Кини-Нуи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Journey's End


BIONICLE: Journey's End

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://skarabax.users.photofile.ru/photo/skarabax/150368316/xlarge/158935894.jpg

БИОНИКЛ: Конец Пути

Грег Фаршти (2010)

     Пролог

     Более 100,000 лет назад...

     Энгонс шёл по направлению к монолитной каменной стене в глубине своего жилища. По мере его приближения блоки, которые составляли стену, начали двигаться и перемещаться, образуя проход. Он пристально глядел сквозь получившееся окно на горы и лес внизу, а его темные глаза изображали печаль и сожаление.

     Прежде он часто стоял здесь, размышляя над красотой Сферус Магны. От южной пустыни Бара Магны до большого северного леса, это было местом ошеломляющих перспектив и бесконечных поводов для исследования. Энгонс потратил большую часть своей жизни на изучение этих загадок, но он надеялся, что провёл гораздо больше лет в поисках отгадок.

     Но теперь казалось, что этого просто не может быть. Он пробегал глазами каждый тест, о котором только мог подумать, проверял и перепроверял их результаты. Но результат был один и тот же: Сферус Магна была обречена.

     "Как такое могло произойти, - задавался вопросом Энгонс, - Как мы позволили случиться этому так быстро?"

     Он сам, его братья и сёстры были учёными. Их теории, открытия и изобретения перевернули этот мир и изменили жизнь его обитателей - Агори - в разных направлениях. В благодарность они уже давно были объявлены правителями Сферус Магны. Агори назвали их "Великими".

     Но дело управления миром - разрешение споров, регулирование системы экономики, проблемы в обороне, волнения о пище и поставках оборудования - Великие не принимали всерьёз. Они хотели строить, изучать, изобретать, а не наблюдать, выслушивать и развивать политику. Они понимали, что это были жизненно важные обязанности, но было бы лучше, если бы кто-нибудь другой выполнял их.

     Итак, Великие сделали то, что и всегда, когда у них возникала проблема - нашли решение.

     Выбрав шесть воинов, по одному от каждой деревни, Великие наделили их властью управления, соответственно, огнём, льдом, водой, растениями, камнем и песком. Они сильно изменили химический состав их тел, сделав их ближе к тем элементам, которыми они управляют. Наконец, они дали своим новым созданиям - Властителям Стихий - оружие и броню, которые сделали их похожими на воплощение элементарных сил мира.

     Великие также возложили на Властителей Стихий ответственность за управление шестью племенами Агори. Они взяли бы на себя повседневную работу, столь ненавистную Великим, а взамен получили бы полную свободу управления без вмешательств.

     "Наша первая ошибка, - подумал Энгонс, - но далеко не последняя".

     Он отвернулся от окна, которое в ту же секунду вновь стало монолитной стеной. Настало время взглянуть правде в глаза. Каждый, кто ищет ответы, рано или поздно сталкивается с экспериментом, где всё идёт не так, как надо. Лучшим решением в такой ситуации будет извлечь из случившегося урок и двигаться дальше. Безусловно, такой эксперимент должен быть прерван, чтобы предотвратить нежелательные последствия.

     Властители Стихий были экспериментом, который пошёл совершенно не так, как задумано. Теперь Великим необходимо было создать новое изобретение, чтобы уничтожить старое.

     Энгонс покинул своё жилище и спустился по длинному коридору, толкнув запертую дверь. Он помнил, что Геремус и другие завершали работу над абсолютным оружием, которое будет использоваться против Властителей Стихий. Он не желал видеть этого. Скорее, он хотел видеть что-то светлое в завтрашнем дне, а не в трагичном сегодняшнем.

     Оставив крепость, он вышел на свет, и там был он. Уже построенные гигантские ноги устремлялись в высь. Гигант, стоявший перед ним, был последним и лучшим шансом для Сферус Магны. Геремус сказал, что если робот не сможет нанести большого вреда планете, то, возможно, он сможет перенести великий дух этого когда-то прекрасного мира.

     Энгонсу понравилась эта мысль. Когда настало время дать новому созданию название, он уже знал, что выберет. Используя язык программирования, который направлял бы гиганта, он окрестил его “Мата Нуи”.

     Великий Дух.

Комментировать здесь>>>

Отредактировано Nikolos (22-03-2010 07:42:01)

+1

2

Глава 1

    Одинокая фигура стояла перед древней крепостью. Его путешествие было долгим и полным опасностей. И теперь оно, похоже, подошло к внезапному и очень раздражающему концу.
    У строения перед ним не было видимых дверей или окон. Не было никаких признаков того, что внутри кто-то живет или когда-то жил. Тем не менее, свежие следы Агори неподалеку утверждали, что это может быть то самое место. Ответы, которые он искал, находились внутри – в этом он был уверен, в отличие от того, как до них добраться.
    Его звали Мата Нуи. Когда-то, всего несколькими месяцами раньше, он мог протянуть руку с небес и сорвать со здания крышу. Сложный комплекс датчиков мог бы найти Агори или любое другое нужное ему существо или объект с соседней планеты. Один шаг перенес бы его на много кио.
    Казалось, что это было целую жизнь назад. Тогда его разум и душа обитали внутри чуда инженерной мысли, возвышающегося на сорок миллионов футов над землей. Но его изгнали из этого тела на пустынный мир Бара Магны. Если бы не сила Маски Жизни, которую он носил, у него бы сейчас не было даже тела. А так его нынешнее тело было немногим выше семи футов, уязвимым для боли, голода и жажды, а также лишенное возможности сотрясать миры.
     Семь футов, – подумал Мата Нуи. – Как же я ненавижу быть низким.
    Бара Магна во многом стала для Мата Нуи откровением. Он нашел друзей среди Глаториан и Агори, которые там жили. Его втянули в их борьбу с мародерами-Скраллами и Охотниками за костями. Он даже нашел доказательства того, что Великие, его создатели, когда-то ходили по этим пескам.
    Одним из таких доказательств была монета, найденная Агори-сборщиком по имени Берикс. Изображение на монете, сделанной из металла, который должны были добывать на севере, совпадало с такими же рисунками на щитах Скраллов. На первый взгляд оно казалось просто кучей пересекающихся линий. Но по мере того, как Мата Нуи узнавал больше об этой планете – в частности, о Великих и их трудах – он понимал, что этот рисунок был чем-то большим, чем украшением. Он не был просто рисунком или какой-то абстрактной концепцией. Это была карта.
    Но, задумался он, карта чего?
    Ответ нашелся благодаря Агори по имени Кротезиус, который рассказал ему, что он принимал участие в неудачной экспедиции на север, искавшей "Долину Лабиринта". Он вернулся, ничего не обнаружив, но один из его спутников, Тардук, вернулся обратно, чтобы продолжить поиски. Мата Нуи решил найти долину и выяснить, что может находиться в центре лабиринта.
    Теперь эта миссия привела его сюда, к крепости без дверей в сердце огромного каменного лабиринта. После недель странствий и многих опасностей он столкнулся с очередной тайной, лишенной простого решения.
    – О Великие, как мне это надоело, – прорычал Мата Нуи. Его голос отразился эхом от вершин гор вокруг.
    Поразительно, но ему ответили. Слова исходили от крепости, но не было видно никого, кто мог бы их произносить. Они разносились в воздухе таким тихим шепотом, что он едва слышал их из-за ветра.
    – Чего ты ищешь?
    Мата Нуи быстро сделал два шага вперед и уставился на крепость.
    – Входа, – сказал он.
    Наступила долгая тишина. Затем голос повторил:
    – Чего ты ищешь?
    – Я хочу войти, – ответил Мата Нуи громче. – Но не вижу возможности сделать это.
    На этот раз голос не медлил с ответом. Его тон стал жестче, словно говорящий терял терпение.
    – Чего ты ищешь? Какова твоя ноша? Что несет тебе жизнь и смерть?
     Значит, он не спрашивает, – понял Мата Нуи. – Он задает загадки. Эта крепость и окружающий ее лабиринт были созданы для того, чтобы останавливать всех, кто может использовать силу Великих для личных целей. Так что, если я сейчас не дам правильных ответов...
    Он позволил себе задуматься, дошел ли сюда Тардук, и если дошел, то дал ли он неверные ответы? И что тогда? Устроили ли Великие ловушки, чтобы уничтожать возможных захватчиков? Были ли его творцы на самом деле настолько безжалостны?
     Что я ищу? Очень хороший вопрос, – признал он. –  Когда я впервые попал на Бара Магну, я хотел лишь сбежать и спасти свой народ от зла моего врага, Макуты. Тогда я не знал, что это место связано с моим происхождением. Я не знал, что здесь я могу найти ответы на вопросы, которые никогда не задавал.
    Мата Нуи сел на землю и уставился на каменные стены крепости. Он собирался хорошенько подумать над своим ответом.

    – Где он? – спросила Киина. Она стояла среди дюн Бара Магны, неотрывно смотря на северные горы. – Он уже должен был вернуться.
    Аккар, стоявший рядом с ней, кивнул:
    – Возможно. Но мы не знаем, как далеко он мог уйти или что он мог найти.
    – Или что могло найти его, – мрачно добавила Киина. – Нам надо было остаться с ним, что бы он ни говорил.
    Эти двое были воинами и лучшими друзьями Мата Нуи. Он помог им избавить свои деревни от угрозы Скраллов, но не остался, чтобы принять благодарности. Вскоре после того, как деревни согласились объединиться в один гигантский город, Мата Нуи ушел, чтобы выяснить значение монеты Берикса. Аккар и Киина в компании с другим воином, Грешем, и Бериксом отправились вместе с ним.
    Со всех сторон их окружала опасность, и битвы были жестоки. После того, как Берикса серьезно ранили, Мата Нуи настоял, чтобы остальные повернули назад и вернулись в пустыню. Аккар заявил, что идти дальше в одиночку будет слишком опасно, но Мата Нуи был непреклонен.
    – Нет, друзья мои, – сказал он. – Вы нужны там, вашему народу. Я должен найти дорогу к своему.
    Теперь прошли уже недели, а его все не было. Аккар был обеспокоен не меньше Киины, но не видел повода еще ухудшать ее настроение.
    – Мы должны верить, что Мата Нуи знает, что делает. Он не в первый раз уходит в одиночку, – напомнил он ей. – В прошлый раз он так ушел, чтобы спасти твою жизнь.
    – Верно, – сказала Киина. – Я в долгу перед ним... а свои долги я плачу. С тобой или без тебя – я иду за ним.
    Аккар знал, что с некоторыми вещами на Бара Магне спорить бесполезно: с разъяренным Скопио, с голодной стаей жуков-скарабаксов и с Кииной, твердо решившей что-то сделать.
    К тому же пришел момент, когда быть настоящим другом Мата Нуи означало не уважать его желания по некоторым поводам.
    – Хорошо, – сказал он. – Я пойду за припасами. Ты найди Греша. Он тоже захочет пойти.
    Аккар хотел повернуться и уйти, но Киина остановила его. Повернувшись обратно, он увидел в ее глазах настоящий страх.
    – Ты думаешь, с ним все в порядке? – спросила она. – То есть, он же не может... ну, ты понял... верно?
    – Если кто-то и может вернуться из этих гор в целости, то это Мата Нуи, – ответил Аккар. – Так что давай позаботимся о том, чтобы его встретить.

    Мата Нуи уже несколько часов пялился на крепость, обдумывая вопросы. Он решил бросить попытки угадать правильный ответ на первый вопрос и сосредоточиться на втором.
     Какова моя ноша?
    Это было просто. Он бросил вселенную, полную существ, которые от него зависели – Тоа и Маторанов, готовых пожертвовать собственными жизнями ради него. Его небрежность позволила злу захватить власть над его домом и подвергла все эти жизни смертельной опасности. И вот он сидит на Бара Магне, не имея представления о том, как все исправить, вынужденный решать сводящие с ума загадки. Это даже раздражением назвать было нельзя. У него был долг спасти свой народ, а он тратит время, как...
     Секунду, – подумал он. – Долг... Это ведь долг ведет меня, ответственность, которую я чувствую за население моей вселенной. Долг – моя ноша!
    Все неожиданно обрело смысл. Великие научили его трем "добродетелям", по которым должны были жить он и Матораны, которых он защищал. Эти добродетели были единство, долг и судьба. Если ответом на второй вопрос был "долг", то, быть может...
    Мата Нуи встал.
    – Я ищу... единство! – прокричал он.
    – Какова твоя ноша? – спросил таинственный голос.
    – Долг, – ответил Мата Нуи.
    – Что несет тебе жизнь и смерть?
     То же, что несет их для всех остальных, – подумал Мата Нуи.
    – Судьба, – сказал он.
    У него на глазах каменные блоки в центре крепости, похоже, размягчились и сплавились друг с другом. В основании здания появилось квадратное отверстие где-то в восемь футов высотой. Затем камень вновь стал камнем, окружающим дверной проем.
    Мата Нуи взглянул на Клика – жука-скарабакса, с которым он подружился, прилетев на Бара Магну. Теперь тот сидел у него на плече, но прямо сейчас выглядел не слишком довольным этим фактом.
    – Похоже на приглашение, – сказал Мата Нуи. – Что думаешь?
    Жук яростно защелкал челюстями – явный признак неудовольствия.
    – Я так и думал, что ты это скажешь, – ответил Мата Нуи. – Ну, извини, старый друг, но мы пришли сюда не для того, чтобы стоять снаружи.
    Мата Нуи вошел в башню. Он наполовину ожидал увидеть внутри еще один лабиринт, но это было не так. Его ждала лестница, ведущая вниз, но никаких других выходов. Приготовив меч, он начал спускаться по лестнице.
    Они шли, казалось, много дней, спускаясь по бесконечной спирали. Затем Мата Нуи начал чувствовать жар – сильнейший жар, который едва не свалил его с ног. Чем глубже он спускался, тем сильнее становилась жара, но он продолжал идти. Ведь, в конце концов, другого выбора у него не было.
    Когда он наконец добрался до конца, ему не сразу удалось охватить весь необыкновенный пейзаж. Перед ним раскинулся огромный зал, лишенный какой-либо мебели. В его центра находился бассейн лавы – кипящей, бурлящей и ярко-красной.
    А над ним, вниз головой и закованный в цепи, висел Тардук.

+2

3

Глава 2

    – Помоги... – простонал Агори.
    – Держись, – сказал Мата Нуи. Он отошел на несколько шагов, разбежался и прыгнул к Тардуку. Ухватившись за цепь, он позволил инерции унести их с Агори от лавы. Когда они оказались почти у самой дальней стены, Мата Нуи ударил по звеньям цепи своим мечом. Цепь оборвалась, и они с Тардуком рухнули на каменный пол.
    – Не могу... не могу поверить, что ты это сделал, – выдохнул Тардук. – Я уже думал, что мне крышка.
    – Что это за место? – спросил Мата Нуи, поднимаясь на ноги и помогая Тардуку сделать то же самое.
    – Сомневаюсь, что ты поверишь, если я расскажу, – ответил Агори. – Но можешь поверить этому: нам надо убираться отсюда, сейчас же!
    – Иди, – сказал Мата Нуи. – Я пришел сюда за ответами и намерен их получить.
    Жуткий толчок сотряс комнату. Из бассейна взметнулись фонтаны лавы, оросившей каменный пол, заставляя камень плавиться.
    – Единственный ответ, который ты здесь получишь, это что случается после смерти, – сказал Тардук уже по пути к выходу. – Шевелись!
    Мата Нуи пару секунд стоял неподвижно. Он через столько прошел, чтобы добраться до этого места, а теперь он должен отсюда бежать? Но Тардук был прав – здесь творилось что-то очень нехорошее. Камень вокруг него плавился, но не от жара. Нет, строение изменялось, превращалось в нечто иное прямо у него на глазах. Если он не будет двигаться – и быстро – то он окажется в ловушке. Так что он побежал.
    Тардук уже добрался до середины лестницы. Добежав до верха, он вырвался из двери и понесся в скалы. Мата Нуи следовал за ним. Они обернулись и увидели, что вся башня целиком тает, как кусок льда на солнце.
    – Невероятно, – сказал Тардук.
    Мата Нуи ничего не сказал. Его внимание было приковано к происходящему перед ними. Из-под земли что-то поднималось, а сама башня отъезжала в сторону, словно освобождая место. Первым, что он увидел, стала раскаленная лава, за которой последовало нечто, похожее на целую гору, пробивающуюся из-под земли. Это было внушающее благоговение зрелище - настоящий вулкан, появившийся на свет за считанные секунды.
    – "Поразительно" – не то слово, – пробормотал Мата Нуи. – Это невозможно.
    Тардук ткнул пальцем в поток лавы, медленно вытекающий из кратера:
    – Ну, по-моему, это выглядит вполне возможным. Но что могло это вызвать?
    Мата Нуи обвел рукой лабиринт:
    – То же, что вызвало и все это - Великие. Это не естественный вулкан.
    – Откуда ты знаешь?
    Мата Нуи улыбнулся:
    – Давай просто скажем, что я кое-что знаю о вулканах, которые на самом деле не вулканы, и на этом остановимся. Жди здесь. Я пошел внутрь.
    – Куда внутрь? – спросил Тардук в шоке. – Ты же погибнешь!
    – Я так не думаю, – сказал Мата Нуи, зашагав к извержению. – Я думаю, что я должен был попасть внутрь... или кто-то другой должен был.
    Игнорируя жар и зловещий грохот, исходящий из внутренностей горы, Мата Нуи начал взбираться по склону. Он ударил по камню мечом, пытаясь пробить вход. К его удивлению, камень легко отвалился, обнажив гладкий, блестящий металл. Он ударил по этому металлу, но меч отскочил, не оставив и царапины.
    С новой решимостью Мата Нуи продолжил откалывать камень. Несколько минут спустя он нашел нечто, похожее на люк. Схватившись за ручку и напрягшись изо всех сил, он смог приоткрыть его достаточно, чтобы проскользнуть внутрь. Еще раз велев Тардуку оставаться на месте, Мата Нуи ушел в вулкан.
    Мата Нуи знал, как выглядит изнутри настоящий вулкан. Он на них насмотрелся на сотнях миров, на фоне некоторых из которых Бара Магна выглядела просто раем. И все эти вулканы выглядели совершенно не так, как то, что предстало его глазам.
    Внутренности "горы" представляли собой переплетение труб и проводов, вибрирующих от низкого гула, наполнявшего все строение. Свободного места было так мало, что просто двигаться вперед было трудно. Трубы были горячими – несомненно, от "лавы", которую они качали к вершине сооружения, где от нее можно было избавиться.
     Эффективно и обманчиво, – подумал он. – Два отличительных признака работы Великих.
    Пробравшись через хитросплетение кабелей, он оказался в небольшом свободном пространстве. Первым, что он заметил, стали висящие на стене схемы огромного робота – такие же, как и те, что он видел в пещере под Таджун. Мата Нуи улыбнулся. Он оказался прав. Здесь он сможет найти ответы, ибо это место и его первоначальное тело были связаны.
    Рядом с планами находился пустой монитор. Мата Нуи протянул руку, коснулся его кончиками пальцев, и экран вспыхнул. С чудовищной скоростью по нему побежали изображения: схемы, вычисления, записи, подробности дизайна и конструкции. Они пронеслись так быстро, что сознательно сосредоточиться на чем-то одном было невозможно, но Мата Нуи все же почувствовал, как его разум заполняется знанием. Это было ошеломляюще и болезненно, но он терпел. Ради этого он сюда и пришел – это была история его происхождения.
    Теперь он все увидел. Ранний эксперимент, который потерпел провал и вылился в детали робота, разбросанные по всей пустыне Бара Магны; открытие протодермиса – искусственной субстанции, которая могла существовать в различных состояниях, ключа к созданию его тела и наномашин, обитавших внутри него; и даже больше, он увидел, почему он был создан и для чего.
    Бушевала война, Война Ядра за вещество, в котором Мата Нуи узнал энергетический протодермис. Даже Великие не были уверены в его свойствах, но серебристая жидкость превращала или уничтожала все, к чему прикасалась. Она вытекала изнутри планеты, и различные племена хотели ей завладеть. Но прикосновение к силе изменчивой субстанции выльется, как обнаружили Великие, в уничтожение планеты.
    Когда их попытки остановить войну провалились, они построили огромного робота под названием Мата Нуи. Его предназначение: покинуть планету прежде, чем она расколется, и путешествовать по вселенной, собирая знания, чтобы не дать подобной ужасной войне разразиться вновь. Спустя сто тысяч лет обломки Сферус Магны станут достаточно стабильны, чтобы вновь их объединить. И именно для этого и существовал Мата Нуи - его миссией было исправить ошибки своих создателей и вылечить мир.
     Вот оно! Вот что я должен сделать, – обрадовался он. – Моя судьба – восстановить Сферус Магну, какой она была до Раскола... вновь сделать три части планеты одной.
    Теперь ему все стало ясно. Он уже возвращался на Бара Магну после своих исследований вселенной, когда злой Макута напал на него изнутри. Потеряв сознание, он рухнул в океан Аква Магны. Удар временно повредил блок памяти робота, заставив его забыть о миссии. Даже когда его разбудила группа героев-Тоа, он был лишен цели. Прежде чем он смог заняться ремонтом и восстановить необходимые знания, Макута перехватил управление телом и изгнал сознание Мата Нуи в космос. Намеренно или непреднамеренно, но он оказался на Бара Магне, куда и так должен был попасть.
    Наконец он был вооружен знаниями, в которых нуждался, но и потрясен их сложностью. Чтобы выполнить миссию, ему было необходимо свое оригинальное тело, или нечто к нему близкое. Более того, реконструкция планеты требовала энергии не одного, но двух роботов.
     Должен был быть еще один, – понял он. – Великие должны были построить второго Мата Нуи! Но они так этого и не сделали... может, планете слишком быстро наступил конец, или, может, их всех убили. И... я не могу выполнить свою цель в одиночку. Я не могу сделать то, ради чего меня создали.
    Мата Нуи осел на пол. Впервые за все свое существование он чувствовал себя по-настоящему побежденным. Надежда, за которую он цеплялся, даже во время изгнания, исчезла. Даже если он вернет свое старое тело, он не сможет...
    – В чем дело?
    Он обернулся на голос. Это был Тардук, который пошел за Мата Нуи, несмотря на его приказы. Будучи меньше по размеру и более гибким, Агори без проблем пробирался через лес стали и проводов.
    Не видя причины держать это в тайне, Мата Нуи выложил ему все, что узнал. Тардук внимательно слушал. Когда история закончилась. Агори подошел к стене и указал на чертежи.
    – Не знаю, что ты можешь сделать со своим старым, ээ, телом, – сказал он. – Но, судя по тому, что ты сказал, у тебя уже есть второе. Оно лежит в пустыне Бара Магны, да?
    Мата Нуи кивнул:
    – Да, но оно мертво уже больше ста тысяч лет. У него нет энергии, и, даже когда работало, оно было нестабильно.
    Тардук нахмурился:
    – Не уверен насчет стабильности, но что касается энергии... о чем это тебе напоминает?
    Мата Нуи огляделся. Ну конечно. Он был так поглощен историей своего прошлого, а затем – непреодолимыми препятствиями перед выполнением своей миссии, что он так и не понял.
    "Вулкан" был энергетической станцией.
    – Планы, – сказал он, поднимаясь. – Вот что было здесь создано – источник энергии для моего тела! И если они собирались построить второго робота...
    – То здесь может быть и второй источник энергии, – закончил Тардук. – И его стоит поискать, верно?

+1

4

Глава 3

     Раану, старейшина города, смотрел на Мата Нуи так, как будто его гость у него на глазах превратился в песчаную летучую мышь.

     - Смешно. Безумно. Невозможно! – сказал он, повышая голос с каждым словом. – Как ты мог даже подумать просить такое??

     Ну, ожидать  восторженного «да» и не стоило,  - сказал себе Мата Нуи. – Ты просишь у этого народа не просто многое… ты просишь у них все.

     Аккар, Киина и Греш смущенно переминались с ноги на ногу за спиной своего друга. Мата Нуи объяснил им, что ему нужно и зачем, но даже для них это звучало странно, если не безумно. Однако, их вера в друга перевесила сомнения. Если Мата Нуи говорит, что ему это надо, они помогут ему любым возможным способом.

     Раану с недоверием посмотрел на троих Глаториан:

     - Вы пришли с ним. Не хотите ли вы сказать мне, что поддерживаете это… это… сумасшествие?

     - Мы понимаем, как это звучит, поверь мне, - ответил Аккар. – И все же, Мата Нуи заслужил право быть выслушанным, не так ли? Без него мы все были бы рабами Скраллов.

     - Я не жду, что ты сразу примешь сказанное мной, Раану, - сказал Мата Нуи. – Позволь мне показать, о чем я говорю. Пожалуйста.

     Раану хотелось отрезать: «Нет!», и выставить этих маньяков из своей комнаты. Если даже Мата Нуи и говорил правду, ему совсем не хотелось эту правду знать, поскольку её последствия для Агори были бы катастрофой. Однако, честно ли было отказываться смотреть в лицо фактам? 

     Аккар был прав: они все были должны Мата Нуи больше, чем могли отплатить.

     - Ладно, - сказал старейшина. – Пошли. Но я ничего не обещаю.

     - А я об этом и не прошу, -  заверил его Мата Нуи.

     Меньше чем через час они стояли на склоне горы, глядя на лежащий внизу город. Не так давно племена Бара Магны жили в отдельных деревнях, построенных вокруг огромных кусков металла, оставшихся с древних времен. После войны со Скраллами стало очевидно, что лучшим способом для Агори защитить себя от будущих угроз было бы объединить их поселения в одно большое. С огромными усилиями они притащили гигантские сооружения со всех концов пустыни и скрепили их друг с другом.

     Мата Нуи, Греш, Берикс, Киина и Аккар стояли на этом самом месте, когда куски соединили. С изумлением они увидели, что деревни, когда их сложили вместе, образовали не просто город, а тело -  тело гигантского робота. Мата Нуи не мог не заметить сходства между этим телом и тем, что когда-то принадлежало ему.

     Раану знал все слухи о том, на что похож город – в основном, от Берикса. Но он был слишком занят, создавая для Агори новое правительство и организуя защиту от Охотников за Костями и Вороксов, чтобы думать об этом.  Теперь, когда он сам всё увидел, он не мог не признать, что это действительно так.

     - Интересно, - сказал Раану, глядя вниз на город. – Возможно, это построили Великие – или хотели построить – много лет назад. Ну и что с того?

     - Ты прав. Это построили они, - ответил Мата Нуи. Даже несмотря на то, что он смотрел на это и прежде, при виде тела робота, растянувшегося на песке, его все еще бросало в дрожь. – Но что-то пошло не так. Оно взорвалось, а куски раскидало по всей пустыне. И они оставались разбросанными, пока Агори снова не соединили их вместе.

     - Ты не ответил на мой вопрос, - сказал Раану. – Пусть это был неудачный эксперимент. Теперь это наш дом и защита от врагов. Какое отношение это имеет к тебе?

     Мата Нуи показал вниз, на город:

     - Я  думаю, что его можно назвать моим… предшественником. Когда-то, прежде чем я сюда пришел, у меня было тело, очень похожее на это. И если я хочу снова получить его назад, мне нужно… взять на время… вот это.

     Раану уставился на Мата Нуи взглядом, тяжелым как вулканический камень:

     - Ты показал мне, что хотел, - сказал он.  Без дальнейших разговоров он начал спускаться с горы.

***

   
     Этой ночью Мата Нуи сидел у костра с Аккаром и Грешем. Светила луна. Настроение было мрачным.

     - Ты уверен, что должен это сделать? – спросил Греш. – Другого пути нет?

     Мата Нуи не отрывал глаза от пламени:

     - Я рассказал вам о своем мире и о моем народе, как я потерял их, как мой враг, Макута, захватил над ними власть. Да, это единственное, что мне остается.

     - Что ты имеешь в виду? – спросил Аккар. Он никогда прежде не слышал такого тона в голосе Мата Нуи. И это его беспокоило.

     - Одного мира ему будет недостаточно, - сказал Мата Нуи. – Макута ненасытен.  Он ждал десятки веков той силы, которую сейчас имеет, и теперь, когда он её получил… - его голос пресекся.

     - Мы думали, что Скраллов победить невозможно, - напомнил ему Аккар. – Ты показал нам иное. Какими бы силами этот Макута не командовал – как бы ни была велика его армия – он не может быть неуязвимым.

     Мата Нуи резко поднялся и отошел от огня:

     - Ты не понимаешь! Сила на кончике одного его пальца… это сила, которой я прежде владел. Я знаю, что она может сделать. Он может раздавить всех нас каблуком и даже не заметить этого, или уничтожить целый город одним движением, - он повернулся к Аккару с яростным блеском в глазах: - Макута способен разрушить эту планету, прежде чем кто-нибудь из нас успеет поднять против него меч. Поверь мне.

     Глаза Греша расширились. Он смотрел на Мата Нуи так, как будто никогда не видел его прежде:

     - Ты хочешь сказать, что ты…?

     Мата Нуи кивнул. Его голос понизился до шепота:

     - Да, Греш. Прежде чем я попал на Бара Магну, я мог сделать всё это, и даже больше.

      - И ты делал? - спросил Аккар.

     - Нет, - ответил Мата Нуи. – Я не для того был создан.

     Единственным последовавшим звуком было потрескивание огня. Через некоторое время Аккар подошел к Мата Нуи и положил руку ему на плечо:

     - Эй. Ты поверил в меня, когда я сам в себя не верил. Я сделаю все, что смогу, скажи только слово. – Аккар повернулся к Грешу: - А ты, малыш?

     Греш посмотрел Мата Нуи прямо в глаза:

     - Вот я сражался за свой народ. Все Глаторианы сражались, задолго до того, как ты сюда пришел, Мата Нуи. Мы думали, что ты один из нас, или, по крайней мере, что-то близкое.

     - Греш! – отрывисто произнес Аккар.

     - Всё нормально, - сказал Мата Нуи. – Дай ему сказать.

     - Я скажу, не беспокойся, - сказал Греш.  – Теперь ты говоришь нам, что ты был каким-то – я не знаю чем – с намного большей силой в одном пальце, чем все воины этого мира, объединенные вместе. И ты говоришь, что хочешь наш город – это тело робота – для чего? То есть, ты можешь снова обрести эту силу? Мы свергли Скраллов не для того, чтобы над нами властвовал какой-то бронированный великан.

     - Хватит, - сказал Аккар.

     Мата Нуи взял свой меч и протянул его, рукояткой вперед, Грешу. Когда он заговорил, в его голосе не было гнева - но почти пугающее спокойствие:

     - Я здесь не для того, чтобы властвовать над кем-то. Я пытаюсь спасти ваш народ, и мой. Но если ты не веришь мне, мой друг, тогда возьми мое оружие и запри меня в клетке. Я не буду с тобой сражаться.

     Греш медлил.

     - Бери, - повторил Мата Нуи.

     И вновь Греш не сделал никакого движения. В конце концов Мата Нуи вложил свой меч в ножны.

     - Тогда помоги мне, - сказал он Грешу. – Или уйди с моей дороги.

***

     Недалеко от них, Раану сидел в своей комнате, погруженный в размышления. Он ожидал, что такой момент может наступить, с того самого дня, как деревни были объединены. В конце концов, он знал о созданиях Великих намного больше, чем кто-либо мог ожидать. Когда-то Бара Магна была частью большего мира, называемого Сферус Магной. Затем произошла Война Ядра – глобальный конфликт, в результате которого планета раскололась. В темные дни войны Раану некоторое время служил Великим, когда они пытались остановить сражающихся. 

     Тогда-то он и увидел своими глазами нечто, что строили Великие. Это был огромный робот, способный летать в космосе. Вначале Раану подумал, что, может быть, робот предназначен для перевозки всех Агори в безопасное место. Когда оказалось, что это не так, он счел это еще одним бесполезным экспериментом правителей, которых не волновали те, кем они правили. В борьбе за выживание, наступившей после Раскола, он совсем забыл об этом.

     Затем прибыл Мата Нуи. До Раану стали доходить рассказы о том, что его изгнали из иного мира, что он знал Великих, о его интересе к большому роботу. Киина говорила, что Мата Нуи, по-видимому, узнал его и, более того, был с ним как-то связан. Тогда-то Раану и начал подозревать, что их гость был чем-то большим, чем казался на первый взгляд.

     Теперь он знал это точно. “Мир”, из которого изгнали Мата Нуи, был телом, которое построили Великие. Раану не представлял, как и почему такое могло произойти, но вообще-то он никогда не понимал науку, которой занимались Великие. Теперь Мата Нуи хотел получить новое тело взамен своего старого, несмотря на то, что это тело было городом Агори.

     Мог ли он сказать «нет»? В конце концов, если бы не Мата Нуи, у них бы вообще не было города. Скраллы поработили бы всех Агори, убили Глаториан, и держали бы Бара Магну железной хваткой. Он не мог отрицать, что именно героизм и вдохновение Мата Нуи спасли его народ. Но одновременно, мог ли он сказать «да»? Лишенные города Агори будут немногим отличаться от Вороксов или Охотников за Костями, вынужденных выживать в суровой пустыне без малейшей защиты. И все ради чего? Мата Нуи вел себя так, как будто это был вопрос жизни и смерти, но не уточнял, чью жизнь и чью смерть он имел в виду.

     Раану посоветовался с другими вождями Агори и некоторыми Глаторианами. Все согласились оставить решение за ним, уверенные, что он сделает наиболее мудрый ход.

     Агори поднялся и направился к выходу. Ему надо поговорить с Мата Нуи – он обязан воину столь многим. И он должен быть готов ко всему, что может произойти, если он скажет Мата Нуи «нет».

***

     Раану нашел Аккара и Греша на окраине города, у потухшего костра. Они сказали, что Мата Нуи ушел в пустыню. Аккар предложил сопровождать вождя Агори, если он намерен пойти поискать Мата Нуи. Но Раану отказался. С факелом в руке, он последовал по следам Мата Нуи в дюны.

     Он обнаружил предмет своих поисков сидящим на камне и смотрящим вверх на звезды. Раану решил не тратить времени:

    - Я знаю кто… и что … ты такое. По крайней мере, думаю, что знаю.

     Мата Нуи перевел взгляд вниз, на песок, потом посмотрел на Раану:

     - Тогда ты должен знать, что я был создан не просто так. Я должен выполнить свою судьбу, и чтобы это сделать, мне необходимо…

     - Я знаю, что тебе необходимо, - сказал Раану. – И Агори это необходимо тоже. Почему ты более важен, чем они?

     - Раану, когда я сюда попал, я не понимал, где я и почему, - ответил Мата Нуи, понизив голос. – Теперь я знаю ответы. Я знаю, что прошу у вас многого, прошу всё, что у вас есть, но вы должны мне поверить. Я здесь, чтобы помочь вам. Дай мне орудие, чтобы я мог это сделать.

     - Судя по тому, что ты сказал, твой собственный народ верил тебе, и ни к чему хорошему это из не привело, - сказал Раану.

     Мата Нуи хотел что-то ответить. Вдруг он застыл, его взгляд вновь притянули к себе звезды:

     - Он идёт.

     - Кто? – с раздражением спросил Раану. – Не думай, что сможешь меня обмануть…

     - Это не обман, ты…, - произнес Мата Нуи. Он прервал себя прежде, чем произнес  что-то оскорбительное для уважаемого вождя. – Ты что, не понимаешь? Макута нашел меня, и он летит сюда. Я могу чувствовать это  – я жил в теле, которое он носит, 100 000 лет – и я ощущаю его приближение. Раану, я единственный, у кого есть шанс остановить его. Ты должен дать мне то, о чем я прошу, пока еще не слишком поздно!

    Никогда еще груз лидерства не давил так тяжело на плечи Раану, как в этот момент. Проще всего было отклонить просьбу Мата Нуи как ложь или безумие, и забыть обо всем этом. Но проблема была в том, что он знал, что это не было бы справедливо. Мата Нуи не был сумасшедшим или обманщиком, он это понимал. Воин искренне боялся за себя и Бара Магну. А если тот, кто лицом к лицу сразился с легионом Скраллов, чувствовал страх, для этого должна быть веская причина. 

     Он почти не мог поверить в слова, что в следующий момент слетели с его губ. Он не сознавал, что уже принял решение. Но когда слова были произнесены, он осознал, что другое решение было невозможно.

      - Хорошо, - сказал Раану. – Я передаю жизнь своего народа в твои руки, Мата Нуи. Но знай, что если ты… предашь нас, никакой комплект доспехов не защитит тебя от моей мести. Это искусственное тело уже было один раз разбросанными кусками, и оно может стать таким снова.

     Прежде, чем Мата Нуи успел поблагодарить его, Раану повернулся и направился обратно к городу.

     - Мы начнем эвакуацию  на рассвете, - бросил вождь Агори через плечо. – Будь готов.

     Я готов с того самого момента, как прибыл сюда, - подумал Мата Нуи. – Но вопрос в том – готов ли я к Макуте?

+2

5

Глава 4

     Много месяцев прошло с тех пор, как Макута захватил власть во вселенной Мата Нуи, и всё же он ещё не привык к полученным силам. В то время, как он летел сквозь пустоту космоса, направляясь к Бара Магне, он вспоминал о том, как всё начиналось.

     Макуты были созданы Мата Нуи. Они должны были жить в тогда ещё принадлежащем ему гигантском роботизированном теле, служа его интересам и защищая крошечных рабочих, зовущихся Маторанами. Их первоначальной обязанностью было создание животных, рыб, птиц и насекомых, которых называли "Рахи", соответствовавших различным целям "вселенной", существующей внутри Мата Нуи.

     За долгое время роль Макут изменилась. Они стали активно участвовать в защите Мата Нуи от различных внутренних угроз: таких рас, как Барраки, Скакди и другие. В помощь себе в столь сложной задаче Макуты создали разновидность вооружённых воинов по имени Ракши. Эти смертоносные существа были созданы из специального вещества Макут и были преданными, неустанными и жестокими.

     Обязанности, возлагаемые на Макут, должны были их удовлетворять. Но изначально проклятием их стали амбиции. Они смотрели по сторонам и видели, что Матораны почитают Мата Нуи - источник света и тепла, являющийся всем в их жизни - и это раздрожало Макут. В конце концов, это Макуты создали птиц, заполнивших небеса, и рыб, плавающих в водах. Почему же никто не почитает или (что ещё лучше) не поклоняется им?

     Разочарование переросло в злость, которая привела к размышлениям о мести. Если Маторанов не восхищает ничто, кроме абсолютной власти, Макуты получат эту власть и захватят их вселенную. Это означало пойти против Мата Нуи и лишить его силы. Риски были велики. Если их план провалится, то у Мата Нуи не будет иного выбора, как их уничтожить. Но если дело выгорит...

     Теридакс, лидер Братства Макуты, замышлял сложный, многоступенчатый план. Первой ступенью стало использование вируса, отравившего системы Мата Нуи. Когда они вышли из строя, Мата Нуи потерял сознание и рухнул в воды Аква Магны. Воспользовавшись начавшимся хаосом, Макута попытался захватить власть, но был изгнан героями по имени Тоа.

     Поражение только подстегнуло амбиции Макуты. Теридакс решил, что раз он не может управлять вселенной в отсутствии Мата Нуи, он сам станет вселенной. Он взял под свой контроль гигантское тело робота и не оставил Тоа, Маторанам и другим существам иного выбора, кроме как подчиниться ему.

     Потребовалась 1000 лет терпения, труда, и даже нескольких подстроенных поражений для воплощения его планов. Сильно повреждённый ударом, Мата Нуи наконец погиб. Тоа по имени Маторо, завладевший Маской Жизни, привёл робота в чувство ценой своей собственной жизни. Но, прежде чем дух Мата Нуи успел вернуться в своё тело, сущность Макуты взяла робота под свой контроль. Так как ни в одном существе не может ужиться два духа, Мата Нуи оказался отделённым от своего тела.

     Но месть Теридакса не была завершена. Он уничтожил оставшуюся часть Братства Макуты, чтобы удостовериться, что они никогда не смогут воссоздать вирус, победивший Мата Нуи. Затем он заточил дух Мата Нуи в Маску Жизни и отправил её в открытый космос.
      В тот момент Теридакс был уверен, что видит Мата Нуи в последний раз. Он был уверен, что маска бесконечно будет блуждать в космосе, или сгорит на солнце, или разобьётся о метеорит. Но он ошибался...

     Только несколько дней назад ему удалось освоить все вновь заработавшие датчики робота. В ту же секунду он обнаружил Маску энергии Жизни на другой планете, в месте, значившемся в электронной базе как Бара Магна. Раз маска всё ещё цела, значит и жив Мата Нуи. Этого Теридакс не мог допустить. Пусть даже не было известно, сможет ли теперь Мата Нуи причинить ему вред, Теридакс не начнёт завоевание огромной вселенной с потенциальным врагом на свободе.

     Мата Нуи должен быть уничтожен.

     Активируя двигатели, встроенные в робота, Макута отправился в космос для последней "беседы" с Мата Нуи. Это выглядело невероятно просто: приземлиться на планету, растоптать маску своей бронированной ногой, и, возможно, также уничтожить нескольких обитателей планеты для пущего порядка. Бара Магна могла стать основной базой, с которой бы началось завоевание потусторонних миров, а её жители - рабами и (если им крупно повезёт) частью новой армии Макут.

     Макута Теридакс набрал скорость. Он стремился устранить последнее напоминание о прошлом и шагнуть в великолепное будущее. Его сила была вне всякого сравнения, его власти достаточно, чтобы уничтожить целый мир, а его решимость тверда, как сталь.

     Как кто-либо может противостоять ему?
***

     Таху, Тоа огня, был расстроен и разъярён.

     Прошло несколько месяцев с тех пор, как он узнал, что его вселенная - каждый участок суши, океан, даже небо и звёзды - были частью гигантского механического существа. А что ещё хуже - он понял это после того, как вселенную захватил Макута.

     Тогда же он поднял восстание против своего, теперь намного более сильного врага. Но, несмотря на несколько незначительных побед, он и его союзники были неспособны реально навредить Макуте. И это разъедало его изнутри. Здесь он был Тоа - героем, созданным, чтобы оберегать поселенцев Маторанов от опасностей. Всё же, он и его братья и сёстры не могли обеспечить защиту или безопасность для каждого жителя вселенной. Теперь же они разделились, сражаясь с бронированными воинами Макуты - Ракши, забыв обо всём.

     За последние несколько часов его настроение только ухудшилось. Он и Онуа, Тоа земли, подготовили хитроумную западню для дюжины Ракши. Как раз в тот момент, когда существа практически попали в неё, "сыновья Макуты" обернулись и осторожно отступили.

     - Что произошло? - огрызнулся Таху - Они распознали ловушку?

     Онуа приподнялся и прищурился, наблюдая за колонной Ракши.

     - Нет, - сказал он с твёрдостью в голосе, - Здесь замешано что-то другое, и мне кажется, что нам следует узнать, что именно.

     Таху заметил фигуру, приближающуюся с западного горизонта. Это было крылатое создание, издали показавшееся ему знакомым. Как только вновь прибывшая приблизилась, он сразу признал в ней члена тайного Ордена Мата Нуи - ордена квалифицированных бойцов, которых объединил Великий Дух. Они были одними из самых активных участников войны с Макутой, но и они несли ужасные потери.

     Крылатая девушка спешила к двум Тоа, бешено хлопая своими изодранными крыльями.

     - Меня послали, чтобы передать сообщение. Ракши со всей вселенной начали двинаться на юг. Никто не знает причины, но они собираются в армию.

     "Юг? - удивился Таху, - Но там ничего нет." В нижней части робота была рассеяна группа островов, в большинстве своём необитаемых и не имеющих никакой стратегической ценности. Почему же Макута (хотя это и его обязанность) посылает Ракши именно туда?

     Был только один способ узнать.

     - Найдите всех Тоа, которых только сможете, - сказал он агенту Ордена, - Скажите им, что мы начинаем преследовать Ракши.

     - Таху, а что, если это - ловушка? Что, если Макута хочет, чтобы мы оставили мир без защиты? - спросил Онуа.

     - Если бы Макута хотел уничтожить всех нас, включая Маторанов, то он непременно сделал бы это, - сказал Таху, - Он не нуждается в уловках. Больше не нуждается. Но, если мы сможем опередить Ракши и уничтожить их, возможно, нам удастся предотвратить то, что он задумал.

     Он обернулся вслед улетающей фигуре:

     - Выполните то, что я сказал. Найдите всю возможную помощь, которую сможете. У нас есть шанс, и я не собираюсь упустить его.
***

     Нектанн стоял на руинах некогда великого сооружения и наблюдал, как Ракши проходят мимо. Вооружённых "сыновей Макуты" послали на остров Заказ, чтобы усмирить его обитателей - расу Скакди. И они не были вежливы при выполнении своих обязанностей.

     Было ещё отвратительнее осознавать, что Заказ и всё вокруг него не было частью мира, а являлось всего лишь внутренностями гигантского робота. Нектанн знал, что он - военачальник. Но он не был инженером и не понимал, как работают огромные машины. Должна ли каждая их часть играть свою роль? И если да, то какая роль отведена Скакди?

     Его народ всегда был воинственным, диким и свирепым. Затем появилось существо из расы Макут и изменило их, преобразив их сущность и сделав их ещё более сильными и беспощадными. Его целью было создание армии, но результатом стало получение помешанных на войне бойцов, которые разрушили свои собственные города во всеобщей гражданской войне. С тех пор все стали бояться и ненавидеть Скакди, а Скакди стали ненавидеть Макут.

     Теперь Макута полностью управлял роботом, и всё изменилось. Нектанн стал первым военачальником Скакди, который соединится с новой силой вселенной. Другие представители его вида, восставшие против правления Макуты, пали от рук Ракши. Теперь же легион Нектанна следовал за марширующими "сыновьями Макуты", приближающимися к лодкам, которые отвезут их на юг.

     Нектанн не знал, что ожидает его и его войско среди необитаемых островов, но он не боялся шагнуть вперёд. В конце концов, Макута обещал им новый мир, который можно будет завоевать.

+1

6

Глава 5

    Просьба Раану собрать свои немногочисленные пожитки и покинуть новый город стала завещанием для того уважения, которое Агори испытывали по отношению к Раану. Да, были вопросы и какие-то жалобы, но они доверяли старейшине Вулкануса. Если он сказал, что они должны уйти, то для этого должна быть причина.
    Теперь Мата Нуи стоял внутри головы этого давно не использовавшегося робо-тела. В руках он держал небольшую металлическую коробку, в которой содержалась крошечная искра энергии. Ему едва не стоило жизни добыть ее из вулкана. Любой, посмотрев на нее, удивился бы, как нечто столь маленькое может оживить такого огромного робота.
    Мата Нуи не мог им ответить. Но благодаря тому, что он узнал в башне, он понимал, что использование любого объема этой ослепительной энергии, кроме самого малюсенького, выльется только во второй взрыв. Детали робота могут вновь разлететься по Бара Магне или просто сгореть. Времени вновь собрать их и попробовать еще раз до появления Макуты уже не будет.
    – Ты в этом уверен? – вопрос задала Киина. Она только что закончила последнюю проверку города, чтобы убедиться, что его покинули все Агори и Глаторианы.
    – Нет, – ответил Мата Нуи. – Но я должен это сделать.
    – Ты можешь погибнуть, – сказала она. – И можешь убить еще много народа, если эта штука взорвется. Ты об этом подумал?
    – Конечно, – ответил Мата Нуи. – Но если я не попробую, то точно умру, как и кто знает сколько еще. Любого, в ком Макута не видит нужды, он уничтожает. Это просто факт.
    Киина кивнула. Она посмотрела на высокий потолок, все еще с трудом осознавая, что находится внутри черепной коробки робота. Великие в свое время наделали много безумных вещей, но огромный робот был чем-то новеньким.
    Мата Нуи согнал Клика с плеча на ладонь, которую протянул Киине:
    – Возьми его. Не хочу его поранить.
    Киина взяла насекомое с некоторой неохотой – она не слишком любила жуков. Но она знала, как этот жук был важен для ее друга, так что она выполнила просьбу.
    – Все никогда не будет как раньше, да? – тихо сказала она.
    – Что именно?
    – Ты, например, – ответила Киина. – Ты сражался вместе с нами, смеялся вместе с нами, оплакивал наших мертвых и помогал нам отстраиваться после вторжения Скраллов. Ты был одним из нас, а теперь станешь... этим.
    – Но я останусь тем же, – заверил ее Мата Нуи. – Твоим другом.
    – Другом в миллион футов ростом? – резко рассмеялась она. – Оттуда я буду для тебя меньше, чем насекомое. Все мы будем казаться такими. А ты будешь иметь с нами примерно столько же общего, как жуки-скарабаксы.
    Мата Нуи взял ее за плечо.
    – Я не забуду тебя, Киина... и свое обещание. Я заберу тебя в новый мир. Когда-то я сделал ошибку, не обращая на других внимания, потому что они не относились к моей миссии – я считал само собой разумеющимся, что они всегда будут рядом, чтобы делать то, что я от них требовал. Если бы я уделял им больше внимания... ну, много плохих вещей никогда бы не случилось, – он улыбнулся. – Но среди всего плохого, из моих ошибок вышло и что-то хорошее. Я встретил тебя.
    Киина рванулась вперед и обняла Мата Нуи.
    – Не заставляй меня плакать, – тихо сказала она. – Я Глаторианка. Нам это не положено.
    Спустя несколько секунд Мата Нуи мягко отстранился:
    – Тебе лучше идти. Это будет опасно.
    – Я могу остаться и помочь, – сказала она. – Я могу пригодиться.
    Мата Нуи покачал головой:
    – Иди, возвращайся к Аккару и Грешу. Передай им... скажи им "спасибо". Я видел много миров, но вы показали мне тот, который я никогда не встречал раньше – мир дружбы, веры и доверия.
    Киина не могла выдавить ни слова. Она быстро кивнула и ушла, направившись к ближайшему выходу в пустыню. Оказавшись снаружи, она поехала вглубь пустыни, где ждал ее народ. И, пока она ехала, песка, не ведавшего дождя, касались ее слезы.

    Время пришло.
    Мата Нуи установил коробку в разъем черепа, предназначенный для этого. Вспыхнул ярчайший свет, когда энергия запульсировала в теле робота, сплавляя вместе его части и заряжая систему. Воздух наполнился низким гулом.
    Он ждал, затаив дыхание. Это тело было нестабильно – Мата Нуи уже это знал. Технологии, с помощью которых Великие построили его старое тело, еще не были созданы, когда строился этот прототип. Если эта искра энергии окажется слишком мощной, то Мата Нуи знал, что взрыва ему не пережить.
    Взрыва не было. К сожалению, не было никакой гарантии, что он не произойдет позже – в записях Великих не было конкретных сведений о том, сколько прототип проработал перед тем, как разлетелся на части. И все же у него не было выбора, что делать дальше.
    Он медленно поднял руки и взялся за Маску Жизни. Сила маски создала его нынешнее тело из песка Бара Магны. Стоило ему снять ее, как тело рассыпалось, превратившись в отдельные частицы, которыми было изначально. Как только исчезли его руки, маска упала на землю.
    Пока что теория Мата Нуи была верна. Несмотря на то, что его тело исчезло, его разум остался внутри Маски Жизни. Теперь он должен был сделать нечто такое, чего никогда не делал раньше – спроецировать этот разум в другую оболочку.
    Это было тяжело, практически невозможно. Все его инстинкты противились отправке сознания в пустоту. Никак нельзя было убедиться, что он сможет вселиться в робота или вернуться в маску, если потерпит неудачу. Его разум и душа могут просто начать вечно парить в воздухе, бесплотные и беспомощные, неспособные предотвратить то, что скоро случится.
     Нет, – подумал он. – Этого не случится. Я должен слишком многое слишком многим, чтобы это позволить.
    Мата Нуи сосредоточился на роботе, представляя его во всех подробностях, воображая себя управляющим этим телом. Бросив в бой весь свой внушительной силы разум, он покинул маску.
    Он почувствовал ужасное замешательство. Мир закружился. Ему казалось, что он летит, но не может управлять скоростью или направлением. В какой-то момент он прошел сквозь череп робота и увидел Бара Магну с высоты птичьего полета. Затем его лишенный оков тела разум нырнул в одну из огромных глазниц и рикошетом понесся по телу.
     Я к такому не привык, – признал он. – Макуты – мастера прыгать из тела в тело, но я-то никогда не должен был этого делать. Но мне лучше учиться побыстрее.
    Мата Нуи заставил себя повернуть обратно к голове робота. Казалось, что он пытается повернуть против ветра огромный корабль. Он чувствовал, как окружающая среда сопротивляется, но он не сдастся и не потеряет контроль. Он знал, что, лишившись тела, скоро сойдет с ума.
    Затем весь мир накренился. Внезапно перед его глазами оказалось небо. Он пролетел мимо цели? Он вновь оказался снаружи робота? Удастся ли ему хотя бы найти дорогу назад? Может быть, – подумал он. – мне стоит попробовать вернуться в маску. Может, найдется другой способ остановить Макуту, кроме этой древней машины.
    Мата Нуи попытался переместить свой разум, но на этот раз ничего не произошло. Затем до него дошло, что мир больше не вращается, как ненормальный. Его взгляд был направлен строго на небо. Он смотрел глазами робота!
     Я это сделал, – сказал он себе, едва в это веря. – Я это сделал! Теперь это тело – мое. У меня появился второй шанс сделать то, ради чего я был создан – и на этот раз неудачи не будет. Клянусь.

    В глубине пустыни Аккар, Киина и Греш стояли вместе с остальными Агори и Глаторианами. Они видели яркую вспышку энергии, окутавшую робота. Киина хотела вернуться, убежденная, что Мата Нуи в беде, но Греш удержал ее.
    – Сейчас мы не можем ему помочь, – сказал он. – Он должен справиться с этим сам.
    – Что, во имя?.. – прошептал Аккар. – Смотрите! Он шевелится!
    Так и было. Робот медленно поднимался, песок реками сыпался с него. На глазах Глаториан он встал на колени, затем поднялся во весь рост. Они в благоговении смотрели на механическое существо, возвышавшееся над их миром.
     Нет, – подумала Киина. – Это не просто робот. Это... Мата Нуи.
    – Он справился, – сказал Аккар. – Не могу поверить.
    – И что теперь? – спросил Греш. – Мы еще можем с ним говорить? Он сможет нас отсюда услышать?
    – Возможно, нам удастся привлечь его внимание, – ответил Аккар. Подняв меч и призвав новые способности, которыми его наделил Мата Нуи, он метнул высоко в воздух огненный шар.
    Голова робота слегка повернулась в направлении горящего сигнала. Затем Мата Нуи посмотрел вниз, где ждали его компаньоны. Он включил речевые центры своего нового тела, убедившись, что голос будет не слишком громким. На полной мощности голос робота мог расколоть черепа всем на планете.
    – Молодец, Аккар, – сказал он. Даже сказанные "тихо", его слова рушились вниз, как взрывы. – Таху не справился бы лучше.
    Киина взглянула на Греша:
    – Кто такой Таху?
    Греш пожал плечами:
    – Наверное, какой-то Глаториан, которого мы не знаем.
    – Мата Нуи, ты меня слышишь? – закричал роботу Аккар.
    – И незачем так орать, – ответил Мата Нуи. – Мои датчики могут различить даже дыхание жука, если потребуется. С вами все хорошо?
    – Да, – ответила Киина. – А ты как?
    – Я почти забыл... – начал Мата Нуи. – Это тело... во многом отличается от моего прошлого. Но, надеюсь, у него хватит сил сделать то, что требуется.
    Стоило ему это сказать, как Мата Нуи тут же понял, что надежды на это почти и нет. Чтобы выполнить свою миссию, ему нужен был второй робот, настолько же мощный. А единственный известный ему экземпляр находился во власти маньяка.
     Я должен попытаться, – сказал он себе. – А иначе для чего все это было? Я не мог пройти весь этот путь, пережить столько испытаний, только чтобы потерпеть поражение.
    – Спрячьтесь в убежище, – сказал он собравшейся внизу толпе. – Я не знаю, получится ли то, что я собираюсь сделать, или что именно получится, если получится. Я должен быть уверен, что вы в безопасности, прежде чем начать.
    – Убежище? – спросил Гелу, бывший Глаториан из ледяной деревни. – Какое убежище? Разве ты сейчас не наше убежище надел?
    – Недалеко есть пещеры, – сказал Аккар. – Мы уведем всех туда.

    Мата Нуи смотрел, как Глаториане и Агори уходят в безопасное место. В одном Киина была права – сверху они все казались насекомыми. Но если она считала, что и думать о них он будет соответствующе, то она сильно ошибалась. Каждая из этих движущихся точек далеко внизу была разумным существом со своими надеждами и мечтами. Если Мата Нуи мог что-то с этим сделать, то эти надежды осуществятся, а мечты – исполнятся.
    Он просканировал Бара Магну. Вороксы, Охотники за костями и Скраллы все еще находились в пустыне. Хотя он сомневался, что они послушают, он должен был попытаться их предупредить.
    – Внимание, – сказал он, и его голос разнесся по всей планете. – По прошествии ста тысяч лет настало время вылечить раны Бара Магны. Ваш родной мир, Сферус Магна, может жить вновь. Но опасность этого неизвестна – ради вашей же безопасности укройтесь где-нибудь.
    Он немного подождал, чтобы посмотреть, какой эффект произвело его предупреждение. Испугавшись голоса, раздавшегося отовсюду, большинство Вороксов скрылось под землей. Охотники за костями и Скраллы зашевелились, но и все. В общем-то, этого и следовало ожидать. Эти две группы наверняка решили, что все происходящее – какой-то трюк, даже с учетом нависающего над ними Мата Нуи, чей вид подкреплял его слова.
    Больше не было смысла откладывать. Мата Нуи обратил свой взор на небеса. Бара Магна и две ее луны, Аква Магна и Бота Магна, когда-то были частями одной планеты – Сферус Магны. Воссоздание этого мира означало повторное соединение и слияние всех трех планет.
    Мата Нуи поднял руки и выпустил из ладоней потоки концентрированной энергии. Эта энергия была искусственной гравитацией невероятной мощи. Но хватит ли ее одной для того, чтобы сдвинуть обе луны?
    Сенсорная сеть показала ему, что лучи пронзили космос и ударили в цель. Но она показала и кое-что еще – объект, на огромной скорости приближающийся к Бара Магне. Через несколько секунд этот объект затмил солнце, погрузив планету во тьму.
     Разве мог найтись способ лучше объявить о своем прибытии? – мрачно подумал Мата Нуи. – Тени всегда были его вестниками.
    Жуткий порыв ветра обошел весь мир, оживив смертоносные песчаные бури. Разряд энергии ударил в западную пустыню, образовав огромный кратер. Могучий удар сотряс Бара Магну, вызвав землетрясения по всей планете.
    Мата Нуи посмотрел на фигуру, в сравнении с которой даже он выглядел карликом. Горящие красным глаза новоприбывшего уставились на Мата Нуи, заставив того похолодеть.
    – Привет, брат, – сказал гость. –Я решил, что пора бы семье воссоединиться.
    После этих слов исчезли малейшие сомнения.
    Макута прибыл.

+1

7

Глава 6

     Удар от приземления Макуты сотряс пещеру, вниз посыпался дождь камней и пыли. Пока Раану и Аккар пытались успокоить собравшихся Агори, Киина и Греш выглянули из пещеры. То, что они увидели, заставило их остолбенеть.

     Два гигантских робота стояли в открытой пустыне лицом друг к другу. В одном из них они узнали Мата Нуи. Другой, больше и сильнее с виду, был им неизвестен. Но у них появилась безумная догадка, кто это может быть.

     - Двое? – спросил Греш. – Их двое?

     - Тот, что побольше, должно быть, Макута, - сказала Киина. – Мата Нуи говорил Раану, что он направляется сюда. Это плохо.

     - Насколько плохо?

     - Ну, взгляни на него, - буркнула Киина. – Если он слегка взмахнет ногой, он может обрушить нам на голову целую гору. Надо придумать, как помочь Мата Нуи. 

     Греш поднял щит и уже собирался выйти из пещеры:

      - Тогда чего мы ждем?

     Киина оттолкнула его и загородила выход:

     - Нужен план, и подходящий момент, малыш… - прямо сейчас мы просто доставим Мата Нуи дополнительное беспокойство. Давай-ка немного подождем и понаблюдаем.

      Греш посмотрел на нее с некоторым недоверием:

     - С каких это пор ты заговорила как Аккар?

     Киина улыбнулась:

     - С тех пор, как поумнела – так что слушай, и может быть, проживешь достаточно долго, чтобы тоже таким стать.

***

     Мата Нуи смотрел в темно-красные глаза стоявшего перед ним механического кошмара. Он знал, что должен думать сейчас о том, как победить Макуту, как спасти свой народ, запертый внутри робота, и как сохранить Бара Магну от разрушения в ходе битвы. Но он не мог заставить себя не думать другое:

    Так вот, значит, как я обычно выглядел? Не потому ли Великие дали роботу способность маскировать себя, что иначе он вселял бы ужас в любого, кто его увидел?

     - Молчишь? – сказал Макута. – Не угрожаешь? Не обвиняешь? Не клянешься отомстить? Ты меня разочаровываешь.

     - Я не собираюсь этого делать, - ответил Мата Нуи. Хотя он говорил тихо, звук его слов все же эхом раздавался надо всей планетой.  – И я не собираюсь проверять свою силу в бесполезном сражении с тобой. Нам нет необходимости сражаться.

     Макута засмеялся неприятным металлическим смехом:

      – Нет, конечно же, нам нет необходимости сражаться. Ты можешь просто лечь, подчиниться и умереть прямо сейчас. Ты бы избавил меня как минимум от нескольких минут усилий, а себя - от сильной боли. – Он поднял правую руку. – Или нужно тебя в этом убеждать?

     Заряд энергии слетел с бронированной перчатки Макуты. Он пролетел мимо головы Мата Нуи и снес одну из вершин далеких Черных Пиков. Ужасающий жар расплавил гору в одно мгновение. Чувствительные сенсоры Мата Нуи уловили  крики далеких воинов-Скраллов, в долю секунды перед тем, как их захлестнула лава.

     - Я могу заниматься этим весь день, - сказал Макута, – и весь следующий. Естественно, ты можешь сопротивляться, и мы вдвоем сумеем опустошить эту планету… а что, это идея.

     Макута снова поднял руку, и Мата Нуи приготовился к следующей атаке. Но на этот раз Макута протянул руку вперед ладонью вверх.

     - Присоединяйся ко мне, - сказал он. – В этих телах мы имеем силу, способную уничтожить целые миры. Мы могли бы вместе править вселенной.

     - Ты знаешь так много, и до сих пор так мало понял, - сказал Мата Нуи. – Ты смотришь на тело, которое украл у меня, и видишь только машину разрушения, оружие, которое можно обратить против любого выбранного тобой. И ты никогда не  задумывался, почему Великие создали его таким могучим? Или почему ты ощущал столь непреодолимое желание захватить над ним контроль?

     - Ты имеешь в виду свою «судьбу»? – сказал Макута язвительно. – Да, я знаю все о твоей миссии – твоем великом поиске для объединения трех разлетевшихся кусков Сферус Магны. Давай покажу, что я об этом думаю.

     Луч энергии вылетел из протянутой руки Макуты. Он поразил Мата Нуи в плечо, тот пошатнулся, а его роботизированную оболочку разорвала глубокая рана.

     - Ах, вижу, - сказал Макута, – ты должно быть носишь старую модель. Дешевый материал, плохая конструкция… Не удивлюсь, если тебе придется умереть.

     - Макута, послушай меня, - ответил Мата Нуи. – Моя судьба… она и твоя тоже. Нам предназначено действовать вместе, чтобы возродить Сферус Магну такой, какой она когда-то была.

     Макута с грохотом сделал два больших шага вперед и ударил Мата Нуи в левый бок. Огромный робот, реконструированный Агори, опрокинулся на землю, раздавив при падении целый горный хребет. Макута стоял над своим падшим противником, глядя на него с презрением.

     - Почему? – глумливо сказал он. – Потому что Великие так сказали? Где они? Пусть выйдут сюда и скажут мне сами, что я «должен» делать.

     Наступила страшная тишина. Ничто не шевельнулось в пустыне, затихли даже крики кружащих в вышине пожирателей падали.

     - Я так и думал, - сказал Макута. – Они покинули этот мир, предоставив его судьбе. И ты сделай так же, Мата Нуи. Здесь не  за что сражаться. Или ты мечтаешь, чтобы жители этой кучи песка слагали о тебе легенды и пели песни в твою славу? Жалкое удовольствие.

     Мата Нуи поднялся. Его новое тело треснуло в нескольких местах.

     - Я здесь не для того, чтобы добиться славы, - сказал он. – Я здесь, чтобы, наконец, дать этому народу то, чего он заслуживает.

     - Народу, - тихо сказал Макута. – Удивлен, что ты стал беспокоиться о мелкоте,  суетящейся на песке. Тебя, вроде, никогда особо не заботили те, кто кишели внутри тебя, поддерживая твою жизнь. И вот, пожалуйста, посмотрите, теперь ты пытаешься быть героем для Бара-Магниан.

     Макута указал на скалы на юге. Сенсоры его тела зафиксировали наличие сотен живых существ в пещерах под этими камнями. Призвав гравитационную силу своего тела робота, он оторвал горы от земли, открыв скрытых внутри Глаториан и Агори. Они испуганно смотрели вверх на гору, нависшую над их головами.

     - Бросить ее? – спросил Макута. – Что, ты думаешь, будут они думать о своем герое в последние минуты жизни? Они умрут, проклиная тебя в своих сердцах.

     Мата Нуи склонил голову.

     - Ты действительно сделаешь это, да? Убьешь всех этих невинных просто чтобы доказать какую-то извращенную идею? Ты глупец, - он поднял глаза на Макуту. - Это тело не делает тебя гигантом. Стань хоть 40 миллионов футов ростом, хоть 100 миллионов, ты все равно - насекомое.

     Он поднял обе руки, метнув в своего противника двойной заряд энергии:

     - А здесь, на Бара Магне, - выкрикнул Мата Нуи, – мы знаем, как поступать с насекомыми. 

***

     Внутри тела робота, контролируемого Макутой, сильное землетрясение сотрясло каждый участок земли.

     Здания падали, деревья взлетали в воздух, огромные волны обрушивались на берега, и жители бесчисленных островов в панике спасались бегством. Они уже видели однажды что-то подобное, немногим более 1000 лет назад, и назвали это Великим Катаклизмом.

     Таху стоял рядом с Таканувой, Тоа Света, когда началось землетрясение. Оба толчком были сбиты с ног. Таху взглянул наверх и увидел огромный кусок металла, падающий прямо на них. Он использовал свою огненную силу, превратив твердое железо в пар.

     - Что… что это было? – спросил Таканува. – Атака Макуты?

     - Я так не думаю, - сказал Таху, пытаясь встать.  – Полагаю, наш старый враг просто наткнулся на кого-то, кто знает как нужно драться.

     Тоа Огня показал наверх. Ракши от сотрясения рассеялись как листья на ветру. Двое Тоа только теперь поднялись на ноги и продолжили свой путь на юг.

     - Они когда-нибудь доберутся туда, куда собираются? – спросил Таканува. – Мы идем за ними уже много дней.

     - И собираем по дороге Тоа, - напомнил ему Таху. – Пошли дальше. Когда они остановятся, мы будем к этому готовы.

***

     Мата Нуи знал, что должен действовать очень быстро. Внезапная атака может как следует поразить Макуту, но он тогда уронит гору, которую держит на весу. Не имея времени в запасе, Мата Нуи выстрелил второй раз, и заряд превратил каменную гору в пыль прежде, чем она успела раздавить Агори и Глаториан.

     - Бегите! – прокричал он. – Уходите отсюда!

     Далеко внизу, Аккар повернулся к Раану:

     - Делай, как он говорит. Собирай Агори и направляйтесь на запад, так далеко как сумеете. Не берите с собой ничего, кроме самого необходимого.

     - А ты, - спросил Раану. – Ты не пойдешь с нами? 

     Клинок Аккара загорелся горячим красным светом:

     - Думаю, Мата Нуи не помешает некоторая помощь против этого монстра. Если даже я не сделаю ничего другого, я могу отвлечь его внимание, и, может быть, выиграю ему несколько секунд.

     - Мы можем сделать кое-что большее, - сказала Киина. – У Греша есть план.

     - Не знаю, заинтригован я или испуган, - сказал Аккар, улыбаясь.

     Киина взглянула на Греша. Затем снова на Аккара:

     - Принимая во внимание все обстоятельства, думаю, надо пугаться.

***

     Макута улыбался.

     - Как предсказуемо, - сказал он, поднимаясь на ноги и снова вставая лицом к лицу с Мата Нуи. – И ты всё еще не понимаешь, правда что ли?

     - Мата Нуи не ответил.

     - Нет, конечно же, не понимаешь, - продолжил Макута, - хотя моя стратегия ясна даже слепому туннельному ползуну. Всё, что мне надо сделать – это пригрозить обитателям твоей крошечной муравьиной фермы и заставить тебя тратить силы на их спасение. Излишне говорить, что в этом теле у меня больше возможностей, чем у тебя – в твоем. Я могу угрожать им далеко за пределами того расстояния, на котором ты можешь их спасти.

     Макута посмотрел вниз на повреждения, полученные его роботизированным телом от удара Мата Нуи:

     - Кто же знал, что ты так вспыльчив, братец?  Ты, кажется, забыл, в своем праведном гневе, что твои драгоценные Тоа и Матораны живут внутри меня. Повреди мне … и ты убьешь их.

     Мата Нуи знал, что Макута прав. Он не мог ударить своего врага, не рискуя причинить вред или убить население, живущее внутри него. Но каков был другой вариант? Уступить  и позволить Макуте завоевать этот мир и множество других? Нет. Тоа и Матораны не раз рисковали своими жизнями, чтобы остановить Макуту. Они соглашались тогда пойти на любой возможный риск.  По крайней мере, так убеждал себя Мата Нуи.

     Что-то вспыхнуло перед глазами Мата Нуи. Это был встроенный в робота «индикатор на лобовом стекле». Зеленым цветом он показывал скорость и траектории двух других кусков Сферус Магны, которые он пытался притянуть к Бара Магне. Оба они уходили с заданного курса – требовалась бóльшая сила, чтобы вернуть их на нужную траекторию. Как он и опасался, ему не хватало энергии, чтобы выполнить свою миссию в одиночку.

     Зеленый свет сменился мерцающим красным. Это было предупреждение, что структурная целостность его роботизированного тела находится в серьезной опасности. Сила, заставлявшая робота двигаться, медленно разрушала его, а повреждение, которое нанес Макута, только усугубило ситуацию. Не пройдет и часа, как сложный механизм станет рухнувшей кучей деталей, и можно считать, что Макута выиграл. Дело было плохо.

     И собиралось стать еще хуже.

+1

8

Глава 7

     План Греша был прост. В то время как Аккар, Киина и остальные всеми возможными способами отвлекали бы Макуту, он постарался бы незаметно проскользнуть мимо робота и найти способ попасть в него. Было ясно, что Глаторианы слишком малы, чтобы нанести ощутимый вред захватчику, но Греш надеялся, что благодаря прицельным выстрелам из гранатомётов Торнакс по суставам и другим потенциально слабым местам робота, они смогут хотя бы подразнить злодея. Как только Греш откроет проход внутрь робота, другие Глаторианы тот час присоединятся к нему и начнут крушить всё, независимо от того, что именно обнаружат внутри.

     Помня об этом Глаториан начал действовать. На полпути к Макуте Киина остановила свой отряд, так же, как и Аккар, в то время как Греш побежал на запад. Как только отряды подошли достаточно близко, Глаторианы начали нацеливать их Торнаксы на сустав лодыжки на левой ноге Макуты.

     - Сосредоточьте всю огневую мощь! - скомандовал Аккар, - Стреляйте в эту точку и пробейте её насквозь!

     Киина уже проделывала это несколько раз, но не видела необходимого эффекта. Несмотря на то, что робот сделан из металлолома, это было нелегко. Один взрывоопасный Торнакс мог проделать дыру в большинстве предметов, а несколько десятков только еле-еле царапают этот металл. И даже если этот Макута заметил их нападение, он не подал виду.

     "Ладно, ладно, - подумала Киина, - Если он не замечает нас, может он и не заметит Греша".

     Киина была недалека от истины. Греш преодолел весь путь к ноге гигантского робота, не будучи растоптанным, взорванным или уничтоженным. А что ещё лучше - он нашёл нечто, похожее на люк. Теперь самое трудное - добраться до него... и выжить, несмотря ни на что.

***

     Возможно Макута и не пытался остановить Греша и остальных Глаториан, но он знал, что они начали атаковать. Его датчики записывали всё происходящее, а система контроля повреждений восстанавливала ущерб, нанесённый зарядами Торнакс.

     Всё было предсказуемо. Макута знал, что Мата Нуи так или иначе удастся найти союзников. Несомненно, они были бы столь же безрассудны, как Тоа или Матораны, подвергая себя опасности ради  его благополучия. Как и Мата Нуи, эти героические создания были ужасно предсказуемы. Так что теперь Макуте не доставляло труда продумывать всё на два хода вперёд.

     Как только Макута запланировал нападение на Бара Магну, он мысленно приказал всем своим войскам, находящимся внутри робота, выбраться наружу. К настоящему времени большая часть Ракши и воинов Скакди собраны и готовы рассеяться по пустыне. Макута только ждал подходящего момента.

     И наконец он настал.

***

     Греш нашёл слабое место в люке, повреждённом прошлыми сражениями. Один хороший выстрел Торнакса мог бы легко открыть его.

     Только он прицелился, чтобы нанести первый удар, как с другой стороны люка раздался странный шипящий звук. В ту же секунду проход стал медленно открываться. Инстинктивно Греш спрятался позади первой попавшейся скалы. То, что он увидел, поразило Глаториана.

     Из люка вырвалась орда бронированных солдат. На первый взгляд существа были похожи на рептилий различных цветов, хотя жёлтый, казалось, самый распространённый оттенок. У каждого было своё оружие. Следом за ними появились, пожалуй, самые странные существа, которых Грешу приходилось видеть: воины с огромными челюстями и невероятными змееподобными наружные хребты, покрытые шипами. Они были вооружены мечами, топорами и множеством другого ручного оружия.

     С шипением и воем, захватчики прорывались через пески. Они врезались в отряды Аккара и Киины, покалечив несколько Глаториан. Лучшие бойцы Бара Магны пали под натиском Ракши и Скакди.

     - Отступаем! - закричал Аккар, - Перегруппируйтесь!

     Киина выставила вперёд свой двусторонний трезубец, выпустив из него мощную струю воды прямо в одного из жёлтых Ракши. Два луча теплового зрения выстрелили из глаз противника, превратив воду в пар. Некоторое время Киина не могла разглядеть своего врага в образовавшемся облаке. Затем Ракши выскочил из тумана и ударил её, сбив Глаторианку с ног.

     Ошеломлённая, Киина схватила свой трезубец. Однако лучи теплового зрения Ракши сделали его невыносимо горячим, так что она тут же, крикнув, отбросила его. Существо отступило, чтобы нанести смертельный удар.

     Внезапно послышался жуткий треск, и с Ракши слетела голова. Аккар схватил Киину за руку и помог подняться на ноги.

     - Это мешало моему мечу, - сказал он, улыбаясь, - Он больше так не будет.

     Бронированный шлем Ракши упал в песок и застрял в нём. Затем из шлема вылез отвратительный слизень.

     - Что это? - вскрикнула Киина.

     Аккар направил на него свой меч и выпустил огненный залп, поджарив слизня.

     - Неважно, что это... чем это было... его больше нет.

     Киина подняла свой трезубец и отразила новую атаку Скакди.

     - Те металлические штуки - просто червяки в доспехах?

     Аккар кивнул и повалил очередного Ракши на землю.

     Киина зловеще ухмыльнулась.

     - Хорошо. Тогда я не обязана переживать из-за беспорядка, когда буду рвать их в клочья.

***

     Греша разрывала неопределённость: либо помочь друзьям, либо найти способ попасть внутрь робота-Макуты. Тогда он понял, что у него не было другого выхода. Главной задачей для Киины и Аккара было спасение всего мира. У него был шанс, и он не намерен был потратить его впустую.

     Греш направился к открытому люку, но затем резко остановился. Из прохода выбралось ещё больше пришельцев. Греша окружили.

     Первыми, кто попал в солнечный свет, были два воина: один в красных доспехах, а другой - в бело-золотых. Греш встретил их вихрем, отбросившим соперников к металлической стене. Прежде чем он развил наступление, взрыв света ослепил Глаториана. Он метался, пытаясь прийти в себя, чтобы отразить нападение, которое, как чувствовал Греш, уже близко.

     - Кто он? - спросил первый голос, - Он не похож на созданий Макуты.

     - Возможно, у Макуты уже были здесь агенты, - ответил второй, - Прикончи его. У нас нет времени.

     - Постойте! - закричал Греш, - Я не союзник Макуты. Я думал, что вы его агенты!

     Теперь свет немного рассеялся, и Греш смог увидеть очертания нескольких десятков воинов. Один из них подошёл и схватил его за руку.

     - Так что, там твои друзья сражаются с Ракши? - спросил Таху.

     - Да, - ответил Глаториан, - А что за Ракши?

     - Там, откуда я родом, их называют "сыновья Макуты", - сказал Таху, - Они - убийцы... И твои друзья в большей опасности, чем они думают.

     Он повернулся к воинам позади него, большим и маленьким, всем, кто последовал за ним.

     - Друзья мои! Следуйте за мной. Этим воинам нужна наша помощь.

     Таху бросил взгляд на Греша.

     - Ты с нами?

     - Я войду внутрь, - ответил Глаториан, - я должен остановить Макуту.

     Воин в бело-золотых доспехах - Таканува - засмеялся. И звучал этот смех далеко не весело.

     - А ты как думаешь, чем мы занимались в течение многих месяцев? От тебя там не будет никакой пользы - ты только убьёшь себя. Так лучше останься здесь и дерись.

     - В таком случае я пойду с вами,  - ответил Греш, уже сломя голову несясь на поле битвы, - Давайте сделаем это.

     - Нетерпеливый парень, не так ли? - позже спросил Таканува.

     - Да, - ухмыльнулся Таху, - Напоминает мне тебя.

     Таканува засмеялся.

     - Не хочешь ли ты сказать, что я похож на него? - спросил он, оглянувшись на Таху. В ту же секунду Тоа Света встал, как вкопанный.

     Таху не двигался. Он стоял посреди пустыни, смотря прямо перед собой, как будто находясь в трансе. Таканува подбежал к нему и начал трясти окаменевшего Тоа Огня.

     - Эй, Таху! - сказал Таканува, - В чём дело? Давай, брат, поговори со мной!

     Но Таху не мог слышать его.

***

     Стоя на возвышенности, Строниус наблюдал за сражением в долине. Когда-то он был одним из элитных воинов-Скраллов. Его племя захватило город Рокстус и наводило ужас на все деревни Бара Магны. Под предводительством Тумы и с помощью предателя Агори, пустыня практически подчинилась им.

     Тогда судьба зло подшутила над Скраллами. На планете появился воин по имени Мата Нуи. Он объединил все деревни против Скраллов и победил в поединке с Тумой. Скраллы были разгромлены и бежали из города, чего и следовало ожидать. Теперь же большинство из них было рассеяно по горам и пустыне. Строниусу удалось собрать только несколько воинов, чтобы нанести ответный удар. Но и этого было вполне достаточно.

     Неподалёку он мог видеть, как сражаются два гигантских робота. Строниус не знал, кем они были. А впрочем - это его не заботило. Ему нужен был Мата Нуи, но как на зло, этой пустынной крысы нигде не было видно. Хотя его друзья - Аккар, Киина и остальные - были в самом пекле битвы всей их жизни. Этот конфликт мог развиваться разными путями, и только один из них посчастливилось наблюдать Строниусу.

     "Пусть Мата Нуи прячется где хочет, - подумал Строниус, - Я пошлю своих Скраллов на помощь захватчикам и уничтожу Глаториан. И тогда он будет жить, зная, что его друзья погибли по его вине."

     - Вперёд! - прокричал он своим воинам, - В атаку! Пришло время мести!

Отредактировано Nikolos (09-05-2010 04:06:11)

+1

9

Глава 8

    Таху стоял на лавовой равнине. Место казалось знакомым, но он не мог... да, конечно, теперь он понял. Он вновь был в Та-Вахи, крае огня и магмы, в котором он впервые оказался чуть больше года назад. Именно здесь он начал свой поиск Масок Силы Канохи, и здесь же началась его битва против Макуты.
    Перед ним в воздухе висела маска, но... стойте, это было неправильно. Он видел не какую-то Канохи, а саму Маску Жизни. Как это было возможно?
    "Маски Жизни никогда не было на этом острове," – подумал Таху. – "Она находилась в совершенно другом месте, и моя команда ее не находила. Этого добились другие герои. Так почему я вижу ее там, где ее быть не может?"
    Со стороны маски раздался голос, хотя ее "рот" не двигался. Таху просто слышал слова в своей голове.
    Ты видишь то, что должен увидеть – сказала маска. – Послание было отправлено; послание было получено. Теперь моя обязанность – передать знание тебе.
    – Вот оно что. Я внутри иллюзии, – сказал Таху. – Я могу слышать, как говорю, но на самом деле я не разговариваю, да? Это все в моей голове. Это какой-то трюк Макуты, и я собираюсь...
    Произошел взрыв цвета и звука, оборвав его. Миллиард изображений промелькнул в разуме Таху в одно мгновение. Он увидел свою вселенную, существ одновременно знакомых и незнакомых, приключения, в которых он не участвовал, но знал, что они имели место. В эту микросекунду он был уверен больше, чем когда-либо в своей жизни, что испытываемое им сейчас - не трюк.
    Орды Макуты не остановить, – сказала маска. – Глаторианы и Агори падут.
    – Спасибо за воодушевляющие слова, – ответил Таху. – Ну, я не для того прошел через то, что прошел – сражение с Макутой, ванну из энергетического протодермиса и превращение в Тоа Нува, едва не погиб сотню раз – чтобы сейчас сдаться.
    Да, Тоа Нува, – тихо сказала маска. – Чтобы сделать то, что необходимо, ты должен стать тем, кем был. Превращение в Нува дало тебе великую силу, но теперь она непозволительна.
    – Что? Что ты?.. – начал Таху.
    Но было уже поздно. Сила Маски Жизни окутала его, отменяя все то, что сделал с ним энергетический протодермис много месяцев назад. Его тело, маска и броня изменились, став такими, какими были при его создании. Таху уже ощущал, как его элементарная сила уменьшилась под влиянием превращения.
    – Что ты сделала?!? – взъярился он. – Идет битва всей моей жизни, а ты уменьшаешь мою силу?
    Не тебе ставить под вопрос пути Жизни, – ответила маска. – Великие продумали многое, пусть и не все. Они знали, что неистовая инфекция может однажды угрожать их роботу, и предназначили Тоа ее устранение. Чтобы сделать это, они наделили меня знанием, как создать золотой комплект брони Тоа.
    – Я как-то носил золотую маску, – сказал Таху, все еще недовольный действиями маски. – Она была могущественна, но не могла делать то, о чем говоришь ты.
    Она была подобна свече рядом с костром, – сказала маска. – Я могу создать броню, но знай... ее можно использовать всего раз, и никто не знает, что ее использование сделает с тобой, Таху.
    Мир вокруг Тоа Огня на мгновение закружился. Затем он вновь оказался в пустыне Бара Магны, где на него кричал Таканува.
    – Таху! Проснись! – орал Тоа Света.
    Таху мягко отодвинул его:
    – Я... я в порядке.
    – Нет, – сказал Таканува. – Не в порядке. Таху, ты больше не Тоа Нува. Ты... изменился.
    Таху поднял руки и ощупал свои маску и броню. Значит, это было не иллюзией. Маска Жизни на самом деле превратила его в Тоа, каким он был год назад. Его Маска Защиты больше не могла создавать щит вокруг кого-то, кроме него самого, и его огненной силы теперь было недостаточно, чтобы остановить собранную Макутой армию.
    – Проклятая маска, – сказал Таху, кипя от едва сдерживаемой ярости. – Она испортила меня.
    Таканува отвернулся от странно изменившегося Таху. Наверху что-то происходило. Из одного из двух огромных роботов били лучи золотого света. Там, где они касались песка, появлялась часть золотых доспехов. Таканува смотрел, как обрели форму пять частей, вслед за которыми появилась шестая, в виде Маски Защиты Таху.
    Таху и Таканува бросились вперед, схватив по детали. Но, прежде чем они смогли собрать остальные, больший из роботов метнул в них разряд энергии. Раздался оглушительный взрыв, разбросавший двух Тоа и оставшиеся части брони.
    Таканува потребовалось несколько секунд, чтобы собрать мысли. Он поднял над песком голову. За свежим кратером он заметил Ракши в желтой броне, убегающего с одним из доспехов.
    – Таху? Эти доспехи были важными? – спросил Таканува.
    – Да, – ответил Таху.
    – Тогда, кажется, у нас проблемы.

    В сотнях ярдов от них Греш с помощью контролируемого циклона отправил в полет полдюжины Ракши. Он собирался пойти на помощь Аккару, когда что-то ударилось в землю прямо перед ним. Он развернулся, думая, что это еще одна атака, но врагов поблизости не оказалось.
Опустив взгляд, он увидел, что снарядом была часть золотых доспехов, наполовину ушедшая в песок. Греш поднял ее.
    Что это такое? Откуда она взялась?
    Времени разбираться с этим не было. Воин-Скакди с обоюдоострым топором несся к нему. Греш засунул броню в сумку. После этой битвы будет достаточно времени, чтобы волноваться о ней.

    Нектанн ухмыльнулся, когда пал его противник-Глаториан. Эти жители пустыни были хорошими бойцами, да, но им было не сравниться с военачальником Скакди.
    Он уже раздумывал, какую часть этой кучи песка он попросит себе во владения, когда война закончится. Место выглядело не слишком привлекательным, хотя и не особо хуже его родного острова Заказ. И все же он надеялся, что найдется какой-нибудь другой район – возможно, на севере, – где будет побольше очевидных ресурсов. Завоевание было отличным развлечением, в отличие от завоевания без воды на много миль вокруг.
    Неподалеку Ракши проигрывал в бою с воином и двумя Агори. Первым инстинктом Нектанна было позволить бронированной твари сдохнуть. Немало Скакди погибло от рук Ракши за прошлые годы. Затем он напомнил себе, что согласился на союз с ненавистными тварями. Не стоило гневить Макуту, пренебрегая заключенным соглашением.
    Отшвырнув в сторону Агори, которые пытались его остановить, Нектанн побежал к сражающемуся Ракши. Он преодолел уже половину пути, когда обо что-то споткнулся. Посмотрев под ноги, он увидел часть золотых доспехов – несомненно, все, что осталось от одного из глупцов, бросивших вызов армии Макуты. Нектанн сгреб ее – в конце концов, прошлому владельцу она была уже ни к чему, и, быть может, она чего-то стоила. Эта битва грозила стать слишком короткой, так что стоило чего-нибудь награбить, чтобы оно того стоило.

    Возвышаясь над сражением, Мата Нуи и Макута сияли, как звезды, растрачивая свою энергию на собственную битву. Мата Нуи сумел причинить еще вреда, но бой явно шел не в его пользу. У Макуты было преимущество в размере, силе, запасах энергии и брутальности. На ногах Мата Нуи держался только благодаря собственной праведной ярости и знанию того, что произойдет в том случае, если он падет.
    – Не знаю, к чему было это светопреставление, – сказал Макута, оттесняя Мата Нуи. – Надеялся осветить своим Тоа путь через пески? О, да, вижу, как они преследуют моих Ракши. Гали и Похату уже уничтожили половину легиона. С этой парочкой явно надо что-то делать.
    – Ты думал, что сможешь перебить жителей этой планеты, – выплюнул Мата Нуи. – Но они тебе не сдадутся – не больше, чем Матораны или Тоа.
    – И посмотри, как сильно им это помогло, – ответил Макута, одним ударом заставив треснуть нагрудник Мата Нуи.
Мата Нуи выстрелил разрядом чистой энергии, попав в то же место, что и раньше. Макута зарычал, почувствовав, как его цепи плавятся. Его датчики говорили, что внутри тела лопнула труба с расплавленным протодермисом, что вызвало каскад отказов в системе. Пауков-Висораков уже отправили на сокращение ущерба.
    – Ты слишком полагаешься на храбрость и дух своих последователей, брат, – сказал Макута угрожающим тоном. – Даже здесь, на это новом мире, ты собрал вокруг себя мечтательных глупцов, которые думают, что ты можешь их спасти.
    Макута опустил правую руку, направив ладонь на бушующее внизу сражение. Мата Нуи видел, как вокруг его руки собирается энергия – но не та энергия, которой он стрелял до этого. Нет, это было нечто худшее, нечто фундаментальное по своей природе и ужасающее по угрозе.
    "Гравитация," – понял Мата Нуи. – "Он собирается выстрелить в Бара Магну зарядом гравитации."
    Красные глаза Макуты сияли победой:
    – Ты знаешь, да? Один удар гравитацией, и эта планета сложится сама в себя, уничтожив все и вся. Я-то выживу... возможно, ты тоже... но все остальные превратятся в воспоминания
    – Ты не можешь это сделать! Последствия...
    – Я уже давно перестал волноваться о последствиях, – ответил Макута. – Эти волнения – удел слабых, а я силен, Мата Нуи. По праву сильного я забрал твою вселенную... а теперь я забираю эту, начиная здесь и сейчас!
    Энергия волнами вырвалась из рукавицы Макуты – уничтожающая планеты сила, которую невозможно остановить...

+1

10

Глава 9

     За несколько минут до удара …

     Греш первым заметил банду Скраллов, приближающуюся с запада. Подобно пожирателям падали, они явились прикончить павших.  Он ощутил внутри себя растущее бешенство, какого никогда не знал прежде.

     Он повернулся и бросился на Скраллов. В последний раз, когда Греш в одиночку сражался со столькими воинами одновременно,  он был побежден и тяжело ранен. Но это было до того, как Мата Нуи наделил его элементарной силой воздуха. Теперь он был готов сдуть ветром Скраллов назад в Черные Пики… и сделал бы это с удовольствием.

     Он собирался нанести первый удар, когда заметил что-то в руке одного из Скраллов. Воин держал кусок золотой брони.

     Так, - подумал Греш, - эта штука  у них. Какое-то оружие? Тогда они последние, кому позволено им владеть.

     Сконцентрировавшись, он вызвал ураганный ветер, взметнувший песок в подходящих Скраллов.

     Порыв ветра вырвал кусок брони из руки Скралла и перенес к Грешу. Глаториан поймал его в воздухе и присоединил к уже имеющемуся у него куску. Трое Скраллов с трудом прокладывали путь через штормовой ветер, приближаясь к нему. Греш улыбнулся.

     Это будет весело.

***

     Неподалеку от него Таканува  уворачивался от лучей теплового зрения желтого Ракши. В прошлом его силы света бывало достаточно, чтобы поразить этих тварей, но на этот раз было не так. Макута, судя по всему,  создал улучшенную модель Ракши.

     Ладно, - сказал он себе, когда еще один выстрел Ракши рассек пополам соседний камень. – Они действительно нуждались в  улучшении.

     Таканува выстрелил в Ракши лазером. Существо направило навстречу свой тепловой луч, заряды столкнулись в воздухе. Вначале это была битва равных по силам противников, затем преимущество постепенно начало переходить к Такануве. Ракши зашипел от ярости. 

     Отлично, может быть, теперь станет полегче, - подумал Тоа Света.

     Краем глаза он заметил, как что-то желтое мелькнуло на границе его поля зрения. Еще один Ракши нападал на него слева. Прежде чем он успел среагировать, тот поразил его в
бок опаляющим тепловым зарядом. Таканува вскрикнул и упал.

     Двое Ракши приблизились к упавшему Тоа. Таканува знал, что должен использовать этот шанс. Он знал один новый прием, который иногда срабатывал, но не представлял, что будет, если применить его в битве. Сейчас он это узнает.

     Сконцентрировавшись, Таканува, использовав свою власть над светом, создал между двумя Ракши голограмму. Он был еще не очень искусен в их создании, все, что он умел делать – это создавать копию самого себя.  Если Ракши подойдут поближе, они заметят, что голограмма во многих местах прозрачна. Но в разгар сражения у них не было времени задумываться, откуда внезапно появился новый противник.

     Твари как один повернулись и одновременно выстрелили тепловыми лучами в световое изображение Таканувы.  Лучи прошли прямо сквозь световую картинку и ударили в самих Ракши. Прежде чем они успели оправиться от шока, Таканува лазерными лучами рассек доспехи существ. Оба рухнули на землю, выпустив свои посохи.

     Таканува поднялся на ноги. Один из Ракши тянулся за своим оружием. Тоа наступил на бронированную руку Ракши, раздавив металл на куски. Две пиявки-крааты, контролировавшие Ракши, выползли из шлемов, и тут же нашли свой конец от силы света.

     Тоа Света схватил кусок золотой брони. Он снова бросился в битву, даже не оглянувшись на разбитые останки Ракши. Но в глубине сердца он поклялся, что это будет последняя битва с Макутой. Пришло время уничтожить это зло раз и навсегда.

***

     - Я уничтожу тебя! – проревел Нектанн.

     Таху едва успел блокировать удар Скакди своим мечом.  Он нашел Нектанна в самом центре схватки, и тот держал один из кусков золотой брони. По меньшей мере трое Тоа и дюжина Маторанов и Агори лежали мертвыми вокруг него. Волны жара разогнали других Скакди и Ракши в стороны, но Нектанн не сдавался. Напротив, он, казалось, был рад нападению Таху.

     - Вперед, Тоа, -  насмешливо сказал Скакди. – Используй свою огненную стихию. Используй свою маску. Вы, «герои», не умеете побеждать в битве только собственной силой и разумом, правда? 

     Таху мрачно улыбнулся, слушая насмешки Скакди. Враги уже проделывали с ним такое раньше – пытались уколоть его гордость, стараясь заставить допустить ошибку. Не так давно Таху сражался с другими представителями расы Нектанна и испытал горечь поражения. Если бы не группа отважных Маторанов, он бы погиб. Этот опыт заставил его взглянуть на себя по-другому. И Нектанн скоро об этом пожалеет.

     - Предполагается, что теперь я должен сказать «Мне не нужна моя сила, чтобы сразиться с тобой», так? – сказал Таху. – Принимаю вызов. Можно начинать побеждать тебя?

     - Ты на это неспособен, и знаешь это, - прорычал Нектанн. – Вот почему тебе приходится использовать разные уловки.

     Таку включил свою элементарную силу, разогрев меч до нескольких тысяч градусов. Его следующий удар пришелся прямо по оружию Скакди, разрезав его пополам.

          - Взгляни вокруг, варвар, - сказал Таху. – Все воины сражаются здесь и умирают. Это не игра. Здесь нет правил. Речь идет не о чести, не о гордости, не о том, кто лучше – речь идет о победе.

     Обезоруженный, Нектанн по-прежнему продолжал улыбаться  жестокой улыбкой Скакди.

     - Так. А ты кое-чему научился от своих врагов, Тоа, следовательно – мы сделали тебя таким, как мы.

     - Не таким, как вы. Я никогда не стану таким, как ты, - сказал Таху. – Ты сражаешься, чтобы отбирать жизни. Я сражаюсь, чтобы спасти их.

     Нектанн бросился на него, увлекая Таху в гущу битвы между Глаторианами и Ракши:

     - Давай, сожги меня. Но твоя сила Тоа сожжет и твоих друзей тоже.

     - Ты все еще не понял, - сказал Таху, хватая Скакди за бедро и швыряя его на песок. – Ты и такие как ты – это те, которых я создан остановить. Ты терроризировал деревенских жителей, убивал Тоа, а теперь служишь чудовищу, которое хочет поработить миры. Я сделаю то, что должен сделать.

     Нектанн вскочил быстрее, чем ожидал Таху, схватил Тоа за шею и поднял его в воздух:

     - У тебя кишка тонка, как и у всех Тоа, что я убил, или тех деревенщин, у которых было больше храбрости, чем ума. Кое-кто из них не успел даже вскрикнуть перед смертью.

     Скакди сжал руку, начиная душить Тоа:

     - Слова, слова, слова. Это все, что умеют Тоа. Попробуй сказать что-то еще, когда я раздавлю твою…

     Нектанн замолчал. Что-то было не так. Глаза Таху светились и разгорались жаром, добиравшимся до руки Нектанна. На глазах у Скакди его доспехи начали плавиться. Они стекли на песок расплавленными каплями: сперва перчатка, потом  пластины на руке, потом грудные доспехи. Таху не двигался, ничего не говорил, только направлял свою силу на броню Нектанна.

     - Что ты делаешь? – закричал Скакди. – Мои доспехи…!

     - Скажи спасибо, что ты ошибся, - сказал Таху, глядя на Нектанна, осевшего на песок массой жидкого металла. – Скажи спасибо, что я так и не научился у своих врагов убивать. Живи, Скакди, но не забывай этого.

     Таху подобрал  ранец Скакди и  забрал кусок золотой брони:

     - И, помоги мне, Мата Нуи, я тоже не забуду.

0

11

Глава 10

    Мата Нуи увидел волну гравитации, выпущенную Макутой. Так быстро, как только мог, он кинулся на врага, схватив Макуту за руку. Он дернул ее вверх, послав гравитационную силу в небо.
    Это был поступок чистого отчаяния, чистой удачи и чистой гениальности одновременно. Луч энергии ударил в луны Бара Магны, увеличив энергию, которую уже послал в космос Мата Нуи. Луны вернулись на свой изначальный курс, летя домой.
    Макута взревел и оттолкнул Мата Нуи, но героя было не остановить. Его тело отделяли от отказа считанные минуты, а Бота Магна и Аква Магна неслись, чтобы воссоединиться с Бара Магной. Разум Мата Нуи лихорадочно заработал. Все это теряло смысл, если Макута победит. Его надо было остановить.
    Хрипло закричав, Мата Нуи ударил Макуту, сбив его с ног. Он без устали продолжал колотить большего и сильнейшего Макуту, не давая врагу возможности ответить. Его внутренние датчики мигали красным. Напряжение, которому подвергался его робот, было невероятно сильным. Единственной надеждой Мата Нуи пережить этот бой была экономия энергии.
     Но неважно, выживу ли я, – знал он. – Важна только моя судьба. Другие умерли, чтобы дать мне этот шанс. Разве могу я рисковать меньшим?
    Долго так продолжаться не мало. И он, и Макута это знали. Стоило ему оттолкнуть Макуту на северную окраину, как энергия в его теле иссякла. У него не было сил добить противника.
    Макута ударил металлическим кулаком в грудь Мата Нуи, отбросив робота на землю с оглушительным грохотом. Торжествующий Макута стоял над ним.
    – Попытка была превосходная, – сказал Макута. – Но они не вспомнят того, кто старался сильнее... только того, кто победил. Сегодня это я. Прощай, брат.

    Таху опять нашел Такануву в сердце хаоса. Вместе они собрали четыре части золотых доспехов. Куда делись еще две?
    – Там! – закричал Тоа Света. Он заметил Греша, занятого сражением со Скакди, в сумке Глаториана виднелся золотой металл. Два Тоа поспешили ему на помощь, с помощью жара и света победив его противника.
    – Броня! – сказал Таху. – Она нам нужна!
    – Что? – спросил Греш, когда Таканува начал вытаскивать у него из сумки броню. – А, ладно, забирайте. Для чего она?
    – Мы не знаем, – ответил Таканува. – И собираемся это выяснить.
    Таху спешно нацепил на свою красную броню пять секций доспехов. Затем он снял свою Маску Защиты и заменил ее золотой.
    – Ты в этом уверен? – спросил Таканува.
    – Я не был ни в чем уверен сто тысяч лет, – ответил Таху, улыбаясь. – Зачем начинать сейчас?
    Тоа Огня сосредоточился, концентрируя свои мысли, словно хотел активировать силу маски или управлять огнем. Но на этот раз он желал, чтобы золотая броня сделала все, что угодно, чтобы закончить этот бой.
    В него хлынула энергия. Он закричал, когда ее электричество лишило его мускулы силы и окутало его тело слепящим светом. Лучи энергии вырвались из его тела, обвиваясь вокруг всех Ракши на поле боя. Существа упали на землю, корчась, когда их энергия понеслась по лучам обратно к Таху. На глазах всех участников боя броня Ракши разрушилась, а черви-крааты внутри нее взорвались осколками тени.
    Таху все кричал, когда энергия сотен Ракши захлестнула его. Затем ореол силы вокруг него внезапно исчез, и он упал на землю.
    И вот так битва закончилась в один момент. После гибели всех Ракши Скакди и Скраллы оказались в меньшинстве по сравнению с Глаторианами и легионом Тоа, собранным Таху. Кто-то сдался, кто-то разбежался по пустыне, строя планы мести.
    Но никто не радовался. Все они знали, что эта победа ничего не значит, если Макута убьет Мата Нуи, и, казалось, они ничего не могут сделать, чтобы это предотвратить.

    Никто из сражавшихся на земле не понимал, что они уже сделали больше, чем думали. Каждая краата была неким образом связана со своим создателем – в данном случае Макутой. Хотя он не чувствовал их боли, их смерть он ощутил, и потеря таких масштабов заставила его замешкаться – всего на мгновение. В это мгновение Макута не обращал внимания на мир вокруг себя... или на небо над собой.
    Но Мата Нуи видел. Именно поэтому он оттеснил Макуту сюда, на северный край Бара Магны. Его последний гамбит должен был сейчас окупиться, и, если повезет, он сможет это увидеть.
    Тень накрыла роботов, тень луны Бара Магны, возвращавшейся на свое исконное место. Растрачивая последние остатки энергии, Мата Нуи поднялся и толкнул Макуту под планетоид. Его край ударил робота, раздавив металлическую голову с мерзким хрустом. Бронированное тело Макуты начало падать на Мата Нуи и пустыню Бара Магны. Напрягая все свои механические мускулы, Мата Нуи поймал Макуту и оттолкнул его в сторону, заставив огромного робота упасть на Черные Пики. Сила удара превратила горы в пыль, в то время как удары возвращавшихся на свои места Бота Магны и Бара Магны сотрясли всю планету.
    Три части Сферус Магны вновь стали одним. Судьба была исполнена. Но путешествие еще не закончилось.

0

12

Эпилог

    Битва закончилась.
    Пустыня Бара Магны превратилась в зону бедствия. Окружавшие ее горы превратились в пыль или сровнялись с землей, а огромные ожоги покрывали песок. Земля была покрыта телами тех, кто потерял свою жизнь в схватке, вместе с бесчисленными осколками брони Ракши. Над всем этим, конечно, возвышался упавший робот, который когда-то был величайшим оружием Макуты.
    Таху и Таканува стояли на дюне, смотря на металлическую оболочку, внутри которой они провели всю свою жизнь. Без сомнений, внутренние системы были очень серьезно повреждены, и были жертвы. Но, наблюдая за толпами, выбирающимися из робота, они замечали много знакомых фигур. Скорее всего, большинство укрылось после первого землетрясения и поэтому пережило последний удар. Все они выбирались на песок – Тоа, Матораны, торговцы-Вортиксы, варвары-Скакди, агенты Ордена Мата Нуи, бандиты-Темные Охотники, звери, птицы, насекомые и многие другие – прикрывая глаза от яркого солнца их нового мира.
    – Думаешь, Макута исчез на самом деле? – спросил Таканува.
    Таху кивнул:
    – Да. Он этого никак не ожидал, так что у него не было времени покинуть это тело. Думаю... надеюсь... он погиб вместе с роботом.
    – А как же остальные? Матораны, другие Тоа... мы... сможем ли мы выжить здесь?
    Таху окинул взглядом огромную пустыню. Он уже мог видеть, как Агори помогают Маторанам, Глаторианы разговаривают с Тоа, а представители других видов уже ищут место, где поселиться и перегруппироваться.
    – Знаешь что, Таканува? Думаю, все у нас будет в порядке.
    – Я просто рад, что ты остался жив, – сказал Таканува. – Когда ты там упал, я уже решил, что ты умер. Ты уверен, что с тобой все хорошо?
    – Уверен, – ответил Таху с улыбкой. Затем из его глаз в песок ударили два тонких луча теплового зрения, выжигая три слова:
    Единство.
    Долг.
    Судьба.

    Мата Нуи смотрел, как жители разных миров встречаются далеко внизу, и чувствовал, что видит будущее. Маторанам и Агори многому предстояло научиться друг у друга. Тоа, объединившиеся с Глаторианами, будут охранять всех жителей от любой угрозы. Естественные союзы заключались прямо сейчас.
    Его внимание переключилось на павшее тело Макуты. Вот другой союз, который должен был образоваться, но так и не случился. Если бы они с Макутой работали вместе, то смогли бы восстановить Сферус Магну без разрушений и смертей. Но жадность и амбиции Макуты этого не позволили. В итоге его безумные мечты и украденное тело превратились в обломки.
    Макута стал прошлым. Настало время беспокоиться о дне сегодняшнем и завтрашнем.
    Когда он пошел к Раану, чтобы просить разрешения забрать у Агори их город, Мата Нуи дал клятву. Если он добьется успеха в восстановлении планеты, то на этом не остановится. Он даст Агори новую жизнь, новый шанс на процветание. Настало время этим заняться.
    Мата Нуи просканировал свое тело. Оно было сильно повреждено, а уровня энергии едва хватало на то, что должно было быть сделано. Но если он сможет в последний раз призвать Маску Жизни, объединить ее силу с энергией робота, то, возможно...
    Конечно, у того, что он собирался сделать, был еще один аспект, который он старался игнорировать. Он никак не смог бы это пережить. Робот уже был опасно нестабилен, и пропуск через него такого количества энергии гарантировал разрушение. Мата Нуи умрет вместе с ним.
    Но если иного выхода нет, то пусть будет так. Великие были в долгу перед этим миром, и он должен был его выплатить.
    Мата Нуи посмотрел на небо и поднял руки. Он призвал силы, что текли по его телу, одновременно вызывая Маску Жизни. Сперва маска сопротивлялась – она тоже знала, что может этого не пережить, и не хотела прекращать существование. Мата Нуи мог заставить ее помогать – его воля была сильнее – но он этого не сделал. Вместо этого он просто представил, как будет выглядеть Сферус Магна, если он добьется успеха. Он знал, что маска увидит его мысли и поймет, что это станет самым лучшим, абсолютным применением ее силы.
    Мгновение спустя Мата Нуи почувствовал, как сила маски сливается с остатками его собственной. Затем он пожелал, чтобы эта сила вытекла из его тела и окутала планету. Везде, где она касалась, поднимались горы, вырастали леса, появлялась жизнь там, где ее не было раньше. Казалось, что время в пустыне Бара Магны потекло вспять, когда из сухого песка поднялись джунгли, а давно пересохшие реки вернулись к жизни.
    Огромный океан Аква Магны тоже ощутил прикосновение Мата Нуи. Под водой возникли растения, предоставляя плававшим там рыбам много еды. Сила Маски Жизни коснулась даже испорченных, мутировавших существ, живших в глубине, излечив их от худших недугов, но оставив возможность жить под водой.
    В великом лесу Бота Магны огромные биомеханические рептилии, так давно созданные Великими с удивлением смотрели, как меняется их родина. Места, где не могли расти деревья и прочая зелень, внезапно расцвели вновь. Мелкие звери выбрались из своих укрытий, чтобы отведать молодой зелени.
    Агори и Глаториане стояли в бывшей пустыне, потеряв дар речи. Это был не тот мир, который они знали – это было лучше. После ста тысяч лет борьбы за выживание, выцарапывание каждой крошки еды и капли воды, теперь этого хватало на всех. Пока они смотрели, потрясенные, впервые на их памяти в небе собрались облака, и на Бара Магне начался дождь.
    – Он сделал это, – прошептала Киина. – Не могу поверить.
    – Потрясающе, – сказал шокированный Аккар. – Не могу даже... не знаю, как это сказать...
    – Он обещал, Аккар, – продолжала Киина. – Он обещал привести меня на новый мир. А вместо этого он привел новый мир ко мне.
    – Стой, – сказал Аккар с новой ноткой беспокойства в голосе. – Посмотри на Мата Нуи! Он... он падает!
    Все было еще хуже. Страшное напряжение оказалось чересчур сильным для робо-тела Мата Нуи. Металл, из которого оно было сделано, быстро исчезал вместе с внутренними механизмами. Даже на расстоянии оба Глаториана могли видеть, как разрушение стремительно распространяется.
    – Скорее! – закричала Киина. – Ему нужна наша помощь!
    Аккар и Киина запрыгнули на песчаных сталкеров и пришпорили зверей. Киина не могла озвучить то, что чувствовала – Мата Нуи, ее друг, умирал ради них. Он отдал последнюю каплю энергии, чтобы защитить их от Макуты и спасти их мир, а они, скорее всего, ничем не смогут ему отплатить.
     "Разве что оплакать," – сказала она себе.
    Прежде чем они подобрались к месту его падения, им пришлось остановить сталкеров. Воздух был полон металлической пыли – вместе с несколькими огромными частями тела, разбросанными вокруг, это было все, что осталось от огромного робота.
    – Мы опоздали, – тихо сказала Киина. – Его больше нет.
    Аккар молча стоял среди металлического хлама, где раньше обитал его друг. Мата Нуи сделал больше, чем просто спас Агори от Скраллов. Он спас Аккара от самого себя. Глаториан-ветеран был на пути к насильной отставке, где его ждала жизнь, потраченная на тренировки молодых Глаториан, которые его не помнили, или на поездки между деревнями в поисках еще одного матча. Мата Нуи стал тем, кто показал ему, что у него еще остались достоинства, что Глаториан – это нечто большее, чем сильная правая рука и броня на теле. Он верил в Аккара, когда Аккар не верил в себя.
    – Наши проблемы не были его проблемами, – сказал огненный Глаториан. – Он мог бы пойти на север в поисках собственных ответов и оставить нас одних со Скраллами, если хотел. А он сражался вместе с нами и рисковал жизнью ради людей, которых даже не знал. Другого такого, как он, не будет.
    Киина огляделась. Тоа, Агори, Матораны и Глаторианы собрались вокруг, привлеченные зрелищем падения огромного робота. Одни казались печальными, другие – просто озадаченными, а некоторые – испуганными. Мата Нуи подарил им новую жизнь и новый мир, и, без сомнений, они ждали, что он поведет их в будущее. А вместо этого он исчез, и они вновь остались одни.
    Она повернулась спиной к обломкам, мокрым от моросящего дождя. На мгновение ей показалось, что сквозь тучи пробился лучик света, потому что среди металла возникло слабое сияние. Но затем сияние стало ярче. Аккар тоже его увидел и забрался на груду железа, чтобы найти источник. Он достал оттуда Маску Жизни, светящуюся ярче солнца.
    – Осторожно! – закричал кто-то из Тоа. – Это опасно!
    Аккар вернулся к Киине, баюкая маску в руках. Он знал, что Тоа, наверное, прав, и хвататься за этот предмет было не слишком разумно. Но что-то говорило ему, что он должен был достать ее и держать в безопасности.
    Маска сверкнула так ярко, что Аккару и всем присутствующим пришлось на мгновение зажмуриться. Когда они открыли их снова, Маска Жизни парила в воздухе. И словно этого было недостаточно, чтобы их поразить, маска еще и заговорила... голосом Мата Нуи.
    – Друзья мои, – сказал он. – Долг перед вами был оплачен. Ваш мир восстановлен. Живите на нем в спокойствии.
    – Мата Нуи? – спросила Киина. – Мы думали, что ты умер.
    – Мой разум так долго жил в этой маске, что, когда погибло тело, меня вернуло в нее, – ответил Мата Нуи.
    – Маска может делать потрясающие вещи, – сказал Тоа Таху. – Ты можешь использовать ее, чтобы создать себе тело, верно? Нам всем пригодились бы твоя мудрость и руководство.
    – Думаю... – пауза. – Думаю, сейчас не время мне ходить среди вас. Вам предстоит строить новую жизнь. Моя судьба исполнена, но многим из вас еще предстоит написать свою. Вы должны найти свой путь без моей тени, нависающей над вами.
    – Но... но все наши битвы, все, что мы пережили, было только для того, чтобы вернуть тебя, - сказал Таканува.
    – И, занимаясь этим, вы переросли необходимость в Великом Духе, который руководил бы вами, – мягко сказал Мата Нуи. – Настоящая сила не принадлежит мне. Она живет в каждом из вас.
    – Так ты что... прощаешься? – спросила Киина.
    – Никогда не прощайся, – ответил Мата Нуи. – Даже я не могу видеть будущее и сказать, наступит ли время, когда я вновь окажусь рядом с вами. Но пока этот день не наступил, я должен вас кое о чем попросить.
    – Что угодно, – сказал Аккар. – Говори.
    – Великие, – сказал Мата Нуи. – Они исчезли сто тысяч лет назад, вскоре после того, как создали меня. Их мучила вина за то, что случится с Бара Магной, и за их участие в этом. Найдите их... расскажите им, что планета восстановлена... убедите их поделиться своими дарами. Я понял, что это значит – иметь друзей, не подчиненных; союзников, а не рабочих или солдат. Быть может, они тоже смогут это понять.
    – Если ты этого хочешь, то это будет сделано, – ответил Аккар.
    – Время пришло, – объявил Мата Нуи. – Все путешествия должны заканчиваться, но этот конец возвещает также и начало нового. Вас ждут испытания и враги, но я знаю, что вы преодолеете все. Все, что происходило до этого, друзья мои, служило лишь тому, чтобы породить этот новый день.
    Пусть единство, долг и судьба поведут вас. Будьте счастливы, будьте сильными, берегите этот мир и друг друга. Прощайте.
    Свечение вокруг маски постепенно гасло, пока не исчезло почти совсем. Но никто не сомневался, что сознание Мата Нуи каким-то образом все еще находится внутри.
    Киина поймала Маску Жизни, медленно опускавшуюся на землю. Она долго молча смотрела на нее, пока наконец не сказала:
    – Я всегда знала, что однажды это закончится. Никогда не думала, что все закончится так. Слишком рано, Аккар.
    – Думаю, что любое время было бы "слишком рано", – ответил Аккар. – Надеюсь, никому из нас никогда не придется жалеть о том, что сейчас случилось.
    – Да. Мата Нуи прав, – сказал Таху. – Мы будем чтить его и всех тех, кто сражался за него, в наших воспоминаниях. Но пришло время двигаться дальше.
    Таху протянул руку. Спустя мгновение, Киина передала ему маску. Он покачал ее в руках, вспоминая все победы и поражения, споры и откровения. Он вспоминал времена, когда казалось, что некуда идти дальше, нет способа решить загадку – и как все внезапно складывалось как надо, и путь становился ясен. Он думал о Маторанах, чье любопытство иногда жутко отвлекало... но чья любовь к Мата Нуи, справедливости и миру никогда не подлежала сомнению. Это Матораны жили для того, чтобы слушать легенды о прошлом, и это они сохраняли эти легенды в будущем. Да, на этом мире были опасности, и известные – Скраллы, Скакди и многие другие – и неизвестные. Но, как и всегда раньше, они найдут способ их преодолеть.
    – Идем, друзья, – наконец сказал он. – Пора идти.

КОНЕЦ

0


Вы здесь » Кини-Нуи » Книги » BIONICLE: Journey's End