предыдущей жизни, как Маторан, Такуа путешествовал по всему остров Мата Нуи. Он нырял в холодные глубины моря и забирался на снежный пик Горы Иху. Он знал, что чувствуешь, когда тебя обдувает холодный воздух снежных областей Ко-Ваи. Но такого настоящего холода, как сейчас, он никогда раньше не испытывал.
     Его аура исчезла сразу же, как он вошел в туннель. Все его попытки восстановить ее были безуспешны, хотя он использовал всю свою силу. Он выстоял против Макуты, повелителя теней, и победил, но против этой темноты Тоа Света не мог сделать ничего. Хуже того, он чувствовал себя так, как будто его окружали горы льда, почти как если бы все тепло вытекло из его тела.
     Он повернул назад, думая, что лучше будет начать сначала. Но в такой плотной тьме он не был уверен, что найдет выход. Если он выберет неверное направление, он может пропасть навсегда.
     Таканува постарался подумать о хорошем. Затем он снова вызвал силу Маски Света, полагая, что, может быть, удастся создать тонкий луч света вместо неудавшегося свечения. Он воодушевился, когда действительно увидел посланный вперед луч. Но через секунду он снова оказался в темноте.
     Луч чем-то поглощен
     Да, это он чувствовал хорошо. Его сила  не исчезла. Но что-то в этом туннеле пожирало его свет, что-то скрытое и сильное… и очень голодное.
     Таканува вздрогнул, на этот раз – не от  холода.

Отредактировано al (20-10-2006 10:21:23)

0

2

Глава 1
     Гаран сидел на камне и изумлялся, как все может идти настолько плохо. Тысячу лет он и другие Матораны кое-как сводили концы с концами на острове Влйя Нуи. Это не было легко, из-за частых извержений вулкана, из-за уменьшения запасов воды, из-за того, что у них не было Тураги и Тоа, способного защитить их. Но все же они как-то справлялись.
     Потом, несколько недель назад, им показалось что их жизнь изменится к лучшему. На ледяной берег острова вынесло шесть канистр. Появившиеся из них мощные фигуры сказали, что они Тоа, пришедшие повести Маторанов к более безопасному будущему. Хотя в некоторых отношениях они и не выглядели похожими на Тоа – например, никто из них не носил масок Канои – большинство Маторанов были так возбуждены их прибытием, что легко поверили.
     С самого начала поведение этих новых «Тоа» было странным. Они мало делали для улучшения повседневной жизни Маторанов. Они совершали поступки, которые можно было назвать жестокими. Когда в конце концов они заставили Маторанов работать, задачи показались слишком необычными.  Часть Маторанов была отправлена строить громадную крепость, в которую никто из них не имел права заходить. Других поставили рыть ямы в склоне вулкана и копать большие резервуары для сбора выливавшейся оттуда лавы.
    Потом Гаран и небольшая группа его друзей открыли правду. Эти Тоа на самом деле были налетчиками, называемыми Пирака, и они пришли на остров в поисках какого-то сокровища, которое, как они считали, спрятано в вулкане. Хуже того, они имели в своей крепости особый сорт вируса, с помощью которого могли полностью поработить Маторанов.
    Прежде чем группа Гарана, узнав об этом, начала действовать, Пираки нанесли удар. Когда они это сделали, практически все Матораны Войя Нуи превратились в рабов. В этом безнадежном положении лучший друг Гарана, Балта, смог украсть один из метателей этого вируса и принести его остальным. Потом он пропал в  горах, пытаясь увести подальше преследовавших его Пирак.
     В сотый раз за последний час Гаран взобрался на возвышающийся камень и осмотрел склон горы, ища Балту. Вспышки света освещали местность на километр вокруг, но не было никаких следов присутствия его друга.
    - Если они схватили его, это все равно что он погиб, - сказал он сам себе. – Или хуже, они превратят его в одного из своих безмозглых работников, ковыряющих лаву. Нет – я бы лучше умер, чем согласился на это.
     - Все еще ничего?
     Гаран повернулся, и увидел Далу. Она уже трижды просила разрешения пойти поискать Балту. Гаран сказал нет, опасаясь, что если Пираки где-нибудь поблизости, она может тоже пропасть.
     - Ничего.
     - Тогда я пойду, - сказала она твердо. – Он не здесь, но я найду его.
     - А если он погиб?
     - Тогда я отомщу за него, - сказала Далу.
     На уступ тяжело дыша вскарабкался Пирук. Ему пришлось сделать несколько глотков воздуха, прежде чем он смог сообщить то, что собирался.
     - Я видел их – Пирак! Первым шел Хаканн, и он что-то тащил к кратеру вулкана. Я думаю, что он собирается бросить это в лаву!
     Гаран взглянул на Далу. Они подумали одно и то же: наверняка, Балта пойман и Пираки казнили его.
     - Позови остальных, - крикнул Гаран Пируку. – Мы уходим! 

     Пирака по имени Рейдак ворчал под своей ношей. В то время как другие несли только по одному Тоа, ему всучили двух, Тоа Огня и Тоа Воды. Это был уже не первый раз, когда его использовали как носильщика для всей группы, что не доставляло ему особой радости.
    - Где Зактан? – проворчал он, озираясь в поисках лидера Пирак. – Почему он не тащит в гору одного из этих парней?
     - Это просто, - сказал Хаканн. – Потому что он велел это сделать нам.
     - Он понес маски и оружие, которые мы сняли с этих Тоа, обратно в крепость, - сказал Авак, - а нас оставил выбрасывать мусор.
     Хаканн расхохотался.  Эти шесть Тоа прибыли на Войя Нуи и были ликвидированы в результате битвы с Пираками. Некоторые из победителей хотели заточить Тоа в тюрьму и выяснить, почему они прибыли на этот покинутый Мата Нуи кусок камня. Может, они знают о мощной маске Канои, которая, говорят, здесь спрятана? Нужна ли она им для самих себя, или кто-то другой послал их на этот вулканический остров?
     Зактан дал понять, что ему это неинтересно. Даже без масок и оружия Тоа представляли слишком большую потенциальную опасность. Он велел бросить их в вулкан и дать сгореть. Потом он забрал добычу и ушел.
     Хаканн взглянул через плечо на полубесчувственного Тоа Льда, которого нес. Он быстро рассмотрел возможность  предложить одному из этих Тоа заключить союз против Зактана. Потом решил, что Тоа, как класс, слишком глупо благородны, чтобы даже обсуждать такую вещь. Зактан прав в одном – нет большего удовольствия, чем убивать их  в большом количестве.
     - Еще далеко? – резко спросил Везок. – Этот Тоа Земли не очень-то легкий.
     - Тогда тебе не надо было так сильно ударять его, - ответил Хаканн. – Только подумай – еще совсем недавно он был всемогущим героем, способным сделать… ну ладно, плевать, что он мог сделать. А теперь он только тяжелый груз, который Везок должен тащить и выбрасывать
     - Придержи язык, - ответил Везок. – А то последуешь за ним в лаву.
     - Не думаю, - Хаканн быстро повернулся назад. – Я сомневаюсь, что хорошо буду смотреться обугленным.
     Авак неожиданно остановился и сбросил Похату Нува не землю:
     - Я отдыхаю. Попадут ли они в огонь сейчас или двумя минутами позже, они все равно умрут.
     - Зачем откладывать? – сказал Хаканн, продолжая подниматься по склону. -  Я не убивал Тоа уже несколько недель. Предлагаю, чтобы мы бросили их все одновременно, и посмотрели, который упадет первым.

     Таху Нува приоткрыл глаза. Первым, что он отметил, было то, что земля двигалась под ним, но он не шел. Потом он одновременно понял, что его тело стало странно слабым, и причину этого – его маски Канои не было. Он посмотрел вокруг, ища ее, и пытаясь скрыть тот факт, что он пришел в себя, но не обнаружил никаких признаков маски.
     Он все вспомнил. Пираки… бой на мечах… поражение. Имея свои маски, Тоа Нува оказались неспособны победить этих новых врагов. А какие шансы они имеют без масок?
     Он решил рискнуть и поднял голову, чтобы хотя бы увидеть, куда они направляются. Впереди и вверху столбы белого дыма вырывались из кратера вулкана. Не надо было быть гением, чтобы понять конечный пункт их назначения. Оставалось использовать то, что осталось от его элементарной силы, против Рейдака, и надеяться, что этого окажется достаточно чтобы свалить Пираку. Потом он может собрать остальных Тоа, и они попробуют спастись. 
    Даже обдумывая этот план, он понимал, что это безнадежно. Но он не собирался идти на смерть как раненый Раи. Дучше погибнуть в бою.
     Таху приготовился к атаке. В это время он заметил, что его руки трясутся. Через мгновение он понял, что не только руки, но и все тело, и Рейдак, и в действительности весь склон.
     - Что происходит? – выкрикнул Рейдак.
     - Если бы внутри твоего глупого твердого черепа были мозги, ты бы и сам знал, - ответил Хаканн, сбрасывая Копаку Нува на землю. – Вулкан извергается!
     Как будто по его команде, верхушка горы взорвалась, осыпая вниз камни, магму и пыль. Пираки побросали своих пленников и бросились врассыпную, стараясь обогнать поток лавы. Таху инстинктивно попытался создать щит, чтобы защитить себя и других, прежде чем вспомнил, что у него больше нет Маски Защиты.
     - Похату! – крикнул он. – Ты нам нужен!
     Тоа Нува Камня все еще пытался привести в порядок свои мысли. Первым, что он увидел, когда его зрение прояснилось, была волна лавы, направляющаяся к все еще не пришедшей в себя Гали Нува. Не было времени думать о потерянной Маске Скорости, только действовать. Собрав ту элементарную силу, какую смог, он создал каменную стену, задержавшую расплавленный поток.
     Ухватившись за возможность, Лева  поднялся, схватил Гали и оттащил ее прочь в тот момент, когда каменная стена начала плавиться.
     - Нам нужна бóльшая преграда!  - крикнул он.
     - Я не могу! – сказал Похату, помогая подняться Онуа. – Без маски моя сила слишком мала.
     - Тогда используем … маленькие силы, - пробормотал Тоа Земли. – Много маленьких сил.
     Шесть Тоа Нува, пошатываясь и запинаясь, двинулись по склону, а потоки лавы продолжали двигаться к ним. Пока они шли, Похату использовал свою убывающую силу, чтобы создавать каменные барьеры и сдерживать продвижение магмы. Эти барьеры выдерживали не долго, и когда они расплавлялись, лава волной выбрасывалась вперед. Одна такая волна накрыла Копаку, и сильно обожгла его правую руку. Если бы Таху не оказался поблизости и не помог ему, он бы мог бы погибнуть и быть испепеленным расплавленной массой. 
     Тоа Нува брели еще долго после того, как отошли от вулкана, направляясь на северо-восток. В конце концов, Таху влез на валун, чтобы осмотреть расстилавшуюся под ними местность. Не найдя нигде следов присутствия Пирак, он дал остальным сигнал к отдыху.
     - Если   нам повезет, они решат что мы умерли, - сказал Тоа Огня. – Если нет, они будут искать нас снова.
     - Хорошо, - ответил Копака. Он использовал свою власть над льдом чтобы облегчить боль в мышечных тканях, но ничто не могло скрыть следы ожогов на его доспехах. – Я им обязан многими неприятными ощущениями. Я предполагаю отплатить им тем же.
     - Кто они? – спросила Гали.
     - Я не знаю, - ответил Таху. – Но пока мы не узнали иного, мы должны считать что они здесь с той же целью, что и мы: ради Маски Жизни Канои. И если они получат ее первыми, мы можем забыть о сохранении жизни Великого Духа. Мата Нуи умрет, и мир вместе с ним. Нам нужны наши маски и наше оружие… и тогда мы заплатим Пиракам наши долги.
     Лева соскочил с каменного уступа, на котором сидел:
     - К нам гости, с севера. Пять Маторанов.
     - Мы можем воспользоваться их помощью, - сказала Гали. Они знают остров, а мы нет. Они даже могут знать, где могут быть спрятаны наши маски. Похоже, для успешного выполнения своей миссии мы должны пользоваться любой помощью, какую сможем получить.
     - Для успешного выполнения миссии, сестра? – критически заметил Копака. – Я бы сказал, что мы нуждаемся в помощи, просто чтобы остаться в живых.

0

3

Далу увидела Тоа Нува первой.
     - Чужие, - сказала они. – Здесь, наверху, среди камней. Не Матораны… не Пираки.. Тоа, может быть?
     По небу прокатился раскат грома, последовавший за яркой вспышкой света. Весь день собиралась гроза. Облака закрыли солнце и звезды. По какой-то необъяснимой причине, одинокая красная звезда светила во всем своем великолепии среди этих чернеющих грозовых облаков. И что более странно, даже Ону-Маторан не мог утверждать наверняка, что свечение действительно исходит от самой звезды.
     - Что ты думаешь, Велика? – спросил Гаран, поворачиваясь к По-Маторану.
     - Говорят, что однажды был Раи, который глядел на звезды и думал, что это пища, принадлежащая каким-то огромным существам, - мягко ответил Велика. – Каждую ночь он поднимался на самую высокую гору и прыгал так высоко, как только мог, надеясь достать звезду для себя. В конце концов он решил, что этого сделать нельзя, и более того, это вообще не пища.
     - Ну и что, и какой вывод должны мы сделать из этого? – проворчал Кази.  Ко-Маторан уже давно потерял всякое терпение с рассказами Велики.
     - Все шло хорошо, - продолжил По-Маторан. – До той ночи, когда Раи увидел большую красную звезду. Это, решил он, должно быть чудесный, деликатесный фрукт, свисающего с какого-то далекого дерева. И он снова поднялся на гору, и в этот раз он разбежался и прыгнул так высоко, как только мог.
     Кази нахмурился.  Было само по себе плохо, что Велика начал рассказывать эту историю. Стало еще хуже, когда она заинтересовала Кази и заставила гадать, чем все кончится.
     - Ну, и что случилось?
     Велика вздрогнул, как если бы внезапно вспомнил, что историю надо заканчивать:
     - Ах, что случилось? Что случилось, дай-ка вспомнить… ах, да, он свалился на скалы, и все себе переломал.
     Кази немедленно начал использовать старый Ко-Маторанский прием: считать в уме, чтобы сохранить самообладание. Когда дело касалось Велики, он иногда доходил до семизначных чисел.
     - Даже я не уверен в том, что это означает, - признался Пирук.
     - Раи один раз обманулся, и это принесло ему только разочарование, - объяснил Гаран. – Но когда он обманулся во второй раз, - последствия были намного хуже.
     - Он хочет сказать, что они не Тоа, - сказала Далу.
     Гаран кивнул:
     - Он говорит, что мы не можем рисковать ошибиться во второй раз. Если они Тоа, мы потом извинимся перед ними. А теперь готовьте оружие – мы нападем.

Глава 2
     Балта опустился на пол пещеры. Как давно он здесь? Часы? Дни? Он потерял счет времени вскоре после того, как Пираки поймали его в ловушку и оставили умирать.
     Он нырнул в эту пещеру, спасаясь от Тока и Везока. Он нашел хорошее место, чтобы спрятаться, и ждал, планируя напасть из засады на того Пираку, который придет его искать. Пришел Везок, немного поискал, и ушел прежде чем Балта понял, что попал в ловушку. Неожиданно для Маторана, Пирака прикатил к выходу из пещеры большой камень, запечатав его внутри.
     - Он знал, что я внутри. Он просто не знал, где, - думал Балта. – Отсюда нет другого выхода. Воздух уже становится тяжелым. Надеюсь, по крайней мере, остальные спаслись.
     Балта закрыл глаза и начал медленно погружаться в забытье. Ему хотелось бы знать, ищут ли его Далу и остальные. Но даже если они здесь, это не имеет значения. Они никогда не смогут отодвинуть этот булыжник. Балта сомневался, что даже импульсные удары Гарана способны его разбить.
     Резкий треск неожиданно прервал его мысли. Первой мыслью Балты было, что, может быть, кто-то разбил булыжник. Потом он понял, что звук идет не с той стороны, а скорее от стен пещеры. Мгновением позже в стене образовалась трещина, и стена разделилась на две части. В короткой вспышке света Балта заметил что-то похожее на лезвие массивного топора, разрезавшего камень.
     - Ох, началось, - сказал он сам себе. – Я начинаю терять рассудок.
     - Ну, и чего ты ждешь, Дня Наречения Имени? – сказал глубокий, грохочущий голос. – Вылезай оттуда.
     Балта вылез и выглянул в щель. Вдали туннель расширялся, но не было похоже что он был выдолблен. Он выглядел так, как будто камень был разрезан. Огромная фигура с топором в руках стояла там и смотрела на него, но было слишком темно, чтобы разглядеть ее лицо.
     - Иди, и поищи место, чтобы спрятаться, - сказала  фигура. – Пираки полностью контролируют остров. В следующий раз, когда они увидят тебя, Балта, они не будут ловить тебя… они тебя убьют.
     - Кто ты? – спросил Маторан, шагнув в туннель. – Откуда ты знаешь мое имя?
     - Давай просто скажем, что я друг, - сказала массивная фигура. – Друг, который может сделать много для защиты правды, но даже моя сила ограничена. Пойдем. Пойдем к твоим товарищам и расскажем им, как уйти с дороги Пирак.
     Балта сделал, как он предложил, но на ходу покачал головой.
     - Я могу сделать первое, но не последнее, - сказал он. – Они захватили наш дом, и мы отберем его обратно.
     - Тогда по меньшей мере предотвратим непоправимую ошибку, которую твои друзья скоро сделают, Балта. Или, скажу тебе прямо, они причинят Мата Нуи самые страшные страдания во все времена.
     Огромная фигура смотрела, как Маторан отправился в путь. Жители деревни могли бы пожертвовать всем что угодно, даже своей жизнью, в попытке освободить Мата Нуи. Он грустно подумал о времени, когда он тоже имел друга, за которого был готов отдать свою жизнь. Но это было в прошлом, или скоро должно было стать прошлым. Все происходящее заставляло его полагать это.
     - Но я никогда не отступлюсь, - подумал он мрачно. – Пока жив Великий Дух.

0

4

Вдали от Войя Нуи Джаллер, наконец, потерял терпение.
     - Таканува! Таканува! – звал он, заглядывая в темный вход туннеля. За его спиной в тревоге ожидали пять других Маторанов.
     - Может быть, он ранен, - сказала Хали. – Нам надо идти за ним.
     - Но не беззащитными, - сказал Нупару. – Дайте мне несколько минут, и, может быть, я кое-что соединю вместе. Я взял с собой свои инструменты.
     - У нас нет нескольких минут, - сказал Джаллер. – Конгу, Хьюки, идемте со мной. Хали, Маторо, Нупару, подождите тридцать секунд, а потом идите за нами. Проверьте, работают ли ваши светящиеся камни, и держитесь вместе.
     Три Маторана вступили в тень туннеля. Любопытствуя и беспокоясь, Хали сделала несколько шагов вперед и внесла в туннель свой светящийся камень. Как только камень оказался в туннеле, его свечение исчезло. Тогда она вынула его, и обнаружила, что он светит так же ярко, как и раньше.
     - Ну, это сверхъестественно, - сказала она.
     - Иди сюда, - сказал Нупару, протягивая ей отрезок кабеля. Я подобрал это на руинах Метру Нуи. Обмотайте кабель вокруг талии, чтобы мы трое оказались связанными вместе. Если свет там не работает, мы можем идти на звук голоса.
     Хали повернулась и остановилась у входа в туннель. Слова Маторо остановили ее:
     - Хали, прежде чем мы войдем… кое-что… Турага Ную один раз это говорил.
     Га-Маторанка повернулась. Маторо в течение многих столетий был переводчиком Тураги Ную и был связан клятвой никогда не повторять ничего, что он узнавал в результате этого. Учитывая, что у него никогда не возникало даже мысли нарушить свою клятву, должно было произойти что-то действительно серьезное.
     Маторо глубоко вдохнул и медленно выдохнул воздух.
     - Ную говорил, что они послали Тоа на Войя Нуи в канистрах, таких же, в каких они прибыли на Мата Нуи. Он говорил, что другого способа сделать их путешествие безопасным не было. Он говорил… он говорил, что путь на Войя Нуи проходит через землю смерти.
     Хали протенула руку и положила еена плечо Маторо.
     - Маторо, Турага иногда говорят загадками. Я знаю. Я много раз гребла через бурные потоки, более страшные, чем его слова. Нет никакой «земли смерти», так же как нет и спрятанного рая, называемого «Артакха». Это только легенды, мой друг. Пойдем.
     Маторо кивнул и встал в шаге позади Нупару. Но он не мог перестать думать о том, как часто легенды, рассказанные Турагами, оборачивались крайне неприятной правдой.
     Как только Маторо пересек порог туннеля, его святящийся камень погас.  То же самое, вероятно, случилось и с другими, так как они оказались в полной темноте. Вопреки совету Нупару, Хали стояла молча, что действовало Маторо на нервы.
    - Скажите что-нибудь, - крикнул он. – Где вы? – По крайней мере, его рот произнес эти слова, но никакого звука не получилось. Он протянул руку вниз и потрогал обмотанный вокруг своего тела кабель – да, он был на месте, и по-прежнему туго натянут. Значит, остальные должны быть впереди него.
     Он шагнул вперед в темноту, и почти сразу же споткнулся о камень. Он вытянул руку и почувствовал сбоку каменную стену, но не нашел впереди себя Нупару. Если бы не кабель, он бы чувствовал себя безнадежно потерянным, одиноким, в отчаянии и может быть даже в панике. Но так он хотя бы ощущал, что не один.
     Он сделал еще один шаг и почувствовал внизу что-то живое. Он потянулся вниз и почувствовал, как кто-то схватил его за руку. Маторо улыбнулся. Он хорошо чувствовал физический контакт с одним из своих друзей, хотя они и не могли видеть друг друга или разговаривать. Он помог лежащему подняться на ноги и крепко ухватился за его руку, стараясь вывести его из темноты.
     Маторо почувствовал, что кабель дернули, потом еще раз. Он ускорил шаги, все еще веди своего невидимого друга. В углу он заметил свет – чудесный свет, славный свет! Там были Хали, Нупару, Таканува, Джаллер… и Хьюки…и Конгу… и…
     - Но если все они здесь…кого я держу за руку?
     Маторо быстро обернулся. Он не увидел никого. Он повернулся обратно к друзьям, глядя вниз на свою руку и пытаясь не показать, как он дрожит.
     - Что с тобой? Тебе нехорошо? – сказала Хали.
     - Просто… потерял кое-кого, - ответил он, не глядя на нее. – Или кое-…что. 

     - О чем вы думали, оставляя Тоа на склоне? – прошипел Зактан. Облаченный в изумрудные доспехи лидер Пирак переводил взгляд с одного члена своей команды на другого, но выражение его лица отбивало у них желание отвечать.
     - А что, ты считаешь, мы должны были делать? – в конце концов проворчал Везок. – Оставаться там и сгорать вместе с ними? Лава текла прямо на них. Теперь они обугленные доспехи, и ничего больше.
     Глаза Зактана засверкали красным светом. Двойной лазерный луч, направленный в Везока, вылетел из них. Удар швырнул Пираку через всю комнату и прожег дыру в плече его доспехов.
     - Я считаю, что вы должны были выполнять приказ, - сказал Зактан спокойным мертвящим голосом. – Избавиться от этих Тоа Нува было важнее, чем сохранить ваши жалкие жизни. Чтобы уничтожить их шестерых, я с удовольствием пожертвовал бы вами пятью.
     - Как и мы – тобой, - пробормотал Авак.
     - Они – Тоа, - продолжил Зактан. – Именно Тоа победили Темных Охотников, когда мы пытались завоевать Метру Нуи.  Именно из-за Тоа началась война между нами и Братством Макуты, которая продолжается до сих пор. Оставить Тоа, любого Тоа, в живых – все равно что оставить жить ядовитую змею.
     - Эй, мы все раньше сражались с Тоа, - проворчал Рейдак. – А некоторые из нас даже прежде тебя. Но, как и говорил Везок, они погибли. Я уверен в этом.
     Зактан позволил микроскопическим протодитам, из которых состояло его тело, двинуться в сторону Пирак и образовать нависшее над ними темное облако. Когда он заговорил, его голос, казалось, исходил отовсюду одновременно:
     - Я помню последний раз, когда ты был «уверен», Рейдак. А ты помнишь?
     Облако двинулось по направлению к чану с антидермисом, странной субстанцией, которая превращала Маторанов Войя Нуи в рабов с пустыми бессмысленными  глазами.
     - Когда-то нас было семь, или вы забыли это? – продолжил Зактан. – Седьмой член нашей группы узнал о существовании Маски Жизни одновременно с нами, и узнал ответ на загадку, где она спрятана. Ты был уверен, Рейдак, что он не предаст нас. Ты ошибся.
     - Он отправился на этот остров один, тайком, решив не побояться пламени вулкана и украсть маску. – протодиты снова собрались вместе, образовав тело Зактана. Он зловеще ухмылялся. – И больше не вернулся.
     - Возможно, он нашел маску, - сказал Хаканн. – Ты думал об этом?
     Зактан мгновение глядел в пространство. Затем снова заговорил, многочисленные голоса, которые обычно звучали из его рта, слились в один, горловой рык, которого Пираки никогда раньше не слышали.
     - Нет, - сказал он. – Если бы Маска Жизни была найдена… я бы знал.
     Никто из Пирак до конца не поверил Зактану. В то же время, никто не был так глуп, чтобы открыто не согласиться с ним. Через несколько секунд он перевел их внимание на другое.
     - Много ли Маторанов погибло при извержении?
     - Слишком много, - сказал Ток. – На одном участке горы работы полностью остановились. Сейчас из вулкана вытекает в два раза меньше лавы, чем раньше.
     - Хаканн, заставь их работать знергичней, - приказал Зактан. – Накажи некоторых из них, если считаешь, что это поможет взбодрить остальных. Авак, ты останешься здесь со мной. Вы, остальные – найдите Тоа Нува. Убейте их. Если эти Тоа еще будут живы на закате… тогда умрете вы.
     Хаканн, Ток, Везок и Рейдак по одному вышли из комнаты. Ток оглянулся через плечо, и увидел, что Зактан уже погрузился в беседу с Аваком.
     - Интересно, о чем они говорят?
    - О смерти. О разрушении. О гибели всего живого, - сказал Хаканн со скукой в голосе. – Ты же знаешь Зактана, он великолепный собеседник.
     - Напомни мне, - сказал Везок, поглаживая свое раненое плечо. – Он всегда ведет себя как охотящаяся Муака, или это что-то новое?
     Рейдак покачал головой:
     - Сегодня он еще хуже, чем обычно. С тех пор как мы побывали в Метру Нуи и нашли разбитые доспехи Макуты, он немного… раздражителен. Он перестал беспокоиться о добыче, его не волнует даже ограбление целого города. Все что он хочет – это Маска Жизни.
     Хаканн хохотнул.
     - Маска Жизни для него, - сказал он. – Но, может быть, смерть для всех нас?

Глава 3
     - Если кто-то хочет вернуться, сейчас самое время это сделать, - сказал Джаллер. Перед ними расстилалась длинная узкая полоса земли, уходящая противоположным концом в неприветливое море. Вдалеке виднелась природная каменная арка, и за ней извилистый проход между двумя пиками.
     - Точно, я хочу быстренько сбегать обратно через этот туннель, - сказал Конгу саркастически. – Не помню ничего более забавного с тех пор, как летал на икающей птице Гукко.
     - Мы теряем время, - сказала Хали. – Если мы собрались идти, то надо идти.
     Группа продолжила движение. Таканува шел позади всех вместе с Га-Маторанкой.
     - Ты выглядишь так, Хали, как будто находишься в нерешительности.
     - Да, ответила она. – Моя задача как летописца – описывать приключения Тоа… как это раньше делал ты. Но теперь я боюсь, что последняя хроника, которую я запишу, будет нашим некрологом. 
     Таканува кивнул.
     - Может быть. Я не согласен с тем, что делает Джаллер, но я понимаю, почему он так делает. Если бы мы не делали ничего, ты могла бы написать последнюю хронику этого прекрасного мира, Хали, а не просто историю шести Маторанов и одного новичка-Тоа.
     - Ты не новичок, - сказала Хали, слегка улыбнувшись. – Ты же победил Макуту.
     - Мне повезло, -  сказал Тоа Света. – Его гордость заставила его вызвать меня на битву один на один, его тень против моего света. Если бы он использовал другие свои силы, все могло бы повернуться по-другому. Ты знаешь, передо мной промелькнули его мысли, когда мы ненадолго слились в одно существо… Это лабиринт, все перекручено и вывернуто наизнанку, там столетиями не было никакого света.
      - Но ты все же победил его, - сказала Хали. – Твой свет оказался сильнее его тьмы.
     Таканува пожал плечами.
     - Или он позволил мне победить. Может быть, он подумал, что в конечном счете мы все равно найдем обратный путь в Метру Нуи, и решил сам выбрать для этого время. Может быть, это было только частью какого-то большего плана.
     Хали посмотрела на Тоа в недоумении:
     - Большего плана?
     - Я только предполагаю, но если… если он вынашивал план настолько ужасный, что ему было неважно, вернутся Матораны в Метру Нуи или нет? Если, в конце концов, он решил что выполнить до конца этот план важнее, чем побить меня?
     - Если ты прав, я не высоко оцениваю его искусство планирования, - сказала Хали. – Ведь в конце концов он сам был убит, вспомни.
     - Конечно, кажется, что так, - ответил Таканува. – Но так ли это?
     Их разговор был прерван возгласом Хьюки. По-Маторан нагнулся вперед, пытаясь извлечь что-то из земли. Приложив всю свою силу, он в конце концов вытащил это, свалившись при этом назад. Он поднялся, держа в руках свою находку: испачканную грязью, немного расплющенную маску Канои. Улыбаясь, он снял свою собственную маску и сунул на ее место новую, заменив одну на другую практически мгновенно.
     - Это Великая Маска! – сказал он. – Я чувствую ее силу.
     Таканува забрал у него маску и исследовал ее:
     - Я не узнаю ее форму. Турага Вакама, думаю, смог бы. Хотел бы я знать, что она делает.
     Прежде чем кто-нибудь успел запротестовать, он снял свою Маску Света и  надел находку Хьюки. В первый момент ничего не произошло. Потом Таканува неожиданно сказал:
     - Нет, я не так уж сильно рискую, Хали.
     - Что? – сказала Га-Маторанка. – О чем ты говоришь?
     - Ты сказала, что я рискую, надевая эту маску. Я слышал.
     - Я никогда не говорила этого! – запротестовала Хали.
     - Она говорит правду, - сказал Хьюки. – Может быть, это что-то, что делает маска… Может быть она неисправна?
     - Или может быть она работает совершенно нормально, - сказал Джаллер. – Хали, скажи честно – о чем ты думала, когда он надевал маску?
     Га-Маторанка пожала плечами, очевидно чувствуя себя неловко.
     - Я думала… ну…что у нас только один Тоа, и он не должен так храбриться, когда в этом нет необходимости.
     - Ты слышал ее мысли, - сказал Джаллер Такануве. – Это Маска телепатии. Она, должно быть, принадлежала какому-то Тоа, который шел этим путем, кто знает – сколько лет назад.
     - Шел этим путем, или никогда не шел никаким другим после этого? – спросил Тоа Света, быстро заменяя маску на свою собственную. – Что странного в том, что  у нас под ногами лежат какого-то Тоа ?
     Джаллер не ответил. В этом не было необходимости.

0

5

Матораны расположились лагерем, пройдя примерно три четверти пути до арки. Джаллер остался наблюдать, а Хали, Хьюки, Нупару и Конгу заснули. Таканува отправился побродить в одиночестве. Время от времени Джаллер прекращал наблюдение, и брал и рассматривал маску Канои, которую они нашли. Ему хотелось узнать, какой Тоа носил ее.
     Маторо пробовал заснуть, но не мог. В конце концов он прекратил попытки, и присоединился к Джаллеру.
     - Ну, что?
      Джаллер покачал головой:
     - Только камни и вода. Я даже не видел ни одного Раи. А ты? Что ты видел?
     - Нет, я тоже ничего не видел.
     - Я спрашивал не о том, чего ты не видел, - сказал Джаллер. – Там, в туннеле…тебя в нем, очевидно, что-то испугало.
      - Мы в таком положении, в какое никогда не предполагали попадать, - ответил Маторо, глядя в сторону. – Это все.
     - Ты бы мог сказать то же самое о Мата Нуи, - сказал Джаллер. – Мы никогда не собирались жить там. Мы должны были жить все те годы в Метру Нуи. Но злодеяния Макуты вывели мир из равновесия. Мы отправились в путешествие, чтобы попытаться исправить это.
     - А что если это невозможно? – спросил Ко-Маторан. – Что, если все шло неправильно слишком долго. Посмотри-ка на это место. Здесь никто не живет, я думаю, никто просто не может тут жить. Это место мертво, Джаллер, и если мы задержимся здесь, тогда мы, может быть…
     - Джаллер!
     Два Маторана обернулись и увидели бегущего к ним  Такануву.
     - Маторан! – крикнул он. – Я только что видел Маторана внутри туннеля!
     Во время этой суматохи проснулись остальные. Теперь они собрались вокруг Тоа Света, чтобы он поделился с ними тем, что узнал.
     - Я бродил около порога, размышляя о Тоа, который носил эту маску. Потом я поднял глаза, и он был там – Маторан, которого я никогда не видел раньше. Он смотрел на меня с той стороны туннеля со страхом в глазах. Я использовал часть моей силы, чтобы  создать мягкое свечение, но прежде чем я смог что-то сказать, он убежал.
      Джаллер нахмурился. Что этот Маторан делал здесь? Есть ли здесь другие? Или другие придут потом, когда узнают об их присутствии?
     - Пойдем. Надо его найти, - сказал он наконец. – В этом запустении никому не следует быть одному.
     - Откуда мы знаем, что он один? - спросил Конгу, когда они двинулись к арке.
     - Откуда мы знаем, что это вообще был Маторан? – добавил Маторо.
     - Ну, а кем еще он может быть?
     Вспомнив руку, схватившую его в туннеле, Маторо ответил:
     - Ох, не хотелось бы узнать.
     Таканува вел их к арке, сразу за ним шли Джаллер и Хьюки. Не было никаких следов присутствия Маторанов или кого-нибудь еще. Маторо оглядывался по сторонам, просто чтобы быть уверенным, что что-нибудь не использует увиденное Таканувой как приманку для нападения из засады.
     - Вот здесь, - крикнул Тоа Света, показывая на каменную арку. Мгновением позже он отлетел назад, упав на идущих следом Маторанов. Встряхнувшись, он встал на ноги и двинулся по направлению к арке снова. Как только он достиг порога, он врезался в невидимый барьер и был отброшен на землю.
     Теперь он рассердился. Поднявшись, он метнул два узких луча света в невидимое препятствие. Они рикошетом отскочили назад, и едва не прожгли дыру в Конгу.
     - Осторожнее! – вскрикнул Ле-Маторан. – Мы на одной стороне, помнишь?
     Нупару сделал несколько шагов в сторону арки и остановился. Очень осторожно он протянул руку и почувствовал… ничего вообще. В недоумении он сделал еще один шаг и спокойно прошел внутрь, как если бы никакого барьера не существовало.
     Ободренный этим, Таканува собирался последовать за ним. Но для него ничего не изменилось: он по-прежнему не мог пройти.
     - Я не понимаю этого, - сказал он расстроено. – Что-то пропускает Маторанов, но преграждает путь Тоа?
     Остальные пять Маторанов нерешительно прошли через арку, оставив Такануву в одиночестве с другой стороны порога. Джаллер попробовал вернуться назад к нему, но обнаружил, что барьер теперь не дает ему вернуться тем путем, по которому он пришел.
     - Объясни это, - сказал Та-Маторан Нупару.
     Ону-Маторанский изобретатель покачал головой:
     - Внутри этого камня нет ничего механического, по крайней мере, насколько я вижу. Никакого намека на источник силы. Барьер существует, но я не могу объяснить, почему.
     - Может быть, я смогу, - эти слова произнесла Хали, державшая в руках небольшую каменную табличку. – Я нашла ее на полу недалеко отсюда. Она очень старая, невероятно старая. Турага Ную показывал мне такие же камни со знаками, которые хранились в Ко-Метранских башнях знаний, и судя по резьбе и символам на ней… она была сделана еще до основании Метру Нуи.
     - Ты можешь ее прочитать? – спросил Конгу.
     - Еще несколько месяцев назад я бы сказала, что нет, - ответила Хали. – Но Нокама учила меня. Она говорила, что я должна знать, как это делать, я просто забыла. Во всяком случае, я попробую.

0

6

Хали несколько минут изучала табличку. Она начала говорить, потом остановилась и еще немного подумала.
     - Это предостережение, - сообщила она. – Здесь написано что-то вроде… «Это царство тени… голода, и бедствия, и уныния… Это мир темноты…и здесь не может существовать свет».
     Нупару кивнул:
     - Конечно. Это все объясняет.
     - Тебе, может быть, - сказал Хьюки. – Но все, что я вижу, это что зазывать сюда туристов - паршивое дело.
    - Я думал, что этот туннель – природное явление, что-то гасящее светокамни. Но теперь я думаю, что, может быть, весь свет здесь действительно поглощается. А если силы для этого недостаточно, носителя света заставляют отправиться домой. Мы пришли туда, где свет вызывет отвращение. 
     - Хорошо, но как же мы? Почему мы не можем выйти? – спросил Маторо. – Мы не обладаеи силой света, она есть только у Таканувы.
     - Я думаю, что ответ пугающе прост, - сказал Нупару. – Кто-то, или что-то, не хочет, чтобы мы выходили.
     - Это безумие, - сказал Тоа Света. – Вам нельзя идти дальше, Джаллер. Это ловушка. Оставайтесь там, где вы стоите, а я найду какой-нибудь способ проникнуть через этот барьер.
     - Не думаю, что у тебя это получится, старый друг, - сказал Джаллер. – Это создано, чтобы не пропустить тебя. Возвращайся в Метру Нуи и расскажи Турагам, что произошло. Скажи им… скажи им, что не надо посылать никакой помощи. Мы пойдем дальше и, надеюсь, найдем где-нибудь Тоа Нува.
     Таканува протянул руку своему лучшему другу, но на пути встал барьер.
     - Я даже не могу попрощаться с тобой как следует, - грустно сказал он. – Это может быть последний раз, когда мы видимся, и я не могу пожать тебе руку.
     - Мы увидимся еще, - сказал Джаллер.- В конце концов, кто будет спасать тебя от неприятностей, если не я?
     - А Тоа обычно попадают в более серьезные неприятности, чем Матораны… обычно, во всяком случае, - сказал Тоа Света, пытаясь улыбнуться. – Эй, Джаллер, ты… ты уже один раз умер за меня. Не умирай еще раз, хорошо? Получится плохая летопись, если одно и то же произойдет во второй раз.
     Джаллер улыбнулся и повернулся, пытаясь скрыть свои чувства. Через минуту он сказал другим Маторанам:
     - Пойдемте, надо идти дальше. Если кто-то следит за нами, незачем быть сидящей мишенью.
     Маленькая группа попрощалась с Таканувой. Хали даже не смогла произнести ни слова, просто прижала руки к барьеру, встретив с противоположной стороны руки Таканувы.  Потом компания двинулась вперед.
     - Джаллер! – крикнул Таканува. Та-Маторан обернулся. – Судьба должна была тебя выбрать Тоа Света. Ты был бы великим Тоа.
     - Спасибо, но нет уж, спасибо, - ответил Джаллер. – Мне вполне достаточно быть просто Матораном.

0

7

Глава 4
     Это, полагал Лева Нува, был худший день его жизни.
     Достаточно плохо было столкнуться с шестью порождениями Макуты, которые улыбались, когда он терял сознание, и сломали одну из его воздушных катан. Еще больше беспокоило поражение и потеря маски Канои, причем то же произошло и с другими Тоа Нува. Но теперь шесть самых могущественных героев в мире – по крайней мере, с его точки зрения – были атакованы пятью разъяренными Маторанами.
     - И хуже того – мы проигрываем, - подумал он.
     - Милые здесь жители, - проворчал он, увертываясь от удара. – Не думаю, что они желают-нуждаются в защите. Думаю, это мы в ней нуждаемся.
     Таху Нува создал стену пламени, чтобы на время отрезать Тоа от нападающих.
     - Что мы будем делать? – быстро спросил он. – Дав волю своим элементарным силам, мы можем убить их. Больше всего шансов – потянуть время, пока мы не придумаем способ доказать им кто мы такие.
     - Когда это ты успел стать таким осторожным? – спросил Лева.
     - Может быть, я стал более мудрым,  – ответил Таху.  – И, прежде чем ты спросишь, насколько это разумно, напомню тебе, что не я потерял свой инструмент Тоа в битве, которую начал, не зная кто мне противостоит.
     - Довольно! – воскликнула Гали. – Твое остроумие, безусловно, возросло, Таху, но твой рот так ничему и не научился. А ты, Лева – аааахх!
     Гали Нува внезапно упала на землю, закрыв руками глаза. Мгновением раньше Далу использовала свои необычные способности, усилив способность Гали видеть до ее верхней возможной границы. На короткое мгновение она увидела все: каждый атом, каждую молекулу, на Войя Нуи и во всем мире. Ее зрение проникало в другие измерения, представления о времени и пространстве стали не такими, как раньше. Она немедленно прикрыла глаза, но даже сквозь опущенные веки она все еще продолжала видеть!
     - Так много… так прекрасно… и так ужасно… - воскликнула она. – Это превышает все, что даже Великий Дух мог бы представить….
     - Что с ней такое? – сказал Похату, наклоняясь над Тоа Нува Воды.
     - Не знаю, - спокойно сказал Копака. – Могу только предположить, что это как-то сделали те Матораны.
     Тоа Льда рванулся вперед, невзирая на стену огня. Таху протянул руку чтобы остановить его, но Копака не обратил на него внимания.
     - С меня достаточно, - сказал повелитель метелей. – Более чем достаточно.
     К изумлению Таху, Копака прошел через стену пламени. Если он и почувствовал боль, то никак не показал этого. Тоа Огня немедленно потушил барьер и увидел, что его брат Тоа направляется к атаковавшим.  В него попали импульсный удар и брошенный булыжник, способные убить, но он даже не дрогнул.
     - За ним! – сказал Таху остальным.
     - Но ты говорил… – начал Лева.
     Таху прервал его свирепым взглядом:
     - Я сказал: за ним.
     Взглянув вперед, он увидел, что Копака действительно нуждается в помощи. Обычно спокойный и хладнокровный Тоа впал в холодную ярость, и не собирался отступать. Он уже наполовину заморозил трех жителей деревни, и только Га-Маторанка и Ону-Маторан еще сражались.
     - Скорее, пока они еще живы, - сказал Таху. Похату, Онуа и Лева послушно двинулись вперед, чтобы удержать своего товарища Тоа от сражения с атаковавшей стороной.
     Таху подхватил Гали на руки. Однажды, когда он был отравлен Ракши и пытался нападать на своих товарищей, именно Гали боролась за его выздоровление. Именно ее лечащая сила помогла спасти его. Он не обладал такими способностями – огонь разрушает, а не создает или лечит – но не мог оставить ее, по крайней мере, пока не минует кризис .
     Ее веки дрогнули, и  затем открылись. Но ее глаза теперь светились по-другому, пугающе. По представлениям Таху, он сам бы так смотрел, если бы чувствовал некотролируемое отвращение. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что Гали Нува поразило безумие.
     - Я все еще могу видеть, - воскликнула она. – Прежде, чем он смог среагировать, она создала столб воды и поразила им Таху. Затем она отпрянула и очертя голову бросилась бежать от него в сторону вулкана. Он вскочил и бросился за ней, с ужасом понимая, что она бежит прямо к Пиракам.
     За его спиной Матораны и трое Тоа Нува остановились. Предоставленный сам себе, Копака быстро бы закончил битву. Но вмешались Онуа и Лева, и не дали ему использовать свою силу для убийства тех, кого Тоа поклялись защищать. Теперь герои и жители деревни стояли друг против друга, ожидая, что кто-то двинется первым. Физически их разделяли всего несколько ярдов, но пропасть между ними была огромна.
     - Кто вы? – спросил Гаран. – И не говорите мне, что вы новый тип Тоа . Я уже слышал это, и заплатил за это почти всеми моими друзьями.
     - Веришь ты этому или не веришь, это не меняет факта, - ответил Онуа. – Мы Тоа Нува с острова Мата Нуи.
     Гаран усмехнулся:
     - Какие Тоа? С какого острова? Вы не только лжете, вы еще и очень неумело лжете. Не существует никаких Тоа Нува… и острова Мата Нуи тоже, мы бы об этом знали. Вы сообщники Пирак, вот вы кто, пришедшие помочь им порабощать наших братьев и сестер?
     - Пираки нам не лучшие-сердечные друзья, - сказал Лева. – Мы уже сразились с ними.
     - Ссора между ворами, - резко сказала Далу. – Думаю, надо захватить их, Гаран, начав с того, кто создает холод.
     Четверо Тоа Нува приготовились к битве. Гаран и Далу сделали то же самое, хотя и знали, что их шансы на победу невелики. Обе стороны стояли на грани трагедии, ни та ни другая не соглашались опустить оружие и отступить.
     - Подождите! Остановитесь! – Матораны и Тоа повернулись и увидели Балту, бегущего вниз по каменному склону. Далу заулыбалась, уверенная что в присутствии ее друга Та-Маторана они способны победить кого угодно.
     - Еще один, - проворчал Лева. – Нам придется потратить весь день на сражение с Маторанами, а Пираки в это время разгуливают на свободе.
     - Никто не будет ни с кем сражаться, - сказал ему Балта. Он повернулся к своим друзьям и сказал:
     - Вы не правы. Они нам не враги. Я не знаю точно, кто они такие, но уверен, что сражаться сейчас будет ужасной ошибкой.
     Гаран внимательно посмотрел на Балту. Он не увидел никаких признаков того, что тот находится под контролем Пирак. Было время, когда он без вопросов верил тому, что говорил ему любой Маторан, но с появлением Пирак многое изменилось на Войя Нуи.
     Чувствуя, что критический момент миновал, Онуа Нува опустил дрели. Потом он снял свои доспехи Нува и бросил их в сторону.
     - Ну вот. Я без маски. Без оружия. Без лишних доспехов. Если хочешь воевать, можешь сейчас использовать свой импульсный удар, Маторан. Убей меня и моих друзей, и посмотри, как это поможет освободить твой остров от злодеев.
     Гаран смотрел на незнакомца. Если это был Тоа, тогда, судя по его черным доспехам, он был  Тоа Земли, защитником всех Ону-Маторанов. Он имел возможность одним ударом своей мощной руки бросить на землю обоих Маторанов, тем не менее сам сделал себя беззащитным перед нападением. Маторан подумал, кивнул и затем тоже бросил свое оружие на землю.
     - Что ты делаешь? – запротестовала Далу.
     - То, что надо делать, - сказал ей Балта. Мы уже сражались, хватит.
     - Я думаю, нам о многом надо поговорить, - сказал Онуа Нува. – Начнем с того, что вы знаете об этих Пираках. Начнем с того, что вы знаете об этих Пираках - может быть, это ключ к победе над ними.

0

8

Хаканн тоже много думал о возможности победы над Пираками. Несмотря на приказы Зактана, Пирака в красных доспехах не собирался ползать по этой куче камней в поисках сбежавших Тоа Нува. Он скорее порезвился бы в волнах с голодными акулами Такеа.
     Вместо этого, он повернул назад и двинулся в крепость. Как он и ожидал, Зактан был уже там, снова тихо что-то бормоча над чаном с вирусом, занимавшем центральную комнату. Временами Зактан вел себя так, будто контейнер липкого тягучего вещества был его лучшим другом в мире.
     - Однако, это действительно его единственный друг, - подумал Хаканн. – Но о чем они «разговаривают», хотел бы я знать?

     Он подкрался поближе, держась в тени. Глаза Хаканна расширились при виде того, что происходило в комнате. Зактан находился там не один, а был погружен в беседу с мощной фигурой в доспехах, выглядевшей способной вообще безо всяких усилий сломать пару Тоа. Он был высок, облачен в сине-золотые доспехи, и вооружен мечом с двумя лезвиями. В его странной маске было что-то такое, что даже видавший виды Пирака содрогнулся.
     Пока Хаканн смотрел, Зактан выстрелил одной из сфер Замор в таинственного гиганта. Странно, но сфера не оказала своего обычного действия и не заставила его потерять собственную волю. Вместо этого после того, как вирус проник в его организм, гигант, кажется, стал более сильным и свирепым.
     Зактан заговорил снова, но слишком тихо, чтобы можно было расслышать. Гигант кивнул и ушел. Хаканн немедленно выбрался из крепости и отправился выслеживать незнакомца. Если лидер Пирак нашел в этой мощной фигуре секретное оружие, Хаканн хотел знать об этом.

     Зактан подождал, пока его новая пешка уйдет. Он оставался на прежнем месте, пока Хаканн тоже не ушел. Конечно, он знал, что вероломный Пирака был здесь и шпионил. Он не был бы так долго лидером этой кровожадной маленькой банды, если бы не знал почти всего о происходящем вокруг него.
     Теперь Хаканн должен пойти за колоссом по имени Брутака, пытаясь узнать, кто он такой и как связан с Зактаном. И если немного повезет, его любопытство будет удовлетворено… может быть даже прежде, чем его жизнь закончится.

     Гали Нува не знала, как долго она уже бежит. Она не понимала где она и почему она здесь. Даже если бы кто-нибудь и объяснил ей это, ничто не проникло бы в ее пораженный безумием мозг. Никаких рациональных мыслей у нее не осталось.
     У нее не было никакого плана. Если бы ей это удалось, она бежала бы пока не выбралась на пляж, а потом поплыла бы, пока руки и ноги могли держать ее на поверхности.
     Только вид стоящей на пути могущественной фигуры заставил ее остановиться. Она не знала его, но он был похож на врага. Конечно, огромный топор, который он носил, не внушал доверия. Она издала вопль ярости и выпустила поток воды, такой мощный, что он мог бы сбить с ее врага доспехи.
     Фигура выждала секунду или две, потом ударила по водяному потоку своим топором, как если бы он был не более чем досадной помехой. Прежде чем Гали попробовала атаковать снова, он встал перед ней и протянул руку, чтобы дотронуться до ее лишенного маски лица.
     - Ты нужна своим друзьям,- сказал он. – И с помощью Мата Нуи ты вернешься к ним, целая и невредимая.
     Чистая сила потекла от него к Тоа Нува Воды. Ее безумие и боль мгновенно отступили, к ней вернулся рассудок. Только воспоминания о том, что сделало ее безумной, были скрыты от нее.
     - Кто ты? – спросила она.
      Фигура отступила:
     - Возвращайся к своим друзьям. Они будут о тебе беспокоиться. Если будет воля Мата Нуи, мы встретимся снова.
     Гали Нува еле сдержалась, чтобы не задать еще кучу вопросов, или даже не последовать за своим новым другом. Но что-то в его поведении подсказало ей, что ничто из этого не будет приветствоваться. Вместо этого, она повернула обратно, и направилась к месту битвы Тоа с Маторанами. Ее безумие прошло, но гораздо большим безумством было сражаться на этом острове.

0

9

Глава 5
     Конгу остановился, чтобы немного отдохнули болевшие мышцы, и посмотрел на виднеющуюся вдали вершину. Он, Джаллер и оставльные весь день прокладывали извилистый путь по склону горы. Уже не один раз они думали, что вершина близка, но это оказывалось плато, а камни поднимались на сотни футов выше. 
     - Я уже перестал верить-надеяться, что у этой горы есть вершина, - проворчал он. – Думаю, мы будем просто подниматься и подниматься, пока не столкнемся маска к маске с самим Мата Нуи.
     - Тогда, может быть, мы сможем сказать ему, что ждем задания, - ответил Нупару. – Ты же знаешь, если бы у меня был подходящий материал, я мог бы сделать для нас какие-нибудь приспособления для подъема.
     Хьюки покачал головой:
     - Вы, шахтеры и прыгуны по деревьям, для этого не годитесь. Но в По-Коро мы лазили по камням вроде этих каждый день, просто чтобы полюбоваться пейзажем.
     Конгу взглянул на своего спутника с недоверием. Хьюки смог сохранять серьезное выражение лишь несколько секунд, после чего ухмыльнулся.
     - Хуже По-Маторанских резчиков могут быть только По-Маторанские резчики с чувством юмора, - сказал Нупару, смеясь.
     Звук справа, похожий на стук крышки открываемого люка, внезапно прервал болтовню и смех. Конгу поднялся по склону и осмотрелся вокруг. Затем он вернулся к остальным и пожал плечами.
     - Я ничего не видел, - прошептал он.
     Маторо догнал остальных. Он, очевидно, тоже слышал звук.
     - Может быть, посмотреть ниже? Поискать другую дорогу, по которой можно пройти?
     Джаллер и Хали тихо разговаривали между собой. Та-Маторан осматривал камни своими острыми глазами, ища какое-нибудь движение. Он не находил ничего.
     - Пойдемте дальше, но осторожно, - решил он. – Может быть, мы слышали просто Раи, или здесь есть кто-нибудь еще. Может быть даже кто-то, из-за кого пропали Тоа Нува.
     - Идем в ловушку? - спросила Хали, возобновляя подъем.
     - Нет, - ответил Джаллер. – Просто мы должны быть уверены, что готовы сами постоять за себя.
     Следующий час они поднимались в гору, периодически останавливаясь для отдыха. Чем выше они поднимались, чем чаще повторялся металлический звук, пока не стал почти постоянным.  Он явно исходил от чего-то большого, но остающегося невидимым, и это беспокоило Нупару.
     - Я не понимаю, - сказал Ону-Маторан. – Как может такое большое существо быть незаметным?
     - Ты когда-нибудь ловил кожистых черепах? – спросила Хали. – Они медлительны, но они знают свою территорию – каждый камень, каждый клочок водорослей. Они могут спрятаться так, что ты будешь плавать над ними, вокруг них и мимо них, и ничего не заметишь.
     - А ты на самом деле ловила настолько большую черепаху? – спросил Конгу
     Неприятный, громкий звук чего-то скребущего по камню повторился, на этот раз почти точно над их головами. В тот же момент Джаллер показал на камень прямо над ними. Одинокий Маторан поглядывал с  него вниз, достаточно близко от них, чтобы его можно было рассмотреть. Его маска, по форме – Канои Рау, была поношена и во многих местах поцарапана. Его доспехи были во многих местах помяты и обесцвечены. Но больше всего поражала его левая рука, сильно поврежденная и безвольно висевшая сбоку.
     - Кто ты? – крикнула Хали Маторану. – Спустись, может быть, мы сможем помочь тебе.
     Тот не двинулся, только взглянул на нее испуганными глазами.
     - Если он не спускается, давайте поднимемся к нему, - сказал Джаллер. – Медленно, все, и попробуем не спугнуть его.
     Двигаясь осторожно, шестеро Маторанов начали подниматься по склону. Джаллер протянул вперед руки ладонями кверху, показывая, что у него нет оружия. Хали заставила себя улыбнуться. Но в поведении их нового спутника ничто не изменилось .
     - Вы не думаете, что с ним что-то не в порядке? – прошептал Конгу.
     - Он здесь живет, - ответил Хьюки. – Так что, я думаю, это хорошее предположение.
     Когда они были примерно в пяти шагах от Маторана, лязгающий звук повторился, на этот раз с обеих сторон. Джаллер поднял руки, чтобы остановить группу, когда появился сам источник этих звуков. Два чудовищных краба вышли из-за камней со стороны сидящего Маторана, за ними шли еще двое, и еще двое. Хотя никто в команде Джаллера никогда не видел их прежде, все они знали, кто это, из историй, которые рассказывали Тоа.
     - Манасы, - сказала пораженная Хали.
     - Это невозможно, - сказал Маторо. – Тоа говорили, что Манасов было только два, и они победили их. Тоа Онуа натолкнулся на них позже, и тоже рассказывал об этом. Как их может быть шесть?
     Появились еще два Манаса, и встали рядом с остальными. Маторан, казалось, не обращал на них накакого внимания.
     - Восемь, - сказал Хьюки. – А, может быть, Тоа не умеют считать?
     - Нам нужен план, - сказал Маторо.
     - Может, закричать и побежать? – спросил Конгу. – Есть основание считать, что сейчас это действительно хороший план.
     Молчаливый Маторан шагнул вперед, сделал остальным знак следовать за  ним, затем повернулся и начал подниматься по склону. Через секунду Манасы тоже повернулись и пошли следом. Группа Джаллера постояла мгновение в замешательстве, прежде чем Хали направилась за ними.
     - Что ты собираешься делать? – спросил Нупару. – Ты идешь прямо на Манасов!
     - Я Летописец, - ответила она, не оглядываясь. Находить ответы на вопросы – часть моей работы.

0

10

Путешествие шестерых Маторанов было недолгим. Их странный проводник и Манасы привели их в чашеобразный каньон. Везде вокруг они видели Маторанов различной степени ветхости, многие из них очень отличались по размеру и типу маски от тех, с которыми был знаком Джаллер. Они смотрели на вновь прибывших пустыми невидящими глазами. Когда маленький отряд проходил мимо  них, эти ущербные Матораны отступали на шаг назад, двигаясь молчаливо как армия призраков.
    - Что это за место? – спросил Нупару. – Похоже на какую-то мечту Макуты.
     - Все эти Матораны выглядят запуганными, - сказал Джаллер. – Нет, больше чем запуганными… смирившимися… как будто они давным-давно потеряли всякую надежду.
     - Не могу их упрекать за это,- заметила Хали. – Взгляни вперед.
     Металлическое сооружение, на которое она указала, когда-то могло быть соперницей Колизея Метру Нуи. Но теперь это были опаленные, искореженные руины, башни которых напоминали острые когти, раздирающие небо. Внутри горели тусклые огни, но в их свечении не было ничего гостеприимного.
     Внезапно над каньоном прокатился взрыв. Джаллер и остальные повернулись, и увидели небольшой вулкан, извергавшийся на востоке. Удивительно, но он выбрасывал в воздух куски льда, которые высоко взлетали и с треском падали на землю. Маторо заметил один из этих замороженных снарядов и нагнулся подобрать его, но едва дотронувшись, с криком отдернул руку:
     - Он горячий!
     Джаллер дотронулся пальцем до льда и быстро отвел руку:
     - Правда. Этот лед жжется. Но при такой температуре он должен плавиться… или нет?
     Хали вскрикнула. Они повернулись, и  увидели, что она стоит по колено в бассейне с водой, глядя расширившимися глазами на «водопад», полностью состоящий из пыли. Он вздымался над камнями, сухое коричневое облако, но откуда он брался, она не могла сказать.
     - Почему бы не предположпть, что если мы найдем здесь огонь, он нас заморозит? – сказал Нупару, - Или что единственное, что может падать здесь из облаков – это дождь из камней?
     - Давайте посмотрим, удастся ли нам установить рекорд по скорейшему покиданию этого места, - сказал Маторо.
     Яркая вспышка света расколола небо, но грома за ней не последовало. Однако, через несколько секунд слабый ветер вызвал рябь на воде бассейна, и прогремел удар грома.
     - Отлично, достаточно, - сказал Джаллер. – Должен быть путь сверху или вокруг каньона, и мы найдем его.
     Отряд повернулся. И двинулся тем же путем, по которому пришел, но полдюжины Маторанов преградили им путь. Множество чудовищных крабов выстроились по краю каньона, как и раньше, молча глядя на пришельцев. Свободен был только путь вперед.
     Это не был легкий переход. Местность, по которой они шли, была похожа на окаменевший сад, в котором всюду стояли статуи Маторанов. Но когда они двинулись вперед, они обнаружили, что камни под их ногами пронзительно кричат при каждом шаге. Этот звук так действовал на нервы, что они остановились.
     - Может быть, нужно просто подождать, пока мы  не проснемся, - сказала Хали. – Потому что это должно быть страшным сном.
     - Это не сон, маленький Маторан…а последнее, что ты увидишь в своей жизни.
     Слова исходили от огромного существав доспехах, стоявшего на их пути. Как и крепость, из которой он вышел, он был помят и перекошен, и его маска, похоже,  была сделана из обломков трех или четырех разных масок. Его черно-золотые доспехи были усеяны бритвообразными лезвиями, перчатки потрескивали от энергии. Глаза были глубокого, пустого черного цвета, и когда он говорил, голос был неожиданно тихим, как будто он очень давно не пользовался им.
     - Ты кто? – спросил Хьюки. – И что это за сумасшедшее место?
     Мощная фигура улыбнулась:
     - Это мой дом… и ваш теперь. Прошло много, много веков, с тех пор как сюда в последний раз приходили Матораны. Тем более добро пожаловать. А что касается того, кто я, то вы можете называть меня Карзахни.
     Это имя не было знакомо Маторанам, но они явно слышали его не в первый раз. Потом Хали прошептала:
     - Я знаю, где я прежде слышала это имя. В одной из историй Тураги Вакамы. Он говорил, что была древняя легенда, по которой Матораны, которые плохо работали, отсылались в царство тьмы, управляемое существом по имени Карзахни… и никто из них никогда не возвращался.
     Джаллер кивнул:
     - А потом Макута назвал «Карзахни» одно из своих живых растений, в шутку. Но я думал, что та история была просто легендой.
     - Ты бы уже должен знать, - ответил Конгу. – Маторанские легенды обычно правдивы и всегда смертоносны.
     - Печально, но правда, - добавила Хали. – Как Летописец, я должна написать свою часть, и, похоже, это будет страшная история.
     Карзахни заговорил снова:
    – Очень давно… может быть 100 000 лет назад, может больше, я потерял счет… Матораны приходили сюда десятками. Некоторые были повреждены, некоторые просто недостаточно любили свою работу. Кто-то начал здесь новую жизнь… а остальные нашли только то, что им и следовало ожидать - вообще ничего.
     - По виду этих Маторанов не похоже, чтобы они были так уж довольны своей «новой жизнью», - заметил Хали.
     Карзахни улыбнулся:
     - Я полагаю, они предпочтут это всему остальному… как и вы тоже, не сомневаюсь, когда я поставлю вас перед выбором.
     - Это чудовищно! – резко сказал Джаллер. – Я не думал, что Великий Дух Мата Нуи может допустить существование такого места. Даже бы Макута не…
     Он замолчал, заметив, что Карзахни выглядит совершенно не понимающим.
     - Мата Нуи? – спросила фигура в доспехах. – Макута? Кто они? И как они могут влиять на происходящее здесь?
     Дюжина Маторанов Карзахни приблизилась к ним, забрала у отряда инструменты, припасы, и даже Канои Сулету, которую они нашли. Потом Карзахни указал пальцем на Джаллера и остальных, приготовясь отобрать то последнее и наиболее важное, что у них оставалось.
     - Ваши маски, - сказал он. – Снимите их.
     Джаллер помотал головой. Он только недавно узнал, что маска, которую он носил, принадлежал раньше Тураге Ликану, великому герою Метру Нуи. Ликан умер, спасая Маторанов от Макуты. Для Джаллера было невозможно так просто отдать кому-либо эту маску.
     - Вы можете снять их сами, или сниму их я, - продолжил Карзахни, его голос зазвучал более угрожающе. – Решайте.
     - Попробуй, - сказал Джаллер.
     Перчатки Карзахни сверкнули энергией. Джаллер приготовился к физическому удару, но его не последовало. Вместо этого, мир вокруг него начал плыть и изменяться, пока он не оказался в месте, которое хорошо знал, и в момент, который никогда не мог забыть.
     Он находился в Кини Нуи, самом священном месте всего острова Мата Нуи. Он и его лучший друг Такуа сражались с чудовищными Ракши бок о бок с Тоа Нува. Он знал, что сейчас произойдет, поскольку уже пережил это несколько месяцев назад. Он пожертвует собой, чтобы спасти Такуа, который должен затем надеть Маску Света и стать могущественным Тоа. Тот факт, что он в конечном счете вернулся к жизни, не умалял важности того, что Джаллер сделал в тот день.
     Только теперь что-то было не так. Джаллер говорил себе, что надо бежать, прыгать, не давать Ракши добраться до Такуа, но его тело не реагировало. Как в замедленной съемке он увидел, как Ракши поражает Такуа сконцентрированной энергией страха. Его друг закричал, зашатался и  упал мертвым.
     Время стремительно понеслось вперед. Такуа умер, и Тоа Света никогда не появился. Ракши забрали Маску Света, и теперь не было никаких шансов, что появится такой Тоа. Макута создавал все больше и больше Ракши, и посылал их на остров Мата Нуи, пока в конце концов Тоа Нува не были разгромлены и убиты. Ободренный такой победой, Макута сам участвовал в последней атаке, поймал и заточил в Тюрьму Тураг и поработил Маторанов. Любое нарушение законов Макуты, любое сомнение каралось смертью. Небольшому числу оставшихся жителей деревни не оставалось ничего иного, как подчиняться.
     В следующую тысячу лет надежда забрезжила только одни раз, когда Турага Онева бежал из тюрьмы, и казалось, мог освободить и остальных старейшин.  Но вместо этого он попался Ракши. Джаллеру хотелось закрыть глаза и не видеть, что происходило дальше. Но он не мог этого сделать, и был вынужден наблюдать каждый отвратительный момент сражения и его неизбежные последствия.
     Заключительная картина была хуже всего. Он и Хали, некогда храбрейшие из Маторанов, превратились в личных слуг Макуты. Выражение их лиц было таким, что по сравнению с ними вид Карзахниевских Маторанов казался успокаивающим.
     Это зрелище вырвало Джаллера из иллюзии. Он опять был на этой странной земле, окруженный своими друзьями и перед своим мучителем. Но видение выполнило свою задачу. Он не мог так легко стряхнуть чувство отчаяния и безнадежности, которое оно пробудило. Он знал, что в реальной жизни он спас Такуа, но теперь также знал, что было бы, если бы он тогда ошибся. А что если он ошибется сейчас? Что если сейчас Хали или Маторо умрут, потому что он не сможет действовать достаточно быстро? Может быть, лучше просто не пробовать ничего делать.
     Глядя в землю, такой же молчаливый, как Матораны в царстве Карзахни, Джаллер протянул руки и снял свою маску.

0

11

Глава 6
     У Хаканна возникла новая теория. Этот новый союзник Зактана обладал специальной, секретной силой: способностью ходить кругами в течение многих часов и изматывать любого врага до смерти.
     Пирака следовал за таинственной фигурой уже несколько часов, и все это время тот бродил по склону, держась в основном западного направления. Не чувствовалось никакой срочности или цели в этом перемещении. Он выглядел как праздношатающийся Раи.
     По крайней мере, так он делал до тех пор, пока вдруг не исчез. Только что он был ясно виден во вспышке света, а в следующей вспышке обнаружилось, что его нет. Казалось здесь нет никакого места, чтобы спрятаться, но его нигде не было видно. Хаканн замедлил шаг, насторожившись. Если это какая-то ловушка, он не собирается попасть в нее.
     Он уже поздравлял себя за такую предусмотрительность, когда ощутил, что его шеи коснулось лезвие. Он не представлял себе, как его добыча оказалась позади него,  и как кто-то такой большой  может двигаться настолько быстро и так здорово исчезать.
     - Почему ты шел за мной? – голос того, кто захватил Хаканна, был суровым и грубым.
     - Шел за тобой? – повторил Хаканн. – Вовсе нет. Я просто наслаждался пейзажем.
     - Каким пейзажем? – сказало огромное существо, сжимая руку. – Вокруг одни камни, да чахлые клочки травы и деревья до самого берега. Поэтому спрашиваю второй раз: почему ты шел за мной? И если ты опять солжешь, я разделю тебя пополам, очень точно и очень медленно, так что ты хорошо всё прочувствуешь. Понял?
     Хаканн кивнул бы, но это значило бы прижать свою шею к лезвию. Вместо этого он сказал:
     - Конечно. Нам нет причин быть врагами, тебе и мне.  Наш общий враг находится в крепости.
     Странное существо отпустило его и толкнуло Хаканна вперед. Пирака сделал несколько шагов и обернулся, потирая шею:
     - Дышать. Мне уже стало не хватать этого,- проворчал он.
     - Я полагал, что ты один из слуг Зактана, - сказал незнакомец. – А теперь ты говоришь, что против него.
     - Слуга? – прошипел Хаканн, возмущенный этим словом. – Понимаю, у Зактана живое воображение. Нет, я служу только себе, и ты тоже так делай. Я не знаю, что заставило тебя заключить с ним союз, но уверен, что могу предложить тебе лучшую сделку… я даже предоставлю тебе удовольствие убить его.
      Незнакомец горько рассмеялся:
    - Меня зовут Брутака – я знаю, что это ничего не значит для тебя. Но когда-то оно означало очень много… для меня самого, для моей родины, даже для вооруженного топором товарища, которого я называл другом. А теперь я стою здесь, торгуясь с каким-то презренным Раи, измотанным выслеживанием.
     - У тебя есть проблемы, у меня есть проблемы, - ответил Хаканн скучающим голосом. – У всех есть проблемы. Мою зовут Зактан.
    - Он распоряжается сферами замор, – сказал Брутака. – Мощный инструмент  в его руках… мощное оружие в других. Это валюта, которую он использует для покупки моих услуг, Пирака.  Пока эти сферы у него, я не могу выступать против  него.
     Последняя фраза была произнесена медленно и обдуманно, чтобы не оставить в голове Хаканна никаких сомнений по поводу предлагаемой им сделки.  Вырви контроль над чаном и сферами у Зактана, и Брутака перейдет на твою сторону. Это ликвидировало бы препятствие, разделяющее Хаканна и Маску Жизни.
     Как ни тяжело это представить, но свирепая улыбка Пираки стала еще шире.

0

12

- Тогда мы можем заключить союз, - сказал Таху Нува.
     Гаран кивнул:
     - Похоже, выбора у нас нет. Как вы предполагаете нанести удар Пиракам?
     - Просто, - сказал Лева Нува. – Они следят-охотятся за нами. А пока они рассеялись в поисках по острову, мы захватим их базу и вернем свои маски Тоа.
     - А если это заведет нас в ловушку? – запротестовала Далу.
     - Я уверен: ты сделаешь так, что этого не произойдет, - ответил Гаран. – Пойдемте. Крепость Пирак далеко отсюда, и нечего говорить, что мы можем столкнуться с ними по дороге.

     Авак и Ток в поисках Тоа Нува забрели на южный склон вулкана, попав в таинственный зеленый пояс, примыкавший к пляжу. Здесь росли деревья, трава и цветы, и на них по-видимому не действовала засуха, поразившая остальную часть острова.
     - Здесь есть одна вещь, которую я не понимаю, - сказал Авак.
     - Только одна?
     - Если здесь так мало пресной воды, как эта область остается такой сочной и изобильной? Если здесь были бы подземные потоки, я думаю, маленькие Маторанские рабы давно бы их нашли.
     - Напомни мне, как ты жил все эти годы? – спросил Ток. – Думай, Авак, думай. Зачем мы здесь?
     - Чтобы украсть Маску Жизни.
     - Правильно. А чем мы сейчас окружены? Чего тут не должно тут быть, но оно почему-то есть ? 
     Авак остановился и посмотрел вокруг. На его лице появилось понимание:
     - Жизнь. Мы окружены жизнью.
     - Точно. Подумай, есть ли тут какая-нибудь связь?
     Над их головами сверкнула молния. Если бы она поразила Авака, это не произвело бы на него большего впечатления, чем внезапно открывшаяся ему тайна:
     - Конечно, она здесь, - сказал он. – Она должна тут быть. И это значит… может быть…
     - Что Зактан предал нас, - закончил за него Ток. – Он заставил нас и порабощенных Маторанов полностью сосредоточиться на вулкане, днем и ночью, тогда как Маска жизни где-то возле самого пляжа. Она излучает силу, дающую жизнь всему в этом районе.
     - Он знает, что она здесь – сказал Авак с растущей каждую секунду яростью. – Когда мы вернемся наблюдать за работой Маторанов, он может примчаться сюда и украсть ее! Ток, я думаю настало время поговорить с Зактаном. Давай вернемся обратно в крепость.
     Ток посмотрел как Авак развернулся и двинулся обратно через лес.
     - Иди первым. Я пойду за тобой, - сказал он. Потом, улыбаясь, тихо добавил: - И подальше, подальше от тебя.

0

13

Глава 7
     Хали посмотрела на пятерых своих друзей, теперь знакомых и незнакомых одновременно. Каждый из них получил от Карзахни новую маску. Конгу хотя бы досталась та Канои Сулету, которую они принесли с собой. Остальным всучили то, что нашлось, даже не дав спросить, кому раньше принадлежали эти маски.
     Карзахни с довольным видом смотрел на них, как гордый ремесленник на свое первое творение:
     - Так намного лучше. Не важно, кем вы были раньше, вы это поймете… теперь вы здесь и будете тем, кем захочу я.
     Джаллер ничего не сказал, все еще мрачно глядя в землю. Конгу тоже молчал. Чуть раньше он уже пытался сбежать. В наказание его заставили увидеть, что произошло бы, если бы он не послушался Темных Охотников в Метру Нуи тысячу лет назад. Ему пришлось узнать, как быстро и неожиданно меняется тело Маторана в потоке транспортной магистрали.
     - Ну и что теперь? – спросил Нупару. – Запрешь нас? Убьешь нас? Превратишь нас в такие же пустые оболочки Маторанов, какие мы видим вокруг?
     - Эти «пустые оболочки» были со мной сотни лет, постоянно работая, - ответил Карзахни так тихо, что его с трудом можно было расслышать. -  Теперь вы здесь и, не сомневаюсь, будете первыми из многих. Нужно поддерживать огонь на фабриках, делать инструменты, и для этого мне необходимы свежие работники. Вы поможете моим Маторанам.
     Хьюки улыбнулся. Они останутся живы, и они получат доступ к инструментам. Это было все, что он хотел знать. Дайте ему в руки молот или резец, и он быстро найдет дорогу отсюда.
     - Сейчас идите по направлению к огням. Все, кроме тебя, - сказал Карзахни, - указывая на Хали. – Я слышал, что ты называла себя Летописцем. Ты собираешь истории?
     - Да, - ответила Га-Маторанка. – Я описываю победы Тоа Нува.
     - Тоа… Нува? – спросил Карзахни с некоторым удивлением в голосе. – Все эти новые слова… наружный мир, должно быть, сильно изменился с тех пор, как я там был. Ты останешься со мной и объяснишь мне все эти новые слова, чтобы я мог расширять свое царство.
     - Я бы cказала, куда тебе идти, но, боюсь, мы уже там находимся, – резко ответила Хали. – Я останусь со своими друзьями.
     Карзахни грустно покачал головой:
    - Какой дух – грустно будет сломать его как веточку. Я вижу твое отвращение, Маторанка, но оно делает тебя глупой и смешной. Будешь ли ты так же предана своим друзьям, когда они станут бормочущими нечто непонятное безумцами, или с омерзением отвернутся от тебя? Было бы интересно взглянуть на это.
     - Не надо, Хали, - сказал Хьюки. – Твоя жертва никому не поможет. С нами все будет в порядке.
     Хали посмотрела на Джаллера. Та-Маторан кивнул.
     - Ну тогда ладно, - сказала она. – Я расскажу тебе больше, чем ты хочешь узнать, Карзахни. Я точно объясню тебе, как это твое царство будет превращено в руины, как только сюда попадут Тоа, и надеюсь, тебя это поразит.

      Медленно тянулись часы. Пятеро Маторанов пришли на огромную фабрику, такую большую, что заводы в легендарном Метру Нуи по сравнению с ней казались крошечными. Они ожидали, что прежние рабочие уйдут, или помогут им, но вместо этого те уселись на камни и смотрели на вновь прибывших без малейшего проблеска интереса.
     - По крайней мере, огонь горячий, - сказал Хьюки. – Хоть что-то в этом месте ведет себя правильно.
     - Для чего… для чего, как ты думаешь, ему нужны эти предметы? – спросил Маторо. – Ты думаешь, это для…
     - Нет, - прервал его Джаллер, - Не думаю.
     Конгу посмотрел вокруг:
     - Эй, а где Нупару? Никто не видел, куда он пошел?
     - Да почему же никто? – спросил Хьюки. – Просто он предпочел поискать нечто лучшее, чем кое-как починенные вещи вокруг нас. Ему могут попасться инструменты или еще что-нибудь.
     - Ребята! – Нупару бежал по склону с севера. – Вы должны это увидеть! Скорее!

     Хали остановилась перевести дыхание. Она рассказывала почти безостановочно с тех пор, как они расстались с остальными. Карзахни изредка прерывал ее вопросами. Она особенно подробно рассказала об огромной силе Тоа Нува и о том, как они одерживали победы над многочисленными врагами. Может быть, он поймет намек, - подумала она.
     - Дальше, - настойчиво сказал он. – Должно быть что-то еще.
     - Думаю, нам надо поменяться ролями, - ответил Хали. – Как ты сам сказал, моя работа – записывать истории. Я бы хотела узнать твою.
     Карзахни слабо улыбнулся.
     - Если бы я решил рассказать обо всем, что пережил, Маторан, это заняло бы большую часть твоей жизни. Я был одним из первых созданий Великих, я и мой брат.  Я получил в управление свою собственную землю, как и он. Я выбрал место, где те кто нарушил законы могли бы искупить это (al: я долго думала как перевести. В таком переводе пропадает некий оттенок смысла. "Those who had transgressed could find redemption" можно еще перевести и как "те, кто совершил грех, могли бы его искупить") … или быть наказаны…или может быть, этот выбор был сделан за меня?
     Хали ждала продолжения, удивленная, что он казался искренне смущенным.
     - Кое-что я помню, кое-что уже забыл, - сказал он не обращая на нее внимания. – Мой брат назвал свою землю Артакха, и сделал ее убежищем для Маторанов.
     - Подожди, - прервала его Хали. – Есть Маторанская легенда о месте, называемом Артакха… земле, где Матораны защищены от любого зла. Ты говоришь, что такое место действительно существует?
     - Оно так же реально, как камни, на которых мы сидим. – ответил он. – Которые, кстати, делают то, что тебе может не понравиться.
     Хали взглянула вниз и увидела, что ее ноги медленно превращаются в камень. Одновременно камень начал корчиться, как если бы он оживал. Она с криком подскочила и отбежала от места, на котором сидела. Через несколько секунд все изменилось обратно.
     - Очень действенный способ борьбы с ленью, - сказал Карзахни. – Те, кто предпочитает  весь день сидеть неподвижно как камни… постепенно становятся ими.
     - Но тогда те каменные статуи Маторанов, которые мы видели по дороге сюда, это…?
     - Бывшие непослушные Матораны, - закончил он за нее, – теперь выполняющие полезную задачу показывать пагубные последствия такого поведения.
     - Ты сумасшедший!
     - Я предпочитаю выражение «творческая личность», - ответил Карзахни. – Хотя я считаю, что в конце концов между этими двумя выражениями не такая уж большая разница, не так ли?

0

14

- Так что мы должны увидеть-найти? – спросил Конгу. – Новый вид шуруповета? Огромный гаечный ключ?
     - Взгляни сам, - ответил Нупару. Он привел их в сводчатую комнату, выглядевшую так, как будто никто не входил туда уже сотню лет. Для Хьюки немедленно стало очевидно, что когда-то это был оживленный ремесленный центр, хотя он не мог точно сказать, что именно здесь делали. - Но что бы это ни было, его здесь делали много, - подумал он. – Достаточно увидеть размер этого помещения!
     Нупару повел всех в дальнюю часть комнаты и с усилием сдвинул дверь. За ней находился ряд длинных столов, по которым были разбросаны каменные таблички. В углу были свалены покрытые пылью куски доспехов.
     Ону-Маторан показал на одну из табличек.
     - Я нашел вот это. Здесь нарисован Маторан, похожий на нас, которого переделывают  … даже некоторые органические ткани делают заново. А посмотрите сюда? Когда с ним это проделали, он стал меньше и тоньше. Что нарисовано дальше, непонятно – эта часть таблички просто развалилась.
     Он немного поискал и схватил вторую табличку:
     - Вот! Тот же самый Маторан, только теперь с инструментами, которые можно использовать как оружие. И теперь, вместе с сотнями других, его куда-то перевозят.
     - Я не понимаю этого, - сказал Конгу. – Что это должно значить?
     - Если я понимаю это верно, что-то здесь было по-настоящему нехорошо, и шло так от столетия к столетию, - ответил Нупару возбужденным голосом. – Помните легенду? Маторанов, бывших плохими работниками, посылали сюда, но ни в одной истории никогда не объяснялось, зачем.  Вы не поняли? Карзахни и не предполагал, что он наказывает их или держит в тюрьме – он думал, что исправляет их.
     Маторо взял табличку, чтобы получше рассмотреть вырезанного на ней Маторана:
     - Он не очень-то хорошо справлялся с этой работой, верно?
     - В этом то и дело, - сказал Нупару. -  Не справлялся. И чтобы как-то это скомпенсировать, он давал им оружие, чтобы они использовали его для самозащиты. А потом он придумал другие методы, чтобы удержать присланных ему Маторанов… результаты мы видели. Он бы должен был делать их лучше, сильнее, умелей, как делали нас Тураги. Но он выбрал другой путь.
     - Когда присланные Матораны перестали возвращаться, их перестали посылать сюда, - сказал Джаллер. – Он 100 000 лет ждал Маторанов, но они не приходили… пока не появились мы.
     - Как мы удачливы, - проворчал Конгу.
     - Мы должны забрать Хали и уходить отсюда, - сказал Хьюки. – Когда он поймет, что больше никто не придет, он может решить «отремонтировать» нас.
     - Вопрос, - сказал Маторо. – Я никогда не видел Маторанов, похожих на здешних. Конечно, на Мата Нуи их не было. Где же они?
     - Куда бы он их ни послал, им удалось исчезнуть с его глаз, - ответил Нупару. – И где бы они ни были, надеюсь, они счастливы и живут в мире.

     Гаран удивленно покачал головой. За последние несколько часов он устал, делясь с Онуа Нува легендами своей родины. То, что рассказал Тоа Земли, тоже было совершенно изумительно. Остров, называемый Мата Нуи? Полчища бороков? И удивительнее всего – высокие сильные Матораны, носящие рабочие инструменты, а не оружие?
     - Ошеломляюще, - сказал он сам себе. – Как могут оставаться в живых Матораны без той силы, которую мы имеем? Они могут попасть на милость любого пришедшего Раи! Ладно, надеюсь, где бы ни жили эти бедные неудачники, они как-то справляются. Что касается меня, я не променял бы свои импульсные удары на немного большее количество мускулов.

0

15

Глава 8
     Впервые на чьей-либо памяти Зактан закричал от боли.
     Это, конечно, было неважно для Авака. Захвативший в плен Зактана Пирака не был склонен к состраданию. На самом деле, он получал удовольствие, глядя на усилия своего противника.
     - Оставь эти попытки, - сказал он. – Ты забыл, что из тюрьмы, которую я создаю, не вырваться никому, даже тебе. Если тебя это интересует, ты окружен резонансным полем. Когда ты попадаешь в него, включается звук, проникающий протодитам, составляющим твое тело, прямо в их крошечный разум.
     Авак иногда бывал хвастуном, но на этот раз он говорил правду. Звук, производимый созданным им полем, заставил составляющих Зактана микроскопических созданий потерять рассудок, рассеяться в разных направлениях и даже сражаться друг с другом. Не имея возможности контролировать свою форму, Зактан не мог самостоятельно выбраться и нанести удар Аваку. Это была безупречная ловушка.
    Внутрь комнаты проскользнул Ток. Он никогда не предполагал, что у Авака получится это сделать. Вместо этого, предполагал он, пока два Пираки будут сражаться  друг с другом, Ток сможет разнести их на куски. Настоящая победа одного из них сделала ситуацию намного менее многообещающей.
     - Поразительно, - сказал Ток. -  Вы, конечно, знаете что это значит. Если Зактан в тюрьме, Пиракам нужен новый лидер. Я конечно, займу эту должность, несмотря на мою обычную скромность. На Войя Нуи начинается новый день!
     Шар расплавленной лавы ударил Току в лицо, заставив его отступить назад.
    - Просто невероятно, как быстро солнце село в этот новый день, - сказал Хаканн, чье оружие еще дымилось. – Вы двое не смогли бы повести даже стаю Гукко на водопой.
     Авак повернулся, и сконцентрировался, чтобы создать идеальную тюрьму для Хаканна. Пока он делал это, красный Пирака успел метнуть следующие лавовые шары. Первыми он промахнулся, но последний попал в цель. Комбинация камней и пламени ударила Авака и сбила его с ног.
     - Хаканн, ты идиот! – в ярости сказал Ток. – Если Авак потеряет сознание, его тюрьма постепенно исчезнет, и Зактан освободится!
     - Ну да? Я рассчитываю, что нашему бывшему лидеру понадобится по крайней мере шесть секунд для обретения полного контроля над своим телом. Более чем достаточно времени для меня, чтобы у него не осталось тела, которое он мог бы контролировать.
     - Ты не сможешь победить нас обоих, - прорычал Авак, поднимаясь на ноги.
     Хаканн подавил зевок:
     - На самом деле, смогу. Но зачем пачкать руки, если у меня есть новый друг, который сделает это за меня?
     Стоявший позади Хаканна Брутака выступил на свет. Хотя он стоял против двух могущественных Пирак, его глаза приковывала кристаллическая сфера в центре комнаты. Хаканн выполнил свое обещание, хотя и не напрямую – Зактан больше не имел власти – и теперь все эти Пираки собирались пожинать плоды своего предательства.
     Крепко сжав свой массивный меч, Брутака двинулся в комнату.

     Таху Нува направил тонкую струю пламени на замок на задней двери крепости Пирак. Балта предупреждал, что открыть дверь очень сложно, и насколько ему известно, вряд ли возможно. Что бы Таху ни делал, замок оказывался невосприимчивым к его элементарной энергии.
     - Ничего, - сказал побежденный Тоа Нува Огня. – Попробуй ты, Копака.
     - Подожди, - сказал Гаран. – Пирук подает сигнал. По этой дороге идет один из Пирак.
     Лева Нува улыбнулся:
     - Все прячьтесь! Думаю, он знает, как открывается эта дверь.
     Тоа Нува и Матораны Войя Нуи быстро скрылись из виду, оставив перед толстой металлической дверью Леву. Через несколько секунд появился Рейдак, шагающий по каменистой дороге к крепости. Увидев Леву, он остановился.
     - Опять ты, - сказал Пирака. – Я задолжал тебе за свою боль, Тоа.
     - Ты задолжал много чего, - ответил Лева. – Например, принести миру извинения за свое существование.
     Рейдак нахмурился. Он не понял до конца, что Лева сказал, но был совершенно уверен что это оскорбление. С рычанием он изо всех сил ударил кулаком в Тоа Нува Воздуха. В последний момент Лева быстро наклонил голову и кулак попал в дверь, проделав в ней большую дыру.
     - Производит очень глубокое впечатление, - сказал Тоа. – Ты войдешь в легенды как Рейдак, разрушитель дверей. 
     Пирака ударил снова. Он опять промахнулся, и удар разбил одну из петель. Разъяренный, он нанес третий удар в голову Левы .
     - Ты, кажется, хотел зайти внутрь, -  сказал Лева. Он пригнулся, чтобы не попасть под удар, схватил Пираку за доспехи и использовав собственную силу Пираки, метнул того в дверь. – Не буду тебя задерживать!
     Звук удара заставил Тоа Нува и Маторанов броситься бежать. Рейдак поднялся на ноги, но оказался уже глубоко в крепости.
     - Устроим  засаду? – спросил Копака.
     - Он не оставит своих вредных привычек, - сказал Похату. – Так что давайте войдем в дом другим способом.
     Тоа Нува Камня ударил ногой по полу, разрушив его. Онуа Нува улыбнулся и включил свои дрели, быстро выкопав туннель, ведущий вниз под крепость.
     - Ваши маски, наверно, в западной секции, - сказал Пирук. – Она самая секретная.
     - Так или иначе, я сомневаюсь, что она недоступна Тоа, – сказал Таху.

     Рейдак ожидал найти Зактана в центральной комнате и поговорить с ним об использовании сфер замор против Тоа. Вместо этого, он натолкнулся на Тока и Авака, сражающихся с каким-то огромным воином. Зактан был всего лишь облаком протодитов, кружащихся внутри энергетического куба. Хаканн стоял сбоку, наблюдая за всем этим.
     Рейдак решил вмешаться. Незаметно выскользнув в один выход, он пришел другой дорогой, незаметно подойдя сзади к красному Пираке. Он охватил Хаканна испачканными пылью руками, крепко сжал и начал сдавливать.
     - Отпусти меня, ты, шут! – завопил Хаканн.
     - Нет, - сказал Рейдак. – Я не знаю, что здесь происходит, но могу держать пари, что это ты устроил. И теперь ты должен быть в центре всего этого.   
    На одно короткое мгновение Рейдак ослабил хватку, схватил Хаканна и швырнул его по направлению к происходящему сражению. Авак заметил его лишь за долю секунды до того, как Хаканн свалился на него. Ток увидел, как эти двое врезались в стену, и Авак упал на пол.
     Энергетический куб, в который был заточен Зактан, мелькнул и исчез. Облако протодитов слилось в лидера Пирак… очень, очень злого лидера Пирак. Он бросил свирепый взгляд на Тока, прорычав:
     - Я займусь тобой позже. А сейчас я закончу дело с более сильными противниками.
     Его мщение было прервано странным треском. Западная дверь полетела в комнату и ударилась о стену. Зактан неохотно обернулся, и увидел шестерых Тоа Нува, в масках, стоявших в дверном проеме.
     - Тук-тук, - сказал Таху.
     - Мы услышали, что вы хотите убить друг друга, - сказал Копака. – И пришли помочь вам в этом слишком затянувшемся деле.
     Зактан взглянул вокруг на свои силы. Рейдак был все еще ошеломлен неожиданным освобождением зеленого лидера Пирак. Ток выглядел так, словно желал быть подальше отсюда. Хаканн и Авак поднялись на ноги, изумленные тем, как все обернулось и как быстро они лишились своих преимуществ.
     - Забудем наши разногласия, - прошипел Зактан, - мы все еще Пирака. Маска Жизни все еще может быть нашей, стоит убить этих Тоа.
     Никто из четверых не двинулся. Будь здесь Везок, он мог бы броситься на Тоа просто ради спортивного интереса. Но эти Пираки все просчитывали, и понимали, что, предоставленные сами себе, Тоа Нува могут избавить их от Зактана.
     Лидер Пирак увидел, что происходит, и повернулся к Брутаке:
     - Помоги мне, и сферы твои, делай с ними что хочешь, - сказал он. - Я даже открою тебе их секрет.
     Тоа Нува двинулись вперед, за ними поспешно шли шесть Маторанов. Зактан применил свое лучшее оружие – рассыпал свое тело. Брутака долго ждал, чтобы убедиться, что никто из остальных Пирак не двинется. Затем, повернув свои мечи на Тоа Нува, сказал:
     - Идет!
     Один удар… и все. Один удар одной из самых могущественных сил в мире понадобился, чтобы уложить на землю всех двенадцать атаковавших героев. Это произошло так быстро, что Ток даже не был уверен, что Брутака двинулся. Но доказательство лежало на полу комнаты прямо перед ним, в виде шести полумертвых Тоа Нува и шести возможно совершенно мертвых Маторанов.
     - Сферы, - сказал Брутака, сурово глядя на Зактана. – Прямо сейчас.

     Снаружи, у западного входа в комнату, стояла одинокая фигура. Его лицо не выражало никаких чувств, но глаза были такими, словно он видел ночной кошмар. Топор, который он нес на плече, внезапно вдруг стал как будто втрое тяжелее. Когда, как он и ожидал, Брутака свалил последних защитников света на Войя Нуи, он почувствовал себя старым и обессиленным.
     - Нет. Я не могу сделать этого, - сказал он сам себе. – Я не могу просто уступить. Брутака предал все наши принципы, но я не могу позволить Пиракам победить… После того, что случилось здесь, они будут знать, что Тоа Нува были не единственной угрозой для них… или далеко не самой  опасной.

0

16

Глава 9
      Джаллер и его друзья выходили из огромной комнаты, когда услышали слабый голос:
      - Подождите!
     Одинокий Маторан выступил из темной ниши. Сразу бросалось в глаза, что его ноги перекручены, так что двигаться быстро для него было невозможно. Его маска была помята и покрыта ржавчиной и сажей.
     Нупару направился помочь Маторану, осторожно проводив его к месту, где стояли другие. Раненый посмотрел на них и сказал:
     - Вы пришельцы?
     - Да, ты прав, - сказал Джаллер. – А ты, я полагаю, жил здесь какое-то время. Как тебя зовут?
     Маторан грустно покачал головой.
     - Знаете, я так давно не пользовался своим именем, что не могу вспомнить. Может быть, Карзахни забрал его, когда снял мою маску. Я нахожусь здесь… уже много столетий… и меня забыли даже мои друзья. Вот почему Карзахни не нашел меня здесь: никто не помнит, что я еще жив.
     - Мы уходим отсюда, - сказал Маторо. – Пройдем с нами. Никто не должен проводить свою жизнь в этих руинах.
     - Уходите? – Маторан засмеялся. – Уходите как? Вы можете стать невидимыми и проскользнуть мимо крабов Манасов, сторожащих каждую дорогу? Вы можете закрыть свои мысли от кошмаров, насылаемых Карзахни? Или может быть вы умеете летать как птицы над горами, или плыть под водой в серебряных канистрах?
     - Нет, мы этого не умеем, - ответил Джаллер. – Подожди-ка минутку – канистры?  Ты видел такие вещи? А в них внутри не было Тоа Нува? Где они?
     Маторан нахмурился:
     - Тоа Нува? Никогда не слышал о таких. Канистры…канистры… откуда же это? Ах, да, канистры… мы строили их, очень давно, мои друзья и я. До того, как нас прислали сюда. Они были большие и блестящие, и достаточно прочные чтобы пережить путешествие в глубинах океана. Мы хорошо их делали.
     Нупару не мог поверить в то, что услышал:
     - Вы их делали? Кто? Где?
     - В мире, который поддерживает мир, конечно, - сказал Маторан, похоже, шокированный тем, что кто-то может не понимать этого. – Пламя, которое тогда сверкало, еще горит, хотя не осталось никого из тех, кто его поддерживал. Источник этого сверкающего пламени еще горит. И он - он будет гореть до тех пор, пока ничего не останется, даже пепла.
     - Не понимаю,  - сказал Джаллер, наполовину уверенный, что Маторан не совсем в своем уме. – Когда вы их делали, и для кого?
     Маторан хихикнул.
     - Задолго до того, как здесь оказался ты, и ты, и ты. Мы делали их для тех, кому они предназначались - мы делали их для Таху и Гали, Левы и Похату, Онуа и холодного Копаки. Там,  далеко-далеко от этой проклятой земли, они вошли в канистры, и остаются в них до сих пор.
     Нупару прислонился к стене, пораженный. Тоа уже не было в этих канистрах. Они совершили в них путешествие к острову Мата Нуи, и сотни лет плавали по океану, прежде чем их прибило к пляжу. Тогда они выбрались и начали защищать остров от темной силы Макуты. И этот давно пропавший, полусумасшедший Маторан был одним из тех, кто собрал эти замечательные корабли, построенные для спасителей Мата Нуи.
     - Мы сделали их много, и оставили их здесь, и там, где никто никогда не найдет их, - продолжил Маторан. – Никогда не знаешь, откуда Тоа придет мысль отправиться, вы же знаете. И здесь, сейчас я иногда спускаюсь вниз посмотреть на них, просто чтобы попытаться вспомнить мою жизнь до того, как я попал в это место.
     Джаллер решил воспользоваться его воодушевлением:
     - Своди нас посмотреть на них. Хорошо? Мы, хм, никогда не видели ничего похожего… такого мастерства… это должно быть изумительно.
     Хьюки, согласный с этой идеей, кивнул:
     - Все, что делают сейчас, ломается за несколько месяцев. А вот в ваше время мастера знали, как надо работать. Уверен, ваши канистры еще могут плавать.
     Маторан кивнул:
     - О, да. Да, да, да. Но вы не должны ехать на них – вы ведь не Тоа, не так ли? Только Тоа настолько могущественны, чтобы плавать в них, а с любым другим случится несчастье. Вам это надо? Я сделал их 20 000 лет назад. А может быть, 20 005…
     Повторяя последнюю фразу, Маторан повернулся и захромал прочь, сделав знак остальным следовать за ним.

     Карзахни почти тащил за собой Хали по направлению к фабрике. Его настроение, в какой-то момент почти хорошее, резко изменилось. Матораны, которых он так долго пытался поймать, нарушили его указания. Когда он обнаружил, что Джаллер и остальные исчезли, он впал в такую ярость, что Хали опасалась за свою жизнь.
     - Они  сбежали, - сказал он. Ярость в его глазах никак не отразилась в его голосе, что беспокоило еще  сильнее . – Но отсюда никуда не уйдешь. Никто им здесь не поможет, не предоставит убежища… никто, кроме Манасов. Они примут их с распростертыми объятиями. Они загрызут их и разом решат все их проблемы.
     - Может быть… может быть, они просто задержались где-нибудь с кем-то поговорить? – предположила Хали.
     - И может быть, они просто не беспокоятся о тебе, - резко ответил он. – Заметь, они пытаются освободиться без тебя. Должно быть, Летописцы не особенно ценятся там, откуда вы пришли.
     Карзахни осмотрел окружающую их местность, сначала глазами, потом – мысленно. Сделав это, он довольно засмеялся.
     - О, так вот они где… и к тому же в компании. Подходящий конец для твоих друзей,  среди других бесполезных реликтов.
     Не говоря больше ни слова, он двинулся по склону, дернув Хали за собой. Она  молча пожелала остальным, чтобы, если они имели возможность бежать, они сделали это прежду, чем этот монстр найдет их.

     - Здесь внизу, - сказал Маторан, приведя группу к темной лестнице. – Смотрите, чтобы не удариться головой.
     Хьюки взглянул наверх. Потолок был в добрых шести футах над ними. Они не могли бы удариться головами, даже если бы подпрыгнули. – Я надеюсь, ты знаешь куда мы идем, Джаллер, - подумал он.
     - Мы делали шесть канистр, - сказал Маторан. – Всегда шесть.
     - Почему так? – спросил Маторо.
      Маторан обернулся с выражением беспокойства на лице.
     - Естественно потому, что их не могло быть семь. Если бы имелась седьмая канистра и седьмой Тоа, это значило бы, что наступает тьма. Вам не нужен свет, если нет тьмы, верно?
      Джаллеру захотелось узнать, когда же в этот день закончатся сюрпризы. Целая группа Маторанов, строившая транспортные канистры для Тоа, убежденность в том, что за все время они никогда не строили седьмую, невозможность существования Тоа Света – это было удивительно. Было ли это законом существования мира? Не приняла ли судьба форму этого испуганного Маторана, с трудом бредущего по каким-то неизвестным комнатам?
      Потом у него больше не осталось времени для вопросов. Маторан открыл полукруглую дверь, за которой обнаружились шесть канистр Тоа, спокойно лежащие в  ряд и выглядевшие совершенно новыми. На какой-то момент Джаллер едва не подумал, что из них сейчас выйдут Тоа.
     - Поразительно, - прошептал Нупару. – Я, конечно, выдел такие на Мата Нуи, но увидеть их совершенно целыми… я бы мог несколько дней их изучать.
     - У тебя есть примерно две минуты, чтобы выяснить, как они работают, - ответил Джаллер, - потому что мы забираем Хали и выбираемся в них отсюда.
     - Нет! – сказал Маторан, шокированный. – В них могут путешествовать только Тоа! Они сделаны именно для них. Любой другой в них умрет!
     - Но это дает хоть какой-то шанс, - сказал Хьюки. – Это лучше чем медленная смерть, если мы останемся здесь.
     - Давайте попробуем, - сказал Джаллер. – Нупару, я надеюсь, ты сделаешь так,  чтобы они были готовы для бегства, когда мы вернемся. Мы вернемся с Хали.
     Джаллер, Маторо, Хьюки и Конгу повернулись к ступенькам, но внезапно остановились. По ступенькам спускался Карзахни, таща за собой упирающуюся Хали.
     - Полагаю, я не отпущу вас в эту поездку, Матораны, - сказал он. – Вместо этого я сделаю две вещи. Я верну вам вашу лживую подружку, которую вы так хотели отыскать. И теперь, когда я знаю что эти канистры здесь, я их разрушу. Вы останетесь здесь.
     Карзахни швырнул Хали к остальным. Джаллер поймал ее на руки и помог подняться.
     - Лживую? – сказал он. – Я знаю Хали много лет. Она не обманщица.
     - Тогда или вы тоже лгуны, или дураки, - ответил Карзахни. – Великий Дух, погруженный в сон? Злодей, меняющий форму своих доспехов? Шесть героев, погрузившихся в серебристую жидкость и появившиеся оттуда с новой силой и новыми масками? – он горько рассмеялся. – Я что, трусливый Раи, чтобы испугаться Маторанских выдумок? Не существует Мата Нуи, не существует Макута, не существуют Тоа. Есть Карзахни и Артакха, и мир, существующий для удовлетворения наших прихотей.
     Мысли Джаллера стремительно понеслись вперед. Физически, семь Маторанов, один из которых, возможно, безумен, ничего не могли сделать против своего противника. Не сработает и угроза возмездия со стороны Мата Нуи, потому что Карзахни считает, что никто не обладает большей силой, чем он. Но они не могут просто сдаться. Он уничтожит канистры и с ними – их последний шанс освободиться. Ставкой были не только их жизни,  он верил, что Тоа Нува находятся где-то в смертельной опасности.

0

17

Но Маторо шагнул вперед, глядя в глаза Карзахни.
     - Я боялся по дороге сюда, - тихо сказал он. – Действительно боялся всю дорогу. Если бы это было возможно, я повернул бы и вернулся в Метру Нуи, и дал миру вокруг меня погибнуть.
     Ко-Маторан сглотнул и заставил себя продолжать говорить.
     - А когда мы встретили тебя, я подумал что это… это причина отбросить мои страхи. Ты мучил и разрушал нас, и мы не могли остановить тебя. Ты заставил нас видеть вещи, внушающие страх, и это было ужаснее всего, что можно вообразить, поскольку они могли легко стать реальными.
     - Говори главное, Маторан, - ответил Карзахни, - пока я не показал тебе видение бесконечной боли.
     Маторо покрепче встал на ноги и посмотрел в черные глаза Карзахни:
     - Тогда сделай это.
     Другие Матораны обернулись к Маторо. Почему он бросает вызов этому существу, побуждая снова овладеть его мыслями? Почему он просит верного поражения? Джаллер начал оттаскивать Маторо назад, но Ко-Маторан оттолкнул его руку. Его внимание было приковано к Карзахни.
     - Сделай это, - повторил Маторо. – Подбери наихудшее возможное будущее из наших мыслей, и заставь нас жить в нем. Попробуй свою силу на чем-нибудь еще кроме тех «Маторанских выдумок», которые должны веселить тебя. Или ты просто одна из таких оживших легенд, много дыма и тени, и никакого вещества?
     Карзахни взревел от гнева. В следующую секунду волна силы ударила собравшихся вместе Маторанов. Мир завертелся под ними, и неожиданно они вернулись назад в Метру Нуи. Воздух был наполнен криками ужаса и горя. Свет единственного солнца гас. Воды моря протодермиса поднимались и поглощали город, и вся сила Таканувы не могла купить для Маторанов хоть одного лишнего момента жизни.
     Небо дрожало. Звезды мерцали и умирали. Земля под Колизеем раскололась и поглотила массивное здание, а вместе с ним – Тураг. Матораны бежали туда, где, казалось можно было найти путь к спасению, но не находили его. В мире не было места, чтобы спрятаться, потому что сам мир переставал существовать.   
Мата Нуи умер.
     Некоторые погибли сразу. Другие жили еще некоторое время, несмотря на отсутствие пищи и тепла. Горожане укрылись в Та-Метру, пытаясь сохранить огни на фабриках, до тех пор, пока в конце концов океан не поглотил и этот район.
     Немногим удалось занять лодки и поплыть на юг, но каждый знал, что их ожидания не сбудутся. Те, кто не утонул при наводнении, пропали в настигшем их сильном шторме.
     В Метру Нуи Таканува написал последнюю Хронику. Это была память о Тоа Нува, Турагах и Маторанах. Он написал ее в бессмысленной надежде, что мир переживет катаклизм, хотя в душе понимал , что этого не будет. В конце концов он сел в центре По-Метру, закрыл глаза и…
     Неожиданно видение прервалось. Матораны были шокированы, плаи духом, почти травмированы… все, за исключением Маторо. Глаза Ко-Маторана смотрели на Карзахни, который выглядел почти таким же потрясенным и шокированным, как и его жертвы.
     - Мата Нуи, - пробормотал он. – Конец… всего мира… мое царство погибнет… если Мата Нуи умрет. Такая сила… больше, чем я представлял… такая сила…
     Маторо рассчитал, что у него есть только несколько мгновений, прежде чем Карзахни полностью осознает, что есть Великий Дух Мата Нуи, чья сила превышает его собственную. Неизвестно, что должно было произойти, когда он поймет, что Мата Нуи существует, но находится в коме. Ко-Маторан схватил Джаллера и Хали и бросился к цилиндрам. Остальные последовали за ним.
     Нупару резкоим двежинем открыл длинную серебристую трубку, и дрегал за переключатели внутри.
     - Я не знаю, как это включить! – крикнул он. – И что будет, если я это сделаю. 
     - Выясним это, когда будем подальше отсюда, - сказал Джаллер. Он обернулся к Маторану, который привел их сюда. – Пойдем с нами. Мы поможем тебе бежать.
     Маторан отступил назад:
     - Нет. Вы не сбежите, вы умрете. Кроме того, что я найду, вернувшись домой? Землю, из которой меня изгнали, обрекли проводить жизнь здесь? Не сомневаюсь, там думают что я умер… я покойник для них.
     - Но…
     Маторан улыбнулся:
     - Делайте то, что собираетесь сделать. Видение, хоть и такое ужасное, показало мне, что надежда еще есть…Мата Нуи еще не умер. То, что мы видели, не должно произойти. Если вы можете остановить это, вы должны рискнуть всем… также как и я должен покинуть место, где прятался, чтобы помочь здесь другим Маторанам.
     - Джаллер, идем! – крикнул Хьюки.
     Та-Маторан обернулся, и обнаружил, что остальные уже в цилиндрах. Когда он прыгал внутрь и  закрывал крышку, Карзахни внезапно обнаружил, что происходит. Он бросился вперед, готовясь открыть цилиндры и вытащить содержимое.
     Джаллер нажал самый большой переключатель на панели управления. Он почувствовал, что цилиндр двинулся вперед, и услышал, что другие суда тоже двинулись. Хотя он не мог видеть этого, цилиндр уже просверливал дорогу сквозь камни, так мягко, как если бы проходил просто сквозь воду. Через несколько секунд царство Карзахни осталось позади. Это было место, которое Джаллер никогда не забыл, хотя очень пытался выбросить из мыслей.
     Карзахни тоже ничего не забыл. Видение,  показавшее ему огромный мир за пределами его царства, которое он разделил с Маторанами, создало полную пустоту в его голове. Если он сможет воспользоваться всей силой до того как Великий Дух будет пробужден… у Маторанов появится новая причина для страха.

0

18

На Войя Нуи было тихо, как на кладбище. Матораны, лишенные будущего и надежды сферами замор, непрерывно работали на склоне вулкана. Шестеро, не подвергшиеся воздействию сфер, были заперты, ожидая допроса.
     Шесть Тоа Нува были отданы под надзор Брутаки, по его настойчивому требованию. Он хорошо знал, какую Тоа представляют опасность, и не верил, что Пираки удержат ситуацию под контролем. Он хотел вырвать у Тоа все возможные сведения – не только о Маске Жизни, но и о других вещах, о который Пиракам не было необходимости знать – а затем убить их своим собственным методом. 
     Со своей стороны, Пираки перестали даже притворяться, что являются командой.  Зактан, Рейдак и Везок заключили союз, а Авак, Ток и Хаканн выслеживали их, пытаясь найти способ не дать им себя уничтожить. Авак обдумывал возможность снова создать поле вокруг Зактана, но был уверен, что по крайней мере какая-то часть вещества лидера Пирак теперь была все время готова к этому.
     И никто не заметил шесть серебристых цилиндров, перекатившихся через ледяное кольцо, очень похожих на шесть других, прибывших раньше. Только свечение на небе осветило корабли, когда они остановились. Небо полыхало электричеством, обещая приближение большого шторма.
     Столб света, какого раньше никто не видел, нацелился из красной звезды вниз.  В середине пути он разделился на шесть потрескивающих от энергии лучей. Как стрелы, направленные метким стрелком, они ударили в лежащие на пляже цилиндры. Искры заплясали на металлической поверхности, отбрасывая свет на соседние суда. Воздух наполнился дымом и паром.
     Крышка одного из цилиндров медленно начала откручиваться. Внутри находился Та-Маторан по имени Джаллер, капитан гвардии Та-Метру, герой войны с Бороками. Он пережил больше приключений, чем все остальные Матораны, выстоял перед многими опасностями, рисковал для спасения своих друзей. Но все, что было, было ничем по сравнению с тем, что начиналось.
     Он выбрался из цилиндра и выпрямился в полный рост. Световые эффекты не давали ему рассмотреть, целы ли остальные. Он хотел рассмотреть более ясно, куда они попали.
     Он подумал об этом. Вспышка огня из его ладони осветила область вокруг. Он увидел стоящих на ледяном пляже Маторо, Хали, Конгу, Хьюки и Нупару, но не таких, каких он знал раньше. Они были высокими, сильными, облаченными в мощные доспехи, и держали оружие, потрескивающее от электричества. Их маски превратились из не имеющих силы Маторанских в Великие Маски, которые и должны были принадлежать их новым личностям.
     Не было криков удивления, не было радостных восклицаний. Каждый из них понимал, что означает эта трансформация: первый шаг в темную и опасную судьбу, которая ожидала их всех.
     В молчании, шесть новых Тоа подняли и скрестили оружие, световые вспышки забегали по нему. Они стояли рядом, когда яростный удар раздался с неба. От удара в ночном небе возникло шесть ярких звезд вокруг красной звезды.
Вдали от места этого действия, шесть Пирак смотрели на новые звезды, которые вспыхнули на небе. И хотя никто из них не признался в этом, в этот момент по их спинам пробежал озноб. 

КОНЕЦ

0


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Legends#2. Dark Destiny