Кини-Нуи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Legends#3. Power Play


BIONICLE: Legends#3. Power Play

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

ПРОТИВОСТОЯНИЕ
(Грег Фаршти, 2006)

Глава 1
     Сколько себя помнили жители Маторанской деревни, огромный пик Горы Валмаи возвышался над всем островом Войя Нуи. Вопреки опасности которую он представлял, - это был, помимо всего прочего, исключительно активный вулкан – гора смотрелась как страж, который был здесь всегда.
     Когда-то Валмаи значила еще больше. Если бы камни умели говорить, они бы могли рассказать историю о процветающем мире, части огромного континента. Потом история свернула в темноту, и часть континента откололась в катаклизме и взлетела вверх. Живший здесь Турага и многие Матораны погибли в этом полете. Когда в конце концов новый остров опустился в странное море, сумевшие спастись поняли, что должны сами заботиться о себе, или погибнуть.
     Битвой за жизнь был каждый день. Были победы… и поражения, например, когда участок земли, на котором находилось большое поселение, непонятно почему отломился и погрузился в море. В этот день года постоянные жители Войя Нуи все еще бросали в воду мешки с едой и другие вещи, в память о тех, кто тогда погиб.
     Матораны Войя Нуи 1000 лет преодолевали штормы, голод, засуху, и даже извержения Валмаи. Если где-то и были другие земли, Матораны не знали об этом. Их судьбой, полагали они, было всегда оставаться здесь.
Валмаи, конечно, знал лучше.

     Аксонн тяжело опустился на  камень, с тоской прокручивая в голове то, чему только что был свидетелем. Он обладал мудростью тысячелетий, мышечной силой, превышающей силу почти любого живого существа, и все же не смог сделать ничего, чтобы спасти тех, кто сражался за правду.
     Шесть героев, называемых Тоа Нува, и шесть смелых Маторанов бросили вызов завладевшим островом злодеям Пиракам. В какой-то момент ему показалось, что они даже могут победить – Пираки были в замешательстве, и удивлены появлением Тоа Нува. Но потом, с одним ударом силы Брутаки, вся надежда была потеряна.
     Брутака. Как он дошел до этого?
     Он вспомнил, как они вдвоем впервые прибыли на Войя Нуи, задолго до катастрофы, разрушившей континент. Они сделали это по приказу скрытого Ордена Мата Нуи, чтобы присматривать за Маторанами, и, что более важно, - за самим островом. В сердце острова была спрятана самая мощная из существующих Канои – Маска Жизни.
     Аксонн и Брутака хорошо выполняли свою работу. Когда региону грозила опасность, они принялись за дело, все время сохраняя свое присутствие в тайне от Маторанов. Первое правило Ордена Мата Нуи гласило, что его существование никогда не должно быть обнаружено. Даже Тоа, принадлежащие к той же группе стражей света, не должны были знать о деятельности Ордена, и даже вообще о том, что такая организация существует.
     Через некоторое время после катаклизма Брутака начал меняться. Он утверждал, что Великий Дух Мата Нуи оставил их. Он или умер, или, может быть, просто отвернулся от Маторанов и обратил внимание на какой-нибудь другой мир. Аксонн спорил, что Мата Нуи просто погружен в глубокий сон, но когда-нибудь будет разбужен, и все снова пойдет правильно. Брутака, казалось, не слушал. Он продолжал исполнять свой долг, но сердце у него уже не лежало к этой работе.
     Аксонн знал, что его друг на краю пропасти. Он просто не понимал, как близок был Брутака к тому, чтобы соскользнуть в темноту.

     Брутака бросил на кучу последнего бесчувственного Маторана из крепости Пирак. Он уже взял на себя попечение о Тоа Нува – они были еще живы, просто в месте, где никто не мог их найти. Что касается Маторанов, надо было допросить, что не удалось сделать в замешательстве, последовавшем за битвой. После этого надо было сделать их рабами для тяжелой работы на склонах Горы Валмаи.
     Брутака знал, что Аксонн будет шокирован тем, что он сделал. Это потому, что его бывший партнер глуп, и все еще  ждет возвращения Великого Духа, который покинул их так давно. Будущим были Пираки, и другие, похожие на них – существа,  использующие в своих интересах беспорядок в мире, и захватывающие любую силу, где бы они ее не нашли.
     А Маска Канои, которую они ищут – сильнее всего, - подумал он. – Очень жаль, но я собираюсь отобрать ее у них. И в интересах Аксона, надеюсь, что он не встанет на моем пути.
     Он бросил последний взгляд на Маторанов. Они еще не пришли в себя. Когда они очнутся, их судьба будет определена окончательно. Брутака зашагал прочь.
     Хсссссс…
     Шипящий звук заставил его обернуться. Верная гибель - шестиголовая змея – скользила по направлению к лежащим Маторанам. Это создание было известно своим ядовитым дыханием, способным убить любое попавшее под него растение или животное. Один хороший выдох, и все четыре Маторана станут историей.
     Для них это будет, вероятно, лучше всего, - подумал Брутака. – Все что у них впереди – это стать рабом у Пирак
     Ужасная змея подползла ближе. Одна из ее голов наблюдала за Брутакой, готовая к броску, если он двинется. Но он не делал этого.
Ближе. Один из Маторанов начал поворачиваться. Но было, похоже, уже поздно.
     Чудовищная змея подняла головы, готовясь выдохнуть в воздух яд. Глаза стоящего на расстоянии Брутаки сузились.
     Небольшой вихрь неожиданно возник в воздухе рядом со змеей. До того, как гадюка успела среагировать, вихрь вырос до огромного размера. Мощные токи и вихри закружились в центре темноты. Ядовитый Раи попробовал спастись бегством, но вихрь догонял его, становясь каждую секунду все сильнее. С яростным шипением ядовитая змея была затянута внутрь, и там исчезла. Через мгновение вихрь пропал.
     Брутака улыбнулся. Он не веселился так в тех пор, как использовал свою Маску Канои Врат Измерений для того, чтобы перенести Таторака в центр Метру Нуи, просто ради шутки. Конечно, это было задолго до Войя Нуи, и до того, как он потерял во все веру… и тогда его странный и узкий путь был намного более ограниченным. Теперь, когда он был свободен от той жизни, он мог позволить себе использовать свою маску, чтобы бросить ужасающую змею в жгучую лаву, не задумываясь дважды.
     Тем не менее, ему хотелось объяснить самому себе, почему он решил потерять свою энергию, спасая Маторанов, которые так или иначе погибнут. Он надеялся, это не значит, что  в нем еще осталось что-то от прежнего Брутаки. Теперь, когда Пираки раскрыли свои карты, он не может позволить себе никакой слабости.
     Он направился прочь, обеспокоенный. Кажется, было намного легче сражаться с сильными врагами, чем со своим прошлым.

     Балта чуть приоткрыл глаза, и увидел уходящего Брутаку. Он пришел в себя, когда ужасная змея приблизилась к нему и его товарищам Маторанам. Если бы Брутака ничего не сделал, он бы не знал, что делать ему. Но не было времени размышлять об этом странном событии.
     Другие были еще без сознания. Далу пропала, как и Гаран. Балта смутно помнил, что один из Пирак говорил что-то о «Комнате правды», в которую следовало поместить лидера Маторанов. Казалось невероятным, что его выпустят из рук.
     Балта начал трясти остальных, пытаясь привести их в чувство, и стараясь не думать о том, что в этот момент, возможно, делают с Гараном.

0

2

Гаран прищурился от внезапного яркого света, проникшего сквозь щель в каменной стене. Он сидел один в этой пустой комнате уже два часа, а может и больше, ожидая, что произойдет. Теперь его ожидание закончилось, и он пытался скрыть страх.
     - Простой вопрос, Маторан, - звучащий через щель голос принадлежал Везоку, одному из самых злобных Пирак. – ответь честно, и ты будешь жить.
     - Да. Я знаю насколько вы, Пираки, цените честность, - ответил Гаран саркастически.
     - Сколько Маторанов сбежало от нас? Сколько их в твоей маленькой группе восставших? – спросил Везок.
     - Я не считал, - сказал Гаран. – Мы были слишком заняты, планируя вашу гибель.
     Пол под Гараном неожиданно наклонился. Он едва не потерял равновесие. В левом углу возникла трещина между каменным полом и стеной. В открывшейся щели появился тусклый свет. Он сопровождался потоком обжигающего воздуха.
     - Только дай слишком много неверных ответов, Маторан, - сказал Везок. – Тогда твое время здесь закончится, и ты присоединишься к одному из твоих друзей. Кто-нибудь да скажет нам то, что мы хотим знать.
     - Ты плохо знаешь Маторанов, - ответил Гаран вызывающе.
     - Уверен что знаю, - фыркнул Везок. – Хныкающие маленькие пресмыкающиеся, всегда бегущие к Тоа или Тураге, когда что-нибудь идет не так – вот что такое Матораны.
     - Ты видел где-нибудь на Войя Нуи Тоа или Турагу, когда пришел сюда? Мы сами решаем все проблемы, с которыми сталкиваемся на этом острове, и до сих пор справлялись. И мы будем здесь тогда, когда ты, и Зактан, и остальные станут кормом для акул Такеа.
     Пол наклонился снова, на этот раз сильнее. Трещина значительно расширилась, и сквозь нее стало можно видеть расплавленную лаву. Еще несколько таких подвижек пола, и он будет сброшен в расплавленный бассейн, и никто больше его не увидит.
     - Что ты знаешь о Маске Жизни? – прорычал Везок.
     Гаран взглянул на лаву. Это не самый хороший конец, но все же лучше, чем предать свою родину и своих друзей. Тоа Нува говорили ему о маске достаточно, чтобы он знал, что Пираки никогда не должны получить ее.
     - Ничего, - соврал Гаран. – Почему ты мне о ней говоришь?
     Пол сдвинулся снова. Гаран потерял опору и постепенно приближался к открывшейся щели.
     - Последний шанс, - сказал Везок. – Не так давно я видел столб света, ударивший с  неба, и разбившийся на шесть звезд. Подумай хорошенько, прежде чем ответить, Маторан:  что это было? Еще какой-нибудь ваш трюк?
     Гаран не был уверен, что сказать. Он не знал, о чем говорит Везок. Но он смутно помнил легенду о звездах, неожиданно возникающих в ночном небе, и это связывали с прибытием…
     - Тоа? – это слово взорвало мысли Гарана. – Тоа Нува побеждены… но если на небе появились звезды духа, значит шесть новых Тоа прибыли на Войя Нуи. Не удивительно, что Везок выглядит нервным. Он хочет услышать, что мы когда-нибудь вызывали такой эффект… что-нибудь, но не то, что еще какие-то Тоа идут по его следу.
     Гаран снова поднялся, зная, что, вероятно, делает это в последний раз. Потом он улыбнулся, почти так же широко как Пирака, но без всякой злобы.
     - Нет, Везок, - заявил он. – Это не наш трюк. Я не знаю кто они, и где, но на острове – шесть новых Тоа. И они идут за вами.
     Пол резко двинулся. Гаран упал и начал долгое скольжение к гибели.

0

3

Глава 2
     Меня зовут Конгу, - сказал он сам себе. – Я - из расположенного на деревьях поселения Ле-Коро на острове Мата Нуи. Если я жил прежде-раньше где-нибудь еще, я этого не помню.
     Его товарищи остановились. Он удивился, что они потеряли. Не было похоже, что здесь много ориентиров. Никто из них не знал этот странный остров, и, во всяком случае, он выглядел намного менее гостеприимным, чем Мата Нуи. Плотный слой облаков делал ориентирование по звездам невозможным.
     Меня зовут Конгу, - повторил он. – Дома я был капитаном отряда птиц Гукко, и самым искусным летуном на них. Когда они сказали мне, что нужно торопиться-двигаться в город Метру Нуи, я помогал строить лодки для путешествия. Но мы никогда не предполагали, что однажды окажемся здесь.
     Группа продолжила движение. Кто-то показал направление к вулкану в центре острова. Он казался подходящим местом, чтобы начать что-нибудь, рассудил он.
     Мы приехали в Метру Нуи, потому что Тураги-старейшины велели сделать это, чтобы была надежда быстро-разбудить Великого Духа, - продолжил он. – Но когда мы туда прибыли, оказалось что он не просто спит – он умирает. Наши герои, Тоа Нува, были посланы на этот остров найти-отыскать что-то, что могло спасти его. Когда они не вернулись, мой друг Джаллер убедил нашу компанию отправиться искать их.
     Его мысли потянулись дальше. Конец истории был слишком далек-недостижим, чтобы думать о нем. Их маски забрали у них в путешествии и заменили другими, древними. Они случайно натолкнулись на канистры, в которых и добрались до пляжов Войя Нуи. Но еще до того, как он смог выбраться и оглядеться, что-то произошло.
     Что это было? – Конгу не мог точно ответить. – Это был яркий свет-вспышка, и затем чувство, будто я окружен сотнями одновременно жужжащих насекомых Нуи Рама. Я быстро-выбрался из канистры и там были Хали, Джаллер, Маторо, Нупару и Хьюки, выглядящие как Тоа. Судя по тому, что я видел в их глазах, я тоже был очень похож на них.
     Почему-то, тем не менее, он никогда не представлял себе, что существование в виде Тоа может вызывать такие ощущения. Конечно, он чувствовал грубую силу в своих мышцах и по-настоящему устрашающие доспехи. Но он чувствовал и нечто вроде того, что у него было слишком много энергии и он ощущал свою маску как что-то … таинственное и сверхъестественное.
     - Мы гуляем и гуляем в темноте, - сказал он громким голосом, хотя собирался произнести эти слова почти шепотом. – Мы не знаем, где мы, где Тоа-герои, и что вообще может быть на этом острове.
     Остальные не обернулись. Единственным звуком было звякание их обутых в металл ног по камням.
     - Разве это не так? – хотя он говорил шепотом, слова Конгу прозвучали как крик.
     - А что ты предлагаешь делать? – спросил Джаллер. – Повернуть назад? Сидеть на пляже до утра и болтать о чем придется?
     - Нет, - ответил Конгу, пытаясь скрыть раздражение в голосе. – Я просто вспомнил истории Тураг о том, что происходит с Тоа, не имеющими плана.
     - Он сказал дело, - сказала Хали.
      Джаллер остановился и обернулся. Конгу ожидал, что он приведет доводы за продолжение движения, но, как ни странно, он этого не сделал.
     - Вы правы оба. Не было смысла слушать истории Тураги Вакамы, если мы не собирались ничему из них учиться. Но давайте задержимся здесь ненадолго. Может быть, мы нужны Тоа Нува.
     Тоа Нупару сел на камень:
     - Я начну с того, что на секунду сниму эту маску Канои. Я потерял свою старую, а эту просто не чувствую…
     Область вокруг неожиданно осветилась ослепительно ярким светом. Остальные Тоа зажмурили глаза. Нупару озирался, пытаясь увидеть, что вызвало этот яркий свет, но единственное, что он узнал, было то, что иллюминация была всюду, куда бы он не посмотрел. Что ее вызвало?
     - Надень свою маску обратно! – воскликнул Хьюки.
     Нупару сделал, как ему говорили, решив, что новый Тоа Камня должно быть заметил какую-то опасность. Как только он вернул Канои на лицо, свет исчез.
     - Странно, что это было - сказал он, его любопытство изобретателя было возбуждено.
     - Это было твое лицо, - ответил Хьюки.
     - Очень смешно, - сказал Нупару. – Ты не видишь своей красоты, Хьюки.
     Хали покачала головой:
     - Он не шутит. Когда ты снял маску, твое лицо испускало этот слепящий свет. Я даже не могла взглянуть на твое лицо.
     Хьюки указал на ближайшую пещеру:
     - Давайте поговорим там. Нечего светить в ночи и показывать любому, кто захочет это узнать, где мы находимся.
     Пещера была промозглой и слишком маленькой, чтобы они вшестером смогли удобно в ней разместиться. Оказавшись внутри, Хали потянулась вверх и сняла свою маску. Ее лицо тоже излучало жгущее глаза сияние.
     - Что –то не так, - сказал Маторо. – Я видел, как Тоа Копака снимал свою маску, и ничего такого не было. Что мы за Тоа?
     - Я не знаю, - ответила Хали. Было очень странно слышать ее голос исходящим из свечения, но не видеть произносящего слова рта. – Но это не единственная странная вещь. Возьмите мою маску. Скажите, что вы думаете?
     Маторо потянулся и взял Канои Хали из ее протянутых рук. Он немедленно понял, о чем она говорит. В отличие от всех масок, которые он когда-либо держал в руках, эта была мягкой, больше похожей не на доспехи, а на органические ткани. И она была теплой. Неожиданно он с криком бросил ее на пол.
     - Она движется! – закричал он. – Я думаю… мне кажется, она двигалась… в моих руках.
     - Не будь смешным, маски не могут двигаться, - ответил Хьюки, нагибаясь, чтобы поднять Канои. – Это предмет, она не…
     Его пальцы слегка задели маску. Канои отпрянула. Хьюки немедленно отступил. Он посмотрел на других и слабым голосом закончил:
     -… живая?
     - Надень ее обратно, Хали, - сказал Джаллер.
     - Я не уверена, что хочу этого, - ответила Тоа Воды. Она шутила только наполовину. – А что, если она укусит?
     - Сделай это как-нибудь, - сказал Джаллер. – Я чувствую себя так, как будто разговариваю со светящимся камнем.
     Хали неохотно взяла свою маску в руки. Та не двигалась, пытаясь убежать от нее, ведя себя как любой неживой предмет по соседству. Она снова надела ее, закрыв сияние и позволив остальным убрать руки от глаз.

0

4

- Так, - сказал Нупару. – Я часто думал, на что это похоже, когда ты становишься Тоа. Но я никогда не представлял себе светящиеся лица и движущиеся маски. Как вы думаете, можно нам их переделать?
     Джаллер внезапно повернулся к Конгу:
     - О чем я сейчас думаю?
     Прежде чем Тоа Воздуха смог придумать ответ, он услышал в своей голове голос Джаллера. Тот говорил что-то о чудовищном Раи, с которым он когда-то давно сражался. Конгу «послушал» несколько секунд, потом ответил:
     - Ты вспоминаешь Муаку, которая напала на Та-Коро три года назад. Тебе и Гвардии понадобилось два дня, чтобы догнать-поймать ее – но как я об этом узнал?
     - Это же Маска Телепатии, помнишь? – сказал Джаллер. – Когда мы нашли ее, Тоа Таканува мог читать мысли Хали. Она изменилась, как и Маторанские маски, которые мы носили, в эту более органическую форму, но она по-прежнему работает. Несмотря на странный вид этих масок, я могу поспорить, что они работают так же как и другие, которые мы знаем… а кто знает, может и лучше.
     Нупару встал:
     - Великолепно, но как нам их использовать? Помните, Турага Вакама рассказывал, как много времени понадобилось Тоа Метру, чтобы овладеть силой своих масок? Мы не тренировались пользоваться Великими Масками, и они же не активизируется, если мы просто скажем «Я хочу, чтобы моя маска работала».
     Едва Нупару произнес эти слова, он стремительно взмыл в воздух и столкнулся с потолком пещеры. Он свалился вниз, ошеломленный.
     - А с другой стороны, может быть именно так и надо сделать, - прокомментировал Хьюки.

0

5

Зактан, лидер Пирак, был недоволен.
     Операция на Войя Нуи, казалось, могла бы быть простой. Попасть на остров, украсть Маску Жизни из тайного места, где она спрятана, и уйти – никаких неприятностей, небольшой риск и великая добыча.
     Но все пошло неправильно почти с самого начала. Пираки не смогли убедительно изобразить из себя Тоа, пришедших помочь местным Маторанам. Небольшая группа жителей деревни взбунтовалась, и пришлось тратить время, чтобы поймать их. Потом на остов прибыли шесть Тоа Нува. Они тоже искали маску, и пришлось вступить в долгую битву и привлечь на помощь Брутаку,  чтобы их остановить.
     А теперь еще и это…
     Никто из Пирак не говорил открыто о том, что они видели, но это не значило, что они не прокручивали этот момент в голове. Шесть звезд, появившиеся на небе, были звездами духа, Зактан был уверен в этом, и каждая звезда была связана с Тоа. Очевидно, этот ничего не стоящий маленький остров на южном конце пустоты внезапно стал местом сборища претендующих на роль героев.
     И это вдобавок к тому, что сами Пираки повернулись друг против друга. Зактан уже подавил два открытых бунта со стороны своей команды. И был готов к следующим. В конце концов, он мог просто убить одного из остальных пяти, чтобы доказать свое положение остальным.
     Это того стоило. Ничто не имело большего значения, чем получить в свои руки Маску Жизни. Пусть Матораны горят в лаве, пусть остальные члены его команды падут от рук Тоа, и пусть то, что останется от Войя Нуи, погрузится в море – что угодно, если у него будет та маска.
     Остальные не понимали. Они думали, что это просто еще одна Канои. Зактан знал, что это больше чем Канои, хотя не мог сказать, как он это узнал. Но каждый раз, когда он закрывал глаза, чтобы заснуть, он просыпался все более убежденным  в том, что эта маска – ключ к первичной, основной силе.
     Легенды говорили, что Маска Жизни была создана Великими Существами до прихода Мата Нуи или постройки города Метру Нуи. Не было преувеличением сказать, что жизнь или смерть мира связаны с этой маской. При нормальных обстоятельствах, каждые 5000 лет ее должен был однажды надевать Тоа, чья судьба предусматривала такую жертву. Владелец такой Канои, как говорилось, мог сгореть от высвобожденной энергии.
     Сейчас, конечно, обстоятельства не были нормальными. Великий Дух Мата Нуи впал в кому около 1000 лет назад. Метру Нуи был оставлен Маторанами, затем вновь заселен. Целые города были разрушены или же оторваны от континента, как Войя Нуи. Все заполонили Висораки. В некоторых районах еще и свирепствовали Раи. Братство Макуты воевало с Темными Охотниками, и обе стороны уничтожали любого попавшегося Тоа. Всюду господствовал хаос.
     Это объясняет, почему здесь Тоа, и почему они хотят маску. Они думают, дураки, что восстановят порядок, -  думал Зактан. – Порядок – это смерть и похороны. Мир принадлежит тому, кто достаточно силен, чтобы захватить звезды и раздавить их в ладонях.
     Изумрудный лидер Пирак должен был неохотно признаться себе, что он в реальности точно не знал, что может делать эта маска. Он в душе сомневался, что какая-нибудь Канои может убить мир. Легенды, скорее всего, просто легенды – удобная маленькая ложь, придуманная для слабоумных Маторанов. Они составлены чтобы убедить Маторанов в том, что в конце концов все будет хорошо, и в темноте не скрывается ничего по-настоящему страшного.
     Зактан улыбнулся. Очевидно, рассказчики историй никогда не встречались с Пираками.

0

6

Хаканн пришел в себя. Он чувствовал себя так, как если бы на нем плясали Киканало. Он откашлялся от каменной пыли и решил, что настало время подниматься.
     Отпихнув вбок несколько камней, он остановился. Он находился в крепости Пирак, где Зактан оставил его. Глупо, но Хаканн рассчитывал, что наступило время свергнуть лидера, и действовал сам, вместо того, чтобы объединиться с остальными. Зактан избил его со смущающей легкостью и затем, в знак полнейшего отсутствия уважения,  оставил мятежного Пираку жить.
     Хаканн испустил глубокий вздох и попробовал сам себя успокоить. Поражение ему принесло то, что он действовал, руководствуясь эмоцифми. Надо быть более ловким. Ему нужно составить план. Наиболее важно – в следующий раз найти кого-нибудь, кто возьмет риск на себя.
     Как раз в этот момент в комнату вошли трое других Пирак – Авак, Рейдак и Ток. Хаканн нарочно прислонился к стене, чтобы выглядеть более сильно раненым, чем был на самом деле. Когда они спросят его, что случилось, он скажет, что Зактан напал на него без всякой причины, и уверял, что они будут следующими.
     Во всяком случае, это он хотел сказать. Но трое вошедших прошли мимо него, едва взглянув, как если бы видели раненого Хаканна каждый день – или хотели бы видеть.
     - Я бы хотел бросать тебя с обрыва почаще, - сказал Рейдак Току. - Это смешно.
     Пирака в белых доспехах просто рассвирепел. Авак встал между ними со словами:
     - Заткнитесь и послушайте! Брутака разбил шесть Тоа Нува одним ударом своего меча. Что произойдет, если он направит его на нас?
     - Я направлю его на Рейдака и уйду своей дорогой, - ответил Ток.
     - Он нанес хороший удар, – сказал Рейдак. – Сделал Тоа сюрприз. Я бы смог договориться с  ним.
     - Так же как ты договорился с Зактаном? – прорычал Ток. – Мы посадили его в клетку, а ты освободил его, идиот!
     - Довольно! – крикнул Хаканн. Остальные повернулись взглянуть на него, потом продолжили движение. Но Пирака в красных доспехах не собирался допустить, чтобы на него не обращали внимания.
     - Вы упустили из виду очевидное, - продолжил он. – Я ожидал этого от Рейдака, но ты-то, Ток? Где тот изобретательный ум, которым ты всегда хвастаешься? Он что, сгнил от потоков тепла лавы Войя Нуи?
     - Заткнись, Хаканн! – сказал Ток.
     - Хорошо, - ответил Хаканн. – Тогда я догадываюсь, что вы не хотите знать, о чем Зактан тайно договаривался с Брутакой задолго до того, как вы узнали, что между ними существует сговор. Они двое заключили соглашение,  и кто может держать пари, что в их планы не входят пять мертвых Пирак и Зактан с Маской Жизни?
     Остальные трое остановились. Обычно они не верили большей части того, что вылетало из ухмыляющегося рта Хаканна. Но они также знали, что Зактан способен на такое, и если на его стороне существо, подобное Брутаке…
     - Забудь это, - сказал Авак. – Давай уберемся с этого камня. Я скорее попытаю удачи с Темными Охотниками, чем буду разорванным пополам Зактаном и его домашним монстром.
     - Я не хочу рисковать, оставляя Зактану возможность распоряжаться Маской Жизни – если она существует, - сказал Ток. – Но пока мы не можем разделить их с Брутакой…
     - Ты закончил? – сказал Хаканн скучным голосом. – Не будет никакого разделения. Не будет никаких разрывов отношений. Вместо этого, послушайте меня и сделайте в точности так как я скажу… предполагая, конечно, что вы хотите жить и увидеть следующий дождливый день на Войя Нуи.
     Хаканн немного подождал, пока его слова дойдут до слушателей, а затем улыбнулся.
     - Мы можем контролировать Зактана. Брутака – это реальная опасность. Так что давайте схватим его до того, как он схватит нас, и вот как это можно сделать.
Три остальных Пираки внимательно выслушали его следующие слова. К тому времени, как Хаканн закончил, они тоже улыбались.

0

7

Глава 3
     Гаран был почти мертв.
     Он чувствовал интенсивный жар, исходящий от лавы, а его руки, держащиеся за гладкий камень пола, разжимались. Он понимал с удивительным спокойствием, что темно-серый камень и пальцы его левой руки могут оказаться последними вещами, которые он видит в своей жизни. В последний момент он надеялся, что Балта заменит его как лидер и прогонит Пирак с пляжей Вой Нуи.
     Его голове стало больно.  Вначале он подумал что это вызвано близостью ожидавшего его расплавленного ада. Потом он понял, что боль вызвал звук, который раскалывал его мозг, едва слышный, но тем не менее сильнодействующий. Он уже слышал этот звук раньше. Что это было?
     Звук усилился. Он не удивился бы, если бы это была какая-нибудь финальная пытка со стороны Везока перед самым концом.
     Теперь терзающая мозг вибрация сменилась другим звуком, как будто каменная стена разбивалась на булыжники. Камни и пыль дождем посыпались на Гарана. Он посмотрел через плечо и увидел, что стена «Комнаты правды» исчезла, и на ее месте стоят четыре Маторана.
     Балта разбежался и балогополучно перескочил щель в полу. Как только Балта бросился на выручку, Ону-Маторан заметил запачканного Везока, появившегося позади остальных. Издав крик, Гаран выстрелил своими импульсными ударами, попав прямо в грудь Пираке и отправив его в полет.
     Балта и Гаран ухватились друг за друга для безопасности, просто чтобы удержаться на камне. Пирук, Кази и Велика лезли им на помощь. Везок уже пришел в себя после первой атаки Гарана и направлялся обратно к группе.
     Пирака атаковал, его массивная рука опускалась, чтобы нанести удар Пируку. Балта бросился между ним и его мишенью, и использовал свои двойные отражатели. Кулак Везока встретился с оружием, и он немедленно отлетел назад, пораженный своей собственной силой.
    - Пошли! Бежим! – крикнул Балта. Все пять Маторанов отступили. К тому времени, как Везок пришел в себя, их не стало.
     Когда они уже были уверены, что преследования нет, члены Маторанского сопротивления остановились перевести дыхание. Гаран осмотрелся и отметил, что присутствуют не все.
     - А где Далу?
     - Я не знаю,- ответил Балта. – Ее не было рядом, когда я пришел в себя. Может быть, она убежала до того, как нас привели в Комнату Правды.
     - Надо найти ее, - сказал Гаран. – И Тоа.
     Пирук покачал головой:
     - Тоа Нува почти наверняка погибли. Пираки не оставили бы их в живых. Это безнадежно.
     Велика улыбнулся:
     - Один Маторан как-то испытывал сильную жажду. Он вышел из дома, чтобы отыскать свое ведро с водой, но когда нашел его, оказалось, что оно сухое. Не понимая этого, он поднял его и обнаружил, что в днище есть дыра, через которую и вытекла вода. Разозлившись, что не может утолить сейчас же свою жажду, он проклял ведро, проклял остров, проклял свою жажду. Он был так расстроен, что не заметил, как начался дождь, и вода полилась с неба.
     Последовало долгое молчание. В конце концов Кази уткнулся головой в руки и сказал:
     - Я знаю, что буду раскаиваться в том, что спросил это… но что это значит?
     - Это значит, что спасение может прийти со стороны, с которой не ждешь, - сказал Гаран. – Может быть, Тоа Нува захвачены, или умерли. Но на небе появились шесть новых звезд – и шесть новых Тоа пришли на остров.
     - Почему ты думаешь, что они будут сражаться лучше, чем это делали Тоа Нува? – спросил Пирук.
     Гаран представил картину шестерых Тоа Нува, лишенных сознания Брутакой. Это было последнее, что он видел перед тем как провалился в темноту:
     - Все что я знаю, Пирук, - это то, что хуже их судьба быть уже точно не может.

     Нупару не был уверен, смеяться ему от радости или кричать от страха.
     Сразу после того, как он и другие новые Тоа покинули пещеру, в его голове возникла мысль о его маске Канои. Секундой позже он взлетел над каменной поверхностью, мечась из стороны в сторону и пикируя как сумасшедшая птица Гукко. Для того, кто провел почти всю свою жизнь, работая в подземных туннелях, это было весело и ужасающе одновременно.
     Внизу, под ним, остальные Тоа наблюдали за ним широко открытыми от изумления глазами. Несмотря на маску, Конгу не мог скрыть негодования на лице. В конце концов, это он был лучшим наездником на птицах Гукко острова Мата Нуи – и если кто-то и должен получить Маску Полета, то именно он.
     - Что он там делает? – спросила Хали.
     Конгу ответил почти немедленно:
     - Он не знает, как безопасно-приземлиться. И более того, он решил не спрашивать об этом. С тех пор, как он привел в действие силу своей маски, он не может отключить ее. - Его мысли были теперь заполнены чьим-то бормотанием и чьими-то мыслями. Джаллер беспокоился, что они оказались в ситуации, с которой могут не справиться; Хали пыталась вспомнить все, чему ее когда-либо учила Тоа Гали; а Хьюки был слегка расстроен тем, что никто не высказался по поводу того, что его доспехи в результате превращения в Тоа изменили цвет с коричневого на желтый.
     Нупару сделал вираж и в самый последний момент избежал столкновения с пиком. Убежденный, что кто-то должен сделать что-нибудь, прежде чем у них станет на одного Тоа меньше, Джаллер повернулся к Маторо:
     - Ты можешь использовать свою силу льда, чтобы, ну я не знаю, задержать его на месте на секунду и…
     Тоа Огня резко остановился. Маторо лежал на земле, совершенно неподвижный, как если бы был внезапно сражен смертью. Джаллер, как и все остальные, бросились к нему. Затруднительное положение Нупару было теперь забыто.
     - Маторо? Маторо!
     - Он….? – спросил Хьюки тихо.
     - Я не знаю, - сказал Джаллер. – Но не думаю. Что могло случиться? Мы все стояли рядом с ним. Никто не был атакован.
     - Может быть, это наши маски, - ответил Хьюки. – Может, они пытаются убить нас.
     - Нет, я этого тоже не понимаю, - сказала Хали. – Джаллер увидел, что она отвернулась от Маторо, и, очевидно, обсуждает что-то с пустым воздухом. На мгновение он подумал, не сошла ли Хали с ума.
     - Просто расслабься, - продолжила Хали. – Я надеюсь, это поможет.
     - Поможет чему? – сказал Хьюки. – Кто с тобой разговаривает?
- Да она думает, что она говорит-беседует с Маторо, - сообщил Конгу. – Ясно, что это смешно, потому что Маторо перед нами, и в теперешнем состоянии он не такой уж мастер поговорить.
     - Вы неправы, - сказала Хали. – Перед нами только его тело. Его дух парит в воздухе над телом, и нет, я не знаю, как это произошло. Маторо думает, что это что-то с его маской. Он говорит, что не так далеко отсюда находятся пять Маторанов, которые ждут нас.
     - Как он это узнал? – спросил Джаллер, который быстро терял терпение в этой все более и более странной ситуации.
     Хали взглянула вниз на землю, прежде чем ответить, явно понимая, что другие думают, что она потеряла рассудок.
     - Ээ, ну, он говорит, что он пролетел сквозь горы… прямо через камни, как будто бы их не было… и он их видел… но они не могли слышать его или видеть его.
     Хьюки, Джаллер и Конгу посмотрели друг на друга, потом на нее. В конце концов, Конгу возмущенно проворчал:
     -  Конечно! Он летает. Нупару летает. Все летают, кроме того одного, кто знает, как надо летать.
     Джаллер нахмурился:
     - А он может вернуться… Ничего не произошло?
     Хали отвернулась от остальных и сказала:
     - Попробуй.
     На земле, Маторо внезапно повернулся. В его глазах появился проблеск жизни. Он вздрогнул, как будто пробуждаясь от кошмарного сна:
     - Что? Где? Мата Нуи, какой сон…
      Хали опустилась на колени рядом с  ним:
     - Не думаю, что это был сон. Я тебя видела, хотя остальные – нет. – Она улыбнулась. – И это такая сила, которую ты имеешь.
    - Не уверен, что хочу знать, что делает моя маска, - заметил Хьюки. – А вдруг она превратит меня в Ле-Маторана или что-то вроде этого.
     - Попроси, - быстро сказал Конгу, скрывая усмешку.
     Джаллер не обратил на них внимания, сосредоточившись на Маторо:
    - На какой дороге эти Матораны? И помни, что мы не можем идти сквозь камни.
    Маторо показал на север:
     - Они боятся, Джаллер, кого-то или чего-то, называющегося «Пирака». Я так понял, что они единственные Матораны на острове, еще оставшиеся свободными.
      Джаллер помог новому Тоа Льда подняться на ноги:
     - Давайте пойдем и найдем их. Чем больше я узнаю об этом месте, тем больше беспокоюсь о Тоа Нува.

     К тому месту, где Маторо видел Маторанов, не было прямой дороги, просто извилистая тропа по предгорьям и горам. Хали предложила, чтобы Маторо снова использовал силу своей маски чтобы найти их, но Тоа Льда отказался, все еще смущенный своим прошлым экспериментом. Джаллер в конце концов упросил Нупару снизиться, и попросил его провести разведку с воздуха и рассказать, что он видит.
     Тот вернулся через несколько минут и сказал, что не видел никаких Маторанов, но заметил кое-что, что точно не является ни Матораном, ни Тоа:
     - Лицо такое, какое может понравиться только матери Манаса, - сказал Нупару. – И он в доспехах.
     - Только один? – спросил Джаллер.
     Нупару кивнул:
     - Синие доспехи, противные шипы, оружие в обоих руках. Я видел, он взорвал камень просто так, чтобы взглянуть на это.
    - Звучит так, что не очень-то хочется поговорить с ним.
     - Эх, давайте разберемся с ним, - не согласился Хьюки. Когда другие обернулись взглянуть на него, он улыбнулся и сказал:
     - Эй, я теперь Тоа Камня. Камень был разрушен – я должен отомстить за это, так ведь?

     Глаза Везока были прикованы и темному небу. Он мог подтвердить под присягой, что за несколько секунд до этого видел там летящую фигуру. Кто бы это ни был, потом он повернул обратно и стремительно поднялся вверх. Что плохо, он не был похож на какого-нибудь летающего Раи.
     Последний, кого он видел на острове «летающим», был Рейдак, и он был подброшен в воздух…-
Внезапно он понял, что он видел. Почти сразу он решил повернуть назад и позвать остальных. Потом у него промелькнула мысль о возможности победы, которая может принести лидерство ему одному, и дать ему всю добычу. Остальные Пираки, - решил он, - – могут идти своей дорогой.
Он бросился бежать, уже предчувствуя будущую битву.

0

8

Глава 4
     В путешествии новых Тоа наступила неожиданная остановка.
     Они пришли на обрыв над узким ущельем.  Внизу поток расплавленной лавы преграждал путь по камням. Щель была слишком широкой, чтобы перепрыгнуть, и слишком длинной, чтобы быстро обойти. Но Матораны, которых увидел Тоа Нупару, были где-то на той стороне. Они не могли тратить несколько часов, чтобы дойти до них.
       Джаллер повернулся к Нупару:
     - Ты должен взлететь и перенести нас.
     - Тогда подожди минутку, - сказал Конгу. – Давай будем благоразумными. Нупару и я поменяемся масками, и полечу я.
     Джаллер собирался ответить, но не успел. Вместо этого, заговорил Нупару:
     - В этом есть смысл. Я не могу спорить с этим. Но судьба по какой-то причине дала эту маску мне. Должна быть причина для этого.
     - У судьбы есть чувство юмора? – язвительно заметил Конгу.
     - Я думаю, оно должно быть у меня. Я не собираюсь отдавать ее, пока нет, - ответил Нупару. Потом он расплылся в улыбке: - Кроме того, это как будто бы весело.
     - Чудесно, - сказал Конгу, качая головой. – Можно будет выбить-вырезать на наших надгробных камнях: «Но, по крайней мере, Нупару было весело».
     Нупару взлетел в воздух и схватил Конгу. До того, как Тоа Воздуха успел запротестовал, Нупару был уже на полпути через трещину. Когда они оказались на другой стороне, он бесцеремонно бросил Конгу на землю.
     - Это изумительно, - крикнул Нупару. – Я мог бы сделать какие-нибудь приспособления, чтобы горизонтально летать и управлять полетом, но эта маска работает даже лучше.
     Он быстро перенес Хьюки и Маторо тем же способом. Хали хотела бы быть последней – у нее началась страшная головная боль, которая становилась тем сильнее, чем ближе они оказывались к центру острова -  но Джаллер решил, что он должен прикрывать тыл. Нупару мягко спикировал на нее и начал перевозку.
     Но на этот раз рейс проходил не так гладко. Когда он пролетел только часть пути, поднялся сильный ветер. Неопытный в полете, Нупару не знал, как его скомпенсировать. Потеряв равновесие, он выпустил Хали.
     Джаллер наблюдал за этим с ужасом. Без сомнения, кто-нибудь из Тоа мог бы спасти ее своей элементарной силой, но они совсем не имели практики и не могли быстро применить ее. А просчет означал бы ее смерть.
     Позже Джаллер понял, что в действительности у него было никакой мысли, что делать. Вместо этого, он просто побежал, подпрыгнул в воздух, и схватил Хали. Дополнительный вес должен был заставить их обоих свалиться в лаву, но вместо этого Джаллер использовал полученный импульс, чтобы совершить идеальный кувырок в воздухе и оказаться на противоположном конце трещины. Он приземлился на ноги на самом краю каньона. Остальные Тоа смотрели на него с изумлением и недоверием.
     - Вау, - сказал Хьюки. – Вот это да!
     - Даже Тоа Лева мог бы позавидовать такому, - добавил Конгу. – Кто тебя этому научил?
     Джаллер опустил Хали на землю и пожал плечами:
    - Никто. У меня была только одна мысль, что надо делать, но… она бы не сработала. Мы оба оказались бы в лаве. Я не могу понять, как…
      - Может быть, это твоя маска? – спросила Хали.
     Конгу засмеялся:
     - Это что, Маска Прыжков?
     Нупару приземлился радом с группой.
     - Или чего-то намного более сильного, - сказал он. – Мы должны протестировать ее, Джаллер. И… извини за то, что произошло.
     Все Тоа ожидали, что Конгу сделает какое-нибудь колкое замечание. Вместо этого Тоа Воздуха похлопал рукой по плечу Тоа Земли и сказал:
     - Иди сюда, Тоа-герой. Давай я быстро-научу тебя хоть чему-нибудь о восходящих и нисходящих потоках. Я не хочу, чтобы ты столкнулся с чем-нибудь и разбил эту маску.

0

9

Скрытый камнем, Везок наблюдал за шестью вновь прибывшими. Они были Тоа, все правильно, но новички. Это, решил он, будет совсем не трудно. Он сжует и выплюнет этих новобранцев-Тоа. На самом деле, будет даже смешно поразить некоторых из них сферами замор, и потом заставить сражаться с другими.
     Улыбаясь, он вышел из-за камня и прицелился.

     Маторо заметил опасность слишком поздно. Прежде чем он крикнул, предупреждая об опасности, сфера замор Везока вошла в его тело. Это было похоже на прошедший сквозь него заряд электричества.
     Тоа ждал. Везок ждал. Больше всего Маторо хотелось знать, что же должно произойти.
Ничего.
     Везок раздраженно посмотрел на свой метатель. Он выстрелил снова. Тот же результат.
     - Что происходит? – прорычал он. – Ты должен был стать рабом.
     - О, так вот что это делает? – сказал Маторо. Он поднял свой ледовый меч. – Тогда я думаю, будет неплохо сделать вот это.
     Маторо ожидал, что с лезвия вылетит поток льда, похожий на те, которые на его глазах сотни раз создавал Копака Нува. Но произошло по-другому. Его заряд сверкал ярким светом, и сине-белый столб льда, который он метнул, переплетался со светом. Он поразил Везока, одновременно заморозив и подбросив его.
     Пирака в синих доспехах тяжело свалился на землю. Сила атаки была для него неожиданной, но он не беспокоился. Он уже чувствовал, как эта новая сила Тоа присоединяется к его собственной. Смеясь, он выпустил заряд насыщенного электричеством льда в соседнего красно-желтого Тоа.
     На этот раз Джаллер знал, что это была маска. Избежать льда не было никакой возможности, но он как-то ухитрился изогнуть свое тело и не оказаться на его пути. На мгновение он почти почувствовал, что маска его одобряет.
      - Ты неверно выбрал Тоа для игры в снежки, - резко сказал он. Его оружие тоже засветилось и выстрелило обжигающим пламенем и чистым электричеством. Везок снова был поражен и сбит с ног. Но он не поднялся.
     - Будьте готовы, - сказал Маторо. – Он удваивает мою силу, когда я направляю ее на него. Он бы сделал то же самое с Джаллером, но я думаю, он не может завладевать более чем одной силой одновременно.
     Везок поднял обе руки и широко улыбнулся:
     - Подумай еще раз.
     Столбы огня и льда вылетели из рук Пираки. Маторо и Хали пошатнулись от высвобожденной элементарной энергии. Эти двое готовы, - подумал Везок. – Это должно быть быстрым способом захватить остальных четырех, но
     Он нахмурился. Еще до этого случая он потерял способность продумывать тактически всю предстоящую битву. Он еще мог ловко продумать начало плана, но не конечный результат своих действий. Однако он знал, кто украл у него эту способность, и мог бы вернуть ее обратно, как только эти Тоа умрут.
     Хьюки, Конгу, Джаллер и Нупару стояли плечом к плечу. Тоа Воздуха попробовал использовать свою Маску Телепатии, чтобы прозондировать Пираку, но почти немедленно отступил.
     - Кости Муаки, это какой-то очаг заразы, - воскликнул он. – В гнезде Нуи-Рамы и то было чище.
     - Кто ты? Чего ты хочешь? – спросил Джаллер.
     - Меня зовут Везок. – ответил Пирака. – Мои партнеры и я уже заявили права на этот остров. И мы не любим тех, кто вторгается в чужие владения.
     - Это очень плохо, - сказал Нупару. – А мы…
     - Я знаю, кто вы, - отрезал Везок. - Тоа. Я чую вас за километр. Вы все воняете, как «обреченные делать добро».
     Хьюки поднял огромный валун. Везок только улыбнулся:
     - Брось его, или я заморожу-зажарю двух твоих товарищей, - сказал он.
     Тоа Камня пожал плечами и небрежно отбросил камень. Только Маторо заметил, что он попал в другой камень, срикошетил, попал во второй, и так далее.
     - Поберегите себя, - продолжил Везок. – Уходите с Войя Нуи, пока еще можно, или вы будете ликвидированы как те, другие Тоа. Вы не можете победить даже одного Пираку, одного из шестерых.
     Теперь настала очередь Хьюки улыбаться:
     - Подумай еще раз.
     Булыжник срикошетировал в последний раз, и со стуком ударил Везока в спину. Ошеломленный больше неожиданностью удара, чем его силой, Везок качнулся вперед. Нупару использовал силу своей маски и взмыл в воздух, бросившись в середину тела Пираки и свалив его на землю. Остальные три Тоа окружили его.
     Везок зарычал, энергия затрещала вокруг его раскрытых ладоней. Джаллер положил наконечник своего энергизированного огненного меча на шею Пираки.
     - Подумай об этом, - сказал Тоа Огня. – Ты сможешь вернуть удар после того, как я это сделаю? Хватит тебе времени?
     Джаллер поднял голову и встретился глазами с Везоком:
     - Мне не нужна Маска Телепатии, чтобы знать, что происходит у тебя в голове. Ты решил, что мы только что стали Тоа, и можем быть недостаточно быстры или недостаточно умелы, чтобы использовать свои силы. И ты прав. Но, видишь ли, есть одна проблема – я  настолько неопытен, что практически не контролирую свое пламя. Я могу захотеть просто обжечь тебя, Везок… но поскольку я неумелый новичок Тоа, я могу ошибиться… и начисто спалить твою голову.
     Везок опустил руки. Конгу обернулся взглянуть на Маторо и Хали. Силу его маски было практически невозможно отключить, и в самую последнюю очередь он бы хотел погружаться в мысли Везока.
     - Вставай, - приказал Джаллер. – Ты покажешь нам, где те другие Тоа, о которых ты говорил.
     - Конечно, – ответил Везок. – Никогда не любил запаха ничего горелого… особенно когда это – я.
     Джаллер вытолкнул Пираку вперед всех. Хьюки и Маторо прикрывали фланги, Конгу – тыл. Они прошли совсем немного, когда Тоа Воздуха поймал мысли Везока. Он вскрикнул, но недостаточно быстро. Пирака выстрелил одновременно льдом и огнем, создавшими стену пара, когда они встретились. Конгу использовал свой контроль над ветром, чтобы разогнать облако, но к тому времени Пирака уже исчез.
     - Пойдем искать его? – спросил Маторо.
     Джаллер покачал головой:
     - Он знает остров. Мы нет. Но, может быть, он один мог провести нас к Тоа Нува. 
     Из-за кучи камней выступил Ону-Маторан:
     - Если вы пойдете за ним, он перебьет вас одного за другим. Он пойдет обратно в крепость предупредить Зактана о вашем прибытии. Вам нужно составить план, прежде чем он доберется сюда.
     - Зактан? Крепость? Кто ты такой? – спросил Маторо, чувствуя себя так, как будто попал в центр одной из легенд Хали.
     - Меня зовут Гаран. Я расскажу вам свою историю по дороге. Надо, чтобы вы ее выслушали, если вы надеетесь покинуть этот остров живыми.

     Гаран повел Тоа в долгое путешествие, ведя их всю дорогу почти по самой береговой линии. Он объяснил, что воды вокруг Войя Нуи так опасны, что Пираки не ожидают прибытия с моря никаких врагов. Они сосредоточили внимание на воздухе. По-видимому, они ожидают, что кто-то может прийти за ними, кто-то намного более пугающий, чем Тоа.
     - А вы ведь Тоа, так? – спросил он в этот момент. – Но вы не похожи на Тоа Нува.
     - Не похожи, - сказал Джаллер. Он подумал о столбах света, которые дали им силу, о свечении их лиц под масками, о том, что их оружия излучали энергию. Потом он сказал: - Нет, мы не Тоа Нува. Мы Тоа Иника.
     Это имя было для остальных Тоа сюрпризом, но смысл его был понятен – иника было Маторанское слово, означавшее «энергия звезды». Но ни чья реакция не была такой сильной, как реакция Хали. На короткое время ее головная боль усилилась, а потом почти полностью исчезла. В первый момент она почувствовала только облегчение, а потом удивилась, что вызвало такое быстрое изменение. Было ли это имя, которое придумал Джаллер, или, когда они удалились от вулкана, давление на ее мысли ослабло… или и то и другое? Как будто в  ответ, она снова почувствовала слабый укол боли.
     Она подняла руки к своей маске. Как только она сняла ее, боль исчезла.
     - Так это Канои, - сказала она себе. – Но она не хочет повредить мне, я почему-то знаю. Нет, маска пытается указать нам направление. Но куда?
     - Туда, - сказал Гаран. Он повел Тоа Иника сквозь каменный туннель. Он поднимался все выше и выше, постепенно суживаясь. На самом верху Гаран сдвинул в сторону камень и исчез в дыре.
     Джаллер повел Тоа в открывшееся отверстие. За ним оказалась небольшая комната. Там их ждали Гаран и четверо других Маторанов.
     - Это вы все? – спросил Конгу. – Пятеро Маторанов на весь остров?
     - Пятеро еще свободных, - ответил Балта.
     - Скажи, что шесть.
     Обе группы обернулись, и увидели Далу, проскользнувшую в другой вход. Она слегка улыбнулась Балте прежде чем начать свой отчет перед Гараном:
    - Я пробовала выбраться, но не смогла уйти далеко. Но я видела достаточно, чтобы знать, что ты прав. Союз между Пираками разорван.
     - Тогда самое время нанести удар,- сказал Кази.
     - Самое лучшее, - согласилась Далу. – Хаканна, Рейдака, Авака и Тока я нигде не нашла. Зактан в ярости от этого. Никто не присматривает за работниками-Маторанами на склонах вулкана.
     - Помедленнее, - сказал Маторо. – Что здесь происходит? Где Тоа Нува?
     - Умерли, если им повезло, - ответил Гаран. – Если нет – они у Зактана. Пираки искали сокровище, спрятанное на этом острове – ваши друзья говорили, что эта маска нужна чтобы спасти жизнь Великого Духа. Они поработили наш народ, чтобы помочь им получить ее. Мы собираемся остановить их.
     Гаран шагнул к Джаллеру и посмотрел на Тоа Огня:
     - Ваши товарищи Тоа пытались помочь нам и заплатили за это. Если вы хотите повернуться и уйти, мы поймем. Но если вы хотите оказать нам помощь, надо решать сейчас. Такого хорошего шанса отомстить Пиракам может больше не представиться.
     Джаллер мгновенно принял бы решение, но он решил не быть как Таху или Вакама, или другие Тоа, которые действовали поспешно. Он повернулся к остальным. Один за другим они кивнули. Тогда он обернулся обратно к Гарану.
     - Это правильное решение, - сказал он. – Мы нападем.

0

10

Глава 5
     Джаллер взвесил в левой руке метатель, оценивая по достоинству его легкость и мастерство изготовления. Метатели вручил всем Тоа Иника Велика перед тем, как они покинули убежище Маторанов. Он сделал также кое-какие комментарии о пламени, способном остановить пламя, которые Джаллер вообще не понял.
     Тоа и члены Маторанского сопротивления разделились на три команды. Джаллер, Хали, Далу и Пирук отправились на северный склон вулкана. Велика уверял, их, что снаряды в метателях способны освободить порабощенных работников-Маторанов.
     - А что у  них внутри? – спросил Джаллер по пути.
     - Не шуми и иди дальше, - ответила Далу. Глаза Хали расширились от ее тона.
     - Не обращай на нее внимания, - сказал Пирук тихо. – Она просто раздражительна. Что бы там ни было, мы нашли это в старой крепости, построенной задолго до того, как Войя Нуи всплыл там, где он находится сейчас. Мы прятались под землей, когда Велика нашел это серебристый бассейн. Никто из нас не знает, что в нем такое, но Велика предполагает, что это может освободить наших друзей от действия сфер замор. Я пробрался в крепость Пирак, утащил несколько сфер, и Велика наполнил их этим веществом. Кто знает, как это сработает… но, я думаю, даже смерть лучше, чем быть рабом Пирак.
     - Может быть, вы двое остановитесь здесь передохнуть и обсудить историю Войя Нуи? – огрызнулась Далу. – Уверена, что Тоа Хали и я выполним это задание и без вас.
     - Далу! – воскликнула Хали. – Мы все здесь одна команда. Давай не будем сцепляться между собой. В Метру Нуи…
     - Правильно, - сказала Далу. – Я уверена, что там, откуда вы пришли, все Га-Маторанки – мягкие и миролюбивые, и никогда не повышают голос. Это потому, что они… мы… похожи на то место, откуда пришли. Но скажу тебе новость, сестра – это не Метру Нуи. У нас нет времени быть учтивыми. Здесь надо сражаться, или тебе конец, как вот для  них.
     Далу показала на склон Горы Валмаи. Небольшая группа Маторанов рыла склон вулкана, двигаясь медленно и автоматически. Их глаза светились нездоровым светом.
     Га-Маторанка припала к земле:
     - Нам повезло. Вокруг ни одного Пираки. Но если кто-нибудь из рабочих заметит нас, они поднимут крик и тревогу, и нам придется сражаться. Так что цельтесь получше.
     - Ты ждешь, что мы будем стрелять в них этими сферами? – с недоверием спросила Хали. – Когда мы даже не знаем, как они будут действовать?
     - Ну, можем просто хорошенько попросить их прекратить как автоматы работать на Пирак, но как-то я не думаю, что это поможет, - язвительно ответила Далу. – Если Велика сказал, что надо их использовать, значит, надо использовать.
     - Она права, - сказал Джаллер, уже прицеливаясь. – Может быть это и не то, чего хотели бы Тоа Нува или Турага, но их здесь нет… и, как она сказала, здесь не Метру Нуи.
     Джаллер выстрелил. Сфера попала точно в цель, ударив одного из Маторанов в грудь и беспрепятственно пройдя в его тело. В первую секунду ничего не произошло. Потом нездоровый свет в его глазах погас, и Маторан огляделся по сторонам, как если бы пробудился после долгого сна.
     Остальные работники-Матораны немедленно заметили, что что-то не так. Они отложили свои инструменты и направились к своему освобожденному товарищу.
     Хали вспомнила историю, которую она однажды слышала. Однажды Нокама была очень больна и должна была съесть какое-то растение, чтобы вылечиться. Эти сферы, решила она, действуют как то растение – единственная надежда на исцеление. Подумав так, она подняла свой метатель.
     Хьюки, конечно, прицелился бы точнее, но и она не была бы чемпионкой по кохли, если бы не умела быть точной. Она и Джаллер ухитрялись попадать и излечивать каждого Маторана, прежде чем те подавали сигнал тревоги.
     Далу бросилась к своим друзьям.
     - Пирук отведет вас в безопасное место, но идите быстрее, - сказала она озадаченным Маторанам. – По дороге он объяснит вам, что случилось. Когда вы отдохнете, будете сражаться. Понятно?
     Жители деревни кивнули и направились по склону вслед за Ле-Матораном. Далу повернулась к Джаллеру и Хали, сказав:
     - В следующий раз стреляйте быстрее.
     Потом она продолжила движение, негромко бросив через плечо:
     - И спасибо.

0

11

- Скажи мне еще раз, куда мы идем, - сказал Тоа Маторо. Он, Тоа Хьюки, Балта и Кази поднимались, кажется, уже целый день, и все еще прошли только полпути на подъеме в гору.
     - Просто поверьте мне, - ответил Кази.
     Маторо взглянул на Хьюки, и оба крепче сжали свое оружие Тоа. В конце концов, здесь шли и Тоа Нува, и ясно, что с ними случилось что-то плохое. Кто может поручиться, что они не были обмануты теми, кому они пытались помочь? 
     - Ты сказал, что у тебя здесь есть один союзник, - сказал Тоа Хьюки. – Если он так силен и на твоей стороне, где же он был все это время? Почему он позволил Пиракам захватить остров?
     Кази начал что-то говорить, потом остановился. Вместо него ответил Балта, сказав:
     - Иногда вы не можете делать то, что приказывает вам сердце… иногда у вас есть долг делать нечто большее, чем вы сделали бы по своей воле.
     Та-Маторан остановился и взглянул на Тоа:
     - Это важно. В предстоящей битве Матораны могут умереть, Тоа могут умереть, и это не имеет значения. Ничто не имеет значения. Единственное, что того стоит, это вырвать Маску Жизни из рук Пирак. Если нужно, чтобы все мы умерли и этот остров разлетелся на куски, чтобы остановить их, это надо сделать.
      Хьюки покачал головой.
     - Должен быть лучший путь, чем всеобщее разрушение. Что это за победа?
      Балта возобновил прерванное ненадолго движение.
     - Если вы хотите гладких, чистых побед, Тоа, надо было остаться в Метру Нуи, откуда вы пришли.
      Кази неожиданно метнулся с дороги вправо и протиснулся между камнями. Вот оно, - подумал Хьюки. – Он исчез, и ловушка захлопывается.
     Но это не было неожиданной засадой. Вместо этого камень сдвинулся в сторону, как еслибы его отодвинула гигантская рука, и обнаружился вход в пещеру. Откуда-то изнутри шел свет. Кази выскользнул обратно и встал рядом с остальными.
     - Он там, - сказал Ко-Маторан.
      - Кто?
      - Аксонн, - сказали Кази и Балта одновременно. Потом оба посмотрели друг на друга, изумленные.
      - Я думал, что только я один знаю… - сказал Кази.
      - Я встретился с ним давно. Он спас мне жизнь, - сказал Балта. – А ты давно знаешь, что он здесь? Почему ты никогда не говорил об этом другим?
      - Я думаю, мы должны пока отложить вопросы, - сказал Хьюки, показывая в пещеру.
      Бредущая фигура в доспехах показалась в поле зрения. Ее размеры и мощность определялись безошибочно, но он едва стоял на ногах, и топор, который он тащил за собой, казалось, был слишком тяжел, чтобы он мог его нести. Увидев Кази, он протянул к нему руку. Потом начал падать.
     Тоа Маторо действовал быстро: используя свою власть над льдом, он создал мягкую снежную постель там, куда падал незнакомец. Потом все четверо бросились к Аксонну. Его доспехи были измяты и опалены, и некоторые мышечные такни внутри тоже ранены. На мгновение Маторо испугался, что они увидят только его смерть.
     - Кази, - слабо сказал Аксон. – Ты и эти Тоа.. вы должны поторопиться…
     - Что с тобой? – спросил Ко-Маторан. – Кто сделал это с тобой?
     - Брутака, - ответил раненый. – Сказал, что он должен сказать Пиракам, как найти Маску Жизни… а потом украсть ее у них. Он не понимает… что может произойти… Я пытался остановить его, но…
     - Куда он пошел? – спросил Балта.
      - В крепость – сказал Аксонн. – Я думал, я смогу вернуть его обратно на путь Мата Нуи… но он потерян в темноте. Остановите его… остановите его, даже если вам придется убить его для этого.
     Потом свет в глазах Аксонна потух.  Кази опустился рядом с ним, и сказал:
      - Он жив, просто потерял сознание. Я должен остаться и…
     - Нет. Ты нужен нам, - сказал Балта. Он посмотрел на Хьюки и Маторо. – И вы нужны тоже. Брутака одни из тех, кто победил ваших друзей – а может быть и убил их, мы не знаем. Если он получит в свои руки маску Жизни, или это сделают Пираки, мир погибнет.
     Хьюки взглянул в глаза Балты. В темноте, в которой они находились, невозможно было понять их выражение, но Хьюки знал, что они должны иметь то же непреклонное выражение, что и у Таху Нува. Он удивился на долю секунды, как судьба выбирает, кто должен стать Тоа, и кто не должен, будучи уверенным, что этот Та-Маторан имеет сердце героя.
     - Мы пойдем этим путем, - сказал Тоа Камня. – И тогда я покажу Брутаке, что чувствует мяч для кохли, когда его подбрасывают.

0

12

Гаран увернулся от способного контузить удара, разбившего соседний булыжник.
     - Наша группа обнаружена, - сказал он. – Надо отойти назад.
     Тоа Конгу пригнулся и повернулся  на каменном грунте, взрыв обжег воздух прямо около него. Когда в него прицелились снова, он повернулся к Гарану и Велике:
     - И что делать? Вернуться позже, когда он крепко-глубоко заснет? Но он же машина!
    Гаран выглянул из-за камня. Нектанн, механический страж крепости Пирак немедленно заметил его и выстрелил. Гаран вовремя убрался с дороги.
     - Я только подумал, что может, быть тревога за ваших пропавших друзей, Тоа Нува, не дает вам вдуматься в реальный кризис на острове.
     - Если птицы Гукко забеспокоятся и решат полетать около ваших голов, вы можете  никак не реагировать, - согласился Велика. – Но если они будут строить гнезда в ваших масках, придется что-то делать.
     - Вы беспокоитесь о шести Тоа, - продолжил Гаран, пытаясь предугадать направление ударов. – Я должен защищать всех жителей этого острова.
     - И я должен знать, что это счастливое-веселое дело, - огрызнулся Конгу. – Прежде всего мы найдем Тоа Нува. Потом мы освободим остальных Маторанов. Понятно?
     - Я думал, Тоа всегда превыше всего ставят интересы Маторанов, - сказал Гаран.
     - Я так и делаю, - ответил Конгу. – Просто жизнь других важнее небольших неприятностей. Послушайте, я понимаю, что вы хотите помочь своим друзьям. Но без Тоа Нува никто из моих друзей не смог бы выжить. Я обязан им.
     Нупару уклонился от выстрела над головой, едва избежав удара второго нектанна:
     - А вы двое не хотите перестать спорить и найти способ прекратить вот это?
     - Ты Тоа Земли, - ответил Конгу. – Брось в них землей или еще чем-нибудь.
     - Птица парит в небе, - пробормотал Велика. – Но если бы я был колоссом и был выше неба, было бы правильно сказать, что птица летает под землей?
     Прежде чем Конгу смог спросить, что имел в виду По-Маторан, Гаран закричал на Нупару.
     - Вниз! Спускайся! – сказал Маторан.
     Нупару послушно снизился, включив по пути свою дрель. Сила оружия позволила просверлить дыру в грунте под ним. Нектанн безуспешно пробовал поразить летящего Тоа, но не мог рассчитать его скорость. Мгновением позже он исчез под землей.
     - Что только что произошло? – спросил Конгу.
     - Велика смотрит на вещи под необычным углом, - сказал Гаран. – Он предположил, что летающий Тоа Земли лучше выполнит эту задачу.
     Взрыв потряс окрестности, за ним другой. Конгу взглянул над булыжником и увидел пламя, взлетевшее над обоими пораженными нектаннами. Одновременно едкий запах горящего металла наполнил воздух. Вызвавший это Нупару, улыбаясь, появился из горящих обломков мгновением позже.
     - Броненосцы готовы, - сказал он. – Одни взорвался под другим. Должен сказать, что покончил с ними все-таки я сам.
     Велика гордо улыбнулся и похлопал Тоа Нупару по руке. В этот момент они не были Тоа и Матораном, а просто двумя изобретателями, достигшими цели.
     - Давайте перенесем поздравления на другое время, - сказал Гаран, показывая на еще дымящиеся обломки. Разбросанные куски начали двигаться друг к другу, как притягиваемые магнитом. Нупару внезапно вспомнил истории о Ваках Метру Нуи, которые сами собой вновь собирались после того, как бывали разрушены.
     - Давайте окажемся внутри, прежде чем они закончат, - сказал он. – Второй раунд может пройти не так гладко.
     Два Тоа и Два Маторана бросились к воротам. Рабочие, мастерившие дверь, сделали ее качественно, из камней толщиной в дюйм и с крепким замком. Нупару приготовил свою дрель. Конгу заметил это и мягко опустил оружие Тоа Земли:
     - Слишком шумно. Дай мне, - сказал он.
     Тоа Воздуха плавно поднял свой арбалет и выстрелил. Столб энергии пронзил замок, как если бы его не было. Массивная дверь повернулась, открываясь. Велика немедленно начал осматривать оружие Конгу, бормоча про себя что-то в изумлении. В конце концов Гаран должен был дернуть его назад.
     Несмотря на то, что воздух здесь был теплым, внутренность крепости была мертвенно холодна. Группа молча двинулась по темному коридору, настораживаясь при каждом звуке или движении. Конгу при помощи своего арбалета открывал каждую запертую дверь, мимо которой они проходили, каждый раз надеясь, что за ней окажутся Тоа Нува. Но вместо этого они находили пустые комнаты, комнаты, заполненные каким-то оборудованием, и одну, в которой стены были покрыты грубо вырезанными словами, читавшимися как «Везок» и «Везон».
     - Не понимаю смысла, - прошептал Тоа Нупару. – Везок это Пирака… а Везон – Маторанское слово, означающее «двойник». Не вижу связи.
     Все рефлекторно повернулись к Велике. Но По-Маторан только пожал плечами.
     Группа осмотрела еще несколько пустых комнат, прежде чем в конце концов достигла одной, которая, похоже, недавно использовалась. Огромная, заполненная от пола до потолка предметами, как знакомыми так и странными, она, кажется, служила как для хранения добычи, так и как тренировочный зал. В углу с потолка свисала клетка. В другом была куча артефактов неизвестного назначения, возможно, награбленных на других островах во время прошлых подвигов Пирак. Центр комнаты занимали два механизма, похоже, сделанные чтобы научить пользователей ездить на диких животных. Их цель частично объяснилась, когда Конгу нашел резьбу, изображающую Пираку, который ехал верхом на чем-то похожем на огромного Таторака из историй Тураги Вакамы.
     - Рад, что на встречался с таким, - проворчал Тоа Воздуха.
     - Конгу! – воскликнул  Тоа Нупару. – Над тобой!
     Гаран и Велика стоявшие рядом с Тоа Земли, посмотрели на стену. Длинная тень не давала Конгу возможности видеть, что вызвало такую их реакцию, прежде чем он не подошел поближе. Потом он захотел, чтобы он никогда этого не видел.
     Прибитые большими ржавыми гвоздями, на стене висели маски шестерых Тоа Нува. Причина, по которой они были здесь выставлены, не вызывала сомнений: это были завоеванные трофеи.
     - Мата Нуи, сохрани нас, - прошептал Нупару.

0

13

-Может быть, уже слишком поздно, - ответил Конгу потрясенным голосом. – Я не знаю, что это значит – просто ли их свалили вниз-на землю, или убили – но я знаю, что они должны быть отомщены.
     - Мы…мы возьмем их с собой?
     Конгу покачал головой:
     - Сейчас у нас нет возможности забрать их, и нет сувы, чтобы их починить. В битве нам нужно иметь развязанные руки, Нупару, особенно сейчас. Здесь они будут даже целее. Поверь мне, Пираки не получат шансов дотронуться до этих масок еще раз.
     Два Тоа и два Маторана покинули комнату. Над группой повисло молчание, как когда-то паутина Висораков над Метру Нуи. Все это время Нупару и Конгу лелеяли надежду, что они должны просто найти Тоа Нува, и тогда все пойдет нормально. Теперь они столкнулись с более чем реальной возможностью того, что больше нет никаких Тоа Нува, которых надо искать.
    Они продолжили исследование крепости, теперь более настойчиво.  Если их герои и пропали, здесь должны оставаться злодеи, которых надо найти и наказать. Но они находили только пустые комнаты, пока в конце концов не оказались в огромной центральной комнате, занятой огромным чаном с зеленовато-черным вирусом. Гаран вздрогнул, вспомнив недавнее поражение Тоа Нува и Маторанского сопротивления в этой самой комнате.
     - Это вещество – это то, что Пираки использовали для порабощения моего народа, - сказал Гаран. – Им нельзя больше позволять делать это ни с кем. Мы должны уничтожить вирус.
     - А вот это может оказаться ужасной ошибкой, - прошипел голос позади них.
     Тоа и Матораны резко обернулись и увидели Зактана, остальных Пирак и Брутаку, стоящих в дверном проеме.
     - Не думаю, что сумею создать его снова, - продолжил Зактан. – И тогда я потеряю шанс поставить вас и ваших спутников Тоа на колени перед Пираками. Это было бы подходящим последним воспоминанием о Войя Нуи.
     - Последним, говоришь? – сказал Конгу, приготавливая арбалет. – Если ты планируешь быстро убраться отсюда, мы будем рады помочь тебе отправиться на прогулку.
     - Уходя с этого несчастного острова, мы пройдем по вашим телам, - прорычал Брутака.
    - С Маской Жизни в руках, - добавил Хаканн. Он обменялся быстрым взглядом с Аваком, Рейдаком и Током, каждый из которых едва заметно кивнул в ответ.
     - Остался единственный вопрос: как нам лучше прервать ваши ничтожные жизни? – спросил Зактан, а протодиты, составлявшие его тело, подняли отвратительный гул. – За эти столетия мы убивали Тоа столькими различными методами, а я не люблю повторяться.
     Дальнейшая дискуссия была прервана мощным взрывом, сверкнувшим на западной каменной стене. Тоа Конгу взглянул туда как раз вовремя, чтобы увидеть мощный столб пламени, сопровождавшийся ледяным шаром размером с гору. Удар был так силен, что  кристаллический чан мог бы опрокинуться и разбиться вдребезги, если бы Брутака не бросился под него и не спас.
     Четыре мощные фигуры появились в облаке дыма и пыли. Тоа Джаллер, Тоа Хали, Тоа Хьюки и Тоа Маторо изучали сцену с мрачной решимостью и едва прикрытым гневом.
     - Два варианта, - сказал Джаллер. – Первый: вы можете покинуть остров сейчас – встаете, выходите и исчезаете с наших глаз – и будете жить еще долго, если не протухнете. – Тоа Огня улыбнулся. – Второй вариант: станете кормом рыб Макута.
     Тоа Нупару и Тоа Конгу подошли к своим товарищам. Все шестеро обнажили оружие и призвали свои элементарные силы, готовясь к битве.
     - Я дал вам время чтобы сдаться, - сказал Тоа Огня. – Все, время кончилось. Давайте сделаем то, зачем пришли сюда, друзья. Уничтожим их!

0

14

Глава 6
     По мнению Далу, это выглядело так, как будто вся энергия хаоса была выпущена на волю в центральной комнате крепости.
     Повсюду летали потоки элементарных сил, пересекаемые смертоносными лучами из глаз Пирак. Смертельные враги схватились в тени, одна сторона жадно сражалась за силу, другая – за судьбу всего мира. Это выглядело как неконтролируемая яростная битва, но Га-Маторанка знала, что у Джаллера и Хьюки был план, и они его выполняли.
     Первоочередной целью было изолировать Брутаку, и это была задача Тоа Хьюки. Используя свою элементарную силу, Хьюки воздвигал каменные барьеры вокруг Брутаки. Мощное существо быстро разбивало каждый барьер, который тут же сменялся другим.
     - Я  могу заниматься этим весь день, - крикнул Хьюки. – А ты?
     - Ты думаешь остановить меня камешками? – прорычал в ответ Брутака. – Я могу вырвать с корнем гору, Тоа. Я могу создать торнадо или страшное землетрясение. Когда ты еще только выполнял свою ежедневную Маторанскую работу, я и другие, такие как я, совместно владели миром. Ты действительно думаешь, что твоей крошечной силы достаточно, чтобы угрожать члену Ордена Мата Нуи?
     Эта новость потрясла Хьюки до глубины души. Как мог этот монстр, этот потенциальный убийца Тоа, иметь какое-то отношение к Великому Духу Мата Нуи? Нет, он лжет. Брутака рассчитывает смутить Хьюки, чтобы легче было его атаковать.
     - Этим ты меня не поразишь, - сказал Тоа Камня. – Почему бы вместо этого не поразиться тебе?
      Сила Хьюки раскола каменный пол крепости и камни, лежащие под ним. Не ожидавший этого Брутака свалился в трещину. После этого Хьюки выдернул камни из стен и потолка, высыпав их водопадом поверх Брутаки и надежно заделав щель.
     - Поешь камней, - сказал Тоа Камня.

     Нупару увернулся от удара трех лезвий оружия Зактана.
     - А в чем смысл? – спросил Тоа Земли.
     - Смысл чего? – проворчал Пирака.
     -  Всего этого разрушения… порабощения Маторанов… всего этого. Зачем заставлять их вычерпывать вулкан, когда вы, Пираки, намного быстрее можете сделать это сами?
     Зактан ухмыльнулся:
     - Мы не любим пачкать руки.
     - Тогда вот это тебе не понравится, - сказал Нупару. Он использовал свою элементарную силу, втянул почву из трещины в полу крепости, и  собрал ее в ком. Он швырнул его в Зактана, но когда облако пыли осело на землю, Пирака в изумрудных доспехах стоял невредимый.
     - Ты дурак, - выругался Зактан. – Моя сила позволяет мне рассредоточивать вещество, из которого я состою, и каждая крупица земли проходит насквозь, не касаясь меня. Досадно, если ты не умеешь делать того же самого, Тоа – тогда тебе сейчас будет больно.
     При этих словах микроскопические протодиты, составляющие тело Зактана, двинулись в сторону. Вскоре целой оставалась только его голова, а остальная часть трансформировалась в тошнотворное зеленое облако, двинувшееся к Нупару.
     - Скажи-ка мне, Тоа, - вкрадчиво сказал Зактан. – Как долго, ты думаешь, ты выдержишь, прежде чем сойдешь с ума в моих объятиях?
     - О, я уже давно сошел с ума, - ответил Нупару. – Спроси кого угодно. В конце концов, иначе разве я бы сделал это?   
     Обратившись к своей маске Канои Полета, Нупару взмыл в воздух точно над Зактаном.  Прежде, чем тот направил на него свой рой, Тоа Земли завертелся в воздухе, крутя свое тело все быстрее и быстрее, пока не стал похож на размытое пятно. Сила созданного циклона потянула протодитов  за собой и направила к потолку комнаты.
     - Я на самом деле не так уж хорошо летаю, - сказал Нупару. Он заставил Зактана удариться о стену. – Я довольно слабо разбираюсь в приземлениях, так что может быть придется просто дать тебе упасть.
     Ответом Зактана был вылетевший из глаз лазерный луч, обжегший плечо доспехов Нупару, и повредивший мышцы внутри. Нупару вскрикнул от боли и ускорился, вылетев через разрушенную стену и взлетев над островом. Когда он долетел до берега, он начал резко опускаться  по направлению к бухте Войя Нуи.
     - Скажи что-нибудь, Пирака, - сказал он. – Хорошо ли ты плаваешь?

     Тоа Конгу попал в уникальную ситуацию. Он должен был держать рот закрытым.
     Он не сделал и двух шагов, когда сила Авака создала совершенную тюрьму, поместив его внутрь чего-то похожего на огромную сферу замор. Конгу едва успел глотнуть полный рот воздуха, прежде чем сфера превратилась в вакуумную камеру. Теперь, сколько бы ни создавал Конгу воздуха, используя свою элементарную силу, сфера поглощала его. Открыть же рот значило немедленно умереть.
     - Я надеялся на огненного или ледяного Тоа, - сказал Авак. – Их запереть намного проще. Но  попался ты. Сделаешь глубокий вдох, и с тобой покончено, Тоа.
     Тоа Конгу рассчитал, что жить ему осталось примерно четыре секунды. Достаточно близко не было ни одного Тоа, способного ему помочь, а Матораны уже ушли на свое особое задание. К счастью, благодаря Маторанам, Тоа Иника знали о Пираках гораздо больше, чем Пираки знали о них.
     А ты все-таки неправильно выбрал Тоа, - подумал Конгу, включая силу Маски Телепатии. Установив контакт с мыслями Авака, Конгу мысленно послал в голову Пираке визг и пронзительные крики. Авак вздрогнул от какофонии, разрушающей его сосредоточенность. Он покачнулся, опустился на колени, и тюрьма Конгу испарилась одновременно с его концентрацией. 
     Конгу открыл рот, чтобы вдохнуть. Потом он шагнул к Аваку, схватил Пираку за шею и подтащил к своим ногам:
     - Ты хотел использовать недостаток воздух. Давай теперь попробуем избыток.
     Сказав так, Конгу окружил Авака своей элементарной силой. Сначала медленно, потом быстрее, давление воздуха вокруг испуганного Пираки начало увеличиваться. Это быстро повышающееся за пределами Авака давление не могло компенсироваться внутренним давлением в теле Авака. Когда выдерживать больше стало невозможно, Конгу прекратил воздействие и Авак упал.
     - Ты прав, в следующий раз попробуй пристать к огненному или ледяному Тоа-герою, - сказал Тоа Воздуха. – Там давление будет поменьше.

     Хаканн оглядывал комнату с растущим беспокойством. Авак и Зактан упали или исчезли, а остальные Пираки были в лучшем случае блокированы своими противниками. Что хуже всего, Брутака еще не вылез из своей временной могилы, а если он не сможет этого сделать, особая сфера замор, которая была у Хаканна, оказывалась бесполезной.
     Это было не легко, но он сумел создать сферу, содержащую небольшую часть силы Везока. Нужно было просто иметь достаточный запас времени, чтобы довести до конца то, что надо было Хаканну, только бы найти свою мишень. Конечно, он не собирался делиться полученным с кем-то еще.
     На этом острове может быть только одно высшее существо, - говорил он сам себе. – И именно я создан для этой роли.

     Тоа Джаллер обнаружил в тени Хаканна, без сомнения, планировавшего сбежать. Но он не собирался позволить ему этого. Пираки должны быть побеждены прямо здесь, а после этого им придется сказать, что проиошло с Тоа Нува. Хьюки объединился с ним, сражаясь с Рейдаком, когда Джаллер подал ему сигнал, что собирается заняться Хаканном.
     - Бросай свое оружие, - крикнул Тоа Огня Пираке в малиновых доспехах. – Не заставляй меня ранить тебя.
     - Ты меня ранишь? – захохотал Хаканн. – И никто тебя не остановит? Признайся, Тоа, ничего не хочется тебе больше, чем немедленно стереть эту улыбку моего лица. Ты хочешь стоять на наших телах как герой-завоеватель. Если снять с тебя маску и убрать эту очень благородную позу, ты окажешься не лучше нас.
     Джаллер почувствовал, что в нем поднимается гнев. Его пламя хотело вырваться наружу и заставить Хаканна заплатить за его преступления, но Джаллер держал его под контролем.
     - Я ни в чем не похож на тебя. Мы сражаемся за спасение мира и живущих в нем Маторанов. А за что сражаешься ты?
     Хаканн медленно продвигался вокруг Джаллера, пока не оказался прямо напротив того места, где был похоронен Брутака:
     - Да, Тоа всегда сражаются за маленьких Маторанов, не так ли? А когда вы побеждаете, они все аплодируют вам, и прославляют ваши имена, и строят статуи в вашу честь. Вы говорите, что сражаетесь за правду и справедливость, но на самом деле вы делаете это, чтобы вам поклонялись как героям. И в этом все различие между нами, Тоа – не важно, что там думают Матораны. Не важно, что думает Великий Дух Мата Нуи.  Не важно, что кто-нибудь думает, и вот поэтому то я всегда буду свободен, а ты всегда будешь бороться с кем-нибудь.
     Слова Пираки заставили Джаллера заколебаться. Как бы ему не хотелось отвергнуть это, Хаканн был неприятно близок к истине. В конце концов, еще до того как Тоа прибыли на остров Мата Нуи, Джаллер и его товарищи Матораны строили их статуи и слушали и пересказывали легенды о них. Когда они прибыли, Матораны обходились с ними как с героями,  может быть, даже большими, чем они были. На них смотрели как на тех, кто никогда не ошибается, никогда не знает сомнений и никогда не проигрывает сражений. И Таху и другие начали рассматривать себя так же, что, вероятно, было не очень хорошо.
     Относится ли это ко всем? – хотелось знать Джаллеру. – Думает ли кто-то из нас о том, как нас встретят в Метру Нуи если мы вернемся обратно победителями, тогда когда мы должны сосредоточиться на своей миссии?
     - Где-нибудь есть Тоа сражающиеся и умирающие прямо сейчас, и когда они исчезнут, никто даже не вспомнит их имена, - продолжил Хаканн. – Сколько Маторанов, ты думаешь, помнит имена Тоа, которые погибли в войне с Темными Охотниками? Но они помнят Макуту, и Нидики, и Рудаку. Хороших забывают, злодеев – никогда.
     - К чему ты это говоришь? – сказал Джаллер
     - Я даю тебе шанс, - сказал Хаканн. – Ты можешь сразиться с нами, и, может быть, даже и победишь…и потом будешь делать это снова в следующем месяце и в следующем году, будут какие-то другие враги… и еще, и еще, до тех пор пока ты не станешь слишком старым и не устанешь от битв, и какой-нибудь Раи разорвет тебя на куски. Такова будет твоя жизнь. Или ты можешь присоединиться к нам, и войти в легенды Маторанов, которые будут повторять каждый раз, как наступит темная ночь.
     Когда Джаллер ответил, в его голосе звучало отвращение:
- Я хочу сберечь мир, Пирака. И лучше бы ты закрыл рот.
     Глаза Хаканна устремились влево. Он заметил, что куча обломков сдвинулась, потому что Брутака прокапывал путь наружу. Мгновением позже его голова и плечи показались из дыры между камнями. Через несколько секунд он должен был освободиться. Настало время действовать.
     - Плохо, Тоа. Предложение присоединиться к нам действовало только ограниченное время – и твое время истекло, - сказал Пирака.
     В этот момент Джаллер заметил, что Хаканн прицеливается из своего метателя замор, не в него или других Тоа, а в Брутаку. Из его оружия вылетела золотая сфера, сверкающая нездоровым светом. Что-то щелкнуло в его мыслях, и он неожиданно понял, что собирается сделать Хаканн.
     -Нет! – закричал Джаллер, бросаясь вперед.

0

15

Находившийся по соседству Ток услышал крик Джаллера, увидел, что Хаканн прицелился, и понял, что надо двигаться. Он внезапно бросился на Маторо, швырнув Тоа Льда на землю. Потом он на полной скорости бросился к Хаканну, в последний момент прыгнув и схватив за доспехи малинового Пираку…

     Все произошло слишком быстро.  Все произошло слишком медленно. Удивительно, но оба утверждения были правдой.
     Хаканн выстрелил сферой Замор как раз в тот момент, когда Ток столкнулся с ним, а Джаллер тщетно пытался вмешаться. Брутака не заметил летящей к нему сферы. Она ударила его в бок, дематериализовалась и прошла внутрь него. Секундой позже колени Брутаки подогнулись, как будто его ударили сзади.  Столб черного свечения оторвался от Брутаки, ударил Хаканна, и через его тело энергия прошла к Току.
     Хаканн захохотал. Ток отступил и схватился за стену, чтобы не упасть. Брутака осел и свалился на пол, на вид мертвый.
     Тоа Джаллер остановился. Хаканн просто светился грубой силой. Ухмыльнувшись, Пирака легко схватил Тоа Огня и послал Джаллера в полет вдоль всей комнаты. Он ударился о каменную стену и мир вокруг него потемнел.
     - Я сделал это! – воскликнул Хаканн. Все в комнате, Пираки и Тоа, прекратили сражаться, чтобы взглянуть, что произошло. Ток восстановил равновесие и теперь стоял позади красного Пираки.
     - Мы сделали это, - сказал Ток, свирепо взглянув на Хаканна. – Ты хотел украсть всю силу для себя самого. Если бы я не заметил этого…
     - Но ты заметил, - сказал Хаканн. – И теперь у нас достаточно силы, чтобы делать на этом острове все, что захотим. Потом мы истребим Тоа, Темных Охотников, да, и даже само Братство Макуты!
     Ток мог ощущать, как сильно выросла его природная энергия. Используя лишь небольшую часть своей новой мощности, он заставил крепость Пирак ожить. Стены превратились в руки, потянувшиеся и схватившие Тоа и Пирак. Пол образовал каменные кандалы, сковавшие их ноги. Здание, казалось, смеялось, зажимая заключенных в тиски.
     Еще одно использование энергии, и огромный камень поднялся с пола, подняв Хаканна и Тока в воздух. Хаканн с высоты оглядел поле битвы и ухмыльнулся.
     - Старые должны уступить место молодым! – провозгласил он. – Теперь, когда сила Брутаки наша, мы стали новыми повелителями мира. Теперь все что осталось – это найти Маску Жизни.
    - Предатель! – закричал Авак. – Ты думаешь, мы дадим вам двоим уйти с ней отсюда? Ты думаешь, мы не найдем способ отомстить, даже если для этого придется преследовать вас до самого края мира?
    - Тоа тоже встанут против вас, Хаканн, - воскликнула Тоа Хали. – Пока мы живы, вы никогда не получите эту маску!
     Хаканн пожал плечами. Небрежно, как если бы имел дело с насекомыми, он выпустил ментальный заряд, расколовший мысли всех, кто находился под ним. Тоа и Пираки одинаково закричали, как если бы это было начало невыносимой агонии.
   - Тогда вы будете живы недолго, - сказал малиновый Пирака.

0

16

Глава 7
     Гаран и его товарищи-Матораны осторожно двигались по темному коридору крепости Пирак.  Тоа Иника наверняка сейчас занимали внимание Пирак, но был также шанс наткнуться в важном месте на автоматического нектанна. Гаран держал оружие наготове, просто на всякий случай.
     Их миссия была жизненно важна: найти Тоа Нува, вернуть им их маски, и привести их к месту битвы. Из всех Тоа только Маторо мог бы быстрее найти их, но когда он был в форме духа, Тоа Нува не могли видеть и слышать его. Гаран не сомневался, что Джаллер частично просто хотел удалить Маторанов оттуда, где им могли причинить вред, но знал также и то, что присутствие Тоа Нува может сыграть решающую роль в битве.
     - Мне это не нравится, - сказала Далу. – Мы должны вернуться обратно, где сражаются за наш народ.
     - Однажды жили две маленькие лавовые крысы, которые хотели пересечь огромную расщелину, - ответил Велика. – Одна из них все дни и все ночи они приносила маленькие веточки и камушки к пропасти и бросала их туда. Она надеялся когда-нибудь засыпать пропасть. Другая, более мудрая, бродила по пустыни, пока не повстречала Киканало. Она понравилась Киканало, и он использовал свою огромную силу чтобы свалить дерево, сделав мост через расщелину, по которому смогли пройти крысы.
     - Эх, - сказал Пирук. – Что он говорит?
     - Добрый старый Велика! – прокомментировал Кази. – Никогда не скажет два слова, если можно использовать 127.
     - Тише! – резко сказал Гаран. – Я кое-что нашел.
     Он нажимал на толстую железную дверь, пытаясь открыть ее. Скрип петель прозвучал как гром в темном коридоре. Внутри не было Тоа Нува, только разбросанные таблички. Одна привлекла особенное внимание Гарана. Это была карта Войя Нуи, но не острова , как сейчас, а такого каким он был тысячу лет назад. Первоначально Войя Нуи имел овальную форму с большой процветающей деревней не месте, где теперь был залив. Столетия назад земля, на которой располагалась деревня, откололась и погрузилась в море, унеся деревню и населявших ее Маторанов на дно.
      - Здесь написаны истории. – сказал Ону-Маторан. – Но намного более старые, чем те, которые мы знаем. Пираки, должно быть, принесли их с собой.
     - Как? - спросил Балта. – Как они могли узнать что-то о Войя Нуи?
     - Кто-то, должно быть, очень интересовался этим местом… или знал кого-то, кто им интересовался, - ответил Гаран. – Они изучили все эти материалы, и… - его голос прервался.
     - Что? – спросила Далу.
    - Эта резьба… но это бред, - сказал Гаран. – Если верить ей, деревня все еще существует! Она скрыта под волнами, но каким то образом наши братья и сестры Матораны сумели остаться в живых. 
     - Тогда почему они не вернулись? – спросил Балта. – Почему они не подали никакого знака?
    - Я не знаю, - ответил Гаран. – Но когда остров будет свободен от Пирак, будьте уверены, мы отправимся на поиски.

0

17

Нупару пролез в дыру в том, что когда-то было стеной комнаты. Он нес на плечах глиняный кокон, содержащий полубессознательного Зактана. Шок от удара о воду вывел лидера Пирак из игры, но собрать и принести массу из миллионов протодитов оказалось проблемой. Поэтому Нупару просто упаковал его в землю, уверенный, что она достаточно пористая для того, чтобы Зактан мог дышать.
     Он ожидал, что битва так или иначе закончилась. Но он не был готов к виду полумертвого Брутаки и лишенных свободы Тоа и Пирак. Бросив кокон на землю, он бросился освобождать Джаллера.
     - Что случилось?
     - Самое важное – вот это, - ответил Джаллер. Он шагнул туда, где лежал Брутака и резко спросил:
- Ты сказал им или нет?
     Брутака ничего не ответил.
     - Ты знаешь, где находится Маска Жизни. После того, как Хаканн и Ток украли твою силу, они предоставили тебе выбор, так ведь?  Скажи им, где маска, или умри?
     - Джаллер, это бессмысленно, - сказала Хали. – Он же был без сознания от ментального удара Хаканна, как и все мы.
     - Так ли? Конгу, используй свою маску и прочитай его мысли.
     Тоа Конгу включил силу своей Маски Телепатии и попробовал исследовать мысли Брутаки. Через несколько секунд он покачал головой и отказался от этой попытки:
     - Его мысли закрыты щитом.
     - Точно. Из того, что мне говорили Хьюки и Балта, я понял, что Аксонн и Брутака были посланы на остров для защиты маски. Имея в голове такой важный секрет, ясно, что они должны иметь защиту от телепатии и ментальной атаки. Ничто не может заставить их открыть нам свои мысли – кроме трусости.
     - Или необходимости. – Эти слова произнес Аксонн, стоящий среди осколков стены.
     Тоа Джаллер повернулся лицом к вновь прибывшему:
     - Кто ты? Что ты?
     - Довольно того, что ты можешь быть уверен, что я на вашей стороне, Тоа, - сказал Аксонн. – И, я думаю, кто я – менее важно чем то, что я знаю.
     - Хаканн и Ток на пути за маской, - сказал Джаллер. – Нам надо знать, где она, чтобы мы могли остановить их.
     - Я остановлю их, - сказал Аксонн, поворачиваясь.
     Джаллер ошеломил всех в комнате, грубо схватив Аксонна и повернув его обратно:
     - У нас нет времени на это! Я не знаю, насколько ты силен, но мы не можем сделать спасение мира зависящим только от одного существа. К хорошему или плохому, но мы Тоа, Аксонн – скажи нам, где наши враги, и дай нам делать нашу работу.
     Аксонн переводил взгляд со своего бывшего друга, Брутаки, на Тоа. Он не хотел признавать этого, но Джаллер был прав. Цена была слишком высока, чтобы выбор мог определяться полученными предписаниями и гордостью:
     - Пошли со мной, туда где Пираки не смогут услышать, и я скажу тебе все, что знаю.
     - Подождите! – крикнул Авак, все еще связанный созданием Тока. – Мы пригодимся вам!
     - Ну да, - сказал Конгу. – Как нам пригодится вторая надоедливая тень.
     - Может быть, ты бы не говорил так много, Тоа, если бы твоя маска заткнула твой рот, - прорычал Рейдак.
     - Вы знаете, и мы знаем: единственный способ остановить Хаканна и Тока – это возвратить то, что они забрали, Брутаке, - продолжил Авак. – И только мы знаем, как это сделать. Мы сделаем сферу замор и обратим процесс, но только если мы пойдем с вами.
     Хьюки улыбнулся:
     - Мы могли бы найти другой способ получить от вас информацию.
     Авак рассмеялся:
     - Даже если бы вы могли это – а вы не можете, Тоа, вы и «герои» вроде вас – у вас нет на это времени.
     - Он прав, - сказала Хали. – Мы не можем. И, Хьюки, мы не можем стать хуже, чем враги, в которыми мы сражаемся.
     В конце концов было принято неприятное решение. Четыре Пираки были освобождены, на условиях, что они создают сферу замор, способную вернуть то, что забрали у Брутаки. Пока они ее делали, Аксонн исследовал пустые сферы, как если бы это были самые обворожительные вещи, которые он когда-либо видел.
     Тоа Конгу, со своей стороны, приблизился к цистерне, содержащей использовавшийся для порабощения Маторанов вирус. В этом веществе наблюдалось что-то похожее на  вихри и токи, двигающиеся внутри кристалла. Га-Матораны назвали бы это «волнующимся морем».
     Он протянул защищенную доспехами руку и дотронулся до стекла. Без всякого сознательного побуждения с его стороны, Маска Телепатии активизировалась, посылая в чан потоки мыслей. Конгу отпрыгнул назад, как отброшенный электрическим ударом.
     Несколько минут Конгу стоял, как замороженный, и просто изумленно смотрел на чан. Ему нужно было время на обдумывание того, что он только что испытал благодаря силе маски.
     То что находится внутри этого кристалла… внутри сфер замор, которые использовали Пираки… оно живое, - понял он.
     Живое… и злое.

     Аксонн вручил Тоа Джаллеру странно светящуюся сферу замор:
     - Она может понадобиться тебе.
     - Для чего?
     - Джаллер, Маска Жизни – не просто еще одна Канои. Она очень мощная… в неправильных руках разрушительная… и она тоже нуждается в защите, - ответил Аксонн. – Много лет назад, почти на заре жизни, мой народ спрятал эту маску, и поместил рядом с ней стражей.
     - Тебя и Брутаку, - сказал Джаллер, кивнув.
     Аксонн грустно улыбнулся:
     - О, если бы только нас, не было бы никакой опасности. Нет, те кто защищает Маску Жизни, бесконечно хуже – это существа, стоящие над добром и злом, которые существуют только для одной цели: сохранить маску от недостойных. Даже мне, одному из тех, кому поручено защищать эту первичную Канои, не удастся взять ее в руки, не победив вначале их.
     - Так если мы их победим – если мы докажем сами себе, что достойны этого – мы сможем получить Маску Жизни, - сказал Джаллер. – А если мы недостойны?
     -  Они убьют вас, - ответил Аксонн.
     Джаллер взглянул направо и увидел, что Зактан передает сферу замор Тоа Хьюки. Теоретически, эта сфера должна была обратить действие сферы Хаканна и вернуть Брутаке украденную силу. И тогда нам придется иметь дело просто с шестью вероломными Пираками, - подумал он.
     - Похоже, мы готовы двигаться, - сказал Тоа Огня. – Ты пойдешь с нами?
     - Нет, - ответил Аксонн. – Я останусь здесь.
     - Понятно. Как резерв, на случай, если мы потерпим неудачу?
     Аксонн покачал головой и посмотрел на Брутаку, все еще полубесчувственным лежащим на полу:
     – Нет, Тоа. Как раз на случай, если вы достигнете цели.

0

18

Глава 8
     Мне надо было сделать это много лет назад, - счастливо подумал Хаканн. – Какая сила! Не могу понять, почему, имея внутри себя такую энергию, Брутака оставался на этом ничтожном кусочке земли.
     Маленький лазящий Раи суетился на дереве над ним. У Хаканна возникла случайная мысль, он послал в создание ментальный удар и испепелил его мозг. Он свалился с дерева и упал мертвым к ногам Пираки.
     Жизнь хороша, - сказал Хаканн сам себе. – Но для некоторых созданий лучше противоположное.
     Мысли идущего позади него Тока не были такими веселыми. Да, он наслаждался возросшей силой и даже забавлялся идей оживить гору, просто чтобы увидеть, на что это будет похоже. Но он также знал, что не может повернуться спиной к Хаканну ни на секунду.  Его «союзник» с удовольствием нападет на него, или как-нибудь украдет всю силу для себя одного, дай ему хоть полшанса.
     Поэтому, может быть, надо сделать это первым. Он обдумал эту идею. Конечно, Хаканн может быть ему нужен, чтобы помочь овладеть Маской Жизни, но когда она будет у них, один из них, так или иначе, должен будет уйти. А если это так, это должен быть Хаканн, и с таким же успехом он может сделать это сейчас, - решил Ток.
     Сейчас было идеальное время для этого. Хаканн повернулся к нему спиной и был поглощен собственными мыслями. Току нужно было только оживить каменный пласт и…
     Метатель лавы в руке Хаканна неожиданно повернулся назад и выстрелил. Массивный шар магмы ударил Тока, бросив его в направлении деревьев. Странный лес загорелся, пламя охватило столетние деревья. Пораженный Ток увидел сквозь дым и пламя направляющегося к нему Хаканна.
     - Ток, ты жалкий ничтожный интриган, - сказал Хаканн. – Ты не смог победить меня, когда я был простым Темным Охотником. У тебя не хватило смелости попытаться это сделать, когда я был Пиракой. И теперь ты думаешь, что сможешь свалить меня, когда в моем распоряжении столько силы?
     Ток не захотел тратить силы на ответ. Место этого, он направил свою силу на деревья, на камни – даже на само пламя. Все эти предметы по его приказу направили свою ярость на Хаканна. Столкнувшись с неожиданностью, Пирака в малиновых доспехах отступил, давая Току время встать на ноги и выбраться из пламени.
     - Этот остров мой, - крикнул Ток. – Весь! И если я натравлю на тебя деревья, камни и огонь, ты не сможешь достаточно сконцентрироваться, чтобы использовать свои ментальные удары, Хаканн. Подумай об этом – ты здесь, почти у самой Маски Жизни, но ты можешь никогда ее не увидеть.
     В словах Тока была правда, хотя Хаканн и отказывался принять ее. Он безрассудно направил еще один ментальный удар на атаковавших его оживленных созданий. Но деревья, камни и пламя не имели мыслей, которые он мог бы поразить. Они были живыми только потому, что Ток заставил их ожить.
     Заставил их… и контролирует их, - подумал Хаканн. – И не сможет контролировать то, чего не видит.
     Направив свой метатель лавы в землю, Хаканн выпустил три гигантских заряда магмы. Результатом был огненный шторм, охвативший лес и надежно скрывший Хаканна от взгляда Тока. Атака на Хаканна немедленно прекратилась, и создания Тока возвратились в неживое состояние.
     Теперь оба Пираки находились в движении, каждый старался сквозь пламя разглядеть другого. Оба перестали хвастаться и угрожать. Это был неподходящий момент, чтобы, заговорив, выдавать свое местоположение. 
     Потом Ток воспользовался ошибкой противника. Он заметил Хаканна, пробирающегося на более выгодную позицию на твердом грунте. Оттуда он мог бы выстрелить из своего метателя сфер замор, и сделать Тока рабом.
     Ток внимательно следил за Хаканном и в подходящий момент поразил противника лучами из своих глаз. В тот же момент мир вокруг Хаканна пришел в сумасшедшее вращение, так как дезориентирующее зрение Тока лишило его чувства равновесия. Он не мог использовать ни свое оружие, ни свои способности, потому что не мог прицелиться. Просто попытавшись сделать шаг вперед, он упал лицом вниз на землю.
     Ток расхохотался при этом зрелище. Усевшись верхом на упавшего Пираку, он сказал:
     - Ну вот, ты просто предмет, валяющийся в пыли. А как знать? Может быть, еще несколько таких ударов – и эффект станет постоянным.
     Хаканн зарычал от разочарования. Быть так  близко от Тока, и не иметь возможности ничего сделать. Ментальные удары, метатель лавы, тепловые лучи, все бесполезно, все…
     Хаканн остановился. Он улыбнулся – что не так легко сделать, лежа лицом в пыли. Это был шанс, может быть слабый, но если этот план сработает, он, вероятно, избежит смерти. Если мне хоть немного повезет, Ток умрет первым, - подумал Хаканн.
     Хаканн использовал силу своего теплового зрения. Он направил два луча из своих глаз в землю, заставляя их проникнуть через почву и камни. Мысленным взглядом он увидел, как жгучие тепловые лучи расплавляют все на своем пути, прежде чем они достигли цели, которую он надеялся поразить внизу.
     Потом время ждать и надеяться истекло, катастрофический взрыв разорвал землю на куски, и оба Пираки взлетели в воздух. Из них двоих только Хаканн при этом улыбался.

     Тоа Джаллер заметил на некотором расстоянии пламя, сопровождавшееся мощным взрывом:
     - Ну, по крайней мере их не так трудно выследить.
     Нупару поднялся в небо и пролетел над разрушенной областью. Он не увидел в дыму и пыли ни одного Пираки, но знал, что нечего особо надеяться на то, что они погибли. Он вернулся обратно и приземлился позади Джаллера и Хали.
     - Я удивлен, что этого не произошло раньше, - сказал Тоа Земли. – Пирака с тепловым зрением на вулканическом острове – все равно, что на баллоне с газом. Один взгляд не в ту сторону и буум.
     Тоа Конгу бросился вперед:
     - Они оба живы, но немного оглушены. Надо нанести удар сейчас!
     Джаллер повернулся к остальным:
     - Пойдемте. Конгу, ты с Нупару; Хали – с Хьюки; Маторо – со мной; а Пираки…
     - Мы посмотрим сами, - грубо закончил Зактан. – Мы согласились помочь вам по своим собственным соображениям. Мы не собираемся исполнять твои приказы, Тоа.
     - Может быть, ты хочешь еще поплавать? – спросил Нупару, улыбаясь.
     Ответом Зактана было рычание и свирепый взгляд. Потом он и другие Пираки ушли с дороги, исчезнув за камнями.
     - Может, нам не следует позволять им уходить? – спросила Хали.
     - Они могут выбрать другой путь, но все равно придут в то же место, что и мы, - ответил Джаллер. – Прямо в огонь.

0

19

Даже несмотря на силу Брутаки, добавившуюся к его собственной, Хаканн чувствовал боль. Не удивительно, учитывая, что от взрыва испарился большой кусок леса и возник огненный шар, который можно было видеть с любого места острова. Удивительно, что он вообще уцелел, и было бы чудом, если бы уцелел и Ток. Хорошо, что Пираки не верят в чудеса, - подумал он.
     Кроме вероятного убийства Тока, взрыв сделал еще одно хорошее дело: он разрушил маскирующую каменную стену, закрывавшую вход на длинную спиральную лестницу, ведущую вниз под остров. Он вспомнил слова Брутаки.
     - Лестница… древняя и кажущаяся бесконечной, - сказал Брутака, когда два Пираки были над ним. – Она ведет вниз, вниз под вулкан и озеро лавы, и это путь в Комнату Маски. Но вы не получите ее так сразу… стражи Маски Жизни разотрут вас на атомы и рассеют их по лаве.
     На этом воспоминания Хаканна прервались. Он сделал несколько шагов по  направлению к лестнице, и остановился.
     - Ух ты, а мне почти стыдно, что я оставил других Пирак позади, - сказал он сам себе. – Зактан и остальные могли бы пойти первыми – если там растирают на атомы, пусть бы это лучше случилось с ними.
     - Всегда думаешь о других, а? – сказал Зактан.
     Хаканн быстро обернулся и увидел собравшихся позади него четырех Пирак, держащих оружие наготове. Они выглядели такими свирепыми, и еще их сила была настолько незначительна по сравнению с его, что он с трудом не рассмеялся.
     - Удивлен вашим появлением, - сказал он. – Надеюсь, вы остановились убить этих надоедливых Тоа, прежде чем ушли из крепости. Маски и мораль – скучная комбинация.
     Авак напал первым. Используя свою способность создавать живую тюрьму, он создал вокруг Хаканна ледяную клетку. Потом он сильно ударил по барьеру, заставив тот вибрировать и громко гудеть. Звуки должны были отвлекать заключенного и не давать ему использовать ментальные удары.
     - Очень … эффективно, - медленно сказал Хаканн. – Есть только… один недостаток у этой клетки… созданной, чтобы удержать Хаканна….
     Малиновый Пирака взмахнул кулаком и разбил ледяной барьер на куски.
     - Она не может удержать Брутаку, - закончил он.
     Зактан направил часть своего вещества в Хаканна, жужжащие протодиты полетели прямо в его ухмыляющееся лицо. Хаканн ответил, использовав свою элементарную силу для повышения температуры тела первых их тысяч на несколько сотен градусов. Один за другим, они сгорели, исчезнув в облаках дыма.
     - Люблю запах горящих протодитов, - проворчал Хаканн. – А вы?
     Мощный Пирака сделал несколько шагов вперед и поднял свой метатель лавы:
     - А теперь, почему бы мне не быть милосердным и не прикончить вас?
     Шар магмы появился в его оружии, готовый вылететь и уничтожить бывших товарищей Хаканна по команде. Потом вокруг метателя неожиданно появился толстый слой льда, сделав его таким тяжелым, что Хаканн потерял равновесие. Рейдак не стал разбираться, почему так произошло. Он просто выстрелил в Хаканна, попал в него и свалил на землю.
     Везок повернулся, и увидел подходящего Тока, потоки холода все еще исходили из его ледяного оружия:
     - Спасибо за спасение, - сказал Везок.
     - Не будь дураком, - ответил Ток. Его оружие выстрелило снова, заморозив Везока. – Я не на вашей стороне.
     Столб огня пересек дорогу Току. Тоа Джаллер стоял на камне, глядя на него.
     - Тогда, может, сейчас самое время для тебя не быть вообще ни на какой стороне, Пирака, - сказал Джаллер.
     - Как хочешь, - огрызнулся Ток, поднимая свое ледяное оружие. Но прежде чем он выстрелил, энергетический удар обрушился на него из воздуха. Он взглянул наверх и увидел летящего Тоа Нупару, несущего Тоа Конгу и его энергетический арбалет.
     Ток не сдался так легко. Он метнул столб льда в Джаллера и Маторо, но два Тоа Иника были к этому готовы. Они ответили на его удар двумя своими – светящейся смесью огня и мороза.
     - Великолепная вещь – лед, - крикнул вниз Тоа Нупару. – Это просто замороженная вода.
     Удары Джаллера и Маторо достигли ледяного столба Тока. Сила Пираки задержала их, но свечение, которое сплеталось с энергией Тоа, невозможно было остановить.
     - А вода великолепно проводит электричество, - продолжил Нупару.
     Электрические удары прошли через лед и вернулись к Току, сбив его с ног. Он пролетел 50 футов и врезался в склон горы.
     - Или ты уже знаешь это? – добавил Нупару.

0

20

На другой стороне поля сражения Хаканн в бешенстве отшвырнул от себя Рейдака.
     - В последний раз ты бросил меня в битву, - сказал малиновый Пирака. – Теперь я верну тебе эту любезность.
     Со страшной силой Хаканн метнул Рейдака в других Пирак. Авак не уcпел уклониться, и принял весь удар на себя. Зактан заметил происходящее и направил своих протодитов прочь с его траектории.
     - Тоа позаботятся о Токе, - прошипел Зактан. – А ты мой!
     Зактан выстрелил своими лазерными лучами. Хаканн ответил своими тепловыми. На полпути между ними лучи ударились друг о друга. Возникшая в результате вспышка энергии ослепила обоих. Хаканн первым восстановил зрение и бросился на Зактана.
     Или, вернее, попробовал броситься – две сильных руки появились из-под земли, схватив его за лодыжки.
-     Это не очень по-спортивному, - сказал Тоа Хьюки, высовывая голову из земли. – Если ты не хочешь играть по правилам, придется назначить пенальти!
     Хьюки сильно толкнул Хаканна и разжал руки, подбросив его вверх. Пирака повернулся в воздухе, и выстрелил тепловыми лучами, но встретил поток воды, перевитой светом.
     Ток тем временем поднялся на ноги. Хотя он знал, что сейчас первоочередной проблемой были Тоа и Пираки, он не мог не воспользоваться случаем напасть на Хаканна. Используя свою силу, он заморозил столб воды, созданный Тоа Хали, в ледяную башню. Потом Ток двинулся вперед, и, проходя мимо, небрежно ткнул башню кулаком. Через несколько секунд Хаканн с грохотом свалился на землю позади него.
     Тоа Нупару заметил движение Тока и хотел предупредить Конгу, но было уже поздно. Дезориентирующее зрение Тока поразило Тоа Земли, нарушив его способность видеть находящееся перед ним. Он перестал контролировать свой полет, и начал стремительно падать.
     - Вот почему шахтеры не должны летать, - проворчал Конгу, призывая свою способность управлять воздухом. У него не было времени, чтобы создавать восходящий поток, на котором они могли бы парить. Он мог только сделать воздушную подушку, чтобы при ударе они не превратились в кучу разбитых доспехов.  Мгновением позже они тяжело приземлились.
   - Эти двое подбиты, - сказал Ток. – Может, оживить землю и камни, и похоронить их, Тоа? Как вы думаете?
     - Кто сказал, что у тебя будет такая возможность? – спросил Тоа Джаллер.
     Стоявший рядом с Джаллером Маторо неожиданно рухнул на землю. Ток расхохотался, сказав:
     - Тоа, потерявший сознание от страха – это момент, который войдет в легенды! 
     Не потому, что ты думаешь, - сказал себе Маторо, когда его дух летел через поле битвы. Он рассчитывал на способность Хали видеть и разговаривать с ним даже в этой форме. Он видел ее, и, что более важно, она видела его. Быстро, как мог, он объяснил ей свой план.
     - Я бы сказал, что ваше положение безвыходное, - сказал Ток. – Вы, Тоа, уходите – уходите с Войя Нуи – или ваши два друга навсегда останутся частью этого острова.  И вы знаете, что я это сделаю.
     - Конечно, ты мог бы, - ответил Джаллер. – Ты Пирака. Вместо чести у тебя жадность, вместо долга – предательство, вместо сердца – пустая черная яма. Даже Маска Жизни не сможет изменить того, что внутри ты уже мертв, Ток, и всегда будешь таким.
     - Слова, - проворчал Ток. – Вы, Тоа, всегда так хорошо говорите, когда надо бы действовать.
     - Тогда как насчет этого? – спросила Хали. Использовав свою элементарную силу, она превратила землю под Током в болото. Пирака, как камень, погрузился в него по шею.
     - Вперед, заморозь это, - продолжила Хали. – Или не сможешь выбраться из своего собственного льда?
     Ток изо всех сил пытался найти опору для ног в мягкой грязи. Он не имел возможности упереться во что-нибудь и выбраться. Можно было заморозить, а потом разбить болото, если на это хватит украденной у Брутаки силы. Но он не был в этом уверен.
     В следующий момент кто-то схватил Тока за шипы и вытащил его из болота. Это был избитый и помятый Хаканн в потрескавшихся доспехах, смотревший на Тока с неприкрытым презрением.
     - Я дал тебе шанс войти в историю как победителю шестерых Тоа, а ты что делаешь? – сказал Хаканн. – Барахтаешься в грязи. Душераздирающе.
     - Это говорит тот, кто выглядит так, будто играл в салки со стадом Киканало, - ответил Ток.
     - У нас двоих по половине силы Брутаки, - сказал Хаканн. – Если мы хотим победить этих Тоа, нам  надо работать вместе, как мне это не противно.
     -Бок о бок, используя сразу всю нашу силу,- согласился Ток.
     Два Пираки повернулись и оказались лицом к лицу с Джаллером, Хали, Хьюки и вернувшимся к жизни Маторо. Зактана нигде не было видно, но они знали, что им еще придется иметь с ним дело позже. Объединив все свои силы, украденные у Брутаки, они приготовились нанести один удар, который должен был уничтожить всех их противников.
     Это был момент, которого ждал Тоа Хьюки. В момент, когда удары Пирак направились на него и остальных, он выстрелил специальной сферой замор, которую сделал Зактан. Она ударила Тока и Хаканна в той крошечной точке, где соприкасались их доспехи.
     Освобожденные энергии Пирак  разбросали четырех Тоа как ураган сухие листья. В ту же секунду сфера достигла цели, вырвав обратно украденную силу в виде вспышки черного свечения, которая устремилась обратно к своему настоящему владельцу. Шокированные неожиданной потерей силы, оба Пираки сползли на землю и потеряли сознание.
     Поэтому на поле битвы не было никого, находящегося в сознании и способного видеть Зактановских протодитов, медленно собирающихся вокруг тел Хаканна и Тока. И некому былоуслышать  как лидер Пирак сказал:
     - Нет, мои спутники-предатели, мои охотники в темноте… только теперь и начинается настоящая битва.

0

21

Глава 9
     Аксонн вскочил, заметив свет в глазах возвращающегося к жизни Брутаки. Значит, Тоа и Пираки смогли победить Тока и Хаканна, вернув обратно украденную ими силу. Но сомнительно, можно ли было называть это «победой», если это возвращало Брутаке все его возможности.
     - Ты надеялся, что я умру, - сказал Брутака, вставая. – Тогда твоя совесть была бы чиста.
     - Думаю, что ты этого хотел, - ответил Аксонн. – Чтобы закончить ту ничтожную, пустую жизнь, которую ты сам себе устроил. Но теперь у тебя есть еще один шанс, Брутака.
     - На что? Быть хорошим маленьким солдатом в Ордене Мата Нуи? Служить будущему того, кто или умер, или спит, зависеть от того, о ком ты говоришь? Провести еще тысячу, или десять тысяч, или сто тысяч лет на этом камне, охраняя маску, вместо того чтобы использовать ее для собственного блага?
     - Ты знаешь, для какого использования задумана Маска Жизни, - сказал Аксонн. – И ты знаешь, для кого она предназначена – и это не ты. Что ты будешь с ней делать?
     Брутака улыбнулся:
     - Ты знаешь то, что нам говорили о маске. А что, если нас обманули? Что, если эта маска делает своего владельца равным по силе Великому Духу Мата Нуи? Что, если она сделает тебя правителем всего мира?
     - Тогда она должна быть чудовищной вещью, - ответил Аксонн. – Таким существам, как ты и я, и даже Тоа, нельзя доверять такую силу. И, кроме того, ты же знаешь, что меня нельзя обмануть. Легенда о Маске Жизни правдива… и ты не прикоснешься к этой маске.
     Брутака быстро повернул свой меч с двумя лезвиями, перебросив его из руки в руку быстрее, чем глаза Аксона могли за этим проследить.
     - Нельзя обмануть? Тогда, полагаю, я должен быть доволен, что тебя можно уничтожить.
     - Моя жизнь не имеет значения, - ответил Аксонн,  поднимая для защиты огромный топор. – Как и твоя. Важна только маска, и если я должен бороться с тобой до самого момента смерти, чтобы защитить ее, я это сделаю.
     - Тогда готовься, старый друг, - сказал Брутака, и его глаза потемнели. – Момент смерти наступит сейчас.

     Тоа Хали пришла в себя первой. На короткий момент она подумала, как хорошо, что с Тоа Иника не путешествует Летописец. Ни один Маторан этого бы не пережил, - подумала она, глядя на опустошение вокруг. – Никто, даже такой удачливый, как Такуа.
     Она осмотрела Нупару и Конгу. Несмотря на полученные раны, оба были живы, и холодный дождь привел их в чувство. Она сделала то же самое с Джаллером, Хьюки и Маторо. Из всех шестерых, Джаллер был в наилучшей форме, его маска как-то позволила ему увернуться от основного удара.
     - Где Пираки? – спросил он, оглядевшись вокруг.
     - Они исчезли, когда я еще не очнулась, - сказала Хали. – Не стоит надеяться, что они обрели мудрость и исчезли с острова, правда?
     - Мы все знаем, куда они исчезли, - ответил Маторо. – В еще один темный туннель - мир, похоже, заполнен ими. В следующий раз, когда мы отправимся путешествовать, Джаллер, пожалуйста, напомни мне взять побольше светящихся камней – сотен двадцать.
     - Пошли за ними, - сказал Хьюки. Это было утверждение, а не вопрос.
     - А Аксонн? А Тоа Нува? – спросил Конгу.
     - Нет времени, - сказал Джаллер. – Во всяком случае, когда мы шли сюда, нашей судьбой было – найти Маску Жизни, и я думаю это наша судьба и сейчас. Кроме нас никто этого не сделает.
     - Интересно, это и значит быть героем? – задумчиво сказала Хали. – То есть тем, кто делает то, что должен, потому что у него нет выбора?
     - Турага Ную однажды говорил-сказал, что никто бы не хотел быть Тоа, - сказал Конгу. – Никто, кроме сумасшедших Ле-Маторанов, так-то вот.
     - Может быть, не ты выбираешь судьбу, - тихо сказал Маторо. – Может быть, это она выбирает тебя.
     Все вместе, шесть Тоа Иника повернулись ко входу на длинную лестницу, ведущую к Маске Жизни. Они были готовы встретить любую опасность и любого врага на этом пути. Они были готовы встретить свою судьбу.

0

22

Далеко внизу, в самом низу 777-ступенчатой лестницы, ведущей в Комнату Маски Жизни, на реке лавы поднялось волнение. Для того, кто не был знаком с этим местом, это выглядело как случайные токи в расплавленной магме. Но у летающих Раи, живших на потолке комнаты, от этого зрелища кровь стыла в жилах.
    Длинная нога появилась из лавы, ее движения были одновременно удивительно грациозны и совершенно омерзительны. За ней появилась еще одна, и еще, пока чудовищное создание полностью не появилось из огненной жидкости. Еще большее беспокойство, чем это чудовище, вызывал его всадник, существо в маске, в глазах которого сверкало безумие.
     - Они идут, Фенракк, - прошептал он. – Ты чувствуешь их? Их несколько, и они идут навестить нас. Они хотят просто нас навестить, или они хотят маску? Как ты думаешь?
     Ответа не было, только звук лавы, с шипением капающей с ног существа на каменный пол.
     - Да, ты прав, - сказал наездник мрачно. – Они хотят маску. Но они не смогут получить ее, так? О, нет, она моя… она наша. Если бы не она, о чем бы мы говорили? Ведь из-за этой маски мы и подружились. Помнишь, что было раньше? Я пытался проткнуть тебя копьем, ты пытался меня сожрать… друзья так себя не ведут.
     Раи над ним внимательно слушали. Они заверещали и полетели вверх по лестнице, стремясь увеличить расстояние между собой и этой странной парой. Глаза наездника сузились, и он метнул свое энергетическое копье. Оно поразило одного из Раи, разбив маленькое летающее существо на двух, еще более маленьких и слабых, каждый из которых имел только одно крыло. Оба рухнули на землю и погибли от удара.
     - Тс, тс,  - сказал наездник. -  На самом деле нужно ежедневно упражняться с этим копьем, даже если придется убивать всех, кто попадается на глаза.
     Существо под ним, называющееся Фенракк, занервничало. Всадник хорошо знал, что это означает: чудовище чувствовало приближение врагов.
     - Что мы будем делать? - спросил наездник. – Спрячемся в лаве и выскочим оттуда? Упадем с потолка? Здесь внизу так мало можно сделать, мы должны использовать случай позабавиться. Кроме того, для них это будет последнее развлечение.
     Глаза Фенракка и его всадника были прикованы к нижней части лестницы. Вскоре в дверном проеме должны были показаться посетители, если никто из находящихся сверху не убьет их раньше. Тогда надо было надлежащим образом их принять.
     - А это хорошая идея, - прошептал всадник. – Давай просто стоять очень тихо и спокойно. Когда они придут, они не заметят нас. Или, если заметят, они подумают: «Смотрите, как тихо и спокойно они стоят. Они не обидят и мухи». Да, они увидят, как хорошо мы себя ведем, и не побоятся подойти поближе, и тогда… и тогда…
     Настало время ждать. Пройдут, может быть, дни, прежде чем здесь появятся посетители, или недели, или они могут вообще никогда не прийти. Но в этой темной комнате, окруженной лавой, что еще было здесь делать, как ни ждать появления другого живого существа, звука другого голоса… даже если это существо не должно было жить после этого долго и голос должен был замолчать.
     В конце концов, - подумал Везон, всадник чудовищного Фенракка, - ожидание – это уже половина счастья.

КОНЕЦ

0


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Legends#3. Power Play