Кини-Нуи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Adventures#6. Maze of Shadows


BIONICLE: Adventures#6. Maze of Shadows

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://www.brickshelf.com//gallery/beloglaz/legends/maze_of_shadow.jpg

Начну эту книгу переводить, что ли. Или не надо - ведь это сюжетная линия прошлого года? Ну вот, посмотрите на пробу введение.

ЛАБИРИНТ ТЕНЕЙ
(Грег Фаршти, 2005)

Введение
     Турага Ную в одиночестве шел по извилистой каменистой тропе, ведущей к морю. Он не сомневался, что найдет на пляже Вакаму, пристально разглядывающего горизонт. Для Тураги Огня Вакама проводил у воды невероятно много времени.
     Ную чувствовал себя неуютно. Обычно он никогда не рисковал выходить наружу без Маторо, своего помощника и переводчика. В те столетия, что Ную перестал пользоваться языком Маторанов, Маторо проводил все свое время, переводя речь Тураги, чтобы ее могли понимать другие. Маторан присутствовал даже на самых секретных совещаниях Тураг. Он слышал вещи, которые должны были шокировать его. Но он никогда не повторил никому ни слова из того, что слышал.
     Уважение Маторо к своему Тураге было таким сильным, что он даже не спросил, почему Ную собрался куда-то без него. Возможно, он понял, что Ную не собирался его обидеть, а просто на этот раз решил его пощадить.
      Он несет тяжелый груз, - думал Турага. – Знать так много секретов и не иметь возможности поделиться ими с друзьями, даже когда эти знания могут помочь им. В этом отношении Маторо обладает силой Тоа. Я не буду сегодня делать его груз еще тяжелей.
     Ную спустился с холма и увидел Вакаму, стоящего на берегу моря. Несколько последних дней старейшина огненной деревни рассказывал Тоа Нува истории прошлого. Он рассказал, как шесть Маторанов чудесным образом превратились в героев, и сражались, защищая свой город Метру Нуи. Когда город был разрушен, а его население погружено в бесконечный сон злодеем Макутой, Тоа Метру бежали из города с несколькими Маторанами на этот остров.
      Но Тоа Нува не были удовлетворены тем, что они узнали. Они хотели знать, как остальные Матораны спаслись из Метру Нуи. И Вакама готовился им это рассказать.
     До сих пор я был за то, чтобы позволить ему рассказывать эти истории, - подумал Ную. – Но теперь он хочет зайти слишком далеко.
     Турага Льда прошествовал через пляж, сердито посвистывая и пощелкивая. Вакама повернулся, удивленный, и протянул руки.
     - Остановись, - сказал он. – Ты же знаешь, я не понимаю, когда ты так кричишь.
     Ную сделал серию яростных рубящих движений в воздухе, сопровождаемых короткими свистками.      Закончив, он взглянул на Вакаму, как бы приглашая его не согласиться.
     - Я знаю, что это, вероятно, не очень мудро, - ответил Турага Огня. – Я собираюсь рассказать историю о том времени, которое мы все хотели бы забыть, а я – больше всех. Но мудрость и необходимость часто не совпадают.
     Ную громко щелкнул пять раз подряд. Для кого-нибудь другого это могло звучать как язык птиц в лесах Ле-Ваи. Но Вакама знал по его тону, что он разочарован и кипит от негодования.
     - Никто не говорил, что ты и другие Тураги должны сидеть и слушать, когда я буду рассказывать нашу историю, - сказал он. – Ты можешь как-нибудь объяснить свое отсутствие.
     Турага Льда поднял камень и  со всей силой швырнул его в воду. Потом он двинулся прочь, глядя в землю, как если бы должен был принять невероятно трудное решение.
     Когда Ную повернул обратно, он смотрел прямо в глаза Вакаме. И впервые за многие, многие годы на памяти Вакамы, Ную произнес маторанское слово. В нем было всего три слога, но это были ужасные звуки, слово, никогда не произносившееся никем из Тураг более чем тысячу лет:
     - Хордика.
     Вакама ответил шепотом:
     - Да. Если я должен… Тоа Нува узнают правду о Хордике.
     Ную покачал головой и пошел прочь. Оставшийся позади Вакама очень хотел бы знать, не является ли это концом их дружбы.

     Тоа Нува нетерпеливо ждали вокруг круга Амайя прихода Вакамы. По просьбе Тураг, единственными присутствующими Маторанами были Маторо, переводивший свисты и щелчки Ную в нормальные слова, и Хали, в роли нового Летописца. Таканува, Тоа Света, стоял позади Хали, явно чувствуя себя неудобно. Он совсем недавно стал Тоа, и все еще чувствовал себя странно на этом  совещании.
     Похату Нува, Тоа Камня, заметил, что его Турага отсутствует. Он не представлял, почему Турага Онева не пришел, а Турага Ную сидит в стороне от других старейшин. Но, очевидно, с тех пор как Вакама пообещал рассказать по крайней мере еще одну историю, между Турагами возникло какое-то напряжение. Похату терзали дурные предчувствия. О чем они должны услышать?
     Вакама выступил из тени и занял свое место. Похату показалось, что он не оставил темноту полностью позади. Его выражение было мрачно. Он кивнул Таху Нува, но даже не взглянул на других Тураг.
     - Теперь послушайте мою историю, - тихо начал он. – Когда Тоа Метру впервые прибыли на остров, который мы теперь называем Мата Нуи, он не был похож ни на что, что мы видели раньше. Мирный, прекрасный, купающийся в солнечном свете - мы не могли надеяться на более чудесный дом.
     - Но даже когда мы это выяснили, мы знали, что долг скоро потребует нас покинуть это место.

+1

2

И начало главы 1  :) :

Глава 1
     У Тоа Матау был секрет, в котором он не хотел бы признаваться даже сам себе. Это был позорный факт, о котором, он надеялся,  не узнает никто из других Тоа: он заблудился.
     Для уроженца Ле-Метру, транспортного узла Метру Нуи, сбиться с дороги было совершенно унизительно. Ле-Матораны могли передвигаться из одного конца города в другой, или направлять воздушные корабли просто замечая далеко внизу какие-нибудь ориентиры. А теперь он был Тоа Метру Воздуха, и заблудился и запутался в первый же день пребывания на этой новой земле!
     Он отправился в путь, имея достаточный запас времени. Все Тоа Метру разошлись в различных направлениях присмотреть наилучшее место, чтобы со временем поселить Маторанов из своего Метру. Только Нокама  никуда не пошла, вполне удовлетворенная местом их первоначальной высадки как наилучшим для нового Га-Метру. Матау немедленно остановил свой выбор на цветущей зеленой части острова. С его точки зрения, она больше всего напоминала контролируемый хаос, которым был Ле-Метру.
     Как выяснилось, «хаос» было точным определением, «контролируемый» - нет. Почва была мягкой и прилипала к ногам, затрудняя прогулку. Слой веток сверху был таким толстым, что он не мог пролететь сквозь него. И хуже всего, они заслоняли свет, делая прогулку похожей на путешествие по шахтам Ону-Метру.
     Потом Матау нашел причину улыбнуться. Он заметил нечто похожее на длинный зеленый кабель с красной полосой на боку, похожий на те, по которым подавалась магнитная сила в транспортные магистрали Ле-Метру. Все уроженцы Ле-Метру знали, что если идти вдоль кабеля, в конечном счете попадешь в центр управления. Поэтому Матау не отводя глаз от кабеля, змеившегося через неразбериху над головой, уходил все глубже и глубже в сердце джунглей. Уверенный, что эта нить может привести в какое-нибудь  стоящее место, Тоа не обращал особого внимания на то, куда он идет и как долго он уже движется.
     Через несколько часов он достиг конца кабеля. Но сделанное открытие оказалось неприятным: это не был силовой провод Метру Нуи, это была лиана. Она не привела в центр управления или в какое-нибудь похожее место, а просто в еще более густое скопление деревьев. Где он теперь и находился, потерявшись в густых джунглях и не зная, что может быть хуже этого, бродя по кругу без всякой идеи, как отсюда выбраться или позвать на помощь.
     Это не Метру Нуи. Это место никогда не будет Метру Нуи, - сказал он себе. – Мне надо помнить об этом.

     Ную стоял на вершине высокой горы, глядя сверху на покрытую снегом землю. Он с интересом открыл, что этот пик не сделан из кристалла, как Башни Знаний дома, а скорее из камней, покрытых льдом.
     Он выдвинул телескопическую линзу, встроенную в его Маску Силы, чтобы получше рассмотреть то, что его окружало. Было невозможно объяснить столь различные по характеру местности и климаты, имеющиеся на этом острове. Как будто бы этот остров был был создан специально по мыслям Маторанов.
      Внизу он заметил снежное поле, защищенное нависающим ледником. Здесь, - решил он, - наилучшее место для нового Ко-Метру. Хотя, поскольку это будет больше деревня, чем часть большого города,  - заметил он, - возможно, Ко-Коро будет более точным названием.
     Удовлетворенный, он начал долгий спуск по склону горы. По дороге он вспомнил слова Ко-Маторанских мудрецов, которые впервые выбрали его для работы в Башных Знаний. Ную хотел знать, сколько должно пройти времени, прежде чем он станет пророком – займет одно из наиболее важных положений в Ко-Метру.  Его учитель только улыбнулся:
     - Ты не прав, Ную, - сказал он. -  Вся жизнь – путешествие, и важно не то, как высоко ты заберешься или как далеко ты зайдешь. Важно, чему ты научишься по дороге, и как ты сумеешь использовать свои знания. Используй их, чтобы помочь другим, и слава Мата Нуи будет с тобой. Используй их только для себя, и хотя ты будешь ходить среди нас, но смысла в твоей жизни будет не больше, чем в жизни куска протодермиса.   
     В моем путешествии, конечно, произошел несколько неожиданный поворот, - думал Ную. - И это почти невозможно - построить цивилизацию в таком диком месте. Но меня будут направлять слова моего учителя. И если я о них забуду, пусть этот пик мне о них напомнит.
     Ную повернулся и направился обратно на встречу с остальными. В память о друге, который сейчас спит вечным сном, - сказал он горе,  - Я дам тебе его имя. С этого дня ты будешь называться Гора Иху.

     Вакама осторожно передвигался вокруг моря расплавленного протодермиса. Его глаза изучали пейзаж с совершенно определенной целью – найти неподалеку отсюда лучшее место для нового поселения.
     Он остановился на каменном уступе и задумался. Они с Оневой поспорили, как они будут жить на этом острове в грядущие годы. Никто из Тоа Метру не думал, что они видели Макуту в последний раз. Даже если они успешно вывезут Маторанов сюда из Метру Нуи, и как-то разбудят их, они до сих пор совершенно не изучили это место. Если Макута освободится из тюрьмы, которую они для него создали, он не оставит своих попыток захватить власть над Маторанами.
     Вот почему, когда Вакама смотрел вокруг, он замечал не просто камни и огонь. Он оценивал уязвимость этого места, которое необходимо наилучшим образом защитить, может быть какими-нибудь стенами  или рвом. Он наметил место, которое легко можно было оборонять даже небольшому числу хорошо тренированных Маторанов. Вакама был уверен что когда Та-Матораны доработют особенности местности, он сможет построить больше, чем просто деревню.
     Это будет крепость, - сказал он себе. – С одними воротами, через которые нельзя будет прорваться. Матораны научатся выполнять работу Ваков, защищая свой дом от любых пришельцев.
     Едва он подумал об этом, боль расколола его разум. Это было очередное видение будущего. Они мучили его всю жизнь, но стали намного сильнее и хуже, с тех пор как он стал Тоа Метру. На этот раз это было не столько визуальное изображение, сколько чувство, как если бы из него выкачали всю энергию. Это быстро прошло, но не раньше, чем он точно почувствовал, что он только что испытал: потерю своей силы Тоа.
     Даже сейчас Вакама был не вполне уверен, насколько точны могут быть его видения. Но если это видение было правдой – если, почему-то, он и возможно  другие Тоа должны перестать быть Тоа – тогда, может быть, надо было что-то сделать для уверенности в спасении Маторанов.
     Но это будет нелегко, - знал он.- И это не та вещь, которую я могу сделать один.
     Он приладил свой дискомет на спину и мысленно активировал его, чтобы ракетой взмыть вверх. Затем Вакама стремительно поднялся в воздух, обдумывая, как бы убедить своих друзей, что их время в качестве Тоа может скоро подойти к концу.

0

3

Онева был доволен. Он нашел на этом острове участок, очень похожий на По-Метру. Здесь было достаточно места для деревни и множество пещер, в которых можно было хранить вырезанные изделия. Природный каньон мог бы защитить новый По-Метру и напоминал дом Маторанов.
     Теперь он должен был решить более практический вопрос. Чтобы ускользнуть от Ваки, Оневе пришлось использовать свою силу и разрушить заполненный водой подземный туннель, ведущий на остров из Метру Нуи. Каменный дождь, обрушившийся сверху по его команде, спас их, но он же и надежно закрыл для Тоа Метру эту дорогу обратно в город.  Если они собираются вернуться назад и спасти остальных Маторанов, надо искать новый путь.
     Надо искать в пещерах, - подумал он. – Кто знает, насколько они глубоки? Возможно, что одна из них приведет нас вниз в Метру Нуи, и если это так, мне надо найти этот проход.
     Он решил вначале исследовать пещеру, вход в которую находился выше по склону. Он догадался взять с транспорта один из светящихся камней. Теперь, когда он вошел в пещеру, это позволило осветить ее тусклым светом.
     Пещера была пуста. Не было никаких следов того, что кто-то когда-нибудь заходил сюда раньше, и даже какие-нибудь Раи когда-то здесь жили. На небольшом расстоянии от входа пол начинал быстро понижаться. Онева улыбнулся. В конце концов, это было именно то, что он наделся найти.
     Он услышал шаркающий звук наверху. Что-то большое быстро пронеслось над ним. Онева  взглянул вокруг, но сбоку не было никаких проходов или ниш, в которых можно было спрятаться. Что бы это ни было, это было наверху.
     Тоа Камня взял себя в руки и поднял свой светящийся камень. Звуки стали громче. Неожиданно что-то большое показалось в поле зрения, лапы с когтями и жало на хвосте блеснули в свете кристалла. У Оневы перехватило дыхание. Это был Нуи-Джага, один из  самых злобных Раи Ко-Метру, мощное скорпионообразное существо, способное разбить каменную скульптуру одним ударом своего хвоста.
     Онева заставил себя расслабиться. Его маска Канои была просто создана для такой ситуации. Он использовал ее силу контроля разума и применил ее к Нуи-Джаге.
     Тоа зашатался, как если бы его ударило брошенным булыжником. Его ментальный удар врезался в твердую стену грубых чувств и мыслей Раи. Удар разбил вдребезги попытки маски обрести контроль над Нуи-Джагой, и только из последних сил Онева устоял на ногах.
     У Раи теперь была идеальная позиция для атаки. Вместо этого он бросился мимо Оневы, сбив его с ног, и выбежал на поверхность. Придя в себя, Тоа бросился его преследовать. Он был удивлен, как такое большое существо, как Нуи-Джага, может двигаться так быстро.
     Онева завернул за угол, и увидел, что существо бросилось к входу в пещеру. Без всякого замедления, не делая вообще каких-либо попыток остановиться, Раи стремительно выскочил из туннеля и бросился вниз. Не нужно было спускаться и проверять. Раи был мертв.
     Я никогда не видел ничего подобного, - подумал Онева. – Что могло заставить его так бежать и бросаться со скалы?
     Потом он вспомнил непреодолимую волну чувств, на которую натолкнулся, когда попробовал проникнуть в мысли Раи. Это дало ответ, по крайней мере частичный. Не гнев, голод, или даже безумие, заставляли Раи бежать к своей смерти.
     Это был абсолютный ужас.

0

4

Онева взглянул вниз на камень, лежащий под его ногами. Потом он снова посмотрел на Вакаму.
     - Ты, конечно, понимаешь, что ты совершенно сумасшедший, огнеплюй, - сказал он.
     Тоа Метру собрались на пляже, где они впервые высадились на берег. Матау прибыл последним, по причине, которую он отказался объяснить. Встретившись в назначенном месте, они обнаружили, что Вакама уже был там, и поместил шесть камней в песчаный круг.
     Не было необходимости объяснять кому-нибудь из них, что это должно было обозначать. Каждый из них вспомнил день, когда Тоа Ликан навестил шестерых Маторанов в Метру Нуи и вручи им камни Тоа. Ликан вложил в каждый из этих камней часть своей силы Тоа. Именно эта сила превратила Маторанов в Тоа Метру, которыми они являлись сейчас. Но это распределение его силы привело к тому, что Ликан трансформировался из Тоа в более слабого, меньшего по размеру Турагу.
     - Забудь эту мысль-план, - сказал Матау. – Я Тоа-герой, и я собираюсь остаться Тоа-героем.
     - Успокойся, - сказала Нокама.- Никто не заставляет тебя что-то делать. Давайте выслушаем Вакаму.
     Кратко, как мог, Тоа Огня объяснил свое видение. Нокама, Ную и Венуа внимательно выслушали, но никак не показали, согласны они с ним или нет. Матау нахмурился. Онева отвернулся, качая головой.
     Вакама преградил путь Тоа Камня огненным шаром. Рассерженный, Онева быстро повернулся обратно, но Вакама прервал его, прежде чем тот смог заговорить:
     - Это важно!  Значит ли что-то то, что я чувствовал, или нет, но мы не бессмертны. Что, если один из нас, или все мы погибнем, спасая Маторанов? Можем ли мы быть уверены, что когда-нибудь после нас возникнут другие Тоа? 
     - Но прошлый опыт говорит, что вложив нашу силу в эти камни мы станем Турагами, - сказал Венуа. – Кто тогда спасет Маторанов?
     - Я не стану Турагой, - заявил Матау. – Я скорее стану прыгать по деревьям как Раи.
     - Ликан вложил свою силу в шесть камней, - сказал Вакама, показывая на один из совершенно гладких камней. – Каждый из нас вложит часть своей силы только в один. Потом мы спрячем их на острове, в местах, где их сможет найти только кто-то с сердцем истинного Тоа.
     Никто из Тоа Метру ничего не сказал. Вакама переводил взгляд с одного на другого, ища у кого-нибудь поддержки. Не найдя ее ни у кого, он положил камень на ладонь своей левой руки и накрыл его правой. Сконцентрировавшись, он послал часть своей силы Тоа в камень. Это было странное и выбивающее из колеи чувство. Он чувствовал себя так, как если бы камень действительно жадно пожирал его энергию. С величайшим трудом Вакама сумел остановить поток энергии, пока он не отнял у него слишком много силы.
     Нокама ждала до тех пор, пока Вакама не закончил. Потом она нагнулась и взяла свой камень. Мгновением позже ее примеру последовали Ную и Венуа. Затем все трое взглянули на Матау.
     - Ну ладно, - сказал Тоа Воздуха, хватая камень и перебрасывая его с руки на руку. – Но ни один будущий Тоа-герой не захочет последовать за мной. Как можно даже сравнивать?
     Только Тоа Камня все еще стоял в стороне. Нокама подняла камень Тоа Оневы и дала его ему в руки:
     - Тоа должно быть шесть. Воздух, огонь, вода, земля, лед…. А как же мы без силы камня?
     Онева взял маленький камень из ее рук.
     - Хорошо, - сказал он. – Я сделаю это только потому, что ты просишь, Нокама.
     Тоа Огня протянул руку и схватил Оневу за запястье. Все смотрели на Вакаму, голосом, жестким как твердый протодермис, сказавшего:
     - Нет. Ты сделаешь это потому, что так надо сделать.
     Онева избавился от хватки Вакамы:
     - Хорошо, хорошо. Кто умрет, чтобы стать равным Мата Нуи?
     - Никто, - тихо сказал Вакама. – Я хочу сделать так, чтобы никто никогда этого не делал.

0

5

Большую часть оставшегося дня шесть Тоа занимались тем, что прятали камни. Большинство Тоа Метру под этим предлогом продолжили разведку местности. Матау, которому уже было вполне достаточно деревьев, лиан и карабканья куда-то, проворчал, что тот Маторан, который будет иметь несчастье наткнуться на камень, должен быть очень  любопытен.
     - Здесь не нужна настоящая смелость Тоа-героя, - пробормотал он. – Надо просто чувствовать, куда хочешь прийти.
     Найдя подходящее место, чтобы спрятать камень, Матау вскарабкался на верхушку дерева и взлетел в небо. Его целью был По-Ваи, бесплодная каменистая местность, которую выбрал для себя Онева. С высоты он мог наблюдать, как другие Тоа прокладывают себе путь, каждый свой собственный. В какой-то момент он решил предложить Ную посостязаться, что быстрее: катиться по ледяной кататься горе или планировать, несомому ветром. Потом он вспомнил, что предлагая Тоа Льда сделать что-нибудь забавное, можно только впутаться в неприятности.
     Это место делает меня безумным-сумасшедшим, - сказал он сам себе.
     Онева стоял на входе в пещеру, когда подошли остальные Тоа. Зная, что они могут спросить, он быстро рассказал им о смерти Нуи-Джаги на краю обрыва.
     - Если Раи смогли подняться сюда из Метру Нуи, мы можем пройти обратно их дорогой, - заключил он. – И я думаю, нам надо отправляться, а не искать другие проходы.
     Как обычно, Венуа  выступил вперед, поскольку его Маска Ночного Видения могла освещать дорогу. Он на мгновение остановился при входе в пещеру, мрачно изучая каменные стены внутри.
     - Туннели. Почему это всегда должны быть туннели?
     - Знаешь что, - сказал Матау, улыбаясь. – С этого момента я буду носить светящуюся маску, а ты можешь жить в грязи-болоте. Что скажешь?
     - Скажу, что здесь нет ничего, похожего на хороший туннель, - ответил Венуа, шагая внутрь.

     Они прошли совсем немного, когда Венуа попросил остановиться:
     - Здесь, над нами, есть пещера, и насколько я вижу…
     Голос Тоа Земли прервался, как только свет его маски осветил пещеру. Вдоль стен выстроились сотни цилиндров, каждый из которых содержал спящего Борока. Венуа раньше видел таких созданий в Архивах Метру Нуи, но только Ону-Маторанские шахтеры когда-нибудь наталкивались на их гнезда. Этот вид одновременно зачаровывал и вызывал глубокое беспокойство.
     - Я никогда не видел ничего подобного, - воскликнул Матау. – давайте пройдем мимо быстро-скоро и не будем их беспокоить.
     Оправившись от удивления, Венуа подошел к одному из цилиндров и постучал по нему свей дрелью.   Возникший резкий звук эхом прокатился по туннелю, но это был единственный эффект. Борок внутри даже не пошевелился.
     - Не думаю, что они могут проснуться, по крайней мере, не в том смысле, который ты подразумеваешь, - сказал Тоа Земли. – Шахтеры переносили их на разные уровни архивов, и они никогда не проявляли признаков жизни.
     - Так они мертвые? – спросила Нокама, не приближаясь к гнезду.
      - Спящие, - поправил Ную. – Ждут того дня, когда они понадобятся, хотя я не могу представать, при каком кризисе можешь понадобиться их помощь.
     - Забавно, - сказал Вакама, подходя к одному из цилиндров. – Это напоминает мне сферы, в которые там внизу поймали Маторанов, погрузив их в сон без сновидений. Ты не думаешь, что может быть...
     Он не произнес заключительной части своего вопроса. Как только его рука коснулась цилиндра, в его голове взорвалось очередное видение. Он видел сотни, тысячи бороков, неистовствовавших на остове наверху, разрушающих крепости, горы и реки. Их природные свойства, столько лет скрытые сном, в мгновение пробудились. Уходя, орды оставляли за собой опустошенную землю.
     - Нет… нет… - простонал Вакама. – Этого не должно быть…
     - Чего «этого»? – настойчиво спросила Нокама. – Скажи нам.
     - Бороки. Однажды они проснутся, а перед этим Мата Нуи утратит свою власть… я видел это!
     - Вот они? – сказал Онева со смехом. – Они ничего не делают, они просто спят! Что они могут сделать, заставить Мата Нуи умереть?
     - До сих пор видения Вакамы были правильны, - напомнила ему Нокама.
     - Видения Вакамы надо вырезать на табличках и озаглавить «Рассказы для запугивания Маторанов», - бросил Онева. – Если он правильно догадался, как победить буйствующее растение в Метру Нуи, это не значит, что - оууу…
     Онева отпрыгнул назад. С потолка на него упала капля жидкости. Теперь она шипела на поверхности его доспехов:
     - Глаза Макуты, что это такое?
     Венуа обернулся посмотреть. В свете его маски обнаружился ручеек жидкости, текущей с потолка туннеля в маленький бассейн у основания стены. В первый момент он подумал, что это просто жидкий протодермис, но цвет и структура жидкости сильно отличались от него. Он нагнулся, чтобы потрогать вещество, но Ную его остановил.
     - Это плохая идея, библиотекарь, - сказал Тоа Льда. – Если это то, что я думаю, дотронувшись до него, ты сделаешь последнюю вещь, которую тебе когда-то хотелось сделать.
     Ную нагнулся, чтобы исследовать бассейн. Остальные Тоа теснились за ним.
     - Нокама, ты ведь знаешь, правда? В лабораториях Га-Метру пытались получить это на основе древних записей из Башен Знаний.
     - Энергетический протодермис, - сказала Нокама с благоговением в голосе. – Да, некоторые пробовали получить его, но безуспешно. Я никогда не думала, что когда-нибудь увижу его в реальности.
     - А что это такое? – спросил Вакама. – Кислота?
     - Больше чем кислота, - ответил Ную. – Если верить табличкам, энергетический протодермис вызывает мутации самого странного характера. При благоприятных обстоятельствах то, что на что он действует, изменяется физически, приобретает новые силы, и возможно, превращается в какой-то вид монстра. Его эффект предсказать нельзя.
    Матау улыбнулся:
     - Так если я быстренько искупаюсь в нем, я смогу стать новым типом Тоа?
     - Если такова твоя судьба, - сказал Ную. – если же нет…
     Каменная крыса пробежала по полу туннеля. Она на мгновение остановилась, заметив Тоа, потом метнулась от них и угодила в бассейн. Раздался ужасный шипящий звук. Маленькое создание силилось освободиться из жидкости, но протодермис облепил ее как вторая кожа. Потом по телу крысы пробежала судорога, из ее тела пошел дым. На глазах у потрясенных Тоа маленькое существо растворилось, не оставив никаких следов своего существования.
     - Секрет энергетического протодермиса, - сказал Ную спокойно. – Если предмет не трансформируется… он разрушается.
     Долгое время никто ничего не говорил.

     Нокама шла позади Вакамы. Выражение лица Тоа Огня было мрачным. Он уже помешал Венуа исследовать два новых вида Раи, и огрызнулся на сильно отставшего Матау. Нокама никогда раньше не видела, чтобы он так делал.
     - В чем дело? – спросила она мягко.
     - Мы не на развлекательной прогулке, -  ответил он. – Но, видимо, некоторые из нас этого не понимают. Чем дольше мы не достигнем города, тем больше шанс, что Маторанам будет угрожать какая-нибудь новая опасность.
     - Думаешь, Макута сможет сам освободиться? – Тоа Метру покарали его, заключив в твердый протодермис с печатью Тоа. Теоретически, освободить его могла только сила шестерых Тоа.
     - Он может, - подтвердил Вакама. – Или может быть там есть что-то еще хуже Макуты. Я не знаю. Но мне кажется очевидным, что мы ничего не сделаем, если кто-то не  возьмет на себя роль лидера.
     - Но ты всегда говорил, что не хочешь брать на себя эту роль.
     - Я еще и не хотел видеть моих друзей и моего Турагу захваченными и мой город разрушенным, - ответил он, не поднимая глаз от земли. – Но пришлось.
     Да, пришлось, - подумала Нокама. – И это тебя изменило. Но к лучшему… или к худшему?

0

6

Матау догнал Венуа. От скуки Тоа Воздуха использовал свою Маску Силы, чтобы превращаться во все, что приходило ему в голову, к досаде своего друга.
     - Ну и как тебе этот остров? – спросил Матау, приняв форму чудовищного Киканало.
     - Хороший, много земли и камней, - ответил Венуа. – Идеально для земляных работ.
     - Да, это похоже на твой дом, - ответил Матау, удивляясь, как могут Ону-Матораны не видеть ничего дальше своих масок. Как может кто-то хотеть жить под землей, когда есть возможность владеть всем небом?
     - А тебе?
     Матау пожал плечами, превращаясь в копию Темного Охотника по имени Крекка:
     - Грязь-болото. Шипы-лианы. Слишком грязно, чтобы ездить верхом, слишком много деревьев, чтобы летать. Придется поработать.
     - Уверен, что Ле-Матораны справятся, - ответил Венуа. – Если вы не можете строить воздуховоды, вы можете просто  прыгать по лианам.
     - Точно, - фыркнул Матау. – Удачно-ободрил.
     Венуа поскользнулся. Он едва успел схватиться рукой, чтобы не упасть. Он взглянул под ноги, лучи света от его маски осветили слой мелкого песка на полу туннеля.
     - Странно. Мы далеко от пляжа. Как этот песок здесь оказался?
     Последовало какое-то движение. Песок сам собой поднялся и пришел в волнение в узком проходе. В одно мгновение Матау показалось, что он увидел в центре циклона призрак. Потом они с Венуа взлетели в воздух, как будто их ударили молотом.
     Матау стукнулся о стену туннеля так тяжело, что его маска затрещала. Он решил, что удар вызвал у него галлюцинацию. Здесь не могло быть Крануа, доспехи которого мерцали в свете маски Венуа, закрывая им проход… или могло?
     Крануа была специальная модель Ваки, построенная Нупару в тайне и доступная избранным бригадам По-Маторанских инженеров. Они предназначались для предотвращения мятежей, в особенности для массивных прорывов Раи из архивов. Их создатели придали им способность превращаться в массу песчаных протодермисных крупинок, и потом опять принимать первоначальный облик. Это позволяло им проскальзывать через узкие трещины, сквозь решетки и потом быстро возникать в самый неожиданный момент. На практике, Крануа использовались против Маторанов-контрабандистов и других организованных групп нарушителей закона, что всегда казалось Матау похожим на прихлопывание мухи двухтонным камнем.
     Теперь массивный страж порядка стоял, расправив плечи, на их пути. Он не двигался вперед, чтобы реализовать свое преимущество, но и не показывал никаких признаков готовности отступить назад. Матау осторожно взглянул на Венуа. Тоа Земли все еще был оглушен. Значит, все придется делать ему.
     Медленно, осторожно, Матау  поднялся на ноги:
     - Великолепный день для неспешной прогулки, - начал он, делая шаг вперед. – Мои друзья и я просто прогуливаемся. А ты живешь в этом туннеле?
     Матау незаметно продвигался к левому боку Крануа. Голова элитного Ваки повернулась, следz за Тоа, его внимание отвлеклось от Венуа. Когда он был уверен, что полностью привлек внимание Крануа, Матау подпрыгнул к потолку туннеля, как если бы имел хоть какой-то шанс сбежать. Крануа превратил свое тело в песок, не зная, что попадает в ловушку.
     Тоа Воздуха  направил на Ваки порыв ветра, разметав его частицы по туннелю. Матау схватил Венуа и поставил его на  ноги:
     - Пошли, пока этот предмет-из-песка занят, мы должны предупредить остальных.
     Они повернулись и бросились бежать обратно по пути, по которому пришли, но сделали лишь несколько шагов. Стена песка, прочная как камень, внезапно возникла впереди них. Потом она превратилась в приливную волну,  засыпавшую Тоа и лишившую их воздуха. Ослепленные и задыхающиеся, Матау и Венуа нанесли удары, но ни во что не попали.
     В отчаянии Матау попытался использовать свою силу. Его ветер ударил Крануа, но вместо того, чтобы помочь Тоа, он превратил их врага в песчаную бурю. Хуже того, Матау и Венуа были захвачены циклоном и подняты в воздух.
     Два Тоа Метру свалились на землю у самых ног Ную.
     - Путешествовать под действием телекинеза – новый метод даже для тебя, Матау, - сказал Тоа Льда.
     - Тебе еще надо много работать над приземлением, - простонал Матау.
     Вакама и Онева стояли бок и обок, ожидая слияния Крануа.
     - Я делал одного из них, - сказал Тоа Камня. – Они медлительные, но намного сильнее, чем ваши обычные Ваки.
     - Все нормально, - сказал Вакама. – Как и мы. Дай-ка ему чем-нибудь заняться, Онева.
     Направив свою силу на каменную стену, Онева вырвал из нее валун, использовав силу мыли и швырнул его в Крануа. Заметив опасность, сложная машина превратила себя в песок, дав камню пролететь сквозь себя. Как только он это сделал, Вакама послал в туннель сильный поток пламени, такой яркий и горячий, что заставил Оневу броситься назад.
     Когда Тоа Камня вновь смог ясно видеть, его глазам представилось неправдоподобное зрелище. Крануа, застигнутый огнем Вакамы на половине трансформации, расплавился, превратившись в стеклянную статую. Теперь он стоял, неподвижный, похожий на ночной кошмар какого-то скульптора. Остальные Тоа подошли поближе, чтобы рассмотреть его, но Вакама уже двинулся вглубь туннеля.
     - Оставьте его, - сказал он. – Он никому не нужен.
     Венуа взглянул на уходящего Вакаму, и проворчал, не обращаясь ни к кому в отдельности:
     - Даже непонятно, зачем мы ему вообще нужны?
     - Возможно, он не особенно задумывается об этом, - ответил Ную. – Пойдемте лучше, а то он спасет Маторанов, построит новые коро и пробудит Мата Нуи – и все сам.
     Один за другим Тоа проходили мимо кристаллической формы Крануа. Последним был Матау, остановившийся взглянуть на машину, которая едва не убила его.
     - Я скажу тебе кое-что очень секретное, - прошептал он стеклянному Ваки. – Но только если  пообещаешь не проболтаться.
     Матау сделал шаг за остальными, потом повернулся назад и слегка толкнул Крануа. Тот упал и разбился на тысячи мелких осколков.
     -  Сдаваться и убегать – не единственный возможный вариант.

0

7

Глава 3
     Туннель по которому шли Тоа Метру, изгибался. Воздух становился теплым и влажным, что, казалось, только увеличивало скорость передвижения Вакамы. Он остановился, только когда дошел до арки, похоже, сделанной Маторанами.
     На некотором расстоянии впереди туннель заканчивался, переходя в каменный мост над пропастью. Далеко внизу на камнях суетились многочисленные Раи, их было так много, что под ними было почти невозможно разглядеть пол.
     - Скорпионы, - сказал Вакама Ную. – Тысячи. Я никогда не представлял, что бывает так много различных пород.
     - И некоторые из них совершенно… уникальны, - сказал Тоа Льда. – У красно-золотых, тех что справа сзади, три жала. У черных, которые дерутся со своими соседями слева, нет ног. Многие из них мертвые, но я не вижу на их телах никаких повреждений.
     - Я всегда жалел, что на моей маске нет телескопической линзы, - ответил Вакама.
     - А я никогда не жалел, что она у меня есть. Способность отчетливо видеть очень важна, согласен?
     Прежде чем Вакама смог ответить, Ную использовал Маску Телекинеза, чтобы поднять маленького мертвого Раи в воздух. Он положил его на мост и опустился на колени, чтобы исследовать его. Вакама нетерпеливо наблюдал.
     - Я был прав, - сказал Ную. – Это создание не погибло в битве. Оно задохнулось. У него нет легких, у него жабры.
     - Ты хочешь сказать, что это морское существо? Тогда как?...
     - Я не уверен что он, или те остальные чудовища, собой представляют, - сказал Тоа Льда, используя свою силу чтобы осторожно опустить скорпиона с карниза. – И это меня беспокоит. 

     Матау скривился, увидев, что Вакама и Ную обследуют насекомое. То были сплошные нетерпение-спешка, а теперь они закрывают путь, занимаясь Ону-маторанским научным проектом. Ладно, Мата Нуи поймет их, а я хочу продолжать движение
     Тоа Воздуха взлетел, пролетел над головами двух своих товарищей и направился дальше в туннель. Он слышал, что Вакама крикнул ему вслед, чтобы он вернулся обратно, но проигнорировал это. Огнедышаший начал давать слишком много указаний, - сказал он себе.
     Лететь по сети туннелей было нелегко. Хуже всего, изгибы и повороты теперь попадались слишком часто. То, что вначале казалось надежной дорогой, быстро превратилось в лабиринт, лететь по которому можно было только благодаря наличию светящихся камней, вставленных в каменные стены. Матау приземлился, чтобы сориентироваться. Меньше всего ему хотелось заблудиться во второй раз.
     Справа послышался звук, как если бы кто-то скользил по полу. Матау отцепил со спины свои аэрослайсеры и приготовился. Он тихо и молча ждал появления злоумышленника.
     Когда это произошло, Тоа Воздуха отскочил назад, как обожженный. Перед ним извивалась змея, длиной, наверно, футов двенадцати, с блестящей красноватой кожей и головой Ракши. Длинные, тонкие рога свешивались со лба Раи. За ним двигались другие создания, некоторые ползли, некоторые шли на двух ногах, остальные пошатывались, как будто были в полном изнеможении.
     Ракши-змея зашипела. Матау медленно отступил назад. Он не сомневался, что может выиграть битву с этими чудовищем, возможно даже с большинством его спутников. Но в каждый момент их в туннеле становилось все больше, и им не было конца, а Матау не чувствовал себя готовым к сражению с целым отделом Архивов.
     Он двинулся обратно, как он полагал, к началу туннеля. Глаза змеи задержались на лезвии аэрослайсера, отражавшем свет. Свет отразился обратно, потоки энергии затрещали по всей длине рогов змеи и стекли с их верхушек, встретившись над головой существа. Удар энергии, вылетевшей из них, когда два потока встретились, швырнул Матау на стену туннеля. Миллионы вольт хлынули через его тело. Когда он потерял сознание, это было счастьем.

     Ную заметил вспышку света:
     - Думаю, Матау что-то нашел.
     - Или что-то нашло его, - сказал Онева. – Как вы думаете, все Тоа Воздуха вечно врезаются в предметы, или это только наш?
     - Давайте разыщем его, - проворчал Вакама, - пока он еще жив и может чему-то научиться.
     Пятеро Тоа во главе с Оневой бросились бежать по извилистому туннелю. Тоа Камня на большой скорости завернул за угол, и столкнулся с Раи Муакой, идущей навстречу. Огромная кошка едва обратила внимание на фигуру, на которую наткнулась и которая от удара полетела на пол. Она просто зарычала, предостерегая тех, кто мог бы иметь глупость сделать то же самое, что только что сделал Онева.
     Никто из остальных Тоа Метру не торопился повторить ошибку Оневы. Никто из них прежде не видел Муаки, кроме как в Архивной экспозиции. Это же был не просто комплект зубов и доспехи на спине и боках. Твердые когти из протодермиса на ее ногах выбивали искры из стен туннеля, когда она двигалась.
     - Вы думаете, Матау  наткнулся на это чудовище? – спросила Нокама.
     - Если так, - ответил Ную, - думаю, нам будет не хватать одного Тоа.
     Муака тяжело двинулась вперед, по прежнему игнорируя бесчувственного Оневу. Она рычала на Тоа, но не делала угрожающих движений. Вакама поднял руку, сказав:
     - Вспышка пламени должна смутить ее, Ную, а потом ты сможешь накрыть ее льдом.
     - Подожди немного, - сказала Нокама. – Может быть ты и лидер нашей команды, Вакама, но все же мы еще команда.
     -  Разве сейчас время для спора?
     - Нет, - сказала Тоа Воды, делая шаг по направлению к Раи. – Но сейчас как раз самое время для обсуждения.
     Глядя в глаза чудовища, Нокама издала тихое рычание. Глаза Муаки сузились. Она втянула носом воздух, потом издала оглушительный рев. Нокама ничуть не обеспокоилась этим, ответив серией ворчаний и рыков. Совершенно ошеломленная тем, что это маленькое существо говорит на ее языке, Муака всхрапнула.
     - Ей больно, - сказала Нокама, не отводя глаз от Раи. – Я не могу… не могу объяснить это ясно, но я не думаю, что она хотела встретиться с нами. И не думаю, что она хочет нанести нам вред.
     - Скажи это моей голове, - сказал Онева, медленно поворачиваясь. – Откуда мы знаем, что она не напала на Матау? Как ты считаешь, Нокама, что если мы тоже стукнем ее по голове?
     - Онева говорит дело, - согласился Венуа. – Если мы дадим этому Раи уйти, кто сказал, что он не решит поселиться на нашем новом острове?
     Вакама нахмурился. Венуа был прав, но сражение с этим чудовищем в ограниченном пространстве туннеля займет слишком много времени, и как знать, смогут ли Тоа победить. Если этот Раи пойдет на остров… ну, можно будет разобраться с ним потом.
     - Мы дадим ей уйти, - сказал он. – Отойдите в сторону, братья.
     - Что? – крикнул Онева. – Это штука сбила меня с ног, и мы собираемся просто…
     Муака повернула голову и издала долгое, низкое рычание.
     - Не думаю, что ей нравится твоя позиция, - посмеиваясь, сказала Нокама.
     Раи сделал шаг вперед, осторожно глядя на Тоа. Никто не двинулся остановить его, и тогда он пошел дальше, а уходя, последний раз зарычал. Глаза всех обратились к Нокаме.
     - Что она сказала? – спросил Ную.
     - Два слова, - ответила Нокама. – Вернитесь обратно.

0

8

Вакама занял место рядом с Венуа во главе группы, используя свое пламя, чтобы освещать дорогу  и дать Тоа Земли отдохнуть. Нокама помогла Оневе подняться на ноги, но Тоа Камня настоял, что ему не нужна помощь чтобы идти. Ную прикрывал тыл, желая знать, не было ли позволение Муаке уйти решением, о котором они в будущем пожалеют. Возможно, в действительности она и не представляла для Тоа опасности,  но кто может знать мысли Раи?
     Они прокладывали путь по узкому извилистому туннелю так быстро, как могли. Венуа не чувствовал никакого движения в земле, но это значило только то, что враги могли ждать впереди в засаде. Вакама готов был сразу метнуть огненные шары, если появится нападающий.
     Тоа Огня свернул за угол и остановился, пораженный. В первый момент он подумал, что наткнулся на какую-то странную резьбу на стене туннеля. Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что это не было древним произведением искусства – это был живой Матау, каким-то образом сплавленный с каменной стеной.  Тоа Воздуха не мог говорить, но его глаза остановились на Вакаме, моля об освобождении.
     Остальные Тоа были так же шокированы. Матау стал частью каменной стены, и только несколько дюймов лезвия аэрослайсера в одной его руке торчали из стены.
     - Мы не можем просто как-нибудь вытащить его? – спросила Нокама.
     Онева покачал головой:
     - Он теперь – камень, и камень – это он. Вытащи его физической силой, и ты поломаешь весь туннель. Нет, здесь нужен более тонкий подход. Вакама?
     Тоа Огня сфокусировал свое пламя в такую тонкую струю, как только мог. Потом, медленно и осторожно, он разрезал камень вокруг Матау. Венуа поймал выпавший кусок и осторожно опустил его на пол.
     Онева опустился на колени и сконцентрировался. За то время, что он был Тоа Метру, он использовал свою элементарную силу, добиваясь поразительных вещей. Но никогда задача не была столь трудной, а ставка такой большой: одна ошибка, малейшая невнимательность могут стоить Матау жизни.
     С неослабевающей силой воли, Онева скомандовал камню отбросить то, что ему не принадлежало. Он чувствовал, как камень внутри сливается с веществом Матау, и не было способа вырвать Тоа на свободу. Потом камень начал освобождать его. Он чувствовал, что камень отступает, мучительно, дюйм за дюймом. Наконец, под действием силы Тоа Метру, он выпустил из-под своей власти всего Матау.
     Тоа Воздуха глотнул воздух и с трудом поднялся на ноги. Он все еще чувствовал себя не совсем Тоа, не совсем камнем, а каким-то их странным гибридом. Он решил, что никогда больше не хочет быть никем, кроме самого себя.
     - Что случилось? – спросил Онева. – Кто это с тобой сделал?
     - Я сделаю лучше, чем просто скажу-расскажу, - ответил Матау. – Вы увидите, как я буду расплачиваться с ним.

0

9

Тоа не пришлось долго выслеживать Раи. Венуа чувствовал их движение по туннелям. После нападения на Матау они, очевидно, повернули на другую дорогу, и направились глубже в лабиринт, а не к поверхности.
Нокама колебалась, думая о том, что они были готовы сделать. Действительно, Раи могли убить Матау. Но после разговора с Муакой она была уверена, что чудовища действовали в панике, а не в ярости. Может быть, Тоа Метру должны помочь им.
     Ее нога зацепилась за что-то, и она едва не споткнулась. Взглянув вниз, она увидела пучок мха, растущего из трещины в полу. Теперь она заметила, что такой же мох покрывал все стены туннеля. Но она могла вспомнить, видела ли она его где-то в другом месте. Будь она Матораном, она бы отбросила это как не имеющее значения. Будучи Тоа, они слишком много раз видела, что происходит, если проигнорировать что–то необычное.
     Туннель разветвлялся. Венуа припал к земле и попробовал определить, у каком направлении ушли Раи. Он ощутил движение и справа, и слева, но ничего более существенного.
     - Пошли направо, - сказал Матау.
    - Почему?
     - Потому что я помню, что произошло, когда мы в прошлый раз пошли налево, – ответил Матау.
     Они наткнулись на первого мертвого Раи примерно через четверть мили. Это была многоножка почти шестифутовой длины. Венуа не помнил, чтобы он видел что-то похожее в Архивах. Немного позже они нашли Ракши, дюжину ледовых летучих мышей, лавового угря, у которого по необъяснимой причине было шесть ног, и быка Кане-Ра, все они были мертвы.
     Ную и Венуа один за другим исследовали тела. Как и у скорпиона, на них не было никаких следов повреждений. Но, в отличие от прошлой находки Ную, не было никакой очевидной причины, по которой эти существа могли умереть.
     - Это похоже на то, что они просто… отключены, - пробормотал Тоа Льюда. – Но это совершенно бессмысленно.
     - Ничего не бывает бессмысленно, - сказал Венуа. – Почему этот случай должен как-то отличаться. Давай просто надеяться, что то, что их «отключило», не решит проделать то же самое с нами.
     Вакама дал знак Тоа продолжать движение. Они осторожно обошли тела, сосредоточив свое внимание на них. Может быть, поэтому никто из них не заметил, как часть серого стены туннеля отделилась, размоталась в полную длину, и изменила цвет на ярко-красный цвет змеи-Раи.
     С тусклыми пустыми глазами прирожденного охотника она скользнула за Тоа Метру.

0

10

Глава 4
     Онева расздвинул серо-зеленый мох на стене туннеля:
     - Нокама, что ты об этом думаешь?
     Тоа Воды посмотрела туда, куда он указывал. На стену была нанесена резьба, возможно ей было несколько тысяч лет, слова не были обыкновенным Маторанским диалектом, и подверглись эрозии. Она сфокусировала силу Великой Маски Перевода.
     - Здесь написано «Борок», а ниже – «Крана»… и здесь еще раз, - сообщила она, отодвигая мох. Странно, но растение, казалось, двинулось в сторону, прежде чем она отцепила его от стены.
     - Картинки. Два чудовищных существа, одинаковых по размеру и форме,  бросают что-то в бассейн – не могу разобрать, что – и вытаскивают из него четыре Краны.
     - Ты сказала, когда мы приплыли к острову, что видела резьбу на стенах под водой, так?
     Нокама кивнула.
     - Я не смогла прочитать те надписи. Их много лет размывала вода.
     - Эти туннели не природные. Никогда не было водного пути, ведущего из-под Великого Барьера наверх. – сказал Онева. – Кто-то прорыл их сквозь камень, и может быть, я знаю кто. Бороки… которых Вакама видел в своем видении… этот туннель сделан для того, чтобы они могли выбраться на поверхность.
     - Я думала, ты не веришь в видения Вакамы, - ответила Нокама, улыбаясь.
     - По-Маторанские резчики не верят ни во что, пока сами этого не увидят, не потрогают, и не стукнут молотком, - ответил Тоа Камня. – Но если они это сделают… тогда верят в это.

     - Как ты думаешь, что нас ждет в Метру Нуи? – спросил Венуа Вакаму. Этот вопрос крутился у него в голове весь день. Когда он узнал, что они возвращаются за Маторанами, он боялся увидеть, что произошло с его домом.
    - Я не знаю. Если повезло, Матораны все еще спрятаны под Колизеем. Энергия была высосана, и большинство транспортных магистралей вышло из строя. Если конвейеры с жидким протодермисом прорвались, нечего говорить, в каком состоянии Та-Метру. А как насчет Архивов?
     - После того случая с Раи Маврака много лет назад, в них была усилена защита от неожиданных ударов. Но если ворота Архивов обвалились… если статические трубки внутри разбились… - Венуа посмотрел на Вакаму. Его голос был мрачен. – Тогда это не тот город, в который я хотел бы вернуться.

     Матау шел быстро и в нехарактерном для него молчании. До сих пор быть Тоа было весело, даже когда казалось, что опасность приближается со всех сторон. Кроме того, он чувствовал себя одним из тех немногочисленных избранных, которым достались волнующие приключения и удовлетворение от спасения целого города. Он никогда всерьез не рассматривал возможность того, что его могут убить.
     Но за последние часы он дважды столкнулся с существами, которые были бы более чем счастливы, увидев его смерть. Это было отрезвляющим напоминанием о том, что могло произойти с любым Тоа Метру, который, оказывается, так же уязвим, как и любой Маторан.
     Тоа Воздуха взглянул на Ную, шедшего позади него:
    - Извини, что я молчу.
     - На самом деле, я наслаждаюсь этим изменением, но не могу понять его причину.
     - Я едва не стал безучастным-мертвым. Ни Тоа-героизма, ни полетов, ничего веселого… только сон-темнота. Это меня заставило задуматься.
     - Еще одно хорошее изменение, - пробормотал Ную. – Ты прав, Матау. Кого-то из нас могут убить в любой момент. В этом – риск жизни Тоа. Это цена, которую мы платим за то, что следуем своей судьбе, а скорее за то, что позволяем ей следовать за нами. Но не забывай одну очень важную вещь.
     - Какую?
     Ную позвенел зажатым в кулаке оружием перед Матау, так быстро что Матау не успел подумать, что тот хотел этим показать:
     - Ты еще жив, - сказал Тоа Льда.

     Кружение света и цветов. Внезапное пошатывающее чувство, как если бы дух отделился от тела. Потом момент кристальной ясности, все детали окружающей области вырисовались ясно, как освещенные солнечным светом.
     Быстро вернулись другие чувства: ощущение камня под ногами, звука шагов, эхом отдающихся на расстоянии, острое чувство голода, и запах… да, запах тех, кого он ненавидел. Аромат грубых элементарных сил был так силен, что заглушал все. Огромное чудовище не знало, куда его телепортировали, но теперь было уверено, зачем его бросили в это место.
     Здесь близко были Тоа. Герои, уверенные в своей силе, верящие в правду своего дела, и в счастливом неведении, как мало времени у них осталось. Чудовище заревело, бросая вызов своей предполагаемой добыче, предупреждая об опасности, чтобы если они не знали, то поняли:
     Раи Нуи пришел.
     И он пришел за своей пищей.

0

11

Венуа, всю свою жизнь связанный с землей, первым почувствовал сотрясение почвы. Это было похоже на грозу, свирепствовавшую в камнях под их ногами. Матау и Нокама, каждый по-своему чувствующий природу, тоже услышали, как разношерстные Раи в панике уходят с дороги… кого-то.
     Потом даже остальные, которые провели большую часть своей жизни, сосредоточившись на работе а не на мире вокруг себя, почувствовали, что что-то не так. Это чувство невозможно было описать словами иначе как ощущение, что мир как-то изменился. В нем появился новый элемент, который ему не принадлежал. Задолго до того, как они услышали звук шагов Раи Нуи, шесть Тоа приготовились к битве.
     - На этот раз никакого долгого-ожидания, - пробормотал Матау. – На этот раз сначала циклон, а потом вопросы.
     - А если то, что идет, окажется дружелюбным? – спросила Нокама. Затем она огляделась вокруг. Остальные вытаращились на нее так, как если бы она предложила Макуте быть седьмым Тоа. Она пожала плечами:
     - Ну, вот Киканало были дружелюбны, - добавила она со вздохом.
     - Если одного из нас ранят…, - начал Ную.
     - Мы будем сражаться, - прервал его Вакама. – Отступать нельзя. От нас зависит судьба Маторанов. Никто из нас не должен этого забывать.
     - Я не забываю, - холодно ответил Ную. – Я хотел сказать, что если одного из нас ранят, я создам вокруг него ледяной щит. Это даст как минимум несколько секунд защиты. И может быть ты вспомнишь, что ты не единственный Тоа в этой комнате, Вакама.
     Ответ Вакамы был заглушен ревом Раи Нуи. Тоа образовали кольцо, готовые ко всему – за исключением отступления, когда Раи Нуи внезапно материализовался перед ними.
     Они были в смятении, увидев возвышающееся над ними чудовищное создание, неожиданно оказавшееся похожим на многих обитателей зоопарка Раи. У него была голова быка Кане-Ра, дополненная бритвообразными рогами. Задние ноги были сильными лапами Таракавы. Тело и передние ноги - от огромной кошки Муаки, а на плечах располагались крылья насекомообразного Нуи-Рамы. Этот кошмар дополнялся огромным хвостом скорпиона Нуи-Джаги. С любой стороны это ужасное смешение было оскорблением природы.
     Раи Нуи переводил взгляд с одного Тоа на другого. За его долгую жизнь этому созданию редко выпадал такой пир. Шесть малышей, каждый так и светящийся энергией, и каждый обреченный на гибель, как и многие до них.
     Дойдя взглядом до Вакамы, он остановился. Чудовище заметило в глазах Тоа вызов, наиболее приятный для себя знак. Смелые почти всегда самые неосторожные, и их энергия самая сладкая на вкус.
Вакама, глядя на Раи Нуи,  видел нечто совсем другое. Вместо морды Канне-Ра, он видел лица Нидики и Крекки, накладывающиеся на монстра. Тоа Огня понадобилось мгновение, чтобы понять, что это еще одно видение.
     Это чудовище не просто Раи, - сказал он себе. – Он служит Темным Охотникам. Он охотник и убийца из их команды. В его сердце нет страха перед Тоа – для этого создания мы просто добыча.
     Верный своему слову, Матау не ждал атаки Раи Нуи. Использовав свои аэрослайсеры, он послал в чудовище пару циклонов.  Их силы было достаточно, чтобы поднять Колизей с фундамента и бросить его в море. Но Раи Нуи стоял в середине шторма, неподвижный.
     Теперь начали действовать остальные Тоа. Огонь, лед, вода, камень и земля дождем обрушились на Раи Нуи – без всякого эффекта. Стоя среди них, чудовище не делало никаких попыток защититься или остановить атаку Тоа Метру.
     - Почему он просто стоит там? – удивился Ную.
     - А почему бы нет? – ответил Матау с горечью. – Мы же не делаем ничего такого, что могло бы обидеть-повердить ему.
     - Ты не прав, брат, - сказал Ную, понимая правду последних слов. – Наша атака была очень эффективной… но не в том смысле, что мы планировали. Для этого монстра это не было борьбой – но это дало время.
     - Что? – спросил Вакама, подавая сигнал Тоа постараться окружить чудовище.
     - Он не пробует остановить нас, потому что мы делаем то, что он хочет, - продолжил Ную. – Элементарная энергия. Наша энергия. Он будет высасывать нашу силу, пока она у нас полностью не закончится, и тогда использует свои возможности.
     В словах Ную была мудрость, Вакама знал это. Если эта тварь питается силами Тоа, это объясняло, как он охотится за ними. Для тренированного чутья Раи, элементарные энергии оставляли запах, по которому их можно было выследить.
     - Тогда используем силу масок, - сказал он. – И будем надеяться, что он этого не ожидает.
     - Я предпочитаю прямой подход, - сказал Онева, отламывая от стены камень с неровными краями. Он со всей силы швырнул его в Раи Нуи, и этот удар был точен. Камень ударил создание по ноге, оставив заметное повреждение. Раи Нуи яростно зарычал.
     - Видели? – сказал Тоа Камня, улыбаясь. – Когда не работает сила Тоа, попробуй бросить камень.
     - Может быть, тебе захочется взглянуть на это снова, - сказала Нокама. – Онева обернулся и увидел, что рана на ноге чудовища заживает на глазах. Он никогда не видел такого раньше, кроме как в Метру Нуи, когда….
     Открытие ворвалось в его мысли, как взорвавшаяся силовая сфера. Матораны, которые работали бригадами, «исцелялись» после ранений таким способом, используя диски Канои регенерации, - вспомнил он. – А он появился среди нас почти как если бы был… телепортирован.
     - Ох, ох, - сказал Тоа Камня.
     Вакама повернулся к  нему:
     - Ты что-то хочешь сказать своим «ох, ох»?
     - Да! Я думаю, вот что, - ответил Онева, понижая голос. – Заряди диск. Притворись, что это огромная сила, и покажи это нашему новому другу.
     Вакама кивнул. Он, не скрываясь, вставил диск в дискомет, сказав:
     - Остальным лучше закрыть глаза и укрепить нервы. После этого выстрела от пещеры может ничего не остаться.
Если Раи Нуи и не понял слов, он понял тон, которым они были сказаны. Он зарычал, когда Вакама прицелился и выстрелил. Диск попал точно между глазами чудовища, а потом… Раи Нуи пропал.
     - Что это был за диск? – сказал Матау в недоумении.
     - Это не был диск, Матау, - сказал Онева, изучая глазами каменный пол. – Это даже не была телепортация. Наш Раи не захотел задерживаться и узнавать, что это за диск, и просто ушел с дороги.
     - Ушел? -, повторил Венуа. – При таких размерах… это невозможно… без диска Канока, способного… - Потом ответ пришел к нему тоже. – Диски! Мата Нуи, это была сила дисков!
     - Тогда, может быть, его невозможно останавить, - сказал Вакама. – Приготовьтесь, братья и сестра, к нашей, может быть, последней битве.
     - Еще одно удачное-ободрение, - добавил Матау, не найдя других слов.

Глава 5
         Тоа Метру молча ждали. Они знали, что чудовище все еще в пещере, слишком маленькое для того, чтобы его можно было видеть, но готовое появиться в любой момент. Венуа предложил, чтобы Ную просто заморозил весь пол, но ему напомнили, что чудовище поглощает элементарные энергии.
         - Может быть, поискать более узкий туннель, где его размеры будут ему помехой? – предложила Нокама.
         - Хорошая идея, сестра, - согласился Онева. – Но тогда мы не сможем напасть на него все вместе.
         - И некоторым из нас нужен простор, чтобы быстро-двигаться, - сказал Матау, улыбаясь. – Может быть, я смогу поразить его в своем стиле – кроме всего прочего, это понравится тебе, Нокама.
         - Я думаю, тебе стоит вернуться на землю, - ответила Тоа Воды. -  У тебя совсем не работает голова.
         Начавшаяся атака была слишком неожиданной и быстрой, чтобы ее можно было отразить. Раи Нуи возник вновь в своем первоначальном размере прямо среди Тоа. Венуа первым попробовал подняться, но удар мощной лапы Раи Нуи почти лишил его сознания.
         Матау мысленно привел в действие свои аэрослайсеры, и взлетел, собираясь напасть с воздуха. Увидев, что существо направляется прикончить Венуа, он снизился. Но это было уловкой Раи Нуи, чтобы подманить Тоа Воздуха поближе. Как только он приблизился, чудовище мотнуло головой и зацепило Матау своим рогом. Следующее неожиданное движение бросило Тоа на твердый пол.
     Битва длится всего несколько секунд, а мы уже потеряли треть нашей команды, - подумал Вакама. Напротив него Нокама использовала свои гидрокинжалы, чтобы отражать удары чудовища. Онева и Ную пытались забраться на  Раи Нуи с другого бока, несмотря на попытки существа стряхнуть их.
     Тоа Огня выстрелил потоком пламени в потолок над головой чудовища. Его огонь расплавил камень, обрушив на Раи дождь горячей красной магмы. Разозленное чудовище заревело и внезапно увеличилось в размере. Ную ухитрился перескочить через него и использовал ледяной пласт, чтобы покрыть пол, но Онева уже почти забрался на бок Раи Нуи. Внезапный рост был для него сюрпризом, и он соскочил с монстра, угодив на пол пещеры далеко внизу.
     Нокама заметила опасность и побежала. Она знала, что должна точно выбрать время  для прыжка, или и она, и Онева превратятся в осколки. Как только настал подходящий момент, она сильно оттолкнулась ногами и взлетела в воздух. Она поймала падающего Оневу в воздухе, и затем выпустила столб воды в пол. Струя воды подействовала как подушка, мягко опустив их на пол.
     В следующий раз держись крепче, - сказала Нокама мягко. – Или падай поближе к Ную, он бы с удовольствием создал немного льда на твоем пути.
     Глаза Оневы расширились:
     - Нокама, сзади!
     Тоа Камня сильно толкнул ее, но было поздно. Жало Раи Нуи ударило Нокаму, и погрузилось в доспехи на ее спине. Онева направил свою энергию, заставив каменный пол подняться и схватить монстра за хвост. Разъяренный, Раи сильно дернулся, чтобы освободиться, разбил камень и одновременно выпустил Нокаму.
     Тоа Воды упала вперед. Онева подхватил ее, прежде чем она ударилась о пол. Ее глаза потемнели и сердечное свечение вспыхивало нерегулярно. Она едва дышала, когда Онева уложил ее на пол.
     Онева поднял глаза, ярость переполняла его сердце. Он включил силу своей маски, но не для того, чтобы попробовать контролировать Раи Нуи. Нет, на сей раз он послал свою ментальную энергию как копье в мозг чудовища. Что я могу контролировать, я могу и разрушить, - мрачно подумал Тоа Камня.
     Раи Нуи остановился, чувствуя, что с ним происходит что-то странное. Потом боль, более сильная, чем он когда-либо ощущал, проникла в его мозг. Чудовище закачалось и заревело, сила Маски Контроля Разума ранила его мысли.
     - Я не знаю, что ты такое и что ты делал раньше, - прорычал Онева. – Но ты никогда не встречался ни с кем вроде меня. Испробуй мою силу и погибни.
     И действительно, казалось что он близок к удаче. Такой атаке Раи Нуи противостоять не мог, и, поскольку Онева увеличивал давление, он начал уменьшаться до своего первоначального размера. Но хотя у чудовища было немного разума, через некоторое время оно поняло, что кроме ужасной боли ничего больше не происходит. Заставляя себя не обращать внимания на мучительную боль, Раи Нуи бросился в атаку.
     Полностью сосредоточившись на извлечении силы из маски, Онева не сумел вовремя увернуться. Рогатая голова Раи Нуи ударила Тоа Камня о стену, и погрузила его в темноту.
     Теперь против чудовища стояли только Вакама и Ную. Обычно огонь и лед могли сделать почти все, работая вместе. Но против существа, которое смогло так легко разбить четверых Тоа, какой они имели шанс?
     Вакама обернулся и увидел, что Ную, очевидно от напряжения повредился в уме. Над ним нависал угрожающий массивный Раи, а Тоа Льда был занят изучением следов этого существа на обломках камней.
     - Ную! – крикнул он. – Ты не в Башне Знаний! Прекрати анализировать и начинай сражаться.
     - Я думаю, я нашел разгадку, - сказал Тоа Льда. – Дай мне время!
     Вакама воздвиг стену пламени, на несколько секунд отрезавший их от Раи Нуи. Потом он бросился к Ную, все еще наполовину убежденный, что Тоа Льда просто в беспамятстве:
     - Какую разгадку?
     - Взгляни сюда, - сказал Ную. – Это следы монстра нормального размера… а это его же, но когда он вырос. Есть что-то очень любопытное в разнице между ними.
     Тоа Огня взглянул на оба следа. Он все еще не видел, о чем говорит Ную:
     - Нет никакого различия. Они одинаковы.
     - Вот это-то и любопытно, - ответил Ную, поднимаясь. – Они должны различаться.
     Из глаз Раи Нуи вылетел луч, заморозивший стену пламени. Потом один-единственный удар разбил ледяную стену в осколки. Но барьер выполнил свою задачу, и слова Ную дали Вакаме идею. Может быть, это и способ победить это создание…
     - Нам надо сделать его большим, и я знаю как, - сказал Тоа Огня. Он закрепил свой метатель дисков на спине, готовясь использовать его, чтобы взлететь вверх.
     Ную покачал головой:
     - Ты видел, что произошло с Матау. Он тебя прихлопнет как муху.
     - Нет, если я полечу достаточно высоко и достаточно быстро. А что, у нас есть другой план?
     Ную должен был признаться, что это не совсем то, что он хотел сделать. Без дальнейших слов, Вакама активировал свой метатель и взлетел в воздух. Чудовище прыгнуло за ним, когда он пролетал над ним, но промахнулось. Как только Вакама понял, что находится достаточно высоко для того, чтобы чудовище не могло его достать, он начал метать огненные шары, взрывающиеся в воздухе.
     Ярость находящегося под ним Раи Нуи возрастала. Он мог остановить этих двух последних малышей, и поглотить их элементарные энергии. Но этот упорно летал вокруг и наполнял воздух ярким светом и теплом. Хотя созданное Тоа пламя было, по сути, пищей для существа, в своих смутных мыслях оно все еще испытывало инстинктивное отвращение к огню, как большинство Раи. Снова и снова, оно бросалось на Вакаму, заставляя его уворачиваться от ударов.
     На земле Ную нетерпеливо ждал. Он понял план Вакамы – это был единственное, что могло подействовать – но все зависело от реакции чудовища. А вдруг чудовище слишком примитивно, чтобы понять наилучший способ остановить летающего врага, - подумал он. – Или вдруг Вакама подлетит слишком близко.
     Ную решил использовать шанс, даже такой малый. Активировав телескопическую линзу на маске, он сфокусировал ее на Раи Нуи. Да, тот начал расти, но медленно. Ему хотелось знать, сколько энергии уже выкачали у Тоа в этом сражении.
     - Ну, этого все равно не узнаешь, - сказал себе Тоа Льда, готовя свои кристаллические шипы.
      Высоко над ним, Вакама тоже заметил, что монстр начал увеличиваться. Он подал сигнал Ную, а потом выпустил из своих  протянутых рук двойной поток пламени. В тот же момент Ную начал посылать в массивное создание одни ледяной столб за другим. Как и ожидал Вакама, это вызвало такой же эффект, как выбрасывание факела в Та-Метранский огненный колодец: их силы добавлялись к и без того огромной мощи Раи Нуи. Почти светясь от энергии, чудовище росло все больше и больше.
     Тоа Огня едва избежал очередного удара. Чудовище выросло уже до половины размера Колизея, и скорость его роста не уменьшалась. На мгновение Вакама забеспокоился, не ошибся ли он в своих догадках относительно природы чудовища.
     Если так, я все равно не смогу выжить и сожалеть об этом, - знал он. – Один удар его огромной лапы,  и я разобьюсь вдребезги.
      Занятый обдумыванием этого вопроса, Вакама не увидел следующей атаки Раи Нуи. Двигаясь невероятно быстро, его хвост рассек воздух, метя прямо в грудь Вакамы. Слишком поздно Тоа заметил опасность и попытался отодвинуться с его дороги. Жало приближалось, смерть была в нескольких дюймах… удар… Вакама ждал боли и темноты.
     Но он ничего не почувствовал. Жало Раи Нуи прошло через его тело, как если бы его владелец был призраком. Чудовище, все еще продолжающее расти, выглядело смущенным. Оно снова и снова ударяло своей мощной лапой, но не могло ни до чего дотронуться. Вакама видел, что силуэт существа заволновался, как мираж в нагретом воздухе. Оно зарычало, но звук был глухим.
     Вакама наблюдал, как существо продолжает расти, а его форма становится все более и более расплывчатой. Теперь его голова и плечи исчезли из поля зрения, пройдя сквозь потолок пещеры. Два Тоа продолжали посылать свою элементарную энергию в Раи Нуи, пока он постепенно таял в воздухе.  С последним печальным воплем существо исчезло,  как будто никогда не существовало.
     Ную опустил свой ледяной меч и упал на пол, в полном изнеможении.
     - Давай… не будем… делать так больше, - сказал он, ловя воздух.
     - Но это сработало, – ответил Вакама. – Ты был прав, разгадка была в следах.
     Ную показал рукой на один из глубоких отпечатков, оставленный созданием на камне.
     - Увеличение размера без увеличения веса. Его тело росло, но не его общая масса. Так что когда он стал таким большим, и впитал так много силы…
     - Его рост стал слишком большим для его массы, - сказал Вакама. – В итоге плотность его настолько уменьшилась, что его атомы разлетелись.
      Ную взглянул, какие повреждения нанесены пещере:
     - Давай будем надеяться, что ему понадобится много, много времени, чтобы опять собрать себя. Хорошо бы лет так тысячу.
     Позади них, Матау и Венуа поднялись на ноги. В углу Онева тоже очнулся, и пытался привести в себя Нокаму.   Ную не нужна была телескопическая линза, чтобы увидеть, что с Тоа Метру Воды произошло что-то очень плохое.
     Онева поднял глаза на своих друзей, в его глазах была паника:
     - Она умирает… Нокама умирает…

0

12

Глава 6
     Венуа посмотрел вниз на неподвижную фигуру Нокамы. В ней едва оставались проблески жизни. Он не сомневался, что только благодаря своей силе она еще цеплялась за существование.
     - Мы должны повернуть обратно, - сказал он. – Если мы вернемся на остров, мы сможем по крайней мере удобно уложить ее, прежде чем…
     - Он прав, - сказал Онева. – Эти туннели полны опасностей. Мы не можем рисковать еще большое повредить ей.
     Матау поднял Нокаму на руки. Онева и Венуа уже пошли обратно по тому пути, по которому они сюда пришли, и теперь Матау направился за ними. Они не оглядывались назад, полагая, что Вакама и Ную идут следом.
     - Мы не идем назад, - сказал Вакама. – Никто. Мы продолжаем двигаться в Метру Нуи, мы все.
     Шокированный, Онева уставился на Вакаму. Но еще больше его удивило то, что Ную стоял рядом с Тоа Огня, и его молчание говорило о том, что он согласен с этим нелепым утверждением. Что с ними случилось?
     - И там что?  - спросил Онева. – Даже если мы дойдем, даже если Нокама не умрет по дороге, все равно там нет никого, кто помог бы нам! Город лежит в руинах. Матораны погружены Макутой в сон.
     - Точно, - ответил Вакама. – Жизни сотен Маторанов зависят от нас. Мы должны спасти их. Это важнее, чем любая одна жизнь, даже жизнь Нокамы. Извини.
      Онева сжал свои протопитоны и бросился на Вакаму:
     - Не извиню, если ты собираешься так сделать, огнеплюй!
     Ную шагнул между двумя Тоа. Взглянув в его глаза можно было понять, что он не собирается бросать им вызов.
     - Остановитесь. Мы оскорбляем этим Нокаму – стоим здесь и спорим, пока жизнь уходит из нее. Онева, возвращение на остров ничего не даст нам, потому что там нет ничего, что может вылечить ее.
     Тоа Льда повернулся к Вакаме:
     - А ты мог бы вспомнить, что у нас есть еще одна причина вернуться в Метру Нуи, кроме выполнения нашей миссии. Там в Башнях Знаний могут быть древние знания, способные спасти Нокаму.
     - Если мы собираемся идти вниз, лучше бы нам пойти, - сказал Матау. – Ей становится все хуже.
     Тоа покинули в пещеру в неловком молчании. Венуа предложил понести Нокаму, но Матау оттолкнул его.
     - Я сам сберегу мою подругу-Тоа, - поклялся он.

     Теперь они шли намного быстрее, не обращая внимания на резьбу на стенах или боковые туннели. Онева шел рядом с Матау, как если бы думал, что его близость может как-то поддержать вспышки сердечного свечения Нокамы.
     Туннель суживался по мере того, как они спускались, и теперь везде был виден мох, покрывавший камни. Его пучки касались плеч Оневы и липли к его доспехам. Он с отвращением отбросил их со словами:
     - Что это за дрянь?
     - Я никогда не встречал в шахтах ничего подобного, - ответил Венуа, протягивая руку, чтобы достать мох и исследовать его. К его удивлению, тот отодвинулся, чтобы избежать его прикосновения:
     - А вот это странно.
     - Ты не мог бы не думать-беспокоиться о каких-то растениях? – резко сказал Матау. – Мы нужны нашей сестре-Тоа.
     Тоа воздуха собирался сделать следующий шаг, но обнаружил, что не может сдвинуть ногу. Он посмотрел вниз и увидел, что сотни тонких стебельков проросли из каменного пола и обвились вокруг его лодыжек. С остальными Тоа случилось то же самое. Вакама послал узкую струю пламени, чтобы сжечь ростки. Но как только пламя коснулось того, что его  связывало, более толстая, колючая лоза выскочила из пола и сама по себе завернулась вокруг его шеи, придушив его.
     Вакама схватил лозу, пытаясь оторвать ее от себя. Но только с помощью Ную удалось преодолеть ее силу и отодрать ее. Вакама открыл рот, чувствуя с ужасом, что старый враг возвращается.
     - Морбузак… - прошептал он.
     Ответивший ему голос исходил, казалось, отовсюду сразу, звуча как сухой треск мертвых веток. Это не было свистящее шипение Морбузака, но в голосе была та же тяжесть и то же ощущение распада и разложения.
     - Нет, - сказал он. – Я то, чем Морбузак хотел бы быть.
     Ную использовал свою силу льда, заморозив одну из покрытых мхом стен. Неприятный смех наполнил туннель. Мгновением позже лед разбился как стекло:
     - Я не так слаб, Ную. О, да, я знаю, кто вы. Я знаю всех моих врагов.
     Оневе удалось высвободить одну ногу:
     - Врагов? Мы никогда не встречались с тобой раньше. И прежде чем ты что-то сделаешь против нас, может быть, ты захочешь узнать, чем теперь стал Морбузак: пеплом на ветру.
     Лозы как щупальца зазмеились по туннелю по направлению к ним. Одна за одной, они сами собой обвились вокруг Тоа Метру, выдернули их на свободу и потащили глубже в темноту. Матау запротестовал, когда лоза вытащила Нокаму из его рук, и унесла ее бесчувственное тело.
     - Пойдемте ко мне, - сказал голос. – Пойдемте, и вы узнаете, почему я ненавижу вас больше всех остальных существ без исключения. Пойдемте, и вы узнаете, какое вы причинили мне зло, и как вы за это заплатите.

0

13

Маторанская легенда рассказывает о времени задолго, задолго до основания Метру Нуи, может быть даже до прихода самого Великого Духа Мата Нуи. В эти древние времена Матораны непрестанно трудились  в темноте, почти не зная, для чего нужна их работа. Тем Маторанам, которые хорошо выполняли свою работу, в качестве награды могло быть разрешено путешествие в место, называемое Артакха, где они могли трудиться при свете и не тревожась своем будущем. Со временем об Артакхе стали говорить как о мифе, таком же как и «Великое Избавление» Маторанов, которое должно  было спасти их от зла.
     Но для тех Маторанов, которые работали плохо, жизнь была совсем иной. Их направляли в место, по сравнению с которым Большая Плавильня Та-Метру показалась бы слабым источником тепла. Никто не знал что там происходило, но говорили, что никто из отправившихся туда Маторанов никогда не возвращался. Это пугающее место никогда не имело собственного названия, и вместо этого его называли именем того существа, которое им управляло:
     - Карзахни, - прошептал голос.
     Вакама вздрогнул, услышав пугающее имя, произнесенное захватившим его растением. Но он был согласен, что пещера, в которую их притащили, могла быть домом мифологического существа. Здесь не горело никакого огня,  и пещера была  заполнена мутантами-Раи, некоторые из которых были мертвыми, а некоторые очень даже живыми. Но он понимал, что правила здесь не смерть – а страх, такой невыносимый, что был почти ядовитым.
     Само растение было мало похоже на Морбузак. Это не была лиана, а скорее скрученные стволы и ветки, похожие на искаженную извращенную версию одного из тех деревьев, что росли на острове наверху. Его вещество срослось с камнями пещеры, даже в большей степени чем Морбузак со стенами Большой Плавильни.
     - Вы знаете имя, - прошептало создание. – Конечно, вы знаете. Это показалось забавно моему создателю – дать мне имя существа, которого Матораны в прошлом так ненавидели и боялись… показывая, что сила вызвать страх должна была потом жить во мне.
     - Чего ты от нас хочешь? – спросил Ную.
     - Чего? Я не хочу ничего, - ответил Карзахни. – Так, небольшая просьба к маленьким существам. Необходимость ? Ах, есть много того, что мне нужно, и во многом вы можете мне помочь. А для начала, подарок…
     Глаза Тоа последовали за одной из лоз, медленно двинувшейся по направлению к дальней стене. К стене была пришпилена фигура, которую Матау узнал слишком хорошо: огромная змея, напавшая на него в туннеле.
     - Ваш друг, полагаю, - сказал Карзахни. – Я обнаружил его, когда он полз через проходы, не сомневаюсь, планируя напасть на вас снова. Это глупое существо думало, что сможет проскользнуть незамеченным мной.
     Карзахни понизил голос. Его тон стал заговорщическим:
     - Вот почему его род не выжил, Тоа… а мой – будет править..
     Полусгнившая ветвь показала на остальных Раи, которые скользили, ползали и бродили по пещере.
     - Моя цель проста – сила и мщение. Сила у меня есть, больше чем нужно – неудачный эксперимент моего создателя. А мщение… если вы меня обманете, Тоа Метру, моя месть обрушится на вас.
     - О чем он говорит? – шепотом спросил Онева Ную.
     - Я не знаю, - ответил Тоа Льда. – Но если и есть что-то, чему я научился от Морбузака, так это то, что с растениями спорить бесполезно.
    - Но твоя месть, наверно, будет слаще, если ты направишь ее против всех шестерых? – спросил Вакама захватившее их в плен существо. – Как можешь ты в полной мере получить удовлетворение, если один из нас умирает?
     - Мы все умрем здесь, Тоа, - сказал Карзахни так спокойно, как если бы они обсуждали погоду. – Я просто полагаю, что я умру последним.
     Лозы освободили шестерых Тоа, и даже аккуратно положили Нокаму на пол пещеры. Матау бросился проверить ее состояние, и обнаружил, что ей стало только хуже с тех пор, как их поймали.
     - Какое зло-вред причинили мы тебе, монстр, что ты не даешь нам спасти нашу подругу? – заявил Тоа Воздуха.
     - Ты обокрал меня, Матау, - последовал ответ. – Вы атаковали моего создателя, заточили его в месте, которого я не могу достигнуть, и поэтому вы должны искупить свою вину.
     Конечно, - подумал Вакама. – Почему я не догадался об этом раньше?
     - Макута, -  выдохнул он. – Тебя создал Макута, а мы победили его. Теперь ты сердишься, потому что хочешь спасти своего создателя.
     - Спасти? Спасти? – смех Карзахни перешел в оглушительный крик. – Дураки! Я хочу его смерти!
     Ошеломленные Тоа стояли молча, с трудом постигая то, что только что услышали. Потом Венуа не смог больше сдерживать любопытство:
     - Если Макута создал тебя, - начал он, - Тогда почему…
     - Создал меня… и отказался от меня, - проурчал Карзахни. – Он сделал меня слишком хорошо. Я был слишком сильным и слишком умным. Я бы не удовольствовался преследованием обитателей города на окраинных улицах, или даже правлением в Метру Нуи. Я бы ловил Маторанов везде, поймал бы их всех и прикончил их царство! Я не хотел их подчинения и их преданности, как Макута – только их гибели.
     Вакама не мог придумать что сказать. Все это согласовывалось с теорией, которая у него сложилась во время путешествия к острову, и теперь подтверждалась. Макута создал Морбузака и выпустил его в Метру Нуи, как прелюдию к своему плану погрузить всех Маторанов в столетний сон. Карзахни был его первой попыткой, но слишком мощной для целей Макуты.
     Но он-то не смог победить нас, - подумал Тоа Огня, - А эта штука может успешно это сделать.
     Нокама застонала. Ветви Карзахни двинулись к ней, но Матау ударил по ним своими аэрослайсерами. На мгновение показалось, что ветви приготовились к атаке, но вместо этого они мягко опустись на пол.
     - Вашей подруге осталось немного времени, - сказал Карзахни. – И как предполагал Вакама, вы нужны мне все шестеро, по причинам, о которых он и не подозревает. Потом вы выполните одно мое задание. Выполните его, и может быть я смогу быть лекарством для Тоа Воды.
     Онева взглянул на Ную, потом на Вакаму. Было очевидно, что никто не понимал Карзахни в этот момент. Но если он восстановит здоровье Нокамы, даже на короткое время, они как минимум получат шанс в битве. А это было все, что требовалось Тоа.
     Одна из ветвей двинулась снова. Матау снова шагнул остановить ее, но Вакама покачал головой. Тоа Воздуха отступил, не отрывая глаз от руки растения. Она закачалась над Нокамой, сама собой скрутилась несколько раз, и в конце концов выдавила из себя  несколько капель мутной серебристой жидкости. Они упали в рот Нокаме. Через несколько секунд в ее  глазах появился свет.
     - Где я? Что… - сказала она, садясь.
     Матау потянулся заключить ее в объятия. Нокама оттолкнула его со словами:
     - Ты с ума сошел, братец? И что… в чем дело? Где огромное чудовище, с которым мы сражались?
     - День тот же – монстр другой, - сказал Тоа Воздуха, помогая ей подняться на ноги.
     Вакама шагнул вперед:
     - А теперь, что за задание?
     - Простое для таких храбрых героев, - ответил Карзахни, посмеиваясь. – Вы шестеро выйдете из этой пещеры через южный выход. По дороге вы найдете склеп в стене туннеля. Оттуда вы возьмете черный сосуд. Вы используете этот сосуд, чтобы набрать в него энергетического протодермиса в одной из многочисленных берлог Макуты и принесете его сюда ко мне.
     - Если это так просто, почему ты не сделаешь это сам? – спросил Онева.
     Ветви Карзахни раздраженно зашелестели:
     - Я не создан для передвижения – это ты и сам мог бы увидеть, Тоа Камня, если бы твоя голова не была заполнена одними булыжниками.
     Онева проигнорировал оскорбление и взглянул на пещеру глазами тактика. Он ничуть не сомневался, что Тоа Метру могут сразиться с этим созданием и победить. Но дальше что? Если он развалится, как это произошло с Морбузаком, станет невозможно получить еще противоядия для Нокамы. Как ни тяжело было с этим согласиться, сейчас не стоило сражаться, а нужно было время, чтобы подумать.
     Вакама, по-видимому, был согласен с этим, потому что сказал:
   - Хорошо, Карзахни. Мы выполним твое поручение. Но если ты планируешь предательство…
     - О, идите-идите, - ответил Карзахни. – Ложный Турага Дьюм… Ваки… Акму… даже сам Макута – все они поняли бы это, Вакама. Что за жизнь без небольшого предательства?

0

14

Глава 7
     Когда Венуа впервые начал работать в Ону-Метранских Архивах, он допустил классическую ошибку новичка: он заблудился. Его послали на четвертый подуровень проверить состояние пепельного медведя, но он просчитался и вышел двумя уровнями ниже. Эта область была ему незнакома, и использовалась некоторое время назад Мавраком для экспериментов с  грызунами Кинлока, но грызуны вырвались на свободу и уровень был на карантине. Со временем Кинлоки сожрали стены и светящиеся камни и только их инстинктивный страх перед Нуи-Рама мешал им прорваться в другие части Архивов.
     Даже сейчас он хорошо помнил  прогулку по темным пустым коридорам, и звуки проносящихся вокруг него Кинлок. В любой момент одна или две могли броситься и укусить его, а затем повалить на пол и убить. Плохо было то, что он не знал, что находится внизу под ним – и еще хуже то,  что он знал, что Кинлоки едят все, что не съедает их первыми. Все инстинкты Венуа подсказывали ему бежать как можно быстрее, но разум говорил, что это лучший путь к скорейшей гибели.
     В путешествии по южному туннелю эта память вернулась к нему со всей силой. Как ненаучно это ни звучало для ветерана архивов, атмосфера этого туннеля была пропитана злом. Даже не обращая внимания на вырезанных на стенах ужасных Раи и странных созданий, которые ползали и летали позади него, он не мог избавиться от ощущения, что в этом месте находится что-то чудовищное. Чем дальше они уходили отсюда и приближались к Метру Нуи, тем счастливее он становился. В конце концов, даже поврежденный землетрясением город должен был быть лучше, чем это.
     Вакама шел прямо позади Венуа, но остановился подобрать диски Канока, разбросанные по коридору. Откуда они здесь взялись, оставалось тайной, пока он не заметил разбитый ящик, еще содержащий несколько дисков и покрытый изображением масок Канои, непохожих ни на одну из виденных им раньше. Очевидно, Макута занимался и изготовлением масок, но насколько успешно – сказать было невозможно.
     У Оневы в этом путешествии была трудная задача. Используя свою связь с камнем, он пытался почувствовать пустое пространство в стенах, в котором мог бы скрываться необходимый им сосуд. Нокама жалась к нему, только чтобы избавиться от Матау, который не отходил от нее с тех пор, как она пришла в себя.
     - Ты что-нибудь нашел? – спросила она уже в пятый раз за несколько минут.
     - Я не уверен. Здесь есть что-то прямо над нашими головами, но я не чувствую ничего похожего… подожди. –      Онева медленно положил руки на камень. – Вот здесь, сзади. Я не знаю, что там внутри, но это точно какой-то пустой отсек.
    Остальные Тоа столпились вокруг. Венуа предложил использовать дрель, чтобы вскрыть склеп, но Онева отодвинул его назад:
     - Этот способ забавнее, - сказал он, ударяя кулаком в крошечное отверстие в стене.
     Кулак Тоа коснулся камня, и камень рассыпался. Герои попытались увидеть содержимое комнаты через облако каменной пыли. Онева нетерпеливо наклонился вперед:
     - Кажется, я что-то заметил.
     Какой-то призрак выскочил из глубины комнаты, так быстро, что  никто не успел его разглядеть. Потом Онева отступил назад, прижимая руки к маске с воплем:
     - Снимите это!
     Нокама бросилась к нему. Что-то приклеилось к его маске Канои, но она никогда не видела ничего похожего раньше. У создания было лицо краны Борока, которую она видела в Архивах, и длинная змеевидная форма крааты Ракши. Но времени анализировать не было, потому что она могла видеть действие, которое оказывало это на Тоа Камня.
     Руки Оневы опустились. Когда он заговорил, его голос стал механическим, так, по представлениям Нокамы, могли бы говорить Ваки, если бы их программа позволяла им это:
     - Они… они… они…- повторял он снова и снова.
     Венуа двинулся снять существо с Канои Оневы, но Ную остановил его:
     - Подожди. Дай ему сказать, - сказал Тоа Льда. – Мы можем узнать что-нибудь важное. Онева, кто «они»? О ком ты говоришь?
     Тоа Камня медленно повернулся и посмотрел на Ную. Его глаза были пустыми:
     - Они… слишком поздно… поздно что-то делать… всему конец. Висораки. Висораки. – Онева начала трясти крупная дрожь. – Висораки! Конец! Они идут. Они ждут. Они знают. Они… они знают…
     - Ную, останови его! – закричала Нокама.
     Вакама выступил вперед:
     - К черту знания, он один из нас, - сказал он, выпуская столб пламени. Огонь поглотил существо, превратив его в отвратительно воняющий пепел. Вакама был так точен, что маска Оневы даже не дрогнула. Тоа Камня отступил назад и прислонился к стене, чтобы не упасть.
     - Ты в порядке? – спросила Нокама.
     - Да… думаю что да… - ответил он, все еще дрожа. – Но… Не хотел бы испытать это еще раз.
     - Что ты видел? Что такое Висорак? – настаивал Ную.
     Онева смущено покачал головой.
     - Я не знаю. Это были не мои слова, не мои мысли. Я помню… что-то… что-то ужасное, всюду… похитители жизни… но ничего больше сказать не могу. Вакама? Твои видения похожи на это?
     Тоа Огня пожал плечами, испытывая неловкость при этом вопросе. Он никогда не любил обсуждать свои странные видения будущего:
     - Думаю, что да. Иногда.
     - Тогда мне жаль тебя, брат, - сказал Онева тихо. – Правда, жаль.
     Венуа вновь обратил внимание на склеп. Если бы кто-то спросил, он бы отоветил, что ищет сосуд, который они здесь должны были обнаружить. Но в тайне он надеялся найти внутри еще одно такое существо. Гибрид, а может быть, симбиот, - думал он. – Я бы поставил на кон свою репутацию, что это так. Ную был прав, здесь мы можем приобрести так много знаний – но не ценой психического здоровья Оневы.
     К его разочарованию, больше ничего такого в склепе не было. Но у задней стены находился сосуд, сделанный из странного черного металла. Венуа схватил его и повернулся к остальным Тоа:
     - Начало положено. Теперь нам нужен только энергетический протодермис.
     Матау улыбнулся:
     - Библиотекарь, это все равно что сказать, что нам нужно «только» почистить-отполировать зубы Муаки… изнутри.

0

15

После всего, что уже случилось с ними в этом путешествии, Тоа Метру надеялись спокойно добраться до логова Макуты. Но они сильно ошибались. Чем ближе они подходили к месту своего назначения, тем чаще и быстрее пробегали мимо Раи, как знакомые, так и мутанты, которых Матраны не могли себе представить даже в худших снах. Некоторые спасались от них бегством, с некоторыми приходилось сражаться, но Тоа не находили ничего славного в таких сражениях. Даже Ную, который никогда не ощущал никакой связи между собой и миром природы, чувствовал, что этими чудовищами движет безумие, а не злоба. Понимание этого вызывало дрожь даже у Тоа Льда.
     Они победили уже в десятый  раз, а может в сотый. Они потеряли счет, сколько Раи они уже победили, и опасались что сейчас хлынет новый поток. Матау осмотрел поле сражения и сказал:
     - Даже пойманный в ловушку, Макута имеет так много стражей-бойцов. Они наверно были нужны ему, когда он делал своих монстров.
     - Они не стражи, - сказал Ную. – Может быть, они и были когда-то ими, но они не пытаются остановить нас на пути к нашей цели.
     - Тогда почему они нападают на нас и рычат?
     - В этом нет ничего странного, Матау. Как бы ты реагировал, если бы пытался откуда-то сбежать, а кто-то перекрывал тебе дорогу?
     Слова Ную заставили Вакаму остановиться. Он понял следующий из них вывод, и хотел бы просто отвергнуть теорию Тоа Льда как темную фантазию, вызванную этим ужасным местом. Единственной проблемой было то, что Ную имел неприятную привычку оказываться правым.
     - Подумайте об этом, - продолжил Тоа Льда. – Нуи-Джага, который бежал к своей смерти… Муака, боль и тревогу которой почувствовала Нокама… и странные существа, которых мы встречали все это путешествие. Мы так привыкли к битвам, что видим врага даже когда его нет, братья и сестра. Эти чудовища не посланы против нас – они сами убегают от чего-то.
     - А вы помните нашествие каменных крыс? – спросил Венуа. – Ну, тогда, когда они кишели на улицах Та-Метру и разрушили район? Все думали, что на поверхность их выгнали ярость и инстинкты … пока мы не открыли, что рой Нуи-Рама вырвался в технические туннели и разорил крысиное гнездо.
      Память Вакамы о том ужасном времени была еще слишком живой. Даже Тоа Ликан, который побеждал самых могущественных Раи, почти ничего не мог сделать для отражения нападения этих маленьких существ.
     - Они не собирались нападать на метру, - сказал он  вслух. – Они просто пытались убежать подальше от чего-то худшего, чем они сами.
     Тоа остановились в молчании, думая о десятках чудовищ, с которыми они столкнулись с тех пор,  как вошли в этот лабиринт теней. И один и тот же вопрос крутился в голове у каждого: Что может быть ужаснее того, что мы уже видели?

0

16

Глава 8
     Никакая резьба на стенах не обозначала  путь в логово Макуты, никакие знаки предостерегающе не советовали Тоа идти обратно, если они дорожат своими жизнями. Только темнота становилась все непрогляднее по мере из спуска по туннелю – темнота и непрерывный шепот Карзахни, исходящий от растущих на стенах туннеля растений.
     - Ну, Тоа, - говорил он назойливо, – вы приближаетесь к месту, где я родился. Вы уже чувствуете в душе холод, и все ваши мысли протестуют. Это место живо в моей памяти. Идите осторожно, мои союзники.
     - Союзники, - проворчал Вакама. – Я бы лучше объединился в команду с самим Макутой.
     - Макуты здесь нет, - прошептал Карзахни. – А я есть. Это обстоятельство и дало мне такие возможности.
    Дискуссия была прервана Венуа, который остановился, дойдя до закрытого конца туннеля:
- Я думаю, мы пришли, Вакама. Но я чувствую что-то в земле… силу… движение. Что-то здесь есть, но я не понимаю, что.
     - Тогда не будем заставлять его ждать, - сказал Вакама. Положив руку на металлическую дверь, он проплавил в ней дыру. Потом он отступил назад, давая Венуа возможность заглянуть внутрь и ухватиться за что-нибудь. С большим усилием Тоа Земли снял дверь с петель
     Запах дыма, гнили и расплавленного протодермиса обрушился на Тоа Метру как удар. Они почти ожидали увидеть крылатую фигуру в доспехах, появляющуюся из темноты, но ничего движущегося внутри не было. Тоа нерешительно вступили в комнату, каждую секунду ожидая нападения.
     Массивные каменные колонны, стоявшие в четырех углах берлоги, были покрыты такими древними символами, что Даже Маска Перевода Нокамы оказалась бесполезной. Вдоль стен выстроились большие статические трубки, похожие на те, что использовались в Архивах. Некоторые были разбиты, другие еще содержали Раи, большинство из которых были мертвыми. Существа были переделаны до неузнаваемости, казалось невозможным, что они вообще могли существовать.
     Важнейшее место в комнате занимал расположенный в центре пола большой серебристый бассейн энергетического протодермиса. Его поверхность была такой спокойной, что Ную даже показалось, что она покрыта льдом. Тоа Метру собрались вокруг круглой впадины, в которой находился предмет желаний Карзахни.
     - Впечатляет, - сказал Матау. – Если это может делать то, о чем говорил-сказал Ную….
     - Сила создавать и разрушать, - прошептал Ную. – Что может быть могущественнее? Имея это, можно подняться до невообразимых высот.
     - Или погибнуть во мраке подземелья, - сказал Вакама. – Давайте не будем забывать, что в этом месте появились Морбузак, Карзахни и множество других монстров, рожденных безумием Макуты и силой, вроде этой.
     Тоа Огня взял у Венуа сосуд и нагнулся зачерпнуть вещества из бассейна:
     - Чем скорее мы возьмем то, что нам надо и уйдем отсюда, тем лучше.
     Едва сосуд прикоснулся к поверхности энергетического протодермиса, она закипела. Матау отдернул Вакаму от борта бассейна, потому что жидкость волновалась все сильнее, как если бы внутри что-то взрывалось. Потом, на глазах пораженных Тоа Метру, что-то поднялось из бассейна.
     Вначале они подумали, что это просто волна протодермиса, которая сейчас обрушится на них. Но нависшая жидкость остановилась, а потом начала сама собой менять форму, образуя голову и две руки. На голове начали появляться черты лица, и а на концах рук выросли ладони. Но вещество осталось прежним, изменилась только форма, в которой появилось сходство с Тоа Метру. Когда все было закончено, из бассейна появилось живое существо, сделанным полностью из энергетического протодермиса.
     - Я страж этого места, - сказал он. Тон был холодным и бесстрастным, голос грохотал в комнате как гром. – Вы пришли взять то, что запрещено. Этого не будет.
     - Кто ты такой чтобы мешать нам? – спросил Вакама смело. – Мы Тоа Метру из города легенд, и мы просим только небольшую порцию того, что ты защищаешь, для жизненно важного дела.
     - Вы хотите создавать или убивать созданное? – спросило протодермисное существо.
     - Ни то, ни другое, - сказал Ную. – Мы пытаемся купить у Карзахни свободный проход в Метру Нуи, надеясь спасти Маторанов, пойманных там в вечный сон.
     Рябь пробежала по существу, когда оно услышало слова Ную. Потом оно посмотрело на Тоа Льда и сказало:
     - Карахни мне известен, потому что я присутствовал при его рождении… с первого момента своего существования он претендовал на роль повелителя теней. Я его не люблю за это, поэтому вы не получите то, что ищете.
     - Но Матораны….
     - Что для меня Матораны? – резко сказало существо. – Они едва живы. Жизнь это я. Вот, посмотрите.
     Существо подняло руки, и поток энергетического протодермиса выплыл из его ладоней. Оно поймало крошечное жужжащее насекомое, которое пролетало недалеко от потолка. Тоа со страхом смотрели на метаморфозы насекомого, которое выросло в тысячи раз, его крылья раскинулись на 200 футов, его жало заменилось пастью, заполненной металлическими зубами. Оно двинулось на собравшихся вместе Тоа Метру.
     - Разбегаемся! – крикнул Вакама. – Вместе мы слишком хорошая мишень!

0

17

Ную нацелил столб льда в летающее чудовище. Существо в ответ быстро замахало крыльями. Ледяной снаряд резко остановился и изменил направление, полетев обратно к Ную, ударил Тоа Льда в лицо и сбил его с ног.
     - Интересно, - промурлыкало протодермисное существо. – Механизмы его защиты усилены, так что вибрация его крыльев создает поле, способное отразить силу, направленную против него.
     - Это не какой-нибудь эксперимент! -   крикнул Венуа, едва успевая отпрыгнуть с пути насекомого-мутанта. – Это реальность!
      - Такая же реальность, как Архивы Метру Нуи? – ответило существо. – Ты сильно беспокоился о том, как себя чувствуют маленькие создания, которых вы сажали в клетки, и изучали, и таращили на них глаза? Нет, Тоа. Я по отношению к вам то же, что вы для этих маленьких Раи. Вы все  насекомые для меня.
     Онева отскочил от щелкающей зубами пасти монстра:
     - Великолепно. Мы сражаемся, а он читает лекции.
     Пока другие Тоа сдерживали натиск создания протодермисного существа, Нокама стояла в стороне и следила за его перемещениями. Хотя теперь и намного более опасное,  оно сохранило свои прежние инстинкты, и его стратегия не изменилась. Вместо того, чтобы атаковать и уничтожать своих врагов, оно упорно пикировало на них и затем отступало, как это делало бы маленькое насекомое. Она увидела благоприятную возможность, и знала, что никто не сможет использовать свое преимущества лучше, чем она.
     Когда существо снова опустилось, она прыгнула ему на спину. Оно немедленно взмыло к потолку, но она уцепилась за него, и медленно переползла к его голове. При таком ее положении чудовище не могло повернуться и укусить ее, а вместо этого начало двигаться вниз и вверх в попытках стряхнуть ее.
Нокама приготовила свой гидрокинжал. Прежде чем чудовище успело среагировать, она пропустила инструмент под его горлом и перехватила второй рукой. Затем она надавила на  лезвие, назад и вправо. Столкнувшись с перспективой повернуть или задохнуться, создание свернуло направо.
     - Что делает эта сумасшедшая учительница? – спросил Онева.
     - Управляет им, - ответил Ную.
     - Интересно, а будет это работать с птицами Гукко? – поинтересовался Матау.
     Над ними Нокама была занята борьбой с волей создания. Каждый раз, когда оно пробовало спикировать по направлению к Тоа Метру, она налегала на кинжал и заставляла его повернуть обратно. Создание издало звук - нечто среднее между жужжанием и визгом. Используя маску перевода, Нокама ответила:
     - Я не пущу тебя. Ты можешь или врезаться в стену и убить нас обоих, или работать со мной.
     Тоа – товарищи Нокамы – смотрели как создание прекратило свой дикий полет и перешло на полет по кругу у потолка пещеры. Хотя они уже и видели раньше переговоры Нокамы с вожаком стада Киканало, им было трудно представить, что она смогла покорить такое чудовище. Протодермисное существо тоже с интересом наблюдало за ее попытками, но выражение его жидкого лица показывало, что оно начинало терять терпение.
     - Что я начал, - сказало оно, поднимая руку, - я могу и закончить. – Струя энергетического протодермиса вылетела из его руки, и ударила летящее в воздухе создание. Оно скорчилось от боли и упало на землю. Нокама спрыгнула с его спины и создала поток воды, чтобы замедлить падение, пока Матау не поймал ее.
Раи ударился о землю и лежал, пока в конце концов бесследно не растворился.
     - Судьбой этого создания не было трансформироваться во второй раз, - сказало существо. – И на этот раз произошло вот что. Учитесь на этом примере, Тоа.
     Вакама зарядил в дискомет ослабляющий диск и прицелился.
     - Единственное, чему мы научились – это то, что ты бессердечен, как и твой повелитель Макута, - огрызнулся он, посылая диск Канока в свою мишень.
     Существо пассивно ждало приближения диска. Диск ударил его в голову и тут же рассыпался.
     - Повелитель? У меня нет повелителя. Может ли кто-нибудь надеяться повелевать мировой силой? Забудьте об этом глупом предположении и убирайтесь прочь, Тоа! Не раздражайте меня.
     Существо подчеркнуло свои слова еще одной струей энергетического протодермиса, на этот раз нацеленного в Матау. Венуа оттащил Тоа Воздуха с пути жидкости прямо перед тем как она должна была в него ударить:
     - Отходи!
     - Но я мог бы – ох! - трансформироваться, - сказал Матау, ударяясь о пол. – Я мог бы стать Тоа с новой силой.
     Венуа взглянул на то, как протодермис ударил в стену, поглотив ее без остатка:
     - Знаешь, брат, иногда мне кажется, что у тебя даже не столько же здравого смысла, сколько у этой стены, - проворчал он, - а как минимум вдвое меньше.
     Существо быстро вызвало мутации червей, микробов, десятка различных существ, в своей обычной форме не представлявших опасности. Но когда их коснулась мощь энергетического протодермиса, они превратились в чудовищные версии самих себя, и каждый из них был достаточно силен, чтобы победить Тоа.
     Тоа Матау защищался, используя против созданий протодермисного существа одновременно свою элементарную силу и силу маски.  Вначале было похоже, что Тоа не справятся с многочисленными врагами. Но когда Маска Ночного Видения Венуа ослепила каменного червя и загнала его под землю, остальные ободрились. Дюйм за дюймом, они продвигались вперед и в конце концов  весь этот ужас погиб или улетел.
     Когда борьба закончилась, Вакама дал сигнал Тоа разойтись и окружить бассейн. Он, Ную, Онева и Нокама заняли позиции напротив четырех колонн. Существо не делало никаких попыток остановить их.
     - Ярость лужи, - сказал Ную. – Что может быть забавнее. Покажи нам, существо, что такое гнев  бадьи с водой.
     Существо выстрелило своим веществом в четвертый раз, но не в Ную, а во что-то позади него. Удар попал в дальнюю стену, но на этот раз камень не растворился. Вместо этого, двуногое каменное существо отделилось от стены и двинулось к Тоа Льда.
     - Я думаю, это момент когда такие «маленькие существа» как мы должны были закричать от страха и убежать, - сказал Онева. – Вы знаете, друзья, что мы в По-Метру делаем с камнями?
     Тоа Камня послал свою элементарную силу против создания протодермисного существа. В тот же момент ноги каменного монстра хрустнули:
     – Мы разбиваем их.
     Еще одна волна силы, и руки создания отвалились и упали на пол:
      – Мы разрезаем их.
     Заключительный энергетический удар, и каменное создание рассыпалось в пыль.
     - А иногда мы просто забываем про них, - сказал Онева. Сконцентрировавшись, он стянул каменную пыль и соединил рассыпавшиеся осколки вместе, придав им форму булыжника. – И начинаем все снова.
     Онева опустил руки и взглянул на протодермисное существо:
    - Здесь наши силы равны, а?
     Что-то в тоне Оневы зажгло гнев существа. Оно выпустило очередную струю протодермиса. Онева отступил, и струя ударила в колонну, пожрав камень. Вакама увидел это и улыбнулся.
     - Я думаю, что такое высшее существо могло бы лучше целиться, - крикнул он. – Или ты умеешь сражаться только чужими руками?

0

18

Существо завертелось и послало еще один поток, снова промахнувшись и расплавив вторую колонну. Затем оно тоже улыбнулось:
     - Ага. Я понял, чего вы добиваетесь. Вы хотите заставить меня разрушить все четыре колонны и похоронить нас всех.
     - Ну, похоронить тебя, - сказал Матау. – Что касается нас - ни в коем случае.
     - Ты прав, - сказал Вакама. – Мы мудрее нас, так то бесполезно пытаться тебя обмануть. И ни один из нас не может надеяться тебя победить…
     Тоа Метру прошли долгий совместный путь с тех пор как победили Морбузака в Метру Нуи. Они столкнулись с предательством, остановили Макуту, нашли путь на новый остров и теперь – обратно. Так что все знали, что утверждение Вакамы не просто слова, а призыв к действию.
     Тоа Огня первым взмыл вверх к потолку. Онева и Венуа были следующими, использовав свою силу чтобы создать четыре стены земли и камней вокруг бассейна. Протодермисное существо разбило их, но столкнулось с новыми каменными и земляными барьерами. Над ним, Матау и Нокама объединили свои силы, чтобы образовать яростный шторм внутри пещеры. Молнии засверкали у бассейна, обжигая каменный пол.
     Протодермисное существо поворачивалось туда, и сюда, неуверенное куда ударить вначале. Оно легко могло прикончить любого Тоа, но куда направить свою силу? Выбрать одного значило оказаться уязвимым к нападению остальных, и хотя они не могли повредить ему, они могли как-нибудь повредить бассейн.
     Матау напал следующим, используя лезвия своих аэрослайсеров и власть над ветром, чтобы закрутиться в воздухе. Существо проследило за ним и выстрелило в Тоа Метру струей протодермиса. Матау засмеялся и развернулся на 180 градусов, уклоняясь от потока, который вместо этого разрушил третью колонну. При виде этого существо закричало от ярости.
     Вакама подал сигнал остальным остановиться. Он опустился на пол и встал лицом к лицу с существом, с нескольких дюймах от него.
     - Осталась одна колонна, - сказал Тоа Огня. – Мы могли бы не успеть разбить четыре прежде чем ты остановишь нас, но одну? Это мы можем сделать.
     - Вперед! – усмехнулось существо. – Обрушьте на меня дождь из тысяч тонн камней. Я прожгу путь сквозь камни и заплачу вам за этот вызов.
     Ную присоединился к Вакаме:
     - Возможно. Или может быть столкнешься еще с одним маленьким интересным проектом Макуты – существом, которое ест энергетический протодермис, и это будет твоим концом. Может быть, ты бы исследовать это?
     Онева небрежно прислонился к оставшейся целой колонне:
     - Звучит интересно. Давай не будем держать их двоих порознь.
     - Вы говорите, не зная, - сказало существо. Оно не выглядело уверенным в своих словах.
     - Тогда Онева может разбить камни и мы проверим это, - сказал Вакама. – Или мы можем договориться об обмене. Мы получаем пузырек протодермиса и уходим, целыми и невредимыми, и этой комнате не будет больше нанесено никакого вреда.
     Существо в раздумье остановилось. Потом оно наклонило голову и сказало:
     - Ну, ладно. Как высшее существо, я могу позволить себе быть… великодушным.
     Вакама погрузил сосуд в бассейн и набрал в него немного драгоценной жидкости. Потом он медленно отступил назад, не отрывая глаз от существа. Когда он и другие Тоа были недалеко от выхода, они повернулись и направились в туннель.
     Нокама первой услышала громкий звук, как если бы на них направлялась стена воды. Она повернулась, и увидела, что существо образовало из себя приливную волну, устремившуюся за ними. Она крикнула, предостерегая, но к тому времени другие Тоа уже тоже заметили опасность. Онева ударил своей элементарной энергией в последнюю колонну и разбил ее, обрушив каменный потолок на пол.
     Существо на мгновение застыло на месте, пораженное. Потом лавина камней обрушилась на него, огромный вес сломал каменный пол под ним. Спасаясь в туннель, Тоа Метру увидели, как комната вместе с существом провалилась в темноту.
     - Вот она, проблема с высшими существами, - сказал Онева. – Они много врут.
     - Такое опустошение, - сказала Нокама, грустно качая головой. – Макута, Карзахни, а теперь это… так много силы, так много знаний, но никакого духовного начала – только тяга к разрушению.
     Тоа повернулись и быстро двинулись по туннелю, оставив комнату позади.

0

19

Глава 9
     Тоа Воды чувствовала «глаза» Карзахни весь обратный путь к его секретному подземному жилищу. Она почти чувствовала, как он ждет их приближения с энергетическим протодермисом. В этот момент она решила, что не позволит другим вести переговоры с этим порочным созданием, даже если это будет означать ее собственную смерть.
     Ветви растения раздвинулись, как бы приглашая их войти в пещеру.
     - Удивлен, что все вы остались в живых, - прошептал Карзахни.
     - Не просто остались в живых, - сказал Вакама, предъявляя сосуд. – У нас есть то, о чем ты просил. Теперь сдержи свое слово и вылечи Нокаму.
    Мириады частей Карзахни зашелестели. Лоза двинулась, чтобы выхватить сосуд, но Вакама спрятал руку за спину. 
     - Я не давал вам никакого слова, - сказало создание. – И мне надо проверить, что вы мне принесли. Дай мне это сделать, или знай, что ты погубишь свою подругу.
     - Как погибаешь ты сам? – спросил Ную. – В этом путешествии с самого начала все было не таким, чем оно казалось. Мы боролись с существами, которые, мы думали, хотели повредить нам, а на самом деле просто убегали. А ты, такой уверенный в своей силе… тебе ведь осталось жить совсем мало времени, так ведь, Карзахни?
     Ветви растения придвинулись к стволу, как бы готовясь к атаке:
     - Ты очень умен, Ную. Тебе бы следовало быть Ваки.
    - Скажи это себе, - ответил Ную. – Все здесь умирает. Макута давал своим созданиям ограниченное время жизни, не так ли, чтобы они не представляли для него угрозы.
     Карзахни засмеялся:
     - Нет, Тоа Льда.  Он просто не хотел беспрестанно сталкиваться со своими «неудачами». Но с тем, что в этом пузырьке, я превзойду его самого.  Я сделаю все, что он не смог, и в конце, я буду повелителем, а вы рабами. А теперь давайте мне этот сосуд.
     Вакама поднял пузырек с энергетическим протодермисом в воздух и слегка наклонил его, как если бы собирался вылить его содержимое на землю:
     - Я проверю его, если ты хочешь.
     - Ты не сделаешь этого! – крикнул Карзахни.
     Улыбка Тоа Огня заставила похолодеть даже других Тоа:
     - Карзахни, после того, что я видел за эти последние недели… существует очень мало вещей, которых я не мог бы сделать.
     Фонтанчик земли извергся у ног Нокамы. Небольшой корень проделал себе дорогу через камень.
     - Съешь это, - сказал ей Карзахни, - И ты выздоровеешь. То, что сделало одно из Макутиных созданий, другое может исправить.
     Нокама колебалась. Может быть, это отравит ее?  Но нет, тогда его власть над Тоа Метру исчезнет, и ее друзья смогут убежать с сосудом. Она нагнулась, оторвала корень и положила его в рот. На вкус он был горьким, и еще она сразу почувствовала, как в нее снова вливается сила. Она взглянула на Вакаму и кивнула.
     Тоа Огня протянул руку с сосудом.
     - Ты с ума сошел? – сказал Онева. – Ты не можешь дать этой штуке такую силу!
     - Тоа держат свое слово, - ответил Вакама. – Иначе мы будем не лучше тех, с кем сражаемся.
     Ветвь Карзахни схватила сосуд и поднесла его поближе к стволу.
     - Да, это вещество жизни, - сказало растение, голосом, кипящим темным удовольствием. – Это трансформирует меня в нечто большее, чем я есть. Я смогу свободно передвигаться, вырасту, подчиню моего создателя. Об этом можно только мечтать. Всего несколько капель…
     Тоа стояли, прикованные к месту, когда серебристая жидкость плеснулась на ветвь Карзахни. В то же мгновение существо-растение закачалось как под ударами штормового ветра. Потом сосуд упал на землю, и Карзахни пронзительно закричал:
     - Это жжет! Это жжжжееееееет!
     Полный хаос овладел растением, его ветви корчились, пока сила энергетического протодермиса проникала в них. В отличие от каменной крысы и насекомого-мутанта, Карзахни не растворился, вместо этого пламя уничтожило его изнутри. Едкий запах умирающего сочного растения заполнил воздух, и одна за одной чудовищные ветви опустились и упали на землю.
     - Это ведь не то, что он хотел-думал? – спросил Матау.
     - Трансформация не была судьбой Карзахни, - ответил Ную. – И оставалось только другое…
     - Это… это ужасно. Мы ведь не хотели этого сделать? – прошептала Нокама.
     Ную покачал головой. Такой судьбы он не пожелал бы даже Макуте, но Карзахни сам сделал свой выбор. Он ценил силу даже больше, чем жизнь, и потерял и то, и другое.
     Потом все закончилось. Увядшая, почерневшая фигура Карзахни рухнула на землю, оставив только внедренные в стену корни, которые не могли упасть на пол.
     - Последняя шутка Макуты, - слабо сказал он, - обещание вечной силы, а под этой маской - гибель.
     - Да, - сказал Вакама. – Макута любитель… масок.
     - Между прочим, у меня осталось еще достаточно силы, чтобы уничтожить вас, - сказал Карзахни. – Но… я не сделаю этого. Послушайте мои слова, Тоа: вы не остановите Макуту, только замедлите его продвижение. Вернувшись в Метру Нуи, вы обнаружите, что он сильно изменился, и в худшую сторону. Вас там ждут только опасности и несчастья. Но я позволю вам уйти… как единственным Тоа, которые могут надеяться прикончить моего создателя. И… его надо… прикончить.
     Больше Карзахни ничего не говорил. Ную осмотрел существо и через мгновение повернулся к остальным.
     - Сила протодермиса истребила его. – сказал он. - Как и Акму, как Маврак, как слишком многие другие, он пал жертвой темноты внутри самого себя.
     Вакама знал, что должен что-то сказать. Мудрые и успокаивающие слова были необходимы, но никто их не произнес. Вместо этого, они чувствовали великую усталость. Быть Тоа, очевидно, значит сталкиваться с темнотой и побеждать ее, раз за разом.
     А те, о ком говорил Ную? – хотел бы знать он. – На что это может быть похоже: пасть жертвой темноты внутри себя?
     Тоа Огня надеялся и молился, чтобы никто из них никогда не узнал этого.

0

20

Эпилог
     - Я закончил рассказывать эту историю, - сказал Турага Вакама. Его голос был едва слышен. – Оттуда мы вышли на берег серебристого моря. Метру Нуи лежал впереди, и в нем были погруженные в сон Матораны.
     Он поднялся, опершись на свой жезл:
     - Перед смертью Тоа Ликан просил, чтобы мы спасли сердце Метру Нуи. Этим сердцем были Матораны. Теперь мы были готовы войти в наш разрушенный город и спасти их. Момент нашей судьбы был у нас в руках.
     Глаза Вакамы встретились с глазами Таху Нува:
     -  А теперь – я рассказал все что хотел… может быть все, что отважился. Ты знаешь, о чем я теперь спрошу, Таху.
     Тоа Нува Огня тоже встал:
     - Тогда ты должен знать, что я отвечу, Турага.
     Остальные присутствующие Тураги поднялись в знак протеста, но Вакама жестом призвал их к молчанию.
    - Тогда решено. Но послушай, Таху – я расскажу мою историю тебе, и только тебе. Потом ты сам решишь, выдержат ли это другие.
     - Еще больше секретов, Турага?
     Вакама склонил голову и медленно пошел прочь.
     - Есть слова, которые не хотелось бы произносить, Таху, - сказал он. – Есть истории, которые не хотелось бы  рассказывать.

КОНЕЦ

0


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Adventures#6. Maze of Shadows