Кини-Нуи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Adventures#8. Challenge of the Hordika


BIONICLE: Adventures#8. Challenge of the Hordika

Сообщений 1 страница 33 из 33

1

http://www.brickshelf.com//gallery/beloglaz/legends/challenge.jpg

ВЫЗОВ ХОРДИКИ
(Грег Фаршти, 2005)

Введение
      Турага Вакама стоял на коленях перед Кругом Амайя. Перед ним сидели шесть Тоа Нува, Таканува, и Хали, которая теперь была Летописцем. Все они ждали, когда он продолжит историю, которую боялся рассказать.
     - Вы знаете, что перед тем, как Матораны пришли на этот остров, их память о прошлом исчезла, - начал он. – Все, что было в городе Метру Нуи, все хорошее и плохое, было для них потеряно. Иногда… иногда я думаю, что им повезло в этом отношении.
     Хали посмотрела на табличку, на которой записывала слова Вакамы. Она никогда не слышала, чтобы Турага говорил так расстроено, как если бы вес тысячелетия лег на его плечи. Она не могла представить, какие произошедшие в Метру Нуи события могли так волновать его. Впервые она задумалась, хочется ли ей быть Летописцем.
     - Мы бежали из Метру Нуи, мы, шесть Тоа Метру, и несколько Маторанов. Все они были погружены в глубокий сон – часть огромного завоевательного плана Макуты. Мы нашли новую землю – эту землю – где Матораны были бы в безопасности. Теперь нам надо было только вернуться в разрушенный землетрясением город и спасти остальных.
     Вакама высыпал в песчаную яму несколько небольших черных камней.
     - Мы не знали, что в наше отсутствие город был захвачен паукообразными существами, называвшимися Висораками. Из-за своей.. из-за моей…самоуверенности вскоре после возвращения мы были захвачены. Пойманные в коконы, под действием яда Висораков мы мутировали в полу-Тоа, полу-чудовищ под названием Тоа Хордика. Только благодаря вмешательству шестерых незнакомцев, Раага, мы спаслись от смерти.
     Голос Тураги перешел в шепот.
     - Лучше бы мы умерли… - по крайней мере, так мы думали в то время. Раага сказали нам, что мы должны найти противоядие в течение ограниченного времени, или мы рисковали остаться Хордика – или стать чем-то худшим – навсегда. Вместо этого, мы решили сосредоточиться на попытках спасти Маторанов, и побеспокоиться о себе, когда они будут спасены.
     - Это было трудное решение. Ярость Раи управляла нашими сердцами, а более всех - моим. Мы столкнулись с врагами огромной силы и огромного коварства, у нас была отнята сила наших масок, отняты  наши традиционные инструменты Тоа, да, отняты наши настоящие личности.

0

2

Глава 1
      Рудака, вице-королева Висораков, находилась в комнате Колизея, которая когда-то была комнатой Тураги Дьюма. Перед ней стоял красный Висорак, Вотарак, ожидая ее команды. Далеко внизу туда-сюда сновали Висораки, перетаскивая коконы с Раи. Их следовало поместить в паутину, которая пересекала арену, как и трофеи других побед.
     Она знала, что вскоре к этим трофеям должны были присоединиться Тоа. Шесть героев Метру Нуи объединенными усилиями заточили своего противника, Макуту, в протодермисную тюрьму, запечатанную символами трех Маторанских добродетелей: единства, долга и судьбы. С таким «замком» даже Макута не мог освободиться. Только сила Тоа  могла разрушить то, что они создали.
     -  Вакама и его помощники совершили две большие ошибки, - сказала Рудака. – Первая – они сочли Макуту беспомощным. Но хотя его тела заморожено, хотя его сила в тупике, его разум свободен. Его мысли вызвали нас, и теперь Метру Нуи наш.
     Вотарак с энтузиазмом закивал, соглашаясь. Не соглашаться с Рудакой почти всегда было фатальной ошибкой.
     Рудака улыбнулась, вспомнив возвращение Тоа в Метру Нуи. Как они были горды, как самоуверенны, как убеждены, что никто не сможет победить их. Но яд Висораков все это изменил. Теперь Тоа были Тоа Хордика, полу-герои, полу-раи, вынужденные для начала сразиться с тенями внутри себя.
     - Они должны исчезнуть отсюда, - размышляла Рудака. - Пусть они отправятся к звезде, о которой даже Мата Нуи никогда не мечтал. Для них уже нет надежды. Это вопрос часов, максимум – дней: орды выследят и поймают их.
     Рудака взглянула на Вотарака:
     - Но почему я говорю тебе это? Ты же даже не Висорак… не так ли?
     Воторак на момент заколебался под пронзительным взглядом Рудаки. Потом, пожав плечами, Висорак трансформировался в точную копию Тоа Нокамы.
     - Ты снова права. – Голос принадлежал Нокаме, но Тоа Воды никогда не говорила с такой ненавистью. – Я Крака. Я Раи, одна из тех, на кого твои орды охотятся в этом городе. И я пришла нанести тебе удар, потому что ты - чудовище.
     Ответом Рудаки был смех, долгий и резкий, в котором звучало более чем заметное бешенство.

     Крака осторожно повернулась. Способная менять форму Раи в своей жизни встречала много врагов, включая шесть Тоа Метру. Но эта Рудака была чем-то совсем другим. Каждое ее движение было точно просчитано, и являлось частью большого стратегического плана. Не было лишних движений, она легко успевала реагировать на изменения формы Краки.
     Со своей стороны, Рудака получала удовольствие. Она могла бы сразу же убить Краку, но вместо этого решила сразиться с Раи. Пол арены был создан для этого. Висораки наблюдали, как их королева готовится сразить еще одного противника.
     Крака сменила форму Нокамы на внешность подземного существа, появление которого заставило бы здравомыслящих Маторанов сойти с ума. Теперь ее рост составлял двенадцать  футов, у нее было покрытое слизью палевое тело и по шесть длинных, костистых шипов с каждого бока. Каждый шип был исключительно гибким и мог стегать, как кнут. На конце шипов находились опасные кривые когти, способные с одного удара проткнуть шестидюймовую металлическую пластину.
     Этому трудно было что-нибудь противопоставить. Крака была огромной, тяжелой и возвышалась над Рудакой, и тело ее находилось так высоко, что ударить ее с земли было невозможно. Но вице-королева Висораков ускользала от всех ударов Краки, готовясь предъявить свои собственные карты. Более того, удары Рудаки были такими быстрыми и такими частыми, что Крака не имела возможности сменить форму.
     Несмотря на всю оборону Краки, Рудака сумела быстро нанести два удара, отбросивших ее противника. Потом она запустила свой спиннер Ротука, сила которого могла навсегда трансформировать  Краку в персонаж ночных кошмаров. В последнюю долю секунды Раи превратилась в маленькое роющее существо и исчезла под землей.
     Над ареной повисло молчание. Некоторые Висораки считали, что Рудака победила, другие не были в этом так уверены. Сама Рудака стояла совершенно спокойно, ожидая возвращения Краки в новой форме.
     Земля под ногами королевы Висораков слегка заколыхался. Прежде чем она успела среагировать, пол арены под ней провалился, и она оказалась в огромной полной зубов пасти По-Метранского червя-троллера. Некоторые члены орды бросились вперед спасать ее, тогда как остальные казались совершенно счастливыми, видя Рудаку сожранной.
     Но их постигло разочарование. Рудака зацепилась за край ямы своим когтем и выскочила наружу, прежде чем огромные челюсти защелкнулись. Оказавшись снова на твердом грунте, она остановилась и прислушалась к звуку, создаваемому движущимся под поверхностью гигантским червем. Двигаясь слишком быстро, чтобы за ней можно было уследить глазами, Рудака погрузила руку в землю и схватила Краку/троллера за шею. Мощным усилием она выдернула огромного червя на пол арены.
     Поняв, что оказалась в затруднительном положении, Крака превратилась в маленького лавового угля. Ее огненно-горячая кожа обожгла Рудаке руки, заставив ее разжать захват. Крака скользнула прочь и приняла форму гигантского паука Кагарака,  которые охраняли подходы к Колизею. Потом она выпустила в Рудаку струю паутины, бросив ее на пол арены.
     - Ты… не можешь победить меня… в облике моих собственных созданий, - прошипела Рудака. Она напрягла мышцы и разорвала паутину. – И когда ты такая большая, ты слишком хорошая мишень, чтобы я промахнулась, Раи.
     Рудака запустила еще один спиннер. Крака начала менять форму, но слишком поздно: вращающийся энергетический круг поразил ее. Собственная сила Раи притупила мутирующий эффект, который иначе бы оказался достаточным, чтобы превратить ее в пыль.  Теперь снова в форме Нокамы, она пыталась подняться на ноги.
     Но королева Висораков оказалась рядом, прежде чем ей это удалось, ее когти охватили шею Краки.
     - Я бы могла сейчас тебя прикончить, - сказала Рудака. – Но у тебя есть… способности, существо. Я бы не стала тем, что я есть сейчас, если бы разбрасывалась потенциальными возможностями.
     Крака выругалась. Рудака схватила ее за горло и заставила взглянуть на стоявших вокруг арены сотни Висораков, собравшихся посмотреть на состязание.
     - Одно мое слово – и они превратят тебя в нечто настолько ужасное, что ты умрешь от страха, увидев свое отражение, - сказала Рудака. – Или мы можем заключить соглашение. Решай.
     Рудака позволила Краке освободиться. Раи поднялась на ноги, все еще в форме Тоа Метру Воды.
     - Какое  … соглашение?
     - Не все Раи погибают в нашей паутине, Крака. Те, которые могут принести пользу, остаются живыми и невредимыми, и даже процветают под моим руководством. Ты можешь быть одним из них. Твое особое искусство и твой прошлый опыт общения с Тоа Метру – о, да, я знаю об этом – делают тебя идеальной для кое-чего, что я задумала.
     Крака обдумала предложение. Если она откажется, можно не сомневаться, что Рудака и Висораки убьют ее… или еще что-нибудь похуже. Если она согласится, у нее еще может появиться возможность отомстить Рудаке позднее.
     - Ладно, - сказала Раи. – Очень хорошо. Что ты хочешь, чтобы я сделала?
     Рудака улыбнулась.
     - Сидорак и его орды охотятся за Тоа Хордика. Если они схватят их, все хорошо, но на тот случай, если нет, я должна быть уверена, что Тоа не выступят против меня.
     - Как?
     Рудака положила руку на плечо Краки и повела ее прочь:
     – Мы сделаем героям Метру Нуи подарок, ты и я. Мы скажем им правду о них самих.

0

3

Глава 2
     - Я хочу знать правду, - сказал Ную. – Что мы здесь делаем?
     Он стоял на окраине Ко-Метру, района, разрушенного землетрясением и опустошенного пауками Висораками. Кристаллическая поверхность Башни Знания отражала их искаженные фигуры. Яд Висораков трансформировал Ную и его друзей, когда-то могучих Тоа, в чудовищных Тоа Хордика.
     Ную изучал свое отражение. Его маска и инструменты исказились до полной неузнаваемости. Его тело стало сильнее, но согнулось и стало похоже на тело Раи. Но хуже всего были изменения, которые он чувствовал внутри. Тоа и хищный зверь, делящие пополам его разум, сражались между собой. Ему требовалась вся его сила воли, чтобы подавлять животную злобу, угрожавшую поглотить его.
     Он повернулся, и увидел, что Раага Куалус не слушает его. Глаза маленького странного существа были устремлены на небо. Ную проследил за направлением его взгляда, и не увидел ничего, кроме обычной ледовой летучей мыши, пикирующей с неба.
     - Она прекрасна, правда? – прошептал Куалус. – Совершенная аэродинамика. Самое рациональное распределение массы. А скорость ее полета – ты знаешь, что ледовая летучая мышь может обогнать стадо бегущих Киканало?
     - Нет, - холодно ответил Ную. – Не знал.
     Тоа Хордика хотелось только одного - уйти и оставить это странное маленькое создание с его навязчивой идеей наблюдать за летающими существами. Но обстоятельства не позволяли сделать этого. У него была задача, и чтобы выполнить ее, необходима была помощь Куалуса.
     - Мы теряем время, - проворчал Ную. – Нам надо спасать целый город спящих Маторанов. Мы сюда пришли собрать детали для постройки транспорта, а не чтобы любоваться птицами.
     - Грызунами, - сказал Куалус. - Летучие мыши – грызуны. Удивлен, что ты, ученый, не знал этого. На что ты только смотрел все эти годы в обсерватории? 
     Раага указал на одинокую летучую мышь, летящую, трясясь, по направлению к земле. Ее крыло было повреждено при столкновении с Башней Знаний. Она не могла контролировать свой полет, и летела прямо в паутину Висораков.
     - Стой здесь, - сказал Куалус, уже взмывая над камнями вслед летучей мыши.
     - Что ты делаешь? – сказал Ную. – Это же просто пти… грызун!
     - Я делаю то же самое, что и Тоа, - ответил Куалус. – Спасаю того, кто не может спастись сам.
     Не отрывая глаз от летучей мыши, Куалус выпустил спиннер, прикрепленный к его спине. Тот пролетел сквозь воздух и попал в мышь. Спиннер сразу же прилип к Раи и сбросил ее вниз прямо в руки ожидающему Раага. Куалус аккуратно отделил спиннер от раненого создания. Потом он начал осторожно обрабатывать раны Раи.
     - Удобная вещица, не правда ли? – сказал Куалус. – Она называется спиннер Ротука.
     - Да, - сказал Ную. – Если мне когда-нибудь понадобится ловец мышей, тебя я приглашу первым.
     Куалус наскоро наложил шину на крыло мыши. Сделав это, он положил существо в нишу в поврежденной Башне Знаний. Когда летучая мышь попыталась покинуть убежище, Раага начал говорить с Раи щелчками и свистами, все время делая быстрые жесты руками. Самое удивительное, что летучая мышь, казалось, слушала.
     - Что это за тарабарщина? – спросил Ную, нетерпение которого росло с каждым моментом.
     - Это не тарабарщина, - ответил Куалус, улыбаясь. - Это язык – язык летающих существ, или по крайней мере что-то настолько близкое к нему, насколько может произнести нелетающий. Они просто не могут тратить лишнюю энергию в воздухе, и поэтому слова для них непригодны. Может быть, ты хочешь научиться?
     Ную покачал головой:
     - Нет. Ну, теперь мы наконец можем идти дальше?
     Куалус спрыгнул вниз и встал на ноги:
     - Очень хорошо, Тоа Хордика. Веди, я пойду за тобой… пока мне будет нравится, куда ты меня ведешь.

     Тоа Хордика Нокама и Раага Гааки молча плыли вдоль восточного пляжа Метру Нуи. Везде вдоль береговой линии Гааки видела Висораков Боггараков, оплетающих паутиной пойманных существ. Некоторые из этих несчастных должны были мутировать под действием яда, остальные были просто осуждены на бесконечный сон.
     Нокама ничего этого не замечала. Она была наедине с океанам, рассекая волны спокойными, сильными гребками. Ей казалось, что она чувствует каждое движение воды, слабейшие течения и волны, создаваемые мельчайшими рыбками. Чувствуя приближение стай, она позволяла своему телу медленно двигаться к поверхности вместе с ними. Она никогда не ощущала такого полного спокойствия, особенно с тех пор, как стала Тоа Метру. Казалось странным, что такая чудовищная мутация, какой было превращение в Ходику, могла принести такие чувства.
     - Нет. Не все так хорошо, - сказала Гааки. – Поддавшись искушению позволить животному управлять тобой, ты можешь никогда не захотеть вернуться обратно.
     - Разве это так ужасно? – спросила Нокама. – Я же продолжаю служить моему городу. Я по-прежнему могу защищать Маторанов… мне это даже нравится.
     - А ты сумеешь защитить своих друзей? Ты можешь защитить саму себя? – спросила Гааки. - Чтобы не поддаться соблазну Хордики, нужна огромная сила воли. Да, ты можешь открыть новые возможности и новые жизненные цели, но ты можешь также и вернуться в первобытное состояние и начать разрушать все, что было тебе раньше дорого.
     Нокаме хотелось только одного - чтобы Раага заткнулась. Она не собиралась ничего разрушать – сама мысль об этом была абсурдом. Она, наоборот, собиралась использовать свои новые способности, чтобы быть еще лучшим защитником Метру Нуи, чем прежде.
     Гааки просто ревнует, решила она. Даже в этой новой форме Нокама была гибкой и сильной. Конечно, Гааки завидует ей.
     Мне придется позволить ей остаться рядом, - подумала Нокама. – Но нельзя спускать с нее глаз. Не понимаю, почему я должна ей верить.

0

4

Высоко над Ле-Метру, один из Висораков Ропораков внимательно наблюдал за происходящим. Его коричневая окраска позволяла слиться с перепутанной массой кабелей и паутины, раскинувшейся над метру. Рядом с ним неудачливая птица Гукко пыталась высвободиться из кокона. Эти попытки, конечно, были безуспешны, и скоро метания существа прекратились.
     Ропораку пришлось воздержаться от удовольствия наблюдать за усилиями пойманного. Зеленый Тоа и его спутник, Раага по имени Ируини, только что появились внизу. Их поведение озадачивало, чтобы не сказать больше. Раага быстро шел по развалинам, но должен был постоянно останавливаться и подгонять Тоа. Ропорак, конечно, не понимал ничего из того, что они говорили, поскольку познания Висораков в языке Маторанов были в лучшем случае зачаточными. Но она мог понять их тон. Это был тот же самый тон, которым вице-королева Висораков, Рудака, говорила перед тем, как сбросить одного из своих стражников в пропасть.
     Ропорак уже послал по паутине сообщение, чтобы дать остальным знать о прибытии Тоа. С тех пор как они ускользнули из Колизея, шесть Тоа Хордика были в бегах. До сих пор им хорошо удавалось избежать несколько нерешительных попыток Висораков задержать их, и конечно, они не сомневались в своем преимуществе над ордой. Они не понимали, что пауки просто проверяли их оборону, прежде чем начать охоту всерьез.
     Птица Гукко по соседству исчерпала свои силы и сдалась. Через короткое время она должна была погрузиться в сон, и ни о чем больше не беспокоиться, не тревожиться, не мечтать и не желать. Ее жизненные процессы замедлятся до такой степени, что питание будет ненужно. Ей не придется больше ни искать пищу, ни летать над городом, ни строить гнезда на кабелях. Ропорак задумался, на что может быть похожа такая полная изоляция от мира. Можно было бы спросить об этом Рудаку.
     Висорак вовремя остановил себя. Действительно, Рудака к счастью, не могла читать его мысли – но тот темный, кому она служила… вот тот знал все. Лучше было сконцентрироваться на охоте и не рисковать, размышляя  о том, что легко могло привести к гибели.
     Тоа и Раага исчезли внутри большого здания. Висорак не представлял, что они там ищут, но это было и неважно. Колебания паутины показывали, что орда близко.
     Первый захваченный Тоа послужит приманкой для остальных. Герои придут прямо в середину паутины… и никогда не выйдут оттуда снова.

     - Это была твоя идея, - сказал Ируини. – А теперь у тебя появилась вторая мысль.
     - И третья, и четвертая, - ответил Матау. – Спасибо, что заметил.
Тоа расчистил дорогу от нескольких блокировавших ее камней. Раага был прав. Это Матау предложил, чтобы Тоа использовали воздушный корабль для транспортировки спасенных Маторанов. Но Висораки разрушили все существовавшие в Ле-Метру корабли, а значит надо было построить новые. Тоа разделились, чтобы поискать необходимые материалы и все, что могло понадобиться им для путешествияе. Была вероятность, что если – когда, - поправился Матау, - Матораны будут спасены, может оказаться мало драгоценного времени, чтобы строить корабль и уходить. Они пришли в этот ангар для воздушных кораблей в поисках неповрежденных протодермисных мембран, которые можно было использовать для постройки нового корабля.
     - Что еще ты предлагаешь делать? – спросил Ируини.
     - Найти Раи, о котором вы говорили, - сказал Матау. – Китонгу – того, который может излечить меня от… этого.
     Ируини фыркнул:
     - Думаю, ты все еще веришь и в то, что Мата Нуи в День Наречения имени приходит по воздуховодам и приносит хорошим Маторанам подарки. Китонгу – миф, Матау. Некоторые другие Раага верят в него, но я – нет. Чтобы такой большой Раи существовал столько времени и не был никем обнаружен? Извините!
     - Ох, - сказал Матау. – Значит,  надежды нет? Мы останемся Хордиками навсегда?
     Ируини разбежался, подпрыгнул, схватился за выступающую трубу и легко проделал несколько быстрых гимнастических движений. Потом он спрыгнул, и три раза перевернулся в воздухе прежде чем приземлился на ноги.
     - Это не так плохо. Ты смиришься с этим.
     Матау уставился на Раагу с удивлением:
     - Ты хочешь сказать, что ты…
     Ируини вспрыгнул на верх кучи обломков и улыбнулся:
     - Ты думаешь, я всегда так выглядел? Ты думаешь, мое имя всегда было Раага Ируини? – Раага спрыгнул на землю, завертелся и снова появился перед Матау. – Когда-то оно было Тоа Ируини… очень давно. Но ты никогда не забудешь об этом, брат. Поверь мне, никогда  не забудешь.

+1

5

Глава 3
     Тоа Хордика Онева и Поукс лежали на краю каньона. Внизу, под ними небольшое стадо быков Кане-Ра в тревоге топтались перед входом в пещеру. После того, как все По-Матораны исчезли, стадо стало считать этот район своей территорией. Они защищали ее от кошек Муак и были всегда настороже.
     - Прекрасно, - сказал Поукс. – Полдюжины Кане-Ра между тобой и твоей целью, Онева. Каков план?
     - Это легко. Я применю свою Маску Канои Контроля Разума к вожаку стада, и заставлю их бежать.
     Поукс покачал головой:
     - Маска у Хордики не работает, резчик. Попробуй еще раз.
     Онева пожал плечами в заметном раздражении:
     - Тогда я использую свою власть над камнем. Вызову камнепад и испугаю их.
     - Уже лучше. Не совсем хорошо, но лучше. – Голос Поукса  звучал насмешливо. – Есть другие предложения?
     Онева встал и выбил камень из стены каньона.
     - Я возьму этот камень и брошу его в них, - крикнул он. – И буду бросать камни до тех пор, пока они не будут похоронены под ними. И могу даже припасти один для тебя, Раага, если ты не заткнешься. Потом я пройду по телам Кане-Ра и возьму то, за чем пришел.
     Поукс подошел к нему и положил руку на плечо Оневы. Он слегка надавил на него, чтобы заставить Тоа бросить камень, но Онева продолжал держать его поднятым.
     - Это в тебе говорит Хордика, - сказал Поукс. – Та часть, которая хочет охотиться и разрушать.
Раага показал на каньон. Два Кане-Ра напали друг на друга, опустив головы и острые рога, они готовы были проткнуть друг другу бока.
     - Ты должен побороть эту часть себя, Тоа, или ты кончишь не лучше, чем они.
     Взглянув на Раагу, Онева поднял камень еще выше. Поукс смотрел ему в глаза, ища там хоть какой-то знак героя Метру Нуи, все еще живущего внутри этой чудовищной оболочки. Если сторона Хордика уже овладела им, это катастрофа, - сказал он себе. – Сокрушительная катастрофа.

0

6

С тех пор, как он стал Тоа, Венуа не раз попадал в странные места и ситуации. После трансформации в зверя-Хордику, он ожидал еще более причудливой обстановки. Но он как-то никогда не представлял, что будет лежать полузасыпанным грязью перед входом в Архивы.
     - Что в точности мы собираемся делать? – спросил он.
     Раага по имени Бомонга не ответил ничего. Он даже не повернулся взглянуть на Тоа.
     - Предполагалось, что мы соберем диски левитации, - попробовал Венуа еще раз. - Помнишь?
     На этот раз Бомонга взглянул на своего спутника. Потом он повернулся обратно и продолжил вглядываться в темноту.
     - Что ты там высматриваешь? – спросил Венуа, раздражаясь. – И почему мы делаем это из кучи грязи?
     Ответом Бомонги опять было молчание. Венуа начал подниматься. Раага схватил его за запястье и с неожиданной силой рванул обратно на землю.
     - Эй, - огрызнулся Венуа.
     Раага показал в темноту. Мгновением позже ночная рептилия пробежала по разбитой мостовой. Приблизительно семи футов в длину, с шестью мощными ногами; челюсти рептилии открывались и закрывались, потому что она охотилась в развалинах за пищей.
     Венуа был близок к тому, чтобы сказать что-нибудь об этом существе, времени и месте для наблюдения за Раи, когда на сцене появился кое-кто еще. Это был черный Висорак, быстро бегущий за рептилией. Когда ночной Раи заметил опасность, было уже слишком поздно. Висорак выпустил струю паутины, опутавшей рептилию.
     Глаза Бомонги сузились. С гортанным рычанием он выпустил спиннер. Вращающийся диск взлетел в воздух, ударил Висорака и прилип к его телу. Паук застыл на месте. Не обращая внимания на Венуа, Раага выбрался из грязи и начал разрывать паутину, связывающую рептилию.
     К тому времени, как Тоа подошел к ним, Раи был почти освобожден. Он, не оглянувшись, умчался в ночь. Бомонга указал рукой на Висорака, который все еще был похож на По-Метранскую статую.
     - Учись, - сказал Раага.
     Часть Хордика Венуа сопротивлялась тому, чтобы находиться так близко от Висорака. Это было инстинктивное отвращение, для преодоления которого требовалась вся сила воли Тоа. Он напомнил себе, что прежде чем стать Тоа или Хордика, он был архивариусом. Это был шанс изучить врага.
Г     де-то в ночи, каменная рептилия завыла. Венуа остановился, слушая печальный звук. Ему хотелось тоже быть в тени, разведывать, охотиться, бороться за выживание. У Раи не было обязанностей, не было долга, не было обязательств перед кем-то. Чем дольше он об этом думал, тем более правильной ему казалась такая жизнь.
     Он сделал шаг от Висорака, потом другой, как если бы его отталкивала магнитная сила. Бомонга прыгнул на каменную мостовую и встал на пути Венуа.
     - Учись! – сказал Раага.
     - Но…
     Бомонга покачал головой, сказав:
     - Учись, терпи. Ты же не…?
     Венуа неохотно повернулся обратно к Висораку. Но в душе он знал, что пройдет немного времени и он не сможет сопротивляться побуждениям присоединиться к Раи, бродящим по городу. Когда наступит время, никакой Раага не сможет остановить его.   

     Вакама ударом распахнул дверь в свою старую кузницу. Он продолжал колотить в нее еще долго после того, как замок был сорван, до тех пор, пока металл не был измят и изрублен так, что не подлежал восстановлению. Потом он огляделся вокруг, ища, что бы еще сломать.
     - Это было необходимо? – спросил Норик.
     - Нет. Но это было весело, - ответил Вакама. – Тебе так не кажется?
     Норик зашел вслед за Вакамой в темную комнату:
     - Все что я видел – это бесцельное разрушение.
     - Ах, так? Я Тоа! Все, что мы делали, разрушилось, а ты не знал? Наша дружба, наши дома, наш город… все теперь руины. Мы не спасли никого и ничего, Раага. Даже самих себя.
     Вакама подобрал инструмент для изготовления масок и швырнул его в стену.
     - В этом месте полно бесполезных вещей, - проворчал он. – Мы не должны были  сюда возвращаться.
     - Но ты провел здесь много счастливых дней, разве нет? – спросил Норик. – Даже после твоего превращения в Тоа тебе иногда хотелось, чтобы ты мог вернуть все назад и снова стать изготовителем масок, вот здесь.
     - Я сделал много глупостей, когда был Тоа. Это еще наименьшая из них.
     - Тобой управляет гнев, Вакама. Это делает бремя ответственности, которое ты несешь, еще тяжелее, я знаю.
     Вакама повернулся, схватил Норика и поднял его в воздух:
     - Ты ничего не знаешь, малявка! Ты не знаешь меня. Ты не знаешь ничего обо мне! Так что прекрати прикидываться, что знаешь это!
     На секунду Норику показалось, что Вакама ударит его. Но Тоа Хордика просто встряхнул его и бросил на землю как разбитую маску.
     - Не становись у меня на дороге, - предупредил Вакама. – Или я не отвечаю за то, что с тобой случится.
     - Я могу сам позаботится о себе, - ответил Норик, отряхиваясь. – Можешь ли ты сказать то же самое о себе?
     Вакама не ответил. Вместо этого он начал рыться в куче инструментов, полу-законченных предметов, разбитых масок и других остатков его прежней жизни:
     - Я знаю, что они здесь? Где же они?
     Норик наблюдал за его поисками, отмечая, как небрежно он отбрасывает вещи, которые когда-то так много значили для него. С другой стороны, из всех Тоа Метру Вакама всегда был наиболее склонным к быстрым действиям. Теперь было похоже, что это его черта заставляла его поддаться искушению Хордики быстрее других.
     - Что ты там высматриваешь? – спросил Раага. – Может, я смогу помочь тебе искать.
     - Перед тем, как Ликана схватили, я получил заказ из Ле-Метру на полдюжины наборов для управления воздушными кораблями. Часть я сделал, но у меня никогда не было возможности отослать их сборщикам. Они все еще должны быть здесь.
     Вакама обыскал свой рабочий стол и еще несколько куч на полу, но безуспешно. Раздосадованный, он схватил диск Канока и запустил его через комнату. Тот врезался в стену, и при ударе высвободилась ослабляющая сила диска. Внутренняя поверхность стены раскололась, и за ней обнаружился маленький отсек.
     Одного взгляда на Вакаму было достаточно Норику, чтобы понять, что Тоа Хордика не ожидал этого. В три больших прыжка он преодолел комнату и прорвал руками вход в скрытое отделение. Он пролез внутрь и выбрался, держа в руках огненно-красный диск Канока с выгравированным на нем изображением маски Канои.
     Вакама смотрел на диск так, как если бы это был Лорак, готовый ужалить его.
     - Этого не может быть, - пробормотал он. – Нет. Это невозможно.
     Норик взобрался на  трубу и заглянул через плечо Вакамы.  Маска, изображенная на диске, определенно не принадлежала ни Тоа Хордика, ни кому-то из других Тоа.
     - Что это за диск? 
     Вакама поднял диск и швырнул его в пол. Из Канока вырвалось пламя. Тоа Хордика и Раага молча наблюдали, как он горит.
     Когда Вакама в конце концов заговорил, его голос звучал потерянно:
    - Я не понимаю. Это диск Тоа, Норик, для Тоа Огня. Он похож на тот, который я нашел в суве в тот день, когда стал Тоа Метру. На нем была выгравирована моя Маска Сокрытия, в знак того, что я избран Тоа по воле Мата Нуи.
     Тоа Хордика указал на еще горячий диск:
     - Маска на этом диске принадлежит Нури, Та-Маторану. Он нашел один из шести Великих Дисков и помог нам спасти Метру Нуи от растения Морбузак.
     Вакама полез в свой заплечный мешок и вытащил свой собственный диск Тоа. Хотя у него уже не было дискомета, он все еще хранил диск как символ. Теперь он смотрел на него так, как если бы видел впервые. Даже со своей трубы Норик мог заметить, что что-то было очень нехорошо.
     - Раньше здесь что-то другое, - сказал Вакама тихо. – Я никогда не замечал этого раньше. Что-то здесь было, а потом его стерли – и вырезали поверх этого мою маску.
     Тоа Хордика тяжело опустился на пол:
     - Ты видишь? Тогда все это значит, что это с самого начала было судьбой Нури. А я … ошибка. Я никогда не должен был стать Тоа Огня!
     Норик старался найти слова утешения, но не находил. Он хотел сказать Вакаме, что это может быть какой-то ошибкой, что он мог что-то не так понять. Вместо этого, он не сказал ничего. Молчание решил он, может быть намного лучше, чем ложь.

0

7

Глава 4
     Нокама и Гааки подошли к заднему входу в Великий Храм. Они ожидали, что это место будут охранять многочисленные Висораки, но, к их удивлению, тех не было. Что еще более удивительно, храм был почти не поврежден.
     Тоа Хордика открыла дверь и заколебалась. Потом сделал шаг вперед, но тут же остановилась снова.
    - В чем дело? Почему мне так плохо?
     - Потому что ты больше не связана всецело с Мата Нуи, - мягко сказала Гааки. – Твоя сторона Хордика – это извращение. По той же самой причине Висораки предпочитают избегать таких мест, как это. Мата Нуи – дух созидания, а они существуют для разрушения.
     - Но нам понадобятся Великие и Благородные Маски, которые здесь хранятся, когда мы вернемся на остров, - ответила Нокама. – Значит, моя сторона Тоа должна просто стать сильнее.
     Она заставила себя сделать шаг в темноту храма, потом другой, и еще один. Каждый из них давался с трудом. Она направлялась в специальную комнату, в которой хранились маски Канои после того, как их делали в Та-Метру. Чем быстрее она сделает то, зачем пришла, и выйдет отсюда, тем лучше ей станет.
     Нокама сорвала замок на внешней двери комнаты и открыла ее настежь. Она остановилась как вкопанная при виде того, что ее там встретило. Небольшое существо, около полутора футов ростом, стояло между ней и внутренней дверью. Оно насмешливо рассматривало ее, но ничего не  спрашивало и не угрожало. Когда Нокама шагнула в сторону, чтобы обойти его, оно двинулось к ней и блокировало ее движение вперед. Когда это произошло в третий раз, Нокама потеряла терпение.
     - Отойди! – воскликнула Тоа Хордика.
     К этому времени Гааки присоединилась к Нокаме.
     - Кто это? – спросила Раага.
     - Не знаю. Похоже, оно охраняет это место. Но почему от меня?
     - Это не Маторан и не создание Маторанов, - уверенно сказала Гааки. – Это создание не должно существовать.
     Нокама опустилась на одно колено, чтобы ее глаза оказались на одном уровне с глазами существа:
     - Послушай. Я Тоа Нокама, Тоа Метру Воды. Мне нужны маски, наводящиеся в этой комнате. Ты должен пропустить меня ради спасения города.
     Маленькая фигура внимательно смотрела на нее. Это выглядело почти комично, но ей было не до смеха. Существо взмахнуло ногой, как если бы пнуло камень на своем пути. Нокама внезапно почувствовала, что летит через комнату. Она ударилась о дальнюю стену, оглушенная.
     - Не должен существовать, - повторила Гааки, - Но, видимо, существует.

0

8

Внутри комнаты масок, Крака прекратила свою работу и прислушалась к звукам битвы. Она узнавала голос Нокамы и знала, что у нее остается мало времени, чтобы закончить свою работу. Идея распахнуть дверь и уничтожить Тоа Воды была очень привлекательной.
     Нет, - сказала она себе. – Время для этого наступит позже. План Рудаки ослабит Тоа, сделает их легкими жертвами, когда я решу так сделать. Но Рудака погибнет первой.
     Она приняла форму Вакамы и направилась туда, где хранились маски. Они были рассортированы на шесть рядов, серебристо-серые Великие и Благородные маски, ожидающие того, кто наденет их и использует их силу. Над каждым рядом был иероглиф, представляющий один из шести элементов, но это было не то, что занимало Краку. Нет, ее больше интересовало то, чего здесь не было.
     Как говорила Рудака, Ко-Маторанские пророки специально приезжали в Великий Храм сразу после первого появления растения Морбузак в городе. Они вырезали имена над каждым из шести рядов, имена тех Маторанов, чьей судьбой было стать Тоа Метру. Когда Га-Матораны обнаружили это, они поспешно запломбировали резьбу, предпочитая, чтобы воля Мата Нуи не была открыта таким способом. Задачей Краки было заставить эти имена появиться снова.
     Точно контролируя тепло и пламя, она быстро расплавила протодермис, которым были залита резьба, и дала ему стечь. Один за другим имена проявились вновь. Прочитав их, Крака не сдержала улыбку.
     О, да, - подумала она. – Какой бы ни была Рудака, она хитра. Слишком хитра, чтобы позволить ей остаться в живых.
     Звуки битвы за дверью послышались громче. Ее работа была закончена, и для Краки настало время уйти. Усилием воли она трансформировалась в копию газообразного существа, на которое однажды наткнулась под Ону-Метру. Потом она скользнула в трещину под дверью и оказалась во внешней комнате.

0

9

Нокама была слишком занята, чтобы заметить легкую дымку, проплывшую под потолком. Все ее попытки обойти стражника заканчивались неудачно. Даже не касаясь ее, он раз за разом отбрасывал ее. С каждым ударом ее ярость возрастала. Она чувствовала, что теряет контроль над своей стороной Хордика, но это ее больше не беспокоило.
     Гааки задержалась позади и наблюдала за неравной борьбой. Она пыталась понять, что здесь происходит, и это надо было сделать, пока Нокама еще достаточно разумна чтобы слушать ее. Тоа Метру Воды уже давно отказалась бы от борьбы, но Тоа Хордика не имела представления о стратегии… а чувствовала только ярость.
     Нокама прыгнула. Страж взмахнул ногой. Тоа Хордика перевернулась в воздухе и свалилась на пол.
     Он делает движения, но он  ни разу не дотронулся до нее, - подумала Гааки. – По крайней мере… я этого не видела.
     Гааки подождала, пока Нокама соберется снова атаковать, и запустила свой спиннер Ротука в точку несколькими дюймами ниже головы стража. Он не причинил бы никакого вреда в случае попадания, но мог помочь разрешить загадку. Страж даже не заметил спиннера, слишком занятый тем, чтобы снова отбросить Нокаму. Глаза Гааки внимательно следили за странным полетом спиннера, и действительно, он, казалось ударился о невидимую стену. Спиннер упал на землю, его энергия рассеялась.
     Раага бросилась туда, где Нокама пыталась подняться:
     - Это не то, чем кажется! – торопливо сказала она. – Вот в чем ответ.
     Нокама с рычанием оттолкнула Гааки в сторону, но Раага придвинулась обратно:
     - Нокама, послушай меня! Послушай! Любой Хордика использует грубую силу, но грубая сила здесь бесполезна!
     - Тогда что ты предлагаешь? – взорвалась Нокама. – Скажи!
     - Помнишь пещерных рыб? Когда на них нападают, они делают так, чтобы показаться тебе больше, чем они есть на самом деле. Этот страж делает противоположное – он представляется тебе меньшим, чем в действительности.
     Нокама сделала усилие, чтобы понять, что ей говорят. Слова с трудом проникали в ее мозг сквозь туман ярости.
     - Меньшим?
     - Этот страж, которого ты видишь, повторяет движения того стража, которого ты не видишь, - сказала Гааки. – Он проецирует свое миниатюрное иллюзорное изображение, когда ты хочешь его ударить.
     Нокама кивнула:
     - Настоящего стража не видно… но вода может это изменить. Если я все еще владею моей силой…
     - Владеешь, - сказала Гааки, помогая Нокаме подняться на ноги. – Твой спиннер Ротука. Сосредоточься и  запусти его.
     После трансформации в Тоа Хордика Нокама старалась не думать о странном спиннере и метателе, которые теперь составляли часть ее тела. Сейчас, когда она попыталась использовать его, оказалось, что это очень сложно. Ей понадобилось больше силы воли, чтобы использовать элементарную силу, чем раньше. Потом, неожиданно, это случилось – вращающийся круг энергии вылетел из метателя и пролетел через комнату к стражу.
     Через секунду после удара в комнате начался проливной дождь. Капли воды образовали контур настоящего стража, почти в семь раз превосходящего по размеру миниатюрную версию. Нокама улыбнулась, но эта улыбка была недоброй. Это была улыбка хищника на охоте.
     - А теперь посмотрим, как тебе понравится плохая погода, - сказала она, бросаясь на стража.
     Миниатюрный страж сделал выпад ногой, в точности повторенный его настоящим большим двойником. Но теперь, когда Нокама видела своего врага, она смогла уклониться от удара, броситься вниз и повернуться. Ударив стража по ногам, она покончила с ним. Как подрубленное дерево, существо повалилось вперед и ударилось о противоположную стену. Нокама бросилась к нему и прижала своего врага к полу.
     - Я Тоа! – рычала она. – Тоа! Тоа!
     - Все в порядке, Нокама. Все закончено, - сказала Гааки. – Ты победила.
     Рассудок медленно возвращался в глаза Нокамы по мере того, как она заставляла свою сторону Хордика отступить. Она пристыжено взглянула на Раагу:
     - Я… я забылась, да? Я себя не сознавала.
     - Но ты опять себя осознала, - сказала Гааки. – Вот что важно.
     Нокама поднялась и открыла внутреннюю дверь, ведущую в комнату масок. Она скользнула внутрь. Мгновением позже Гааки услышала ее стон. Раага бросилась вперед посмотреть, что произошло.
     Тоа Хордика изумленно смотрела на стену отсека, содержащего маски Канои. Резьба над каждой стопкой была именем Маторана, судьбой которого было носить маску Тоа. Гааки проследила за направлением взгляда Нокамы.
     Это было слово, вырезанное над символом воды. Она прочитала: «Висола».

0

10

- Неправильное название! Не то, не то, не то!
     Куалус шел по длинному центральному коридору Башни Знаний, поглядывая на резьбу и что-то ворча себе под нос. Идущий перед ним Ную считал за лучшее игнорировать Рагу и думать о своей миссии. Но было все труднее не замечать постоянный поток комментариев.
     - Ох! – воскликнул Куалус. – Нет, нет! И кто это только придумал?
     Ную остановился и медленно обернулся взглянуть на Куалуса. Раага смотрел на коллекцию пластин, изображавших находящихся в Архивах Раи.
     - В чем дело?
     - Гукко? Что это за название «Гукко»?
     - Название этой породы птиц. Их всегда так называют.
     - Ну, сами себя они называют не так. Я могу сказать тебе, как, - сказал Куалус. – Слово «Гукко» на их языке может быть даже оскорблением. Я не знаю, но могу спросить.
     - Как-нибудь в другой раз, - решительно ответил Ную. – У нас есть дело.
     - Ты всегда так сосредоточен на ближайшей задаче, - сказал Куалус, быстро догоняя Тоа Хордика. – Замечательно. Но я могу держать пари, что воздух заполнен летающими существами всех видов, на которых ты никогда не обращал внимания.
     - Если бы они столько болтали, как и ты – обратил бы, - со вздохом сказал Ную.
     Тоа Хордика привел своего спутника в сердце Башни Знаний. Перед ними был огромный узел транспортных магистралей, крупнейший в городе.  Защищенные стенами башни, эти магистрали остались невредимы после землетрясения. Хотя снаружи они были покрыты инеем, внутри Ную видел движущийся жидкий протодермис.
     Ную подошел к нише в стене и вытащил длинное кривое лезвие, казалось, пульсирующее энергией.
     - Отлично. Это просто. Ле-Матораны всегда так делают. – Он передал лезвие Куалусу. – Поднимись наверх воздуховодов и вырежи из трубы участок около 1.5 био длиной. Когда он упадет, я использую мой спиннер Ротука, чтобы заморозить оба конца и запечатать жидкий протодермис. Но сначала…
     Тоа Хордика запустил три энергетических диска под сплетение труб. В результате образовалась ледяная горка, по которой падающая секция могла мягко скатиться туда, где стояли Ную и Куалус.
     Раага перевел взгляд с Ную на лезвие, потом снова посмотрел на Тоа:
     - Зачем?
     - Силовая установка, - ответил Ную. – Протодермис создает огромную силу в транспортных магистралях. Установив эту секцию в воздушный корабль и проделав в запечатывающем ее слое льда маленькую дырку, мы создадим силу, которая будет двигать нас вперед.
     Куалус, казалось, сомневался, но послушно направился на верхушку одного из воздуховодов и поднял лезвие. Последний раз взглянув на Ную, он опустил его, разрезав и магнитное поле, пронизывающее транспортную трубу.
     Появившиеся из трубы Сакораки заставил Куалуса потерять равновесие. Раага упал, едва успев воткнуть лезвие в одну из нижних труб и повис на ней, чтобы выжить.  Висораки запустили в Ную многочисленные спиннеры, заключив Тоа Хордика в электрическое силовое поле. Атакованный световыми ударами и неспособный двинуться, он мог только наблюдать, как Висораки переключили свое внимание на Раагу. Ную закрыл глаза в ожидании крика.

0

11

Глава 5
     - Где же она? В прошлый раз я видел ее здесь, - Венуа обыскивал склад Архивов, заваленный бесценными артефактами. Бомонга молча наблюдал. Он не представлял, что высматривает Тоа Хордика, но не удосужился спросить об этом.
     С торжествующим криком Венуа вытащил из кучи фрагмент древней таблички. Он стряхнул с нее пыль и с гордостью показал ее Рааге.
     - Это на ней я впервые увидел имя Висораков, - сказал он. – Торговцы привезли ее в Метру Нуи много лет назад. На ней может быть полезная нам информация.
     Бомонга кивнул. Напомнить Венуа о важности знаний было мудро. Это должно было поддержать воспоминания архивариуса о Тоа Метру и Маторанах, и увеличить его устойчивость к соблазну Хордики.
     - «Никто не знает, откуда пришли Висораки и почему, - прочитал Венуа. - Немногие, владеющие их языком, утверждают, что «Висораки» означает «похитители жизни», другие говорят что это значит «отравители». Более точно значение этого слова неизвестно. Опасайся их, ибо они как чума опустошают земли, не неся с собой ничего кроме боли и страха».
    Венуа покачал головой и поднес табличку ближе к глазам:
    - Эта следующая часть слишком сильно повреждена, чтобы можно было прочитать… но дальше написано… очевидно, какие-то Висораки Ропораки пытались выступить против правителей орды, Рудаки и Сидорака, и Рудака…
     Тоа Хордика внезапно прекратил читать. Подождав несколько секунд, Бомонга спросил:
     - Она их убила?
     - Нет, - ответил Венуа. – Это было бы милосердием по сравнению с тем что она сделала.
     Бомонга решил, что будет лучшим не заставлять Венуа подробно описывать то, что он прочитал.
     – Давай заберем то, за чем мы сюда пришли, - сказал Раага. – Времени мало.
     - Что? Ох. Конечно, - ответил Венуа, засовывая табличку в свой мешок.
     Найти в Архивах груду дисков Канока увеличения веса оказалось легко. Они годились для того, чтобы вместе с дисками левитации позволять управлять воздушным кораблем – взлетать и приземляться. Когда Венуа осторожно собрал и сложил их, они с Бомонгой направились обратно к выходу. Как ни странно, они пошли еще ниже, а не к поверхности.
     - Может быть, будет быстрее пройти через нижние уровни, чем пытаться идти по улицам, - объяснил Тоа Хордика. – Но только будь настороже.
     - Всегда, - ответил Бомонга.
     Венуа выбрал кратчайший возможный путь. Частично потому, что хотя большая часть бывших обитателей теперь свободно бродила по городу, это все еще было опасное место. Частично потому, что Архивы заставляли его часть Хордика чувствовать себя пойманным, запертым в четырех стенах. Ему нужно было быть снаружи, где он мог видеть небо.
     Внезапно Тоа и Раага остановились. Звуки битвы доносились откуда-то спереди. Венуа осторожно выглянул из-за угла, и увидел серого Ракши, сражающегося с огромным пауком Висораком. Ракши был более проворен, но Висорак легко блокировал его удары.
     - Кагарак, - прошептал Бомонга. – Это плохо.
     - Насколько плохо?
     - Смотри.
     Ракши сделал еще одну попытку проскользнуть мимо своего противника, но только получил удар одной из мощных ног Кагарака. Со своей стороны, пауку очевидно начал надоедать этот конфликтом. Он выстрелил во врага своим спиннером Ротука. От удара спиннера Ракши вздрогнул, и вокруг него вдруг возникло облако тени. Мгновением позже Ракши исчез, полностью поглощенный темнотой.
     Бомонга ответил на незаданный вопрос Венуа:
     - Он все еще здесь. Пойман темнотой. Ты не видишь его - он может тебя видеть. Или слышать. Или обмануть тебя. Или убежать. Что угодно.
     - Ладно,- сказал Венуа. – Пойдем в другую сторону.
     Они повернулись и тихо двинулись обратно туда, откуда пришли. Но они сделали всего несколько шагов, когда из темноты перед ними показалась другая фигура. Это был еще один Кагарак, его глаза уставились на них, его спиннер был готов к запуску.

0

12

- Ты был Тоа? – ошеломленно спросил Матау. – Но ты такой… такой…
     - Маленький? Безобразный? Слишком похожий на Ракши? – сказал Ируини. – Ты можешь сказать это. За все эти годы я говорил себе слова и похуже.
     - Но как…?
     - В нашей команде рассказчик историй Норик, а не я. Не знаю, все эти огненные типы в любой момент готовы рассказать легенду. Должно быть, им нужно чтобы вокруг них всегда был горячий воздух, - Ируини сделал кувырок назад с того места, где он стоял и приземлился на вершину кучи.
     - Кто это с тобой сделал? Когда? – спросил Матау.
     Ируини улыбнулся. Он мог сказать, что Матау по-настоящему задумался. Тоа Хордика забеспокоился, не станет ли он в конце концов выглядеть так же, как Раага. Если он не будет осторожен, он может стать чем-то и похуже, но не стоит говорить ему об этом, - подумал Ируини. – Он едва освоился с тем, что есть.
     - Это было примерно так. Мы шестеро сражались и победили, или думали, что победили. Мы не поняли, что у наших врагов были друзья, которые могли захотеть отомстить. Куалус, Бомонга, Поукс и Гааки попали в засаду и мутировали. Норика и меня с ними не было по… разным причинам. Он и я спасли остальных от смерти, но не раньше, чем мутировали сами. И вот они мы, одна большая счастливая семья уродов.
     - Ты не совсем ответил на мой вопрос, - сказал Матау.
     Ируини спрыгнул с кучи и приземлился на крышу машины:
     - Правильно, ты хотел знать, кто мог быть таким жестоким садистом, чтобы сделать такое с другими живыми существами… какой монстр мог наслаждаться страданиями других. Ну, она-то тебя видела, Тоа, даже если ты ее еще и не видел. Она одна из тех, кто сделал тебя Хордикой.
     Раага остановился, и все еще стоял, глаза его были прикованы к полу, как будто на него нахлынули воспоминания.  Он вспомнил свободу и силу, которые чувствовал будучи Тоа, и удовлетворение, которое приходило, когда он защищал других. Он воскресил в памяти, как хорошо знать, что ничто не должно вставать на твоем пути, потому что ты сражаешься за правду. Потом, как было всегда, в эти мысли вторглись ужасные воспоминания о ночи, когда закончилось его существование как героя.
     - Это сделала Рудака, - сказал он тихо, не глядя на Матау. – Это сделала она, и она смеялась. Остальные, может быть, здесь и для того, чтобы спасать Раи от Висораков или искать какое-то там существо из старых Маторанских легенд. Но я? Я здесь для того, чтобы убедиться, что Рудака больше никогда не будет смеяться.
     Матау не знал, что сказать. Он был так поглощен мыслями о том, что с ним произошло и беспокойством о том, как исправить это, что даже не задумывался о мести. Но он предположил, что если бы был осужден всю жизнь прожить как Раага, то мог бы думать об этом немного иначе.
     Тоа Хордика уже почти решил прекратить неловкий разговор предложением заняться своими поисками, когда Ируини поднял руку. Потом Раага бросился к двери. К тому моменту, как Матау догнал его, Ируини плотно закрыл ее и наваливал перед ней обломки.
     - Они идут, - сказал он. – Помоги мне заблокировать дверь.
     Матау не надо было спрашивать, кого он имеет в виду. Он уже слышал как Висораки скребутся в дверь. Судя по звукам, их был не один десяток.
     - Отсюда есть другой выход? – спросил Ируини.
     - Окна, но они плотно закрыты, - сказал Матау, изо всех сил заставляя себя думать. Близость Висораков заставляла его сторону Хордика желать спастись бегством. – И… двери на крыше ангара … если они не повреждены землетрясением, их можно открыть.
     Не ожидая Раагу, Матау бросился к винтовой лестнице, ведущей на крышу. По пути он взглянул в окно и увидел Висораков, карабкающихся на крышу здания. Внутренние стороны их тел нелепо отсвечивали в свете его факела, когда они проползали по оконному стеклу. Если они окажутся на крыше первыми, он не сможет вовремя закрыть двери ангара и спастись.
     Откуда-то сверху послышался звук разбивающегося кристалла. Один из Висораков просунул ногу в окно и нащупывал замок. Матау схватил кусок трубы и запустил в паука, заставив его конечность убраться наружу. Через стены он слышал царапанье ног пауков. Смерть от огромного насекомого не дело для Тоа-героя, - подумал он.- Даже для такого, который выглядит как я.
     Он взглянул наверх. Сквозь двери ангара пробивался звездный свет. Они были вдребезги разбиты. Мгновением позже звезды заслонили тела Висораков, добравшихся до крыши.
     Это, похоже, будет очень темная-плохая Хроника, - сказал себе Матау. – Если кто-нибудь останется жив и напишет ее, конечно…

0

13

Поукс смотрел на Оневу. Тоа Хордика дрожал, но не от тяжести камня, который он держал, а от войны, происходящей внутри него.
     - Есть другой способ, - сказал Поукс, показывая на каменную стену с другой стороны каньона. – Все что тебе надо сделать – посмотреть вон туда.
     Онева взглянул в направлении, указанном Раагой. Это было устье пещеры в боковой стене. Пещера не была природной, а отверстие с характерными зазубренными краями было кем-то проделано. Онева улыбнулся и швырнул булыжник через каньон прямо в пещеру.
     Ответ не заставил себя ждать. Три каменных хищника показались из пещеры, глядя вокруг, и высматривая, кто осмелился напасть на них. Эти причудливого вида Раи строили свои дома в По-Метру и охотились на созданий, намного больших себя по размеру. Осматривая область, они размазивали передними лапами, на концах которых были лезвия для копания. Их глаза быстро остановились на стаде Киканало внизу.
     Раи немедленно принялись за дело. Они вылезли на каменную стену, откалывая камни. В течении нескольких секунд вся передняя часть склона была разрушена. Каменный оползень загрохотал в направлении стада, вызвав панику. Разогнав его, каменные хищники спустились вниз и погнались за наиболее медленными из зверей. Вскоре каньон опустел.
     - Видишь? – сказал Поукс. – Иногда надо действовать как Киканало, и иногда как каменная крыса. И то и другое работает.
     - Давай лучше спустимся, прежде чем вернулись каменные хищники, - ответил Онева. – Они обычно не беспокоят Тоа или Маторанов, но я не очень-то похож ни на того, ни на другого… да и ты тоже.
     Тоа Хордика и Раага сползли по склону. Пунктом их назначения была пещера, в которой хранились По-Метранские диски Канока. Онева не сомневался, что среди них будут и диски левитации, без которых невозможно построить воздушный корабль. Как только они найдут их, они вернутся в Ле-Метру и встретятся с остальными.
     Онева показывал дорогу. Диски действительно были там, где, как он помнил, они и должны были быть. Он начал собирать их, когда услышал звуки падающих камней из глубины туннеля.
     - Стой здесь, - сказал он Поуксу, отправившись исследовать их причину.
     - Подожди…
     - Стой здесь, я сказал, - огрызнулся Онева. – Если что-то случится… один из нас доставит эти диски остальным.
     Тоа Хордика осторожно двинулся в туннель. В одном месте увидел скользящую к нему каменную змею шести футов длины, и достаточно сильную для того, чтобы раздробить камень в своих кольцах. Обычно змеи не представляли проблемы. Но эта выглядела такой обеспокоенной, что Онева позволил ей проскользнуть мимо него к выходу.
     Источник звука, который он услышал, было легко определить. Большой кусок стены туннеля обрушился, и под ним обнаружилась полость. Ступив вниз, Онева понял, что это было комнатой, вырезанной в камне. Его сторона Раи почувствовала опасность. Он едва устоял против желания бежать отсюда.
     Даже с усиленными чувствами Хордики, в комнате было трудно что-нибудь разглядеть. Он протянул руку к стене. Его ладонь нащупала ряды вырезанных букв, судя по всему сделанные относительно недавно. Онева положил на них обе ладони, пытаясь определить, что они представляли.
     По его телу пробежал озноб. Резьбу такого типа обычно изучали Ко-Матораны в Башнях Знаний. Ему захотелось, чтобы тут был Ную и прочитал их. Он бы хотел, чтобы на его месте был кто угодно другой.
     Двойные солнца… время тени… Великий Дух заснул… мир поглотила тьма. – Онева отдернул руки от резьбы, как если бы она его обожгла. Он вдруг понял, что это было за место и кому оно принадлежало.
     Это одна из берлог Макуты, - подумал он. – Здесь он проводил расчеты, когда солнца затмятся и планировал свое преступление против Маторанов. Не удивительно, что моя часть Хордика так взбунтовалась внутри меня. Она чувствует зло, которое исходит отсюда.
     Онева повернулся, чтобы уйти, и споткнулся. Он наклонился и обнаружил табличку, лежащую на полу. Было слишком темно, чтобы прочитать, что на ней написано, так что он поднял ее и забрал с собой. Может быть, на ней содержится какая-нибудь важная информация, - с надеждой подумал он. – Ключ к тому, как обратить нашу трансформацию или найти этого Китонгу, о котором говорили Раага. Что-нибудь, что угодно, чтобы изменить нашу судьбу!

     В устье пещеры Поукс наблюдал, как каменная змея выскользнула из туннеля и быстро исчезла в горах. Змеи не были его специальностью – это было поле деятельности Норика - но в этом создании было что-то - он не мог не чувствовать этого – что было неправильно.
     Он оглянулся назад, но Оневы не было видно. Если он прав, пока еще не время искать Тоа Хордика. Он должен сделать это свое дело сам.
     Поукс приготовил спиннер и запустил его в каменную змею. Если удастся поймать ее, может быть, я пойму, что в ней обеспокоило меня, - рассудил он. – А если она поймает меня
     Он решил, что лучше не думать об этом.

     - Поукс, я нашел…
     Онева резко остановился. Раага исчез. Он огляделся вокруг, но нигде не было никаких признаков борьбы или какого-то следа. Хотя он и был наполовину Раи, но опытным следопытом Онева не был.
     Он взглянул на табличку и начал читать. Через несколько секунд ощущения начали напоминать ему время, когда он провалился в гнездо троллеров. Тогда песок и слизь облепили его и мало-помалу он начал погружаться в трясину. Он думал, что уже никогда не вырвется… и знал, что даже если и вернется назад, он никогда снова не будет чувствовать себя чистым.
     Его глаза приковало одно предложение. Он читал его снова, и в третий, и в четвертый раз. Он наделся, что слова изменятся, но они не менялись. Онева чувствовал что надо что-то сделать, и в то же самое время ничего вообще не мог делать. Он знал только одно: он должен отнести это другим Тоа.
     Они должны узнать правду, - сказал он себе, - даже если она уничтожит всех нас.

0

14

Глава 6
     Вакама пинком распахнул дверь и шагнул внутрь. Норик шел следом за ним. 
     - Ты не должен этого делать, - настаивал Раага. – Ты оскорбляешь его память.
     - Его память? А как насчет моей жизни? – огрызнулся Вакама. – Я оставил все – мой дом, мою работу, моих друзей – потому что был избран Тоа. Если это было ложью, я имею право знать!
     - Но врываться в комнаты Ликана…
     - Ему все равно. Он умер, - ответил Вакама. – Или ты не знал об этом? Он умер, потому что выбрал в Тоа Метру не тех Маторанов.
     В углу простой комнаты, которую покойный Тоа Ликан называл домом, стоял большой шкаф. Вакама поднял кулак и разбил шкаф в щепки. На пол выпала единственная табличка.
     - Ты не должен узнавать этого, - настойчиво продолжал Норик.- Может быть, ты что-то неправильно понял. Ты собираешься бросить своих друзей, забыть о спасении Маторанов, и все почему? Что, если ты ошибаешься?
     - Не ошибаюсь, - ответил Вакама, бросая табличку Норику. Раага едва успел схватить ее. – Читай. Все здесь.
     Норик рассмотрел камень. Это было написано Ликаном незадолго до того, как его схватили Темные Охотники. Он прочитал:
     Я все более убеждаюсь, что с Турагой Дьюмом что-то не так. Но если я прав, что я могу сделать? Я один Тоа против Тураги и армии Ваков… не считая Нидики, которого, я уверен, я на днях заметил в городе. Мне нужна помощь!
     Но кто? Кто достоин стать Тоа Метру? Логика подсказывает, что это должны быть шесть Маторанов, который открыли местонахождение Великих Дисков. Конечно, это знак от Мата Нуи. Но проснувшись сегодня утром, я понял, что, может быть, это слишком  очевидное предзнаменование, цель которого -  отвлечь меня от  тех, кому на самом деле предназначено стать Тоа. Вакама… Онева… Венуа… Ную… Нокама… Матау… мое сердце подсказывает мне, что это они должны стать Тоа Метру. Они те, кому можно доверить спасение города.
     Норик  опустил табличку и посмотрел на Вакаму:
     - Это ничего не доказывает, кроме того, что его мнение изменилось.
     - Это доказывает, что он знал, - ответил Тоа Хордика. – Он знал правильных Маторанов, но что-то… или кто-то… изменило его мнение и заставило его выбрать нас. Я собираюсь выяснить…
     Прежде чем Вакама закончил, Норик выбежал из комнаты. Тоа последовал за ним. Оказавшись снаружи, Раага показал на паутину наверху. Сотни пауков Висораков двигались по тонким нитям, направляясь в одну и ту же сторону.
     - Они двинулись, - сказал Норик. – И направляются в Ле-Метру. Ты знаешь, что это значит?
     Вакама кивнул:
    - Это значит, что Матау придется ехать верхом на Уссале.

0

15

- Мне не помешала бы помощь!
     Ную открыл глаза. Через нимб электричеcтва он увидел, что Куалус, держась одной рукой за край трубы, ожесточенно отбивается от Висораков своим жезлом. Но их было слишком много, и было видно, что Раага устал. Было только вопросом времени, когда он упадет.
     Тоа Хордика бросился вперед, но ударился об окружавшее его электрическое поле. Пока он был внутри, он не мог помочь Куалусу. Когда Сакораки разделаются с Раагой, они направятся к нему.
     Нет! У меня же теперь есть сила зверя, - напомнил он себе. – И у меня есть разум Тоа, который важнее для спасения, чем сила. Я могу – я сделаю это – пройти через этот барьер!
     Ную бросился вперед, через поле. Он почувствовал, как тысячи раскаленных добела игл вонзаются в его тело. Он вскрикнул, напряжение отшвыривало его снова и снова. Его сторона Хордика была в панике и хотела отступить, но его рассудок сдерживал ее. Мучительно, дюйм за дюймом, он заставил себе пробиться через поле. Когда он в конце концов вырвался наружу, он совершенно выдохся. Но Висораки не собирались давать ему время отдохнуть.
     Паукообразные создания заметили его. Полдюжины наэлектризованных спиннеров полетели в него, но Ную как-то сумел от них уклониться. Он ответил шквалом своих собственных спиннеров, каждый из которых нес его элементарную силу льда. Те Висораки, в которых они попадали, замораживались.
     Он вступил в безнадежную битву, и знал это. Место каждого остановленного им Висорака и каждого, отброшенного Куалусом, занимала сотня новых. Помочь им остаться в живых могло только чудо, а Куалус только засвистел и защелкал, и потом снова засвистел.
     - Что ты делаешь? – резко сказал Ную, используя свои инструменты, чтобы отогнать Висораков. – Сейчас не время показывать, как ты говоришь с Раи.
     - Ты думаешь, найдется лучшее время? – спросил Куалус, улыбаясь. Это выражение выглядело странно на лице, так напоминающем чудовищного Ракши. – Я просто зову кое-кого из друзей.
     Потом тонкий визг отразился от стен Башни Знаний. Даже поняв, что он значил, Ную не мог поверить в это. Он бросил взгляд в коридор: они пришли, сотни, тысячи ледовых летучих мышей. Они хлынули в комнату из всех входов, бросаясь на Висораков, ударяя их и взлетая снова. Их было так много, что Тоа Хордика больше не видел своих врагов. Он повернулся и едва не столкнулся с Куалусом, который уже стоял позади него.
     - Они отвлекут Висораков и потом улетят, - сказал Раага. – Что и нам надо сделать.
     - Нам нужна транспортная магистраль, - сказал Ную, все еще ошеломленный хаосом вокруг него. Он раньше встречал небольшие стайки летучих мышей, но никогда не видел их так много, как сейчас. Вид их, сражающихся с Висораками, был таким сумасшедшим, что он забеспокоился, не умер ли он в действительности и не происходит ли все это только в его мыслях.
     Нет, - решил он. – Не думаю, что судьба может быть так жестока, чтобы осудить меня на загробный мир вместе с Куалусом.
     - Мы воспользуемся магистралями как-нибудь в другой раз, - сказал Куалус. – Как ни люблю я стоять и смотреть, как мои любимцы побеждают Висораков, мы должны подняться на вершину этой башни.
     Раага бросился бежать, а Ную не осталось ничего другого, как последовать за ним. Он хотел спросить, почему они бегут вверх, а не вниз. Если Висораки захватят их на крыше, это закончится или пленом, или очень долгим смертельным падением вниз на улицу.
     Куалус выскочил в дверь, ведущую на крышу, и немедленно забормотал что-то на своем странном языке. Через несколько мгновений Ную заметил двух больших птиц Гукко, летящих к Башне Знаний.
     - Нет, нет, - сказал Тоа Хордика и затряс головой. – Я отказываюсь доверять любой из них.
     Две птицы приземлились на крышу. Куалус немедленно залез на одну из них. Понимая, что Висораки могут уже подниматься наверх, Ную решил сбежать сейчас, и поспорить потом. Он обхватил руками шею Гукко и едва успел взобраться ей на спину, как огромная птица взлетела.
     - Ты не жил раньше, если не летал на них хоть раз, - счастливо сказал Куалус.   
     Ную взглянул на расположенный далеко внизу Ко-Метру:
     - Но и не умирал от этого.
     Раага засмеялся:
     - Видишь, Ную, что-то есть в том, чтобы говорить с Раи, а не только слушать их. Если бы Ону-Матораны знали это, им было бы намного легче в их Архивах.
     - Ладно, я скажу об этом Венуа, если когда-нибудь снова его увижу, - сказал Ную.
     - Тогда следующий вопрос: куда мы направимся? Не считая того, что подальше отсюда?
     Тоа Хордика посмотрел на юго-восток. Сотни Висораков ползли по паутине, неумолимо двигаясь к Ле-Метру.
     - Туда, - сказал он, показывая в направлении родного метру Матау. – И будем надеяться, что мы не опоздаем.

0

16

Венуа увернулся от спиннера Кагарака, ударившегося в крышку витрины. Через секунду витрину и ее содержимое поглотила темнота.
     Второй гигантский паук подходил сзади, Тоа Хордика и Раага оказались между ними. Бомонга переводил взгляд с одного на другого, высчитывая, куда лучше запустить спиннер, прежде чем они нападут.
     Один из Кагараков выстрелил снова. Венуа столкнул Бомонгу с пути вращающегося энергетического круга. Спиннер едва не попал в Тоа, но пролетел мимо и попал во второго Кагарака. Тот тоже исчез в темноте.
     - Я нашел выход, - сказал Венуа.- Давай воспользуемся им.
     Бомонга покачал головой:
     - Другой путь лучше. Запусти Ротуку и схвати его своими инструментами.
     Команда показалась Венуа странной, но он решил не спорить. Как только спиннер вылетел из его метателя, он захватил его своими двумя инструментами Хордика. Он тут же почувствовал нечто вроде электрошока, прошедшего сквозь его тело:
     - Ч-что произошло?
     - Подзарядка спиннера, - сказал Раага. – Это сделало его более мощным. Теперь отпусти его.
    Венуа с усилием высвободил спиннер из своих инстументов. Энергия стекла вниз и ударила в пол. Его земляная сила высвободилась, спиннер открыл массивную расщелину, и Тоа, Раага и Кагарак провалились туда.
    - Это и предполагалось! – воскликнул Раага.
     Венуа схватил Раагу за руку:
     - Берегись! Под нами вода, и я думаю…
     Тоа Хордика не закончил предложение, по крайней мере, закончил не так, как хотел. Кагарак, даже падая, ухитрился запустить спиннер, поразивший Венуа. Темнота окружила Тоа и Рагу.
     -… мы можем упасть туда, и… - сказал Венуа. – Ум… где мы?
     Он огляделся. Они больше не падали. Фактически, судя по ощущениями они стояли на твердом грунте. Но вокруг было темно. Он видел только Бомонгу, да и то смутно.
     - В темноте, - сказал Раага. – Может быть, навсегда.
     - О, нет, - ответил Венуа, в его голосе звучал ужас пойманного животного. – Я не хочу в тюрьму. Я не могу. Мне нужна свобода, чтобы бегать, чтобы прыгать, чтобы…
     - Помочь своим друзьям, - напомнил Бомонга. - Спасти Маторанов.
     - Да, конечно. Это тоже,  - сказал Венуа. – Мы должны выбраться отсюда!
    Что-то прикоснулось к Тоа Хордика. Он подскочил. Он не мог ничего видеть, но чувствовал присутствие другого существа и его перемещение по полу. Это было что-то большое, многоногое, и оно удалялось от них.
     - Другой Кагарак! – прошептал он. – Он здесь.
     Теперь Бомонга тоже почувствовал это.
     - Пошли за ним, - сказал он. – Или мы никогда не найдем дорогу.
     Тоа и Раага осторожно двинулись сквозь кромешную тьму, ориентируясь по звукам, создаваемым идущим впереди Кагараком. Это напомнило Венуа попытки ходить с завязанными глазами, упражнение, которое, по словам Тураги Ликана, когда-то могло помочь ему овладеть своей силой Тоа. Он не преуспел тогда в этом, но сейчас ставка была намного больше.
     - Куда мы идем?
     - Куда он идет.
     - А если он никуда нас не приведет?
     - Тогда мы приобретем новый опыт, - сказал Бомонга.
     - О, прекрасно, - проворчал Венуа. – Мата Нуи знает, понадобится ли мне этот опыт позже.

0

17

- Тебе надо еще поработать над скольжением, - сказал запыхавшийся Поукс. Он догнал каменную змею на полпути на стене каньона. Она ни разу не обернулась взглянуть на него, но он не был так глуп, чтобы полагать, что она не замечает его слежку.  Скорее, она просто не считала его заслуживающим внимания.
     Как только он сказал это, змея повернулась и зашипела на него. Поукс только пожал плечами:
     - Там, откуда я пришел, змеи знают, как ползать. Привыкший гоняться за ними Норик помешан на попытках поймать их. Ты могла бы у них чему-нибудь научиться.
     Каменная змея бросилась вперед и сжала Раагу в своих кольцах. Поукс не сопротивлялся и не делал попыток освободиться. Вместо этого он выглядел почти скучающим.
     - Ты, кстати, могла бы узнать кое-что и обо мне. Конечно, тебе этого не надо, тебе надо только сдавить меня до смерти. Ну, давай, если ты этого хочешь. Может быть, Рудака даже погладит тебя по головке, если ты будешь хорошей.
     Морда каменной змеи вдруг перекосилась от ярости. Это выражение сохранилось на ней и тогда, тело змеи начало изменяться, пока не превратилось в точную копию Рудаки. Поукс смерил взглядом воплощение вице-королевы Висораков и сказал:
     - Твоя сила изумительна, хотя я не могу сказать того же самого о твоем вкусе при выборе объекта для превращения.
     Крака рассматривала Поукса глазами Рудаки:
     - Почему ты меня преследовал?
     - Ты Раи, - ответил Раага. – А я охочусь на Раи.
     - А теперь, наоборот, на тебя охотятся.
     - На всех нас, - сказал Поукс. – Любой, кто встал на пути Рудаки, закончит в коконе, и ты в том числе. Если только… ты делаешь что-то для нее? Ты поэтому ползала в той пещере?
     - Я последняя из своего рода, - ответил Крака. – Я делаю это потому, что должна остаться в живых.
     Поукс фыркнул:
     - Ты последняя из своего рода здесь, Раи. Но мир здесь не кончается.
     Крака схватила Поукса и подняла его в воздух:
     - Говори! Скажи мне, где найти остатки моего рода, или я причиню тебе такую боль, какую даже Рудака не сможет.
     - В этом нет необходимости, - сказал Поукс. – Не стоит. Я знаю, где раньше жили такие как ты. Это было цветущее мирное место, до того как туда пришли Висораки. О, твои братья долго сопротивлялись, но со временем и их победили. Последний, которого я видел, попал  в могилу из паутины, точно так же как и Раи в Метру Нуи.
     Крака отбросила его в сторону. Поукс ударился о камень и остался лежать.
     - Рудака предложила мне свободу в обмен на мои услуги, - сказала Раи. – Я не готова снова бросить ей вызов. Я должна выполнять ее приказы, пока не буду готова. Но…
    - Правильно. Делай, как она говорит, Крака.
     Раи резко обернулась и увидела стоящего не уступе Оневу. Тоа Хордика улыбался. Это выражение на его звериной морде выглядело ужасно.
     - Будь заложником. Будь инструментом. Будь еще одним солдатом армии Рудаки, который всегда не задумываясь выполняет приказы. При прошлой нашей встрече я думал, что ты умное и гордое существо. Но я понял, что ты просто еще одно бессловесное животное.
     Мысли Краки обратились к ее первой встрече с Оневой и его товарищами Тоа. Они вторглись в ее дом под Архивами, по крайней мере, она так полагала. Ее попытки оказать им сопротивление закончились неудачей, но она поклялась вернуться и бросить им вызов как-нибудь в другой раз. Теперь Тоа потеряли свое могущество, но она не чувствовала радости. Вместо этого она поняла, что существо, способное заставить мутировать Тоа Метру, должно быть бесконечно хуже ее и любых других Раи в городе.
     Она трансформировалась в приземистое, похожее на склизкую лепешку существо с лезвиями на лапах, что-то такое, рядом с чем даже Хордика выглядели красивыми.
     - У меня нет любви к Тоа, - прошипела она. – Еще меньше, чем к тем жалким Маторанам, которых вы призваны защищать. Этот город должен принадлежать мне и моим братьям Раи! Но… я не могу управлять руинами, а это все, что оставляют после себя Рудака и ее король.
     Новая форма Краки выросла вдвое, и теперь выглядела по-настоящему устрашающе. Но Онева не моргнул глазом и не отступил.
     - Так, у тебя есть план? – сказала Крака.
     Тоа Хордика взглянул наверх. Висораки всех типов ползли по паутине, направляясь в Ле-Метру.
     - Нет. Но я думаю, что у них есть.
     Крака наблюдала за пауками, направляющимися на новые завоевания. Она уже принимала вид одного из них, и поэтому могла догадаться, что они собирались делать. У Тоа оставалось мало времени.
     - Пошли, - сказала она. – Нам надо о многом поговорить, тебе, мне, и… другу, которого мы заберем по дороге.
     Онева привел в чувство Поукса, и Тоа, Раага и Раи вместе двинулись по По-Метру. Их внимание было сосредоточено на армии пауков над ними, так что никто не заметил Висорака Ропорака, появившегося как по волшебству там, где они только что стояли. Его защитный песочный цвет сменился нормальным для него темно-коричневым. Бывают времена, подумал он, когда способность сливаться с любым фоном и стоять так часами бывает наиболее полезным талантом.
      Он без усилия взобрался на ближайшую паутину, но не последовал за другими Висораками. Вместо этого, он взял курс на юго-восток, направляясь в Колизей к Рудаке с очень интересным рассказом.

0

18

Глава 7
     Матау добрался до конца лестницы в тот самый момент, когда первые Висораки полезли в ангар. Не было времени составлять план. Вместо этого Тоа Хордика запускал один воздушный спиннер за другим, вызывая ураганный ветер, чтобы выдувать паукообразных созданий наружу. При первой же возможности он рывком закрыл дверь и толкнул руками трубу, чтобы запереть ее. Висораки немедленно начали ломиться с другой стороны, оставляя вмятины на металле люка.
     Где-то разбилось еще одно окно. Матау оглянулся вокруг и не увидел Ируини. Это очень мрачно-плохо, - подумал он. – Слишком много входов, которые надо закрыть. Нам не удастся не впустить Висораков
     - Матау! На помощь!
     Этот голос не принадлежал Раага. Это была Нокама!
     - Матау! Впусти меня! Пожалуйста!
     Тоа Хордика помчался вниз по лестнице. Умоляющий голос шел из-за двери главного входа. Нокама и Гааки, видимо, были там  в ловушке  среди Висораков.
     - Держись, Нокама! Я сейчас вас впущу! – крикнул он, уже расшвыривая воздвигнутую Ируини баррикаду.
     - Скорее! Они везде! Я… - ее слова прервал крик.
     Матау уже почти отодвинул последнюю трубу завала, когда Ируини ударил его, сбив с ног. Хотя и маленький, Раага неожиданно оказался достаточно силен, чтобы справиться с Тоа Хордика.
     - Не открывай дверь! -  крикнул Ируини.
     - Но Нокама…
     - Матау! Пожалуйста! Они убьют нас! – просила Нокама снаружи.
     - Это не Нокама! – сказал Ируини. – Это трюк. Если ты откроешь дверь, мы все равно что мертвы!
     - Матау! Чего ты ждешь?
     Слова Нокамы пронзали Матау сердце. Она была другом, и временами ему хотелось, чтобы она была больше, чем другом. Он не мог оставить ее умирать снаружи, неважно каковы могли быть последствия. Он узнавал ее голос. Это была она. И почему я должен верить какому-то Ракшиголовому уроду больше, чем моим собственным инстинктам? – спросил он себя.
     Матау отшвырнул Ируини и бросился к двери. Раага поднялся на ноги и побежал за ним.
     - Спроси у нее что-нибудь! – сказал Ируини. – Спроси у нее что-нибудь, что может знать только она!
     Нокама вскрикнула снова. Матау оттолкнул Ируини:
     - Нет времени для экзаменов! Она умирает!
     Матау отбросил последнюю часть баррикады. Не обращая внимания на протесты Ируини, Тоа Хордика открыл засов и распахнул дверь.
     Дюжина черных Висораков стояла с другой стороны. Никаких следов Нокамы или Гааки не было. Передний Висорак, Онорак, заскрежетал зубами, но зазвучавший голос принадлежал Тоа Хордика Воды.
     - Спасибо, Матау, - сказал Висорак с интонацией Нокамы. – Мы знали, что можем рассчитывать на тебя.

0

19

В этот момент настоящие Нокама и Гааки пересекали Ле-Метру. Они успешно спрятали Маски Силы, чтобы потом загрузить их на воздушный корабль. Теперь они двигались по каналам, изредка всплывая на поверхность для разведки.
     Нокама первой заметила башню. Она выглядела как плохая имитация одной из башен Колизей, но когда они подплыли ближе, оказалось, что правда намного хуже. Башня была сделана из обломков и паутины Висораков. Все ее стены были увешаны коконами с различными Раи. Не меньше сотни Висораков всех типов ползали по строению, укрепляя его. На вершине башни стояла мощная темно-красная фигура, очевидно управлявшая ордой. Это был не Висорак – он стоял на двух ногах и возвышался над пауками, окруженный аурой власти.
     - Кто это? Что это? – прошептала Нокама.
     - «Кто» - это Сидорак, король орд Висораков. Он командует ими в поле, - сказала Гааки. – Хороший тактик, жесток, на все отвечает сокрушительным войсковым ударом. Это хорошо работало на него… до сих пор.
     - А башня? Я не специалист по Ле-Метру, но раньше ее здесь не было. 
     - Висораки построили ее в качестве базы, - ответила Раага. – Платформа для атаки. Я догадываюсь, что они знают, что Матау и Ируини здесь. Они планируют напасть и захватить их обоих.
     - Это катастрофа, - сказала Нокама.
     - Нет, - ответила Гааки –Пока это только возможность. Научись видеть разницу, Нокама.

     Ную и Куалус тоже заметили башню, но сверху. Ную тут же направил свою птицу Гукко вниз к ближайшей крыше. Куалус наблюдал за ним, качая головой.
     - Это не очень хорошая идея, - сказал Раага.
     - Разведать местоположение врага и получить знания всегда хорошая идея, - сказал Ную.
     - Не думаю, - крикнул Куалус ему вслед.
     Гукко безупречно приземлилась на крышу заброшенной фабрики по производству машин. Как только Ную спешился, птица взлетела снова. Тоа Хордика осмотрелся в поисках наилучшей точки для наблюдения за башней. Прежде чем он смог найти ее, шесть Вотараков неожиданно возникли вокруг него.
     - Вот что я имел в виду, - крикнул сверху Куалус. – Невидимость. Как я это ненавижу.

     - Ты уверен, что это хорошая идея? – спросил Онева в четвертый раз.
     Крака привела его к краю огромной ямы в центре Та-Метру. Онева никогда раньше не видел это место, но Нокама и Матау рассказывали ему, что здесь произошло. В поисках пропавшего Тоа Ликана они и Вакама наткнулись на яростного монстра по имени Таторак. Используя диски ослабления, они смогли отправить чудовище вниз, но прежде оно разрушило большой квартал метру.
     - А у тебя есть лучшая? – спросила Крака, трансформируясь в четырехфутовое крылатое насекомое. – Нам нужны союзники для борьбы с Рудакой.
     - И мы не можем быть слишком разборчивы при их выборе, - сказал Поукс.
     Онева взглянул на табличку, которую держал в руках. Он постоянно думал о ней, с тех пор как неожиданно встретил Краку в По-Метру. Было очень странно, что он так легко нашел логово Макуты, да и эту табличку тоже.
     - Кстати, о выборе, - начал он. – Ты подбросила это, да?
     Крака пожала плечами:
     - Да. Рудака хотела, чтобы вы узнали правду о себе, по ее собственным соображениям. Мне было сказано доставить это вам.
     - Правду? То, что здесь написано… это должно быть ложью, - настаивал Онева. – Если же нет…
     Крака посмотрела вниз, паря в воздухе:
     - Единственной хитростью было помочь вам найти их. Слова настоящие, их значение настоящее. Вот почему Рудака рассматривала это как свое последнее средство против вас.
     - Ну, так она была права, - пробормотал Онева, когда Крака исчезла в яме. – Когда остальные узнают об этом… даже если мы победим, мы проиграли.

0

20

Венуа и Бомонга шли за Кагараком, казалось, годами. В одном месте какой-то звук справа отвлек Тоа Хордика, и он едва не потерял того, за кем они шли. Если бы Бомонга не схватил его за руку и не дернул вперед, Венуа совсем потерялся бы в темноте.
     - Еще далеко? – спросил он.
     - Этого не узнаешь, - ответил Раага. – Пытаясь найти выход, можно заблудиться.
     - Это прямо про нас. А если мы не найдем выход…
     - Тогда нас не найдет никто, - сказал Бомонга. – Никогда.

     Рудака сидела на троне Макуты, в нетерпении. Сидорак некоторое время назад отбыл наблюдать за операцией в Ле-Метру. К этому времени он мог бы уже вернуться как минимум с Матау и Ируини, если не со всей ничтожной группой Хордика и Раага.
     Если он ничего не напортил, - думала она. – Если так, то Макута будет недоволен. И когда повелитель теней снова освободится, Стдорак потеряет его расположение и управлять вместе с Макутой буду я.
     Она улыбнулась. С тех пор, как она и Сидорак превратили шестерых Тоа в жалких, скрученных Раага, они состязались друг с другом за благосклонность Макуты. До сих пор, ни военные победы Сидорака, ни хитрые планы Рудаки не обеспечивали ни одному из них роли, которой они желали: власти над всеми заместителями Макуты. Она знала, что битва за Метру Нуи была ее последним шансом завладеть силой Сидорака и стать главной союзницей Макуты. Она решила добиться цели, даже если для этого потребуется уничтожить короля Висораков.
     Ее мечты об уничтожении были прерваны появлением Висорака Ропарака. Она узнала в нем одного из тех, кого направила наблюдать за Кракой. Новости, которые он принес, не были неожиданными.   
     - Конечно, она предала меня, - сказала Рудака. – Я бы сделала точно так же. Она не так уж сильно отличается от меня, как думает.
     Ропарак продолжил доклад, подробно рассказав, как Онева и Крака отправились куда-то вместе, очевидно, планируя последовать за ордами в Ле-Метру. Для удара против Тоа и Раага, спрятавшихся в Маторанском ангаре для воздушных кораблей, Сидорак собрал Висораков со всего города. Сейчас они собрались на Башне в районе Матау, ожидая приказа к наступлению.
     - Как обычно, Сидорак рушит здание, чтобы прихлопнуть муху, - сказала Рудака. – Но на этот раз такой план может оказаться не таким уж глупым. Перемещение орд привлечет внимание других Тоа Метру. Они отправятся в Ле-Метру спасать своих друзей, как мухи летят в паутину. А ты знаешь, что происходит, когда что-то попадает в нашу паутину, не так ли?
     Ропарак кивнул.
     - Иди в Ле-Метру. Найди Сидорака, - приказала Рудака. – Скажи ему, чтобы он вызвал Кагарака и велел ему открыть портал. Пришло время еще раз призвать подкрадывающегося из тени, Зивона.
     Висорак повернулся и выскочил из комнаты. Несясь по паутине в Ле-Метру, он не мог подавить дрожь. В прошлом орды не раз делали то , что другим могло представляться чудовищным злодейством, и делали это с удовольствием. Но по какой-бы то ни было причине  выпустить Зивона – это было свыше ужаса, свыше злодейства.  Это было  безумие.
     Это несомненно означает  конец Тоа Хордика, - думал Ропорак. – Но хотелось бы надеяться, что это не будет также и концом Висораков.

0

21

Глава 8
     Четыре Ваки Задака осторожно двигались по улицам Та-Метру. Они были далеко от каньонов По-Метру, где обычно вели патрулирование, но изменения, произошедшие в Метру Нуи, заставили Ваков изменить и распределение районов города для охраны порядка.
     Их целью был Колизей. Самое высокое здание Метру Нуи возвышалось перед ними на фоне неба, хотя оно потеряло тот гордый внешний вид, которое когда-то имело. Теперь фасад был разбит, и вход затянут паутиной. Здесь был зарегистрирован высокий уровень активности Висораков. Задачей Ваков было удалить отсюда этих созданий как первый шаг к восстановлению порядка во всем городе.
     Командир патруля подал сигнал остальным разойтись. Не было сомнений, что эти Раи легко будут побеждены силой Ваков, но их тактическая программа предполагала, что подход с разных сторон более целесообразен. Когда все четверо заняли правильные позиции, движение возобновилось.
     Крайний левый Ваки первым встретил цель. Висорак Боггарак полз по паутине, двигаясь из Колизея к одной из пустых кузниц Та-Метру. Ваки поднял свои посох и выпустил заряд, сбросивший Висорака с паутины. Боггарак поднялся на ноги и свирепо взгялнул на Ваки. Низкое гудение заполнило воздух.
   Ваки сделал еще один шаг и остановился. Он посмотрел вниз, потому что его правая нога перестала функционировать правильно. Почему-то то, что только что было твердой конечностью, стало теперь быстро рассеивавшимся газом. Хуже того, эффект распространялся на все тело Ваки. Через несколько секунд от него не осталось ничего, кроме плавающего в воздухе серебристого облака газа, он рассыпался на миллионы молекул.
     Ваки справа принял четвероногую форму, залез на небольшое здание, и с него взобрался на паутину Висораков. Быстрое сканирование местности показало ему, что Висораков поблизости нет. Путешествие по паутине могло привести Ваки прямо к неохраняемому главному входу в Колизей. Используя свои инструменты как дополнительные ноги, он пополз по паутине.
     Он прополз совсем немного, когда понял что усилия, необходимые для движения по паутине, кажется, увеличились. Повысилось количество используемой энергии, драматически возросла масса, и, что самое странное, его аудиорецепторы зафиксировали гул, которого раньше не было. Ваки провел визуальное обследование своей структуры, и обнаружил, что его внешняя поверхность больше не была блестящим металлическим протодермисом, а стала твердым камнем.
     По-Метранский страж порядка обдумывал, что могло заставить Ваки превратиться в камень, когда паутина под ним порвалась. Задак провалился в дыру и упал на землю, разбившись на сотни каменных фрагментов. Подошел Боггарак, пнул камни, которые моментом раньше были Ваки, и отполз обратно.
     Командир патруля Ваков остановился. Между ним и ближайшим входом в Колизей находилось несколько Висораков. Задак повернулся, чтобы велеть своему заместителю подождать, пока создания пройдут, прежде чем возобновить действия. Но заместителя не было.
     Удивленный, Ваки визуально просканировал все направления. Нигде не было никаких признаков остальных трех членов патруля. Задак сделал шаг и остановился от странного шуршащего звука сверху. При взгляде наверх обнаружился его источник: Ваки, оплетенного коконом, тащили по паутине в направлении Колизея два Висорака.
     Командир патруля произвел быстрые вычислении. На задание отправлено четыре Ваки. Остался один, - сказал он себе. – Об этом необходимо доложить. Для успеха этой жизненно важной миссии и поддержания порядка необходим точный учет местонахождения всех Ваки. Новая цель: попытка вернуться в центральную казарму.
     Конечно, он не побежал. Ваки никогда не бегали, если только не преследовали нарушителей закона. Но после исчезновения трех его собратьев в течение нескольких секунд, Задак собирался идти очень, очень быстро.
     Он оглянулся. Висораки за ним не следовали. Это хорошо для доклада. Патруль, очевидно, спугнул Висораков из Та-Метру. За такое достижение командира патруля могли даже повысить в должности до командира группы.
     Бледный солнечный свет неожиданно заслонила тень. Земля задрожала. Полагая, что это, должно быть, еще одно землетрясение, Ваки начал искать прикрытие. Он бросился к ближайшему большому зелено-коричневому зданию.
     Земля дрогнула еще раз, затем в третий раз. Здание закачалось так сильно, что почти двинулось с места. Оказавшись под строением, Ваки вдруг вспомнил, что в Та-Метру не бывает зеленых и коричневых зданий.
     Ваки взглянул наверх и успел увидеть опускающуюся на него массивную когтистую лапу Таторака. Потом он уже ничего больше не видел.

     Сидя на широкой спине Таторака сорока футами выше, Онева поморщился при звуке раздавленного Ваки. Он не любил стражей порядка, но чем больше он смотрел на Таторака, тем больше начинал думать, что выманить его обратно на поверхность было ошибкой. Таторак уже разбил полдюжины зданий на кусочки, и неизвестно сколько повредил, и это при том, что Крака управляла его продвижением. Что произойдет, если он придет в ярость?
     Одно было несомненно – Онева никогда не видел ничего похожего на это чудовище. Когда Таторак вылез из дыры, он подумал, что таких больших существ просто  не бывает. Раи смотрел на Оневу так, как будто Тоа Хордика был для него легкой закуской. Его морда рептилии была окружена серебристыми шипами, а челюсти свирепо щелкали в предвкушении пищи. Передние лапы Таторака были неожиданно короткими, но остальные части тела подавляли своими размерами и мощью. Одного удара его хвоста было достаточно, чтобы превратить здание в кучу кирпичей.
     - Скажи мне ответ! – прорычал Таторак. – Скажи мне его.
     - О чем он говорит? – спросил Поукс.
     - Не знаю, - сказала Крака. – Это единственное, что он говорит, с тех пор как я нашла его внизу. Поэтому я сказала ему, что ответ знают Висораки, но они не хотят, чтобы он его узнал.
     Онева покачал головой и улыбнулся:
     - Если бы ты не была… тем, что ты есть… ты могла бы стать отличным Тоа.
     Крака изменила форму, превратившись в точную копию Оневы, и сказала просто:
      - Я знаю.

0

22

Ную стоял спиной к спине с Куалусом, Висораки окружали их. Пока ему удавалось отгонять их своими ледяными спиннерами, но каждый новый отнимал у него все больше и больше сил. Ную уже решил, что если Висораки начнут плеваться паутиной, он схватит Куалуса и прыгнет, рассчитывая с помощью спиннера создать под ними ледяной скат. Он пойдет на любой риск, лишь бы не попасть в эти коконы снова.
     Здание под его ногами закачалось. Через несколько секунд – снова.
     - Это Висораки делают? – спросил Ную.
     - Не думаю, - ответил Куалус. – Они, кажется, так же встревожены, как и мы.
     Ную посмотрел за кольцо паукообразных созданий.  Теперь источник сотрясения прояснился, но совсем не тот, что Тоа Хордика мог предполагать. В конце концов, кто когда-нибудь слышал, чтобы два Тоа Оневы и Раага ехали верхом на Раи сорока футов высотой?
     - Я знал, что если быть Тоа, в конце концов такое может случиться, - сказал Ную тихо. – Я сошел с ума.
     Теперь и Висораки увидели вновь прибывших. Некоторые из них запустили в подходящего Раи спиннеры. Таторак, не обращая на них внимания, повалил на землю два здания и занялся транспортными магистралями. Этого было достаточно, чтобы заставить Висораков отступить, забыв про Ную, и поискать более удобную для обороны позицию на соседних крышах.
     - Если ты потерял рассудок, то я наоборот, теперь его обрел, - сказал Куалус, улыбаясь. – Таторак! Представляешь? Я никогда не думал, что увижу хоть одного из них во плоти.
     Видя, что это имя ничего не говорит Ную, Куалус продолжил:
     - Это хищник из земель к югу от Метру Нуи. Там внизу, ох, там их было полно. Когда они сожрали все, что там было, они решили переселились на другой остров, двинулись через море и осели в разных местах. Но я не понимаю, как этот попал так далеко на север, и почему он здесь один.
     Таторак был теперь прямо перед ними. Ную пытался не дышать, чтобы не задохнуться от его зловонного дыхания. Оба Оневы спрыгнули вниз на крышу, а Раага Поукс остался на Татораке.
     - Вот чего не хватало Метру Нуи, - сказал Ную. – Вас двоих.
     Один из Онев превратился в Ную.
     - Так лучше? – спросила фигура собственным голосом Ную.
     - По понятным причинам, я предпочитаю сейчас не смотреться в зеркало, - ответил Тоа Хордика. – Надеюсь, ты тоже, Крака.
     - Я хочу знать ответ! – проревел Таторак, сила его крика едва не сбросила Тоа Хордика и Раага с крыши.
     - Я тоже, - сказал Ную. – Причем на многие вопросы.
     - Где остальные?
     - Мы видели Вакаму, Норика, Нокаму и Гааки, когда летели по воздуху, - сказал Куалус. – А насчет Матау и Ируини… никаких следов.
     - А я догадываюсь, - ответил Онева, показывая вдаль. – Висораки так и валят туда.
     - Тогда мы должны пойти туда и забрать их.
     - Что? – огрызнулась Крака. – Вы теряете время! Каждая секунда промедления приближает Рудаку и ее орды к полному контролю над городом. Что значит одним Тоа больше или меньше по сравнению с этим?
     Онева и Ную ничего не сказали в ответ. Использовав свои спиннеры, они создали мост изо льда и камня, и бросились к ангару.
     Куалус посмотрел на Краку:
     - Если ты этого не понимаешь, они тебе потом объяснят.

0

23

- Свет! – закричал Венуа, показывая вперед.
     Кагарак на мгновение остановился, потом возобновил движение.
     - Потише, - сказала Бомонга. – Если он услышит нас и повернется …
     Венуа понял, но он с трудом сдерживал волнение. Тонкий луч света появился в мире, где все было темнотой. Кагарак двигался прямо к нему. Венуа был уверен, что там должен быть выход.
     Бомонга не отрываясь следил за существом. Если замеченный свет – это выход, он пропасть в то мгновение, когда существо пройдет сквозь него. Они должны идти прямо за ним, или рискуют никогда не найти эту точку снова. Он следил, как свет становится все ярче и ярче, мысленно отсчитывая секунды.
     - Бежим! – сказал он внезапно, помчавшись за Кагараком. Удивленный, Венуа последовал за ним. Существо добралось до луча света и прошло сквозь него. Бомонга и Венуа бросились за ним, едва успев сделать это прежде чем ворота исчезли.
     Потом они ударились о мостовую. После полнейшей темноты, в которой они путешествовали, свет этого места был похож на удар кулака. Венуа некоторое время приспосабливался к блеску, чтобы обрести способность видеть снова. А потом он захотел этого не видеть.
     Тоа Хордика и Раага были на земле Ле-Метру. Кагарак стоял впереди перед мощной фигурой красного цвета. Везде были Висораки, они кишели внутри и снаружи башни. Как только пауки заметили вновь прибывших, они подошли и окружили Венуа и Бомонгу.
     - Как удобно, - воскликнула фигура, заметив Тоа Хордика. – Вы сами пришли к нам, чтобы не заставлять нас ловить вас. За это вы заслужили благодарность Сидорака, короля орд Висораков.
     - Какой подарок, - пробормотал Бомонга.
     Сидорак засмеялся:
     - Не стоит благодарности. Вы двое будете удостоены чести увидеть появление Зивона в городе. Не сомневаюсь, что после своего путешествия он будет голоден. Как вы думаете, вы хорошая еда?

     Матау и Ируини отступили подальше в ангар. Все их попытки остановить наступление Висораков были безуспешны. Все выходы были блокированы. Оба знали, что, в лучшем случае, они могут только задержать неизбежное.
     - Ну что, последние слова? – сказал Матау, бросая в орду еще один кусок оборудования.
     - Да, - сказал Ируини. – В следующий раз не открывай дверь, пожалуйста.
     Матау услышал треск позади себя. Он повернулся, и увидел, что еще один отряд Висораков приближается к нему со спины. Они оказались зажаты между двумя небольшими армиями паукообразных созданий.
     - То грязь-болото на острове наверху нравится мне все больше и больше, - сказал он, запуская воздушный спиннер в приближающегося Висорака.
     Спиннер не попал в цель. Вместо этого откуда-то сверху прилетел еще один спиннер и ударился в пол. В то же мгновение там возникла стена огня, отрезавшая Висораков. Матау посмотрел наверх и увидел Вакаму и Норика, стоящих на верху лестницы.
    Теперь в ангаре начался хаос. Вода, лед, огонь и камень дождем лились на Висораков. Под ударами неожиданных атак элементарных сил, существа отступили. Матау мог понять, почему. В помещении они были уязвимы для атаки, потому что их можно было обстреливать со слишком многих точек. Но в ангаре собрались почти все  Тоа Хордика, и Висораки могли начать осаду и в конце концов захватить их.
     Вакама, Нокама, Ную и Онева собрались рядом с Матау, а Норик и Гааки защищали двери.
     - Не то что я не рад вас видеть, - сказал Матау, - но как вы сюда попали?
     - Я расплавил дверь на крыше, - ответил Вакама мрачным голосом. – Я ведь – я был – Тоа Огня. Это моя работа.
     - К сожалению, при этом ты сделал для Висораков такой проход, который мы не сможем закрыть, – сказал Ируини. – Они придут обратно.
     - Я сделал то, что надо! – огрызнулся Вакама. – Я не видел, чтобы у тебя были лучшие идеи, Раага.
     - Должен быть еще какой-нибудь путь отсюда, чтобы мы могли уйти пока они не вернулись, - сказала Нокама. – Матау, отсюда можно выйти в Архивы?
     Прежде чем Тоа Хордика Воздуха ответил, башня задрожала. Потом она вздрогнула на своем основании, потому что с башни стянули крышу, отчего во все стороны полетели Висораки. Пораженные, они увидели Поукса, улыбавшегося им со спины Таторака, который между тем растоптал крышу ангара в пыль.
     - О, прекрасно,- сказал Ную. – Вот на чем мы поедем.

0

24

Связанные паутиной, Венуа и Бомонга могли только смотреть, как Кагарак открыл еще одни ворота в область темноты. Висораки попятились назад, спеша под прикрытие. Когда начал появляться Зивон, Венуа захотелось присоединиться к ним.
     Он был гигантский, настолько ужасный, что Тоа Хордика должен был делать усилия, чтобы сохранить рассудок. Даже когда он был архивариусом, он никогда не видел ничего подобного. Возвышаясь над ближайшими зданиями, Зивон был похож на какой-то чудовищный гибрид Висорака, краба Уссала и неизвестно кого еще. Его голова была настоящей головой паука, но две клешни, способные перекусить здание надвое как сухой прут, напоминали морских созданий. Он передвигался на шести лапах, его скорпионообразный хвост мог дотянуться до глаз. Даже Сидорак, казалось, спрашивал себя, мудро ли было вытащить в мир эту штуку.
     Висораки сохраняли дистанцию, а некоторые открыто убегали. Один из пауков допустил ошибку, пробежав по паутине слишком близко к Зивону. Тот схватил неудачливого Висорака своими клешнями и швырнул его в широко открытый рот.
    - Какие глупцы, - сказал Бомонга. – Какие бестолковые дураки.
     - Кто это такой?
     - Никто не знает его настоящего имени, - сказал Бомонга. – Он живет в темноте, откуда мы только что вышли. Он не Висорак, но помогал им в прошлом.
    - Почему?
     - Он любит хранить запасы пищи под рукой, - ответил Раага. – Зивон питается Висораками. Он празднует победу, пожирая половину сражавшейся вместе с ним орды.
    - Тогда почему они вызвали его? – спросил пораженный Венуа.
     - Сидорак хочет смерти Тоа, - ответил Бомонга, - даже если для этого ему придется разрушить Метру Нуи и убить всех, кто в нем окажется.
     Прямо над ними, глаза Зивона сузились при виде беспомощных Тоа Хордика и Раага. Слюна капала из его челюстей, падая как дождь на башню Висораков,  когда он двинулся за следующей порцией пищи.

0

25

Глава 9
     Вакама поднял свою огненную клешню и наклонил ее, чтобы отразить слабый солнечный свет. На ближайшей крыше Нокама сделала то же самое. Один за другим, сигналы повторили все Тоа Хордика, передавая, что они готовы к атаке.
     - Я не уверен, что мне нравится этот план, - сказал Ную. – Как мы сможем неожиданно напасть на них, когда рядом бродит Таторак?
     - Город полон Раи. Это просто еще один из них,- ответил Куалус. – Согласен, очень большой.
     Прошла только минута с тех пор, как Гааки сообщила, что она заметила появившегося из ниоткуда монстра, угрожающего Венуа и Бомонге. Все мысли о том, чтобы подождать темноты или вместе придумать какой-нибудь хитрый план, сразу же были отброшены. Если они не поторопятся, Венуа и Раага все равно что мертвы.
     Теперь Тоа отошли подальше от башни. Онева находился на земле недалеко от ближайшего к базе Висораков дома. Высоко над ним летала кругами Крака в форме охотящегося сокола Нивака. Таторак в возбуждении вырывал с корнем воздуховоды и бросал их в море. 
     Крака/Нивак хрипло закричала. Это был сигнал. Онева выстрелил спиннером в землю, по мостовой побежали большие трещины. Когда они достигли уже частично разрушенных зданий, окружавших башню, строения обвалились на собравшихся Висораков.
     Это было сигналом для остальных Тоа Хордика и Раага приступить к действиям. Все четверо оставшихся Тоа метнули свои спиннеры в облака пыли и  развалины. Не имея численного превосходства, они надеялись посеять замешательство среди своих врагов.
     Зивон вначале не обращал внимания на происходящее вокруг него сражение. В конце концов, его в действительности не беспокоила смерть Висораков – убьют одних, останутся точно такие же на вкус другие. Потом в бок его ударил огненный спиннер, причинив довольно сильную боль. Уже готовый сожрать Венуа и Бомонгу, он повернулся чтобы посмотреть, кто на него напал.
     - Повезло, - сказал Раага.
     - Ты не знаешь эту команду Тоа, - ответил Венуа. – Мы сами создаем себе счастливые случаи. Давай теперь освободимся от этой паутины, прежде чем это существо вспомнит, что мы здесь.

0

26

Онева, Нокама, Матау и Ную теперь спустились с крыши. Они слышали, как Сидорак крикнул Висоракам, чтобы они перегруппировались и двинулись вперед. Ледяные, каменные, земляные барьеры вставали на их пути, перекрывая дорогу небольшим отрядам перешедшей в атаку орды. Потом Раага начали запускать в группы Висораков спиннеры, еще сильнее увеличивая хаос. Стоящий выше Вакама метал ослабляющие огненные спиннеры, испускающие много дыма практически без пламени.
     Крака первой заметила, что Зивон двинулся к Тоа Хордика Огня. Он жил в темноте, и дым и пыль не могли дезориентировать Зивона. Крака устремилась вниз и впилась когтями в тело Таторака, побуждая его двинуться на чудовищного союзника Висораков.
     Вакама заметил опасность слишком поздно. Клешни Зивона потянулись к нему, но в этот момент он был отброшен в сторону скользящим ударом хвоста Таторака. Вакама спрыгнул с крыши как раз в тот момент, когда Зивон атаковал, швырнув в Таторака едва ли не половину квартала и заставив зверя отодвинуться назад.

     Ную заметил, что Венуа безуспешно пытается самостоятельно освободиться из паутины Висораков. Он запустил спиннер и заморозил паутину, так что она стала твердой. После этого было достаточно двинуть плечами, чтобы разбить ее.
     - Это сейчас не самое полезное для здоровья место, - сказал Тоа Хордика Льда.
     - Оно было еще хуже несколько секунд назад, - ответил Венуа. – Что происходит?
     Ную указал на башню, обстреливаемую воздушными, каменными и водяными спиннерами:
     - Мы даем Висоракам кое о чем задуматься.
     Бомонга наблюдал, как четыре Висорака кувырком полетели с башни в паутину внизу:
     - Они этого не забудут.
     - Отлично. Мы и хотим чтобы они… вспоминали это, и боялись.

     На дальней стороне башни Онева забыл первое правило этой операции. Спиннеры давали Тоа возможность наносить удары с большого расстояния. Приближение к Висоракам давало паукообразным созданиям слишком много преимуществ. Разгоряченный битвой, Онева подошел к ним слишком близко, и теперь полдюжины Висораков прижимали его к стене.
     - Отлично, подходите, - крикнул он. – Любой По-Маторан мог бы победить вас. Все, что понадобится, это подходящих размеров труба.
     Онораки запустили спиннеры. Онева сумел уклониться от всех, кроме одного, попавшему ему в правую руку, и вызвавшего ее онемение. Висораки, почувствовав его слабость, перешли в наступление.
     - Ладно, одна рука. – сказал Онева. – Я могу побить вас и одной рукой. Не обманывайтесь – вы теперь сражаетесь не с каким-нибудь бессловесным Раи. Вы сражаетесь с Тоа!
     Онораки прыгнули, обрушились на Оневу и свалили его на землю. Их челюсти схватили здоровую руку Тоа.
     Неподалеку Матау отгонял врагов длинным куском трубы, когда заметил, что Онева исчез под кучей пауков. Воздушный спиннер мог бы сдуть с Оневы напавших на него созданий. Матау увернулся от спиннера Ропорака и разбежался. В нужный момент он воткнул конец трубы в землю и взлетел над ордой. В верхней точке полета он отпустил трубу, и свалился в кучу Онораков.
     Прежде чем Висораки пришли в себя, Матау помог Оневе подняться на ноги.
     - Спасибо, брат, - сказал Тоа Хордика Камня.
     - Я не могу позволить, чтобы тебя погрузили в темный-сон, - ответил Матау. – Кто тогда будет мне надоедать?
     - Уверен, что кто-нибудь бы нашелся, - сказал Онева. – Что ты скажешь, если мы вернем этим монстрам кое-какие долги?

     Вакама тяжело приземлился на землю и остался лежать, оглушенный. Вокруг него остальные Тоа Хордика сражались за свои жизни. Он знал, что должен подняться и поддержать их. Но что-то его удерживало. Он сталкивался со смертью, и чем-то худшим, много раз с тех пор как стал Тоа, но еще никогда не было так, как сейчас. Никогда прежде он не вступал в битву, зная, что он не должен был быть Тоа… что это судьба кого-то другого. А если это не его судьба, тогда, может быть, лучше умереть здесь, чтобы исправить огромную ошибку.
     Он посмотрел наверх. Перед глазами все расплывалось, но он увидел, что группы Висораков наверху начали собираться вместе. Еще несколько мгновений, и орда снова объединится. Если это произойдет, у Тоа и Раага не останется никаких шансов. Они погибнут, Матораны никогда не проснутся, и никто даже не вспомнит, что Тоа Метру вообще здесь сражались.
     А может быть, это и лучше всего, - сказал он себе.

0

27

Таторак врезался в здание. Крака едва успела отпустить его, чтобы избежать того же. Клешни и челюсти Зивона вцепились в тело Раи, но не могли пробить его чешую. Зарычав, Таторак потянулся вниз и схватил Зивона за переднюю лапу. Прежде чем его враг успел среагировать, Таторак поднял его в воздух и швырнул вниз на спину.
     Но Зивон еще был далеко не беспомощен. Он выпустил паутину, которая оплела Таторака. Пользуясь тем, что это отвлекло его врага, он повернулся и снова встал на ноги, шипя и плюясь ядом.
     Крака изменила форму, став рыбой-бритвой, и полетела вниз, разрезая паутину на своем пути. У самой земли она трансформировалась снова, но этот раз в инсектоида Нуи-Раму. Она полетела прямо в глаза Зивону. За ее спиной очень злой Таторак самостоятельно освободился от остатков паутины.
     Летая и жужжа вокруг головы Зивона, Крака отвлекала его внимание. Когда он заметил, что хвост Таторака движется к нему, времени сделать что-нибудь не оставалось. Последовал удар, пославший Зивона в полет по направлению к башне.

     На вершине башни Сидорак наблюдал за развертывающейся битвой. Тоа Хордика застали его орду врасплох, это правда, но ситуация уже начинала меняться. Висораки направились разделить Тоа и Раага и прикончить их. Если не случится ничего непредвиденного, еще до окончания этого дня они с Рудакой отпразднуют победу.
     Тень заслонила солнце. Сидорак посмотрел наверх. В первый момент он удивился, когда это Зивон успел научиться летать. Когда он понял, что это не так, было уже слишком поздно.

     Ную и Венуа пробились к башне и присоединились к Нокаме. Она казалась не слишком веселой.
     - Она слишком большая и слишком прочная, - сказала она. – А половина орды отступила внутрь. Думаю, мы до них не доберемся.
     - Ты смотришь на это не с той стороны, - сказал Венуа. – Ты думаешь как Тоа. Попробуй подумать, как Хордика.
     Нокама вздрогнула:
     - Ни за что, и тебе не советую. Я уже однажды пробовала так сделать.
     Ную улыбнулся:
     - Нет, он не это имел в виду. Скажи, архивариус, что Раи ненавидят больше всего?
     Венуа вспомнил годы своей работы, и потом ощущения, которые он испытывал, став Тоа Хордика. Ответить было легко:
    - Потерять свободу. Все дикие звери боятся попасть в ловушку.
     - Точно. Висораки пытаются не дать нам захватить башню. Что, если мы попробуем не дать им выйти?
     Венуа собирался ответить, когда башню встряхнул удар. Три Тоа взглянули наверх как раз вовремя, чтобы увидеть падающую на них чудовищную фигуру Зивона.

     - Твоим друзьям нужна помощь, - сказал Норик.
     Вакама посмотрел на Раагу:
     - Они могут прекрасно справиться и без меня. Уверен, что Матау или Онева скажут тебе то же самое.
     - Ты все еще злишься на то, что прочел в дневнике Ликана? Вакама, не так важно, почему ты стал Тоа, как то, какой ты Тоа. Тебе дана сила – ты обязан ее использовать.
     Вакама не сказал ничего, но бросился к Оневе и Матау. Норику хотелось бы думать, что это успех, но он чувствовал, что что-то происходит внутри Тоа Хордика Огня… что-то темное и опасное, похожее на адское пламя, гложет его все время.

     Удар Зивона встряхнул землю во всем Ле-Метру. Удивительно, но создание поднялось снова, хотя и покачивалось немного при первых шагах. Крака еще раз изменила форму, на это раз став одним из сородичей Нуи-Рама, способным выстреливать своим жалом издалека. Она выстрелила в Зивона своими шипами, но увидела, что они отскакивают от его твердой оболочки.
     Таторак тоже заметил, что его враг снова поднялся. Вырвав стойку, поддерживающую воздуховоды, он бросил ее в Зивона. Тот отбил их назад своими клешнями и бросился вперед.

     Кагарак увидел, что Зивон устоял перед его атакой. Гигантский паук не обладал достаточным разумом, и не представлял, откуда берутся огромные похожие на ящериц Раи или летающие насекомые. Но он знал, что с ними надо делать.
     Энергетический спиннер полетел в Зивона.

0

28

Сидорак держался за крышу башни. Ближайшая паутина была далеко внизу и никто не мог гарантировать, что он просто не провалится сквозь нее и не разобьется в лепешку о землю. Лучше бы было подняться обратно и заново оценить ситуацию. 
     Снизу донесся грохот. Он взглянул вниз и увидел стену земли, поднявшуюся и окружившую башню. В тот же момент водяной спиннер создал над зданием проливной дождь. Край крыши стал скользким. Сидорак сделал последнюю попытку самостоятельно выбраться обратно на крышу,  но его руки соскользнули. Он постарался как можно сильнее оттолкнуться от здания, целясь туда где, как казалось ему, была крепкая неповрежденная паутина.
    Король орды ударился о паутину как камень, но произведение Висораков выдержало. Он помотал головой, чтобы прояснить зрение, потом взглянул на башню. Теперь ее окружала земля, а ледяные спиннеры превращали дождь в ледяную крупу. Лед постепенно превращался в твердую как камень стену, окружавшую башню с другой стороны. Все выходы были блокированы, и большая часть орды заперта внутри. Будь у него время, знал он, он бы заставил их выйти назад. Сидорак долгое время командовал этими созданиями. Он знал, что случается, когда множество Висораков скапливаются в ограниченном пространстве. Если повезет, под конец их останется 50 или 60 из нескольких сотен.
     Сидорак ругнулся на языке, который был старым уже тогда, когда Метру Нуи еще был только построен. Он понимал, что это только временная неудача. Он мог вернуться с остальной частью орды и отбить башню за день. Но теперь Тоа Хордика видели, что орда уязвима. Они уже не могли смотреть на Висораков с тем же ужасом, что раньше.
     Тогда остается только одно, - сказал он себе. – Мы должны дать им новую причину для страха.

     Вакама думал так же быстро, как бежал. Спустившись в ходе битвы на землю, они не могли помешать Висоракам запускать спиннеры или плести паутину. Огненные вспышки могли замедлить их действия, но не победить их. Стена пламени была бы ловушкой для Оневы и Матау точно так же, как и для пауков.
     Он почти впал в отчаяние, когда заметил карниз. Верхняя часть здания позади Оневы и Матау была повреждена землетрясением, и теперь нависала над тем местом, где собрались Онораки.
     Впервые за долгое время Вакама улыбнулся.

0

29

Онева и Матау смотрели на стену из земли и льда, возникшую вокруг башни. Это был изумительный вид – и возможно также последний, который они когда-либо видели. Онораки выпускали заряд за зарядом, и каменные и воздушные спиннеры едва сдерживали их. Изнуренные Тоа Хордика чувствовали, что не смогут отбиваться слишком долго.
    Передние Онораки почувствовали их слабость. Охота подходила к концу. Потом что-то обожгло их сзади, жидкое обжигающее пламя. Висораки завизжали и бросились в стороны.
     Теперь начался дождь из горячего расплавленного протодермиса. Онева и Матау с изумлением наблюдали, как добела раскаленные капли падают на Висораков. С этим пауки не могли сражаться. Второпях сплетенная паутина  просто расплавлялась от прикосновения жидкости.
     Матау показал наверх. Огненные Спиннеры летели с уступа. Теперь они светились красным светом и быстро расплавляли все, во что попадали. Пока он смотрел, один из спиннеров отклонился от курса и ударил в здание. Огонь вырвался из него и охватил расшатанное строение.
     - Бежим! – крикнул Матау, хватая Оневу за руку. Два Тоа Хордика едва успели отскочить, как верхняя часть здания обрушилась на землю.
     - С вами все нормально? – Вакама стоял над ними.
     - За исключением того, что нас чуть не расплющило, конечно, - сказал Матау. – Последний раз прицел у тебя был не совсем в порядке.
     - Много что не совсем в порядке.
     Онева поднялся и помог встать Матау:
     - Больше, чем ты думаешь, огнедышаший. Больше, чем ты думаешь.

     - Скажи мне ответ! – ревел Таторак. – Я хочу знать ответ.
     Единственным ответом Зивона был удар его клешней. Когда Таторак уклонился, Зивон нагнулся и схватил своего врага. Потом его жало начало наносить удары, один, второй, третий, каждый раз проникая все глубже. Таторак заревел от боли.
     Крака  поднялась с  земли, и в полете трансформировалась в Лорака. Она обвилась своим змеевидным телом вокруг жала Зивона в безуспешной попытке удержать его. Избавленный на мгновение от ударов, Таторак оторвал часть ближайшего здания и швырнул его в голову своего противника.
     Зивон повернулся и резко выбросил свое жало вперед. Крака разжала захват и полетела в Таторака. Раи  отбросил ее в сторону, и она врезалась в стену. Ее осыпал каменный дождь.
     Зивон уже поджидал Таторака . Они столкнулись, сцепились в свирепой битве. Таторак был сильнее и тяжелее, но клешни, челюсти и жало Зивона давали ему множество возможностей ранить своего врага. Вначале казалось, что он ударит своим жалом еще несколько раз и быстро победит. Но теперь Таторак был наготове. Он поймал раздражающее его жало в железные тиски и величайшим напряжением своих могучих мускулов вырвал его. Зивон с воплем отлетел назад.
    На куче обломков неподалеку Кагарак решил, что смотрел достаточно. Он послал спиннер в Таторака.
Повернувшись, Крака увидела вращающийся энергетический круг, летящий в Таторака. Она поняла, что это значит. Если Таторак будет побежден, Зивон превратит в руины весь Метру Нуи, и ничто не остановит его. Поднявшись выше, она поняла, что слишком слаба в полете. Тогда она вызвала память о шести Тоа Метру, и ее тело приобрело черты каждого из них.
     У нее не было времени рисковать, используя удары элементарных сил, да и мысли ее слишком разбегались, чтобы она могла на чем-нибудь сосредоточиться. Вместо этого она побежала, быстрее чем когда-либо раньше. Но она уже могла сказать, что не успеет. В последнюю остающуюся долю секунды, она изменила направление и бросилась на Зивона.
     Спиннер попал в цель. Область темноты раскрылась, чтобы поглотить Таторака, втянув Раи в вечную тень. В этот момент Крака со всей силы ударила Зивона, толкнув его к Татораку. Их тела соприкоснулись, и темнота поглотила всех троих. В тот же миг они исчезли.
     Онева не верил своим глазам. Зарычав от ярости, он запустил каменный спиннер в Кагарака. Массивное создание повернулось вовремя, чтобы увидеть что происходит, но слишком поздно, чтобы остановить его. Через несколько секунд он был засыпан тоннами камней.
     Тоа Хордика долгое время стояли, глядя как оседает каменная пыль. Поукс вскарабкался на кучу и встал на ее краю.
     - Это не слишком большой памятник ей, - сказал Раага.
     - Лучший, который я мог сделать, - сказал Онева. – И больший чем она ожидала, я думаю. Я все еще до конца не осознал, что произошло.
     - Вы шестеро – Тоа, столкнувшиеся с Раи внутри себя, - ответил Поукс. – Может быть, она была Раи, внутри которого было немного Тоа.

0

30

Глава 10
     Битва закончилась. Те Висораки, что еще оставались на свободе, отступили к границам Ле-Метру в ожидании дальнейших приказов. День кончался, и Тоа Хордика осматривали поле победы и готовились к дальнейшим событиям.
     Онева и Ную работали вместе, разрушая стены вокруг башни Висораков. Это была тяжелая работа, нужная, чтобы выпустить паукообразных созданий которые еще могли выйти. Когда последние куски льда и земли были удалены, они открыли дверь, ведущую внутрь, готовые ко всему.
     Первым, что поразило Тоа Хордика, было зловоние. Висораки и в обычных условиях не особенно хорошо пахли. Собранные же на несколько дней вместе, они пахли намного хуже. Послышалось шуршание ног пауков, и дюжина или около того избитых Висораков показалась на пороге. Ни один из них не проявлял желания сражаться.
     - Остановим их? – спросил Онева.
     - Инстинкт подсказывает, что надо бы, - ответил Ную. – Но я больше не уверен, что мои инстинкты верны. Они не представляют опасности. Может быть, нам лучше сохранить силы для свежих орд, которые придут вместо них.
     Тоа Хордика провели остатки дня, очищая башню, выбрасывая оттуда уцелевших Висораков и хороня мертвых. Когда неприятное дело было сделано, они остановились, глядя на строение в замешательстве.
     - Теперь что? – спросил Венуа. – Разрушим ее?
     - С какой целью? – спросил Норик.
     - Ни с какой, - сказал Вакама, тяжелым взглядом глядя на Раагу. – Просто для удовольствия.
     - Это слова зверя, - проворчал Раага. – Ну, давай, думай как Раи. Действуй как Раи. Я могу тебе рассказать, много ли Раи ускользнуло от Висораков за все эти годы. Это будет очень короткая история.
     - Думаю, башню можно использовать по-другому, - сказал Ируини. – Если только эта группа диких Муак скажет сама себе, что у Тоа достаточно терпения, чтобы сделать что-нибудь стоящее.
     - Говори, - сказала Нокама. – А мы послушаем.

0

31

Онева нес к башне еще один валун. Это была тяжелая работа, хотя сила Тоа и увеличилась. По пути он вспоминал слова Ируини.
     - Вы выиграли это сражение, - сказал Раага. – Вы можете выиграть следующее, а можете и не выиграть. Вы можете прийти в Колизей и освободить Маторанов… или вы освободите только некоторых, а потом будете отброшены. Вам необходимо безопасное место, где бы вы могли оставить тех, кого спасли. Таким местом может быть эта башня.
     Онева вспомнил и свой ответ:
     - Ты с ума сошел. Я кое-что знаю о камне. Это башня крепкая, согласен, но в конце концов орды взломают ее дверь, и это будет конец. Даже забаррикадировавшись, мы только купим себе еще немного времени.
     - Нет, если мы используешь мою идею о том, как забаррикадироваться, - сказал Раага, улыбаясь.
     Онева взобрался на кучу каменных обломков посмотреть на результат работы Тоа. Перед башней был построены новые ворота. По предложению Нокамы они представляли собой огромную маску Канои, похожую на ворота Колизея. В них была встроена мощная опускная решетка. Тоа Хордика некоторое время рассматривал строение, потом покачал головой и сказал:
     - Этого недостаточно.
     - Брось камень и иди сюда, - сказал Ируини. – Вы все, соберитесь вокруг меня.
     Шесть Тоа Хордика сделали так, как он просил. Норик протиснулся между ними, жестами призывая их поднять их инструменты и слегка прикоснуться ими к поверхности нового строения.  В тот же миг инструменты вспыхнули ярким пламенем, и постепенно потухли снова.
     - Что это было? – спросил Ную.
     Ируини быстро отбежал прочь, поднял камень и бросил его в решетку. Прежде чем камень ударился о прутья, столбы пламени и льда вылетели из ворот и уничтожили его.
     - Так же, как ваши инструменты Тоа могут увеличить элементарную силу спиннеров Ротука, - сказал Норик, - так же вы можете заряжать и другие физические объекты. Вам придется повторять это время от времени, чтобы поддерживать заряд, но пока в воротах будет часть вашей силы, они будут (труднопреодолимым барьером.
     - Давайте позовем в гости Висораков, - сказал Матау. – Мне хочется проверить это на них.
     - Ты скоро поймешь, Тоа, что у Висораков есть одна плохая привычка, - сказал Куалус. – Они никогда не ждут приглашения.

     Рудака стояла на каменной скале, глядя на море протодермиса. Отсюда, с Великого Барьера, она могла видеть весь город, и наслаждаться видом существ, задыхающихся в паутине Висораков. Она часто приходила сюда, когда ей нужно было обдумать план вдали от напыщенных речей Сидорака.
     Конечно, это была не единственная причина, по которой она совершала сюда путешествия верхом на осе-мутанте Нуи-Копен. В действительности ее притягивал кусок протодермиса, помеченный печатью Тоа. Внутри этого пласта был заточен повелитель теней, Макута. Ее силы, силы Сидорака, даже сил всей орды было недостаточно для освобождения ее суверена. 
     Но у Тоа есть такая сила, - думала она. – Что они создали, они могут и разрушить. И это удастся разрушить, если я вытяну из них силу Тоа.
     Сидорак не понимает. Для него Метру Нуи – это просто еще одна игра в завоевания. Он ненавидит Тоа Хордика, потому что они не преклоняются перед его могуществом. Их сопротивление может служить поощрить Висораков к бунту. Кроме того, он знал, что Раага теперь носятся со своей дикой историей о Китонгу, Раи, способном разрушить все созданное Сидораком. Если такое создание существует, и если Тоа найдут его…
     - Вздор! – резко сказала она. – Это одна из старых историй Раага, которую они десятилетиями рассказывали для поддержания духа. Китону не существует. Его никогда не было. Но если даже он существует… я знаю, что надо делать с Раи.
     Рудака повернулась и вгляделась в кристаллический щит протодермиса, пытаясь увидеть лицо Макуты. Она смогла разглядеть только неясное темное пятно, но этого было достаточно. Она знала, что он здесь. Она знала, что он чувствует ее присутствие, хотя его тело и не может двигаться.
     - Скоро, Макута, - прошептала она. – Я использовала против Тоа самое разрушительное оружие, которое знаю: правду.  Это уже должно сломить их дух. Они будут расколоты… а в последний момент перед смертью они узнают, что они вернулись в Метру Нуи только для освобождения своего главного врага.
     Макута не ответил. Но тени вокруг Рудаки сгустились, как будто ее повелитель подал знак своего одобрения.

0

32

Тоа Хордика и Раага стояли на расчищенном месте рядом с обновленной башней, которую они назвали «Башней Тоа». Вакама при помощи своего спиннера Ротука разжег костер. На самом деле Тоа Хордика не нужно было тепло – и огонь вызывал отвращение у их стороны Хордика – но Раага были не настолько устойчивы к холоду. Несмотря на их успех, настроение у всех было мрачное.
     - Ну,  - сказала Нокама, - Теперь давайте поговорим.
     - Поговорим о чем? – спросил Матау.
     Вакама взглянул на Тоа Хордика Воды. Он знал ее ответ, прежде чем она произнесла его:
     - Ты тоже знаешь правду?
     - Да, - ответила она. – Мы никогда не должны были стать Тоа Метру. Это была судьба других. Но я думаю, что теперь это наша судьба, хорошо это или плохо.
     - Ликан знал, - сказал Вакама, нахмурившись. – Но он пошел против своего инстинкта. Что-то заставило его выбрать нас. Но что?
     Онева встал:
     - Думаю, что я могу ответить. Но вам не понравится то, что вы услышите.
     Поскольку никто из Тоа не ответил, он продолжил:
     - Вспомните. Тоа Ликан подозревал, что в городе что-то не в порядке. Макута, под маской Дьюма, послал темных охотников остановить его. Но ложный Дьюм не был уверен, что они добьются успеха прежде, чем Ликан успеет создать новых Тоа.
     - Тогда Макута изучил предсказания звезд. Он узнал, что быть Тоа предназначено тем Маторанам, которые нашли Великие Диски. Это были далеко не идеальные кандидатуры, но если бы ими руководил Ликан, они могли бы эффективно работать как одна команда. Я думаю, он никогда не предполагал, что для создания новой команды Ликан может пожертвовать всей своей силой Тоа.
     Матау хотелось найти способ не слышать голос Оневы. Он уже догадывался, что будет дальше.
     - Макута внедрил в разум Ликана мысль о выборе других Маторанов. Не сознавая, что делает это под его воздействием, Ликан выбрал шесть упрямых, несговорчивых типов, которые никогда бы не ужились друг с другом  и не справились с делом, желая каждый быть лидером, а не действовать как команда. Короче говоря, нас.
     - Этого не может быть, - прошептал Ную.
     - Я  нашел в По-Метру логово Макуты, - сказал Онева. – Я прочитал эту историю, записанную им самим. Мы Тоа Метру, братья и сестра… по милости Макуты.
     - Рожденные темнотой чтобы победить свет, - тихо сказал Вакама. – Стоит ли удивляться, что зверь внутри нас так силен?
     - Что же нам теперь делать? – сказал Венуа. – Теперь, когда мы знаем, кто мы такие?
     Нокама посмотрела поочередно на всех Тоа Хордика:
     - Будем думать о том, что нам делать… а не о том, откуда мы взялись. Макута хотел, чтобы мы повернулись друг против друга, сражались между собой, и он мог добиться успеха. Но мы остановили его. И мы и дальше будем останавливать его и таких как он. Вот кто мы такие – и вот что мы будем делать.
     Остальные Тоа кивнули в знак согласия. Но сомнения в их сердцах росли, как никогда раньше, и неизвестно, к чему это могло привести.

0

33

Эпилог

     Молчание продолжалось долгое время после того как Вакама закончил говорить. Потом оно было прервано самым неожиданным образом. Таху начал смеяться.
     - Это… великолепная шутка, Турага, - сказал он. – Тоа, обязанные своей силой Макуте… замечательная история, но уверен, что никто не принял ее всерьез.
     Вакама посмотрел на Тоа Нува Огня. В какой-то момент Хали могла поклясться, что она увидела в его глазах ярость Хордики:
     - Это не шутка, Таху. Это смертельно серьезно. Даже ты, сталкивавшийся с Бороками и Ракши, не можешь знать, что такое, когда твой дух поворачивается против тебя. – Турага опустил глаза и сказал более спокойным голосом. – А я знаю. Мата Нуи, как я это знаю.
     - Так значит все, что вы с Оневой тогда выяснили – это было правдой? – спросила Нокама.
     - Это было… да, правдой, - ответил Вакама. – Но одновременно это было … и ложью… почти  ложью.
     - Каково бы ни было ваше происхождение, Турага, вы несли звание Тоа с честью, - сказал Копака. – Вы следовали трем Маторанским добродетелям: единство, долг, судьба – во всех своих делах. Несмотря на то, что вы такие разные, вы сражались рядом друг с другом и встречали все опасности как команда.
     Теперь настала очередь Вакамы смеяться – долгим, холодным смехом, который потом преследовал Тоа Нува во сне.
     - Мне есть что еще рассказать, - сказал Турага. – Еще одну историю, но давайте дождемся следующей ночи. Этим вечером звезды светят слишком ярко, и огонь дает слишком много тепла. А ту историю надо рассказывать ночью темной, как сердце Макуты, когда холод охватывает ваши тела как клешни Зивона. Подождем такой ночи… и тогда продолжим.
     Тоа Нува смотрели, как он уходит, думая над его последними словами. Продолжим… что это за обещание, хотели бы знать они. Или это была угроза?

КОНЕЦ

0


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Adventures#8. Challenge of the Hordika