Кини-Нуи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кини-Нуи » Рассказы » Destiny War


Destiny War

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

ВОЙНА СУДЬБЫ

Часть 1

    Аксонн бежал по Войя Нуи с оружием наготове. Он только что увидел, как в Зеленом Поясе материализовались две фигуры. Одна была похожа на Ботара, но явно была не им. Вторая напоминала Тоа, которого Аксонн не знал. Первым уроком, который он усвоил после того, как был приписан к этому месту, было "поймай вначале, задавай вопросы потом".
    Родственник Ботара заметил Аксонна первым и попытался задержать его. Удар бронированного кулака заставил его растянуться на земле. Сердечную вспышку спустя Аксонн оказался поверх Тоа, прижав лезвие топора к его горлу.
    – Кто вы? – прорычал Аксонн. – Что вам здесь нужно? Говори!
    – Меня зовут Кракуа, – ответил Тоа, отчаянно пытаясь отодвинуть топор от шеи. – Меня послали найти тебя. Ты нужен.
    – Кто послал тебя? – спросил Аксонн.
    – Тоа Хелрикс. Воспользуйся своей маской, и ты увидишь, что я говорю правду.
    Аксонн так и поступил, призвав силу своей Канохи Роде, Маски Правды. К его удивлению, она сообщила, что пленник действительно честен. Он встал и позволил Кракуа подняться на ноги.
    – Тогда вы из Ордена Мата Нуи, – сказал Аксонн. – Вижу, что границы вербовки слегка расширились.
    Кракуа не обратил внимания на это замечание. Вместо этого он сказал:
    – Иди с нами. Ты нужен на Даксии.
    Прежде чем Аксонн успел запротестовать, похожий на Ботара подошел ближе и активировал свою способность к телепортации. Трое исчезли с Войя Нуи, лишь чтобы появиться в крепости Ордена Мата Нуи на Даксии. Аксонн уже бывал здесь, так что ее внешний вид не удивил его. А вот вид его бывшего партнера, Брутаки - удивил. Не говоря уже об огромном драконе, стоявшем рядом с ним, чья туша занимала почти весь огромный зал.
    – Положение, должно быть, становится отчаянным, если они вызывают старых боевых Рахи вроде тебя, – сказал Брутака с улыбкой. – О, кстати, ты тут не встречал высокого, зеленого и страшненького? Не обращай внимания на чешую и зубы, но лучше постарайся стоять с подветренной стороны.
    – Брутака! – удивился Аксонн. – Что ты... как ты выбрался из Ямы?
    – Они выпустили меня раньше за примерное поведение, – улыбнулся Брутака. – Но я далеко не самый удивительный персонаж здесь. Вот оно, друг мой. После всех этих лет Орден наконец собирается выйти из тени. Сама Хелрикс сказала мне это.
    – Что она сказала?
    – Два слова, – сказал Брутака уже без улыбки. – Война судьбы.

    Темный Охотник, известный под именем Древний, стоял на пляже острова Одина. Позади него споро шло восстановление крепости, разрушенной Похату Нува. Он пристально следил за водой, ожидая возвращения Лариски с ее миссии. Ему не терпелось узнать о том, что она видела и слышала.
    Крик заставил его посмотреть наверх. Его издал похожий на летучую мышь Рахи, подобные которому не обитали на Одине. Он опознал существо как выведенное для дальних полетов. Не один раз Темные Охотники использовали их, чтобы посылать и получать сообщения от своих агентов на других островах. Но летун наверху не прилетел от другого Охотника. Это было сообщение для него, причем срочное.
    Время пришло. Он должен найти Затененного и заставить его увидеть единственно возможное будущее для Темных Охотников. И если Затененный, его старый друг, не прислушается к голосу разума, Древнему придется убить его.

    В это время Везон расхаживал по своей камере на Даксии. С другой стороны коридора стояли два огромных бака с водой. В одном плавали шесть Пирак, мутировавшие в водяных змей. В другом находилось странное существо, которое все остальные называли Карзахни и который казался Везону слегка безумным. А уж в безумии Везон разбирался.
    Когда команда Брутаки выбралась с острова Артидакс вместе с Макутой Мизериксом, они прилетели на пустынный остров неизвестно где. Спустя немного времени, Брутака вновь повел их куда-то, на этот раз в место, называемое Даксией. Брутака объяснил, что раньше местонахождение этого острова всегда было тайной, но теперь эта тайна не имела значения. Как и благодарность, видимо, так как сразу после прибытия Везона и Рудаку бросили в камеры.
    Везон, если честно, был разочарован. Ну да, он пытался украсть Маску Жизни, и да, он пытался убить Тоа Иника один, ну, два раза. И, ну ладно, он попытался обменять их жизни на свою у Зайглаков, но ведь это, похоже, не сработало. И он вызвался, ну, его заставили, ну, вообще-то, под угрозой нанесения ему тяжких телесных повреждений, но он помогал при спасении Макуты Мизерикса. И какую награду он получил? Холодную камеру, неприветливого охранника, и ничего, что можно было бы использовать для убийства Пирак. Разве это справедливо?
    Его размышления были прерваны появлением Тринумы в красной броне. Член Ордена долго смотрел на Везона, затем пожал плечами и потряс головой. После этого он отпер дверь камеры и распахнул ее.
    – Сегодня тебе везет, неудачник, – сказал Тринума. – Тебя выпускают.
    – Меня? – спросил Везон. – То есть, ну конечно. Держать взаперти столь гениальное существо – ужасная трата ресурсов. Несомненно, твои повелители желают посоветоваться со мной насчет стратегии и тактики.
    – Нет, – сказал Тринума. – Думаю, они говорили что-то про то, что им нужен кто-то, кто может умереть страшной смертью, и по нему не будут скучать. Так что, конечно, они подумали о тебе.
    Странный мозг Везона обработал слова Тринумы и почему-то пришел к выводу, что это был комплимент.
    – Ну конечно, – ответил он. – Веди, и я покажу вам всем, как надо умирать.

Комментировать здесь.

0

2

Часть 2

    Аксонн спрятался за низкой каменной стеной и проследил за тем, как заряды огня и льда летают над его головой. Рядом Брутака время от времени высовывался из-за крошащегося укрытия и стрелял из меча.
    – Постучаться во входную дверь, – проворчал Аксонн. – Отличная стратегия. Думаю, после Мари Нуи у тебя мозг пропитался водой.
    – О, только не надо, – сказал Брутака, улыбаясь. Он снял одного из нападающих сгустком энергии, затем метнул еще один. – Тебе это нравится, и ты знаешь об этом. После тысяч лет, проведенных на Войя Нуи в ожидании, пока случится хоть что-нибудь, тебе надо потренироваться.
    Зеленокожий Скакди с шипованной булавой в руке забрался на стену. Аксонн быстро заставил его пожалеть об этом.
    – Это должно было быть несложной работой. Отправиться на Заказ, найти полководца Нектанна, заключить союз между Орденом и Скакди. Не быть прижатыми на пляже злобной ордой.
    – А мы прижаты? Мы не прижаты, – ответил Брутака. – Смотри.
    Брутака высунулся и направил заряд энергии в полуразрушенное здание. Пройдя сквозь единственную его опору, тот заставил строение обрушиться на толпу Скакди. Когда пыль осела, все они оказались в ловушке под обломками.
    – Вот теперь прижаты те парни, – сказал Брутака.
    Аксонн вздохнул.
    – Прямо как в старые добрые времена, – сказал он. – Теперь я вспомнил, почему так сильно их ненавидел.
    – Если та идея тебе понравилась, то эта тоже понравится, – ответил Брутака. Прежде чем Аксонн успел отреагировать, он схватил его за шею. Затем поднял Аксонна на ноги и встал рядом с ним, подняв свободную руку в воздух.
    – Мы сдаемся! – закричал Брутака армии Скакди. – Забирайте, мы ваши.

    Торговец с острова Стелт за свою жизнь видел практически все как минимум один раз. Это место было пересечением дорог для обманщиков, отчаявшихся и ищущих легкие деньги или сделку, о которой не узнают Тоа. Небольшой отряд воинов, включавший ненавистную Рудаку, украл один из его лучших кораблей. Что еще хуже, они сделали это таким образом, что никто бы никогда не поверил, что это произошло. После этого все наконец успокоилось. Он смог заменить корабль и вернуть тех членов старой команды, которые были еще живы. Бизнес шел как обычно – во всяком случае, пока крышу его лавки не оторвал дракон в двадцать футов ростом.
    – Где Теридакс? – прорычал дракон.
    – Теридакс? Кто или что это такое? И откуда мне знать? – сказал торговец, отчаянно шаря в поисках оружия, и не найдя ничего лучше, чем треснутый диск Канока.
    – Я знаю Стелт, – ответил дракон. – Нуи-Рама на полуострове Трен Кром не прожужжит, чтобы вы, подонки, не узнали об этом. Так что я спрашиваю еще раз. Где он? Где Макута Метру Нуи?
    – Я не знаю! Клянусь! – закричал торговец.
    Дракон сгреб свою жертву в огромную лапу.
    – У меня нет на это времени. Мне еще много где надо побывать, и много кого поубивать. Я хочу, чтобы ты послал сообщение всем своим друзьям, всем, кто приплывает и уплывает с этого острова. Передай им, что Мизерикс вернулся, и, когда я найду его, Теридаксу конец!

    Везон плыл в крошечном ялике с черным парусом. Тринума сидел на носу, внимательно следя за возможными угрозами. Если он и считал Везона одной из них, то не выказывал этого. Со своей стороны, Везон был просто рад оказаться вне камеры. Тюрьма была слишком… тюремной, но потом он понял, что в этом и состоит ее назначение. И, кстати, Тринума дал ему красивый кинжал. Везон сказал «спасибо», не попытавшись вонзить его в спину своего компаньона.
    – Куда мы плывем? – спросил Везон. – Почему мы плывем? И плывем ли мы вообще, или просто ходим кругами? Или по спирали? Я однажды шел по спирали – большому каменному туннелю, который вел вниз, вниз, вниз и закончился зайглаками. Кто бы ни построил его, у него не было чувства прекрасного.
    – Ты не можешь помолчать? – сказал Тринума. – Это секретная миссия. Ты понимаешь это?
    – Ага, – ответил Везон. – Секретная миссия означает, что я никому не расскажу, если тебя убьют. И ты все еще не ответил ни на один из моих ста десяти вопросов, как и на последовавшие за ними.
    Тринума тяжело вздохнул:
    – Мы плывем в место, которое называется Дестрал. Твоя работа начнется, когда мы туда доберемся. Если у тебя все получится, ты выживешь и сможешь поболтать еще. Если провалишься, то умрешь жуткой смертью. Ясно?
    – Дестрал… Дестрал. Минутку, это же база Макут! Спириа был Макутой. Ну, по крайней мере, был до того, как его убил Мизерикс. Я летал с Мизериксом, я ведь уже говорил? Во всяком случае, пока он не начал описывать мертвые петли и не уронил меня в океан. Вода в океане очень холодная, и не верь никому, кто говорит обратное. И что я должен делать на Дестрале? Воровать? Устранять? Бегать с острыми предметами?
    – У тебя будет самая важная работа, – сказал Тринума. – Ты должен будешь предать Орден Мата Нуи и всю вселенную, и вот как ты это сделаешь…

0

3

Часть 3

     Одной из специфических особенностей базы военачальника Скакди было отсутствие в лагере какой-либо темницы, пыточной камеры или заключенных. История показывала,  что было очень мало смысла пытать Скакди, потому что они никогда ничего не говорили, кроме как в обмен на что-нибудь, обычно на свою свободу, на что мало кто из взявших их в плен согласился бы. А держать узников значило выслушивать их жалобы на банальные вещи вроде еды, воды и приличного размера дубинки, которые можно было бы использовать для расплаты с Каменными Крысами во время их ночных визитов.

     Так что когда Брутака и Аксонн вошли в лагерь полководца Нектанна, никто, по-видимому, в точности не знал, что с ними делать. Возникла мысль немедленно убить их, но тогда было бы невозможно узнать, зачем они явились на остров. В отличие от  знаменитых Мертвых Жаворонков из гор Заказа, живые существа по большей части прекращали петь после того, как их убивали. Аксонн потребовал, чтобы их прежде всего отвели к самому Нектанну. Нектанн был крупнее среднего Скакди, или, по крайней мере, казался таким, сидя на троне, сделанном из сплавленного оружия своих врагов. Рядом находилось его любимое домашнее животное, похожее на кошку Муаку, покрытую утыканной остриями броней. Нектанн, очень гостеприимный хозяин, спросил их, имеют ли они что-нибудь сказать прежде чем он сделает им больно, разорвав на части.

     - Да, - сказал Аксонн. – Братство Макуты.

     Нектанн сплюнул на землю. Муака зарычала.

     - Что «Братство Макуты»? - спросил полководец.

     - Мы предлагаем тебе возможность разграбить их крепости, унести их оружие и убить их воинов, - сказал Аксонн.

     - Мы бы еще добавили к этому «И заставить их женщин плакать», но ты когда-нибудь видел женщину-Макуту? – добавил Брутака. – По мне – так это совсем не приятное зрелище.

     - Почему я должен вас слушать, тогда как намного быстрее было бы бросить вас в загон к Татораку?

     - Потому что мы уже повидались с другими военачальниками на Заказе, - соврал Аксонн. – Что, ты думаешь, мы пришли в первую очередь в эту ничтожную дыру? Все они согласились заключить с нами союз. Если ты отказываешься, можешь сидеть на своем маленьком троне и смотреть, как они становятся все богаче и могущественнее.

     Нектанн нахмурился – единственное выражение, которое у Скакди было более отталкивающим, чем их ухмылка. Ни один уважающий себя полководец не отказался бы от возможности славной битвы и еще более славной добычи. В конце концов, он кивнул.

     - Зачем ты сказал ему, что мы говорили с другими военачальниками? – прошептал Брутака. – Мы еще только должны отправиться к ним в лагеря и говорить с ними о союзе.

     - Работы много, - согласился Аксонн, - так что, я полагаю, тебе лучше приняться за нее.

***

     Тоа Мари Джаллер стоял в центре Метру Нуи, глядя на статую покойного Маторо. Она была построена самим Турагой Оневой как  дань уважения погибшему герою. Хорошо было знать, что его товарища помнят, и, наверно, будут помнить всегда, и это немного смягчало горе, которое он чувствовал от его смерти. Ему пришлось согласиться, что мысли о Маторо расстраивали его. Когда другие Тоа Мари оставили город  в поисках Таканувы, он предпочел остаться. Когда они вернулись, докладывая, что нигде нет никаких признаков Тоа Света, он едва обратил на это внимание. Его до сих пор тревожило то, что они не смогли полностью выполнить свою судьбу, не потеряв одного из их числа. Он слышал, как за его спиной совещались остальные Тоа. В Метру Нуи сейчас было тихо, Дракон Кардас был побежден, а большинство других Рахи возвращено в Архивы. И все же, герои никогда не могли расслабиться. Кто знал, откуда могла исходить следующая угроза?

     Произошла внезапная вспышка света. Когда Джаллер снова смог видеть, перед ним стояли шестеро Тоа. Он не узнавал ни одного из них. Инстинктивно он приготовил оружие.

     - Добро пожаловать в Метру Нуи, - сказал Джаллер. – Кто вы? Зачем вы сюда прибыли?

     Один из вновь прибывших, Тоа Огня, выступил вперед.

     - Мое имя Норик, из Тоа Хага. Я прошу тебя и твою команду отойти в сторону. Мы не хотим причинить кому-нибудь вред, выполняя свою задачу здесь.

     - Тоа Мари ни для кого не отойдут в сторону, - сказал Хьюки, выступая вперед. – Скажите нам, какое у вас здесь дело, или мы будем считать вас врагами.

     - Наше дело, - сказал Норик, - так же просто, как и ужасно. Мы должны разрушить Колизей.

***

     Везон тяжело свалился на каменный пол крепости Макут на Дестрале. Его поймал Ракши меньше чем через две минуты после того, как Тринума высадил его на берег острова. Везон никогда прежде не встречался с Ракши, и решил, что они ему не нравятся. Большинство существ имело запах, приятный или неприятный; от Ракши пахло холодным металлом и смертью. Макута, который вышел встречать его, носил пурпурно-красные доспехи. Хотя Везон был достаточно воспитан, чтобы представиться, Макута не побеспокоился сообщить свое имя. У Везона было искушение  попытаться выразить недовольство этим, но копье на его шее, с которого капала кислота, убедило его отложить это на другое время.

     - Кто ты такой? – сказал Макута. – Что ты такое? И как ты здесь оказался?

     - Меня зовут Везон, Ваша мрачность, и я был привезен сюда агентом одной силы, которая хочет обидеть Вас и Ваше братство. Они хотели, чтобы я пошел и сказал Вам, что они существуют и планируют напасть на этот остров, но я не собираюсь делать этого, нет, нет, нет!

     - Ты только что это сделал, - сказал Макута. За спиной Везона, трое Ракши придвинулись чуть поближе, с посохами наготове.

     - Ну конечно я это сделал, но только чтобы сказать Вам, что я не хотел! – сказал Везон, раздраженный. Как могло это существо надеяться завоевать мир, будучи таким тупым? – Видите ли, это всё обман. Они хотели, чтобы я притворился, что хочу их предать. Они хотели, чтобы вы сконцентрировали свои силы против атаки, которая не произойдет. Но я решил: зачем притворяться, что я хочу предать их, когда в действительности будет намного веселее так и сделать?

     Макута схватил Везона за шею и швырнул его в стенку.

     - Говори, идиот! И говори честно и ясно, если хочешь и дальше иметь рот.

     - Честно и ясно… Честно и ясно… Не думаю, что я так умею, - ответил Везон. – А Вас не устроит  “дрожа и с побелевшими губами?” Этот Орден Мата Нуи, он собирается собрать армию и флот, угрожать Дестралу, заставить вас телепортировать его подальше отсюда, а потом…

     Везон не продолжил рассказ немедленно, и Макута сжал его посильнее.

     - Хорошо, хорошо! Я сделал паузу только для эффекта. У них есть шпион в крепости. Они вывели из строя ваши средства телепортации. Когда вы попытаетесь использовать их снова… Ну, я бы не начинал чтение каких-нибудь длинных записей, так скажем. А теперь, когда Вы все это знаете, скажите мне, что мы будем делать?

0

4

Часть 4

     Аксонн и Брутака стояли на крутом холме, обозревая поле битвы. Далеко внизу объединенные силы Скакди Заказа сошлись в битве с небольшой армией Ракши. Декорацией служил безымянный остров одной из южных цепей, выбранный Братством Макуты как плацдарм для вторжения на материк. Ракши были доставлены сюда тайно, и им разрешили оттачивать свои умения на живущих здесь Маторанах. Нечего говорить, что каких-либо Маторанов на этом острове больше не было. Вначале Скакди несли тяжелые потери, но они были способны кое на что,  что Ракши только изображали: ярость. Жаждущие победы и полные ненависти к своим врагам, варвары перегруппировались и  ворвались в ряды Ракши. Это было сокрушительно, захватывающе, и отвратительно одновременно.

     - Идем, - сказал Брутака,  заставляя себя отвлечься от спектакля. – Ты знаешь, зачем мы здесь.

     Вместе они направились вниз по склону в глубину маленького каньона. В центре, спрятанный под землей и камнями, находился квадратный металлический люк с железным кольцом. После того как Аксонн разбил камни своим топором, Брутака схватился за кольцо и, потянув люк, открыл его.  Изнутри поднялось зловоние. Запах времени и запустения, гниения и  разложения. Два члена ордена Мата Нуи спустились в дыру.

     Аксонн направил энергию через свой топор, осветив комнату. Было очевидно, что никто не бывал здесь возможно, с начала описываемых времен. Здесь был лишь голый камень, с единственной интересной особенностью – лужей в центре. Вода была зеленовато-черной и  кружилась сердитым водоворотом, несмотря на то, что здесь не было даже слабого ветерка, способного перемешивать ее.

     - Так это оно? – спросил Брутака.

     Аксонн кивнул:

     - Да, это то место, где Великий Дух создал Макут. И единственное место, где может появиться новый Макута. Из этого бассейна взято вещество, получившее силой Великого Духа жизненную форму, до тех пор, пока время не сделало его чистой энергией.

     - Тогда, если мы разрушим бассейн..? – сказал Брутака.

     - Да. Тогда больше Макут никогда не будет. Но имеем ли мы право положить конец существованию целой расы?

     Брутака смотрел на бассейн широко открытыми глазами:

     - Я бы с удовольствием вступил с тобой в философскую дискуссию, старый друг, но я думаю, что у нас проблема.
 
     Воды лужи внезапно рванулись вверх и наружу. Вонючая обжигающая жидкость окатила Аксонна и Брутаку, просачиваясь в отверстия на их масках и доспехах. Она шипела и  корчилась, как будто была живой, обжигая везде, где могла прикоснуться. Временно ослепленные болью, два воина зашатались и затем рухнули, прямо в бассейн.

***

     Тоа Хелрикс сидела в командной комнате своей крепости на Даксии. Война с Братством Макуты началась, и началась нехорошо.  Хотя Орден, с помощью Темных Охотников, теперь захватил Ксиа, они не могли выбить силы Макут с острова Нинрахов. В других местах внезапные атаки Ордена  встретили неожиданно сильное сопротивление Ракши и Экзо-Тоа. Быть лидером значило принимать трудные решение, это она всегда знала.  В свое время, она посылала агентов на миссии, с которых, как она прекрасно понимала, они не вернутся; она отдала приказ убить всех, кто знал местонахождение Артакхи. Но теперь ей следовало сделать два жизненно более важных выбора, которые могли привести к победе или катастрофе. 

     Первый выбор был полегче. Она отправила в Метру Нуи курьера, несущего Сердце Висораков. Этот артефакт можно было использовать, чтобы призвать Орды Висораков из любого места в мире. Его следовало отдать в руки Тоа Мари, с инструкцией доставить его на вулканический остров Артидакс и применить там. Второе было более сложно.  Брутака сообщил ей о присутствии Гидраксона в Яме, и о событиях, которые там произошли. Второй посланник был направлен в Яму с приказами тюремщику. Она не могла была уверена, что он выполнит их, узнав, каковы они, а может, она просто меняла Братство на еще худшее зло. Но это надо было сделать. Иногда она ненавидела быть той, кто отвечает за все.

***

     Гидраксон мерил шагами холодную, похожую на пещеру камеру, которой была Яма. В руках он держал табличку, содержащую приказы Хелрикс. В инструкции, вырезанные на камне, было почти невозможно поверить. Дверь камеры открылась. Это был Тоа Лесовикк, тащивший назад еще одного сбежавшего узника.   Хотя эти двое столкнулись впервые, они стали союзниками в попытках вновь поймать бывших  заключенных этой огромной тюрьмы. Гидраксон  колебался, показать ли приказы Лесовикку. Вообще-то, существование Ордена Мата Нуи предполагалось хранить в тайне, но если ситуация, обрисованная на табличке, была правдой, тогда, он полагал, оно больше не было секретом.

     Лесовикк тихо присвистнул, читая табличку.

     - И что ты собираешься делать? – спросил он.

     - То, что я всегда делаю, - ответил Гидраксон. – Следовать приказам.

     Он спустился по железной лестнице, которая вела к самому нижнему ярусу камер. Там были заключены Придак, Калмах, Мантакс и Элек. Четверо Барраки смотрели на своего тюремщика с нескрываемой неприязнью.

     - Ты пришел сюда понасмехаться над нами? – проворчал Мантакс.

     Придак улыбнулся, показав несколько рядов острых зубов:

     - Мы убили тебя однажды, ты знаешь. Мы можем сделать это еще раз.

     Гидраксон проигнорировал это очевидно безумное утверждение. В конце концов, он был жив и здоров, так что, очевидно, никогда и не умирал.

     - У меня есть… предложение для вас, - сказал он, подчеркивая каждое слово. – Идет война. Война за то, чтобы положить конец господству Братства Макуты. Согласитесь сражаться с Макутами, и вы получите свободу.

     - А если мы откажемся? – спросил Калмах. – Почему мы должны рисковать своими жизнями,  сражаясь на чьей-то там войне?

     - Если вы откажетесь, - сказал Гидраксон, - вы обнаружите, что существуют места, где вы можете быть похоронены, значительно более глубокие, чем эта Яма.

     - Еще один шанс, - сказал Придак. – Еще один шанс сразиться, повести армии, победить. А когда Братство падет, Лига Шести Королевств возвысится вновь.

+4

5

Часть 5

     Затененный – глава Темных Охотников, смертельный враг Братства Макуты, вор, наемный убийца и завоеватель – скучал. С тех пор как он и его подчиненные выполнили задание Ордена Мата Нуи и оккупировали остров Ксиа, делать было совершенно нечего. Остров был усмирен за какие-то несколько часов. За исключением двух или трех Темных Охотников, выпрошенных Орденом для каких-то миссий, основная масса их сил должна была действовать. Затененному не нравилось чувствовать себя запертым на этом острове и игнорируемым. Вот почему сегодня он бродил по фабрикам Ксиа, высматривая развлечение. Несмотря на его усилия заставить все производящие центры снова работать, многие здания были еще сильно повреждены в сражении между Татораком и Драконом Канохи. Войдя в одно из таких зданий, он и натолкнулся на Вортикса, неистово расчищающего обломки.

     - Что ты здесь делаешь? - спросил Затененный.

     Вортикс онемел от неожиданности. Когда он увидел, кто к нему обращается, он опустился на одно колено и склонил голову. Этот Вортикс, видимо, хорошо знал, когда и кому надо подчиняться.

     - Ничего, Великий Владыка, - сказал Вортикс, - Просто … расчищаю здесь, чтобы все фабрики могли работать, как Вы приказали.

     Затененный ничего не сказал. Он знал, как звучит ложь. Он сам достаточно часто ее произносил. Через некоторое время он сказал:

     - Тогда я помогу тебе.

     - Нет! – воскликнул Вортикс. – Это… этого не нужно. Это труд для рабочего, а не для такого властелина, как Вы.

     Вспышка энергии вылетела из посоха Затененного. Вокруг рта Вортикса появился обруч кристаллического Протодермиса, заставивший его замолчать.

     - Я сказал, что помогу тебе, - повторил Затененный.

    Перешагнув через верхние обломки, Затененный начал копать, не отводя глаз от Вортикса. Чем глубже он продвигался, тем заметнее становилось беспокойство Ксианина.

     Что, хотел бы я знать, - подумал он, - ждет меня на дне этой ямы?

     Вскоре он это узнал. Несколькими футами ниже он добрался до протостального ящика. На крышке было клеймо с символом Братства Макуты. Ящик был заперт, но замок ничего не значил для теперь уже очень заинтересованного Темного Охотника. Он осторожно открыл его – в конце концов, это могла быть какая-нибудь хитрая ловушка. Но когда он увидел, что содержит ящик, его глаза расширились.

     - Ох, ну ничего ж себе! – проговорил Затененный, всмотревшись в то, что вскоре могло сделать его повелителем мира.

***

     Везон, это можно было сказать точно, имел уникальный взгляд на жизнь. Возможно, из-за того, что он по-настоящему жил всего несколько недель. Может быть, это было из-за того, что некоторое время он носил Маску Жизни. Или, возможно, на самом деле это было просто из-за того, что он был безнадежно безумен. Но ракурс, в котором он видел мир сегодня, надо признать, был новым даже для него: мир был перевернут вверх ногами. Макута, с которым он встретился в крепости Дестрала, и который со смехом назвал себя Тридаксом, не до конца поверил Везоновской истории об обмане и ответном обмане. Надо сказать, что он решил положить конец сомнениям, задав несколько дополнительных вопросов, из тех, которые выясняют, подвесив гостя к потолку за лодыжки.

     - Я проверил нашу телепортационную технику, - сказал Тридакс. – Там нет никакого признака неисправности. Ты соврал.

     - Ну, никто никогда не скажет, что Макуты наблюдательны, - сказал Везон. – Как Вы можете быть уверены? Предположим, что я лично ее повредил, используя невероятную силу моего разума.

     - У тебя нет никакой силы, - сказал Макута, поднимая опасно острый клинок. – У тебя нет разума. И у тебя сейчас не будет головы.

     - Вы правы! Вы правы! – залепетал Везон. – Никакой армии, никаких препятствий, я просто хотел насладиться вашим обществом. Ну, насладиться, может быть, слишком сильное слово. А я говорил Вам, что я когда-то носил Маску Жизни? Тогда, раньше, одна шальная мысль - и от вас не осталось бы даже пепла.  Я скучаю по тем дням. Горжусь, если быть точным. А для Дестрала вообще нет никакой опасности.

     Стены крепости внезапно тряхнуло от невероятного по силе удара.

     - Кроме вот этой, – добавил Везон доверительно.

     С потолка посыпалась каменная пыль, масса оружия с грохотом свалилась на пол, и даже крепления цепей Везона ослабли. Второй удар пробил в стене дыру, через которую в комнату влетело несколько искалеченных Ракши. На этот раз, крепления разорвались окончательно, и Везон свалился на каменный пол.

     Макута Тридакс не обратил на это внимания. Полученные им приказы были ясными: удерживать Дестрал в этом месте, если не произойдет атаки. В случае серьезной угрозы от Тоа или Темных Охотников, телепортировать остров к пляжам Метру Нуи и захватить этот город. Он удалился, чтобы выполнить свои приказы. Везон пошел следом за ним, незамеченный.

     Это правильно, - думал ненормальный экс-заключенный. – Отведи меня к вашим секретам. Ах, этот план такой хитрый, почти как один из моих. И может быть, так еще и будет.

***

     Далеко на западе, Придак наблюдал за горящей крепостью, и улыбался при виде этого зрелища. Ему везло со времени освобождения из Ямы. Его тюремщики снабдили его кораблем и средствами, на которые он создал армию. В худших дырах мира он нашел для своего плавания экс-Темных Охотников, изгнанных Вортиксов, и даже несколько Скакди. Прежде чем Калмах просто задумался над планом битвы, Придак мог уже похвастаться проведенным без него успешным завоевательным рейдом. Все шло хорошо. Хорошо было снова сжигать, разрушать, отдавать города на разграбление. Хорошо ощущать на своем теле теплое свечение светокамней, пусть даже наполненный водой шлем не давал ему вдыхать чудесный запах дыма и зловоние битвы. Он вернулся, и вернулся всерьез. Его солдаты окружили войска того Макуты, что занимал это место, но не обнаружили члена Братства.

     Теперь, когда он проводил осмотр завоеваннoй территории, кое-что привлекло его внимание. Это здание было не первоначальным - оно было построено на месте более раннего сторожевого поста. Нижние уровни были еще не достроены, и как раз во время их исследования он и обнаружил странную комнату. Глубоко под фундаментом находилась комната, полная обломков. Стены были разрушены, остались только кладка ниже земли, и остатки этих стен, разбросанные по всему полу. Заинтригованный, он поднял один из кусков и обнаружил, что на нем есть какие-то надписи. Символы для него не имели смысла, и он уже был готов отбросить его, когда заметил, что другой кусок также имеет похожие надписи. В действительности, они были на всех обломках. Здесь было какое-то сообщение, понял он. Кто-то пытался уничтожить его, разбив стены, но послание было все еще здесь - для того, кто мог расшифровать его. И если кто-то полагал, что информация, которая здесь содержалась, заслуживает уничтожения, это должно быть в действительности очень интересно. С бесконечным терпением прирожденного охотника, Придак начал подбирать камни друг к другу.

0

6

Часть 6

     Аксонн тонул. Зеленовато-черная жидкость заполнила его рот и легкие прежде чем он успел среагировать. Его мощные руки молотили вокруг, пытаясь найти что-нибудь, за что можно было схватиться, и не находя этого. Опускаясь все глубже на дно, Аксонн понимал, что здесь, в месте рождения Макут, он умрет. Потом он неожиданно быстро начал подниматься наверх сквозь темную жидкость. Сильная рука схватила его и рванула прочь от такой судьбы. Секундой позже он почувствовал под собой твердый каменный пол.

     Задыхаясь от кашля, он ловил воздух. Когда круги наконец перестали кружиться перед его глазами, он посмотрел наверх, на своего спасителя.  Брутака парил в трех футах над полом. Зеленые огоньки потрескивали в его глазах и лились с пальцев. Его доспехи во многих местах треснули, так как ткани, которые они покрывали, увеличились. Его окружала аура чистой энергии, такая яркая, что Аксонн поднял руку и прикрыл глаза.

     - Аксонн, - сказал Брутака, - мы рады видеть, что ты выжил.

     - Мы? Брутака, что с тобой произошло?

     - Я… мы – сущность расы Макут. Мы знаем то, что они должны были знать, но забыли. Мы видим ошибку. Изъян. Так много нужно исправить, но это невозможно сделать.

     Аксонн стоял, держа наготове топор. Он знал, какой эффект Антидермис Макут оказывал на Брутаку. Поглощая его, он каким-то образом становился сильнее, но он никогда не выглядел и не говорил ничего подобного тому, что было сейчас. Это было тело Брутаки и голос Брутаки, но слова не принадлежали его старому другу.

     - Сферус Магна. Раскол, - пробормотал Брутака, по-видимому, больше себе, чем Аксонну. – Три, что должны быть одной; две, что должны сделать их единой.

     Брутака внезапно протянул руку и  железной хваткой обхватил руку Аксонна. Его прикосновение обжигало, но Аксонн подавил желание вскрикнуть. 

     - Он должен вспомнить, ему надо дать это увидеть, или 100 000-летнее путешествие окажется ни к чему. Он скрывается внизу,  готовясь встретить свою судьбу. Мы должны туда пойти, мы должны исправить несправедливость. Так много несправедливостей, прежде чем сможет закончиться раздробленность.

***

     Древний поднимался, ступая осторожно, чтобы не обрушить камни, что однажды случилось с ним на Ксианской фабрике. Уже добрый час он искал Затененного. Он был обеспокоен. Тоа Хелрикс просила Древнего, своего шпиона в рядах Темных Охотников, регулярно докладывать ей о положении на Ксиа и действиях Затененного. Она  с минуты на минуту ожидала нападения на остров Братства Макуты, а он и так уже опаздывал с очередным  донесением.

     Древний добрался до вершины холма. Первым, что он он увидел, был Затененный, стоявший  среди куч обломков. Он держал небольшой ящик, который был открыт, и вглядывался в содержимое с отвратительной улыбкой на лице.  Подойдя поближе, Древний заметил еще две вещи: мертвого Вортикса на земле, лицо которого было покрыто Кристаллическим Протодермисом; и то, что было у  него в груди: три небольших пузырька.

     - Что это ты нашел? – спросил Древний. – И почему это Вортикс  был так глуп, что попробовал оспорить это у тебя?

     Затененный поднял глаза, удивленный. Затем, увидев, что это Древний, он явно расслабился.

     - Самую изумительную вещь, - сказал он. – Ты когда-нибудь слышал о Макуте Коджоле?

     Древний кивнул. Он знал эту историю от Ордена Мата Нуи: Коджол посещал Ксиа, чтобы предложить добавлять в оружие, которое Вортиксы делали для Макут, имеющийся у него вирус. Во время своего визита он был «случайно» убит другим вирусом.  За исключением того, что это была не случайность, а операция Ордена по его ликвидации.

     - Он принес с собой много вирусов, когда отправился на Ксиа, - продолжил Затененный, - и некоторые из них так никогда и не нашли. Рассказывали, что они были превращены в пепел вместе с его доспехами. Но они не были сожжены, и я их нашел.

     Древний постарался не показать, какое беспокойство он почувствовал. Оружие вроде этого в руках Темных Охотников обещало стать катастрофой.

     - Отлично, - сказал он. – Мы можем  потребовать за него огромную сумму.

     - Продать его? – сказал Затененный. – Нет, нет, я собираюсь найти ему применение. Я узнаю, что это такое и что оно может делать, и тогда Хелрикс и Макуты ответят мне! Но мне необходимо время…  много времени и уединения для работы. Никто не должен знать, что оно у меня. Вот почему Вортиксу пришлось умереть. И вот почему…

     Два энергетических луча из глаз Затененного пронзили Древнего. Ветеран-Темный Охотник исчез,  раздробленный силой заряда.

     - Извини, старый друг, - сказал Затененный, - но ты же знаешь старую поговорку: «Тайна, разделенная с кем-то, больше не тайна».

***

     Везон крался вдоль стен крепости Дестрала, следуя за Макутой Тридаксом и считая за лучшее оставаться невидимым. Стены древнего строения сотрясались от свирепых ударов: Орден Мата Нуи наконец начал атаку на базу Макут. Его миссия была проста, преднамеренно настолько проста, что даже его перепутанный разум мог ее запомнить: он следует за Макутой Тридаксом, находит устройства, которые Макуты используют, чтобы телепортировать свой остров с места на место, и затем выводит их из строя. После этого он, скорее всего, был бы убит Тридаксом, но совершенных планов не бывает.

     Вначале все, казалось, шло так, как и ожидалось: Тридакс направился в подвал, очевидно, не обращая внимания на идущего за ним. В самом низу подвала была огромная комната. То, что ждало их внутри комнаты, потрясло даже глубоко обеспокоенного Везона. Стены со всех сторон вздымались на сорок футов. Вдоль них стояли статические трубки, приблизительно сотня. В каждой трубке находились идентичные фигуры. У некоторых были блестяще-черные доспехи, у большинства – бело-золотые. Но было очевидно, что все они были одним и тем же существом. Фигуры находились в каком-то виде стазиса. Тридакс прошел в центр комнаты, где стоял небольшой стол. На столе лежала маска Канохи. Тридакс потянулся за ней, потом неожиданно повернулся и метнул в Везона заряд Тени. Прежде чем он смог увернуться, Тень пригвоздила его к стене.
 
     - Ты думал, я не слышу твоих неуклюжих попыток следить за мной? – сказал Тридакс. – Очень хорошо, Скакдиевская дрянь. Ты хочешь узнать самый важный секрет Дестрала? Хочешь насладиться знанием того, что здесь спрятано, прежде чем умрешь? Взгляни вокруг.

     Везон взглянул, но, сделав это, не узнал ничего нового.

     - Довольно порядочная коллекция, - сказал он. – Я, правда, предпочитаю морские раковины, я лично. Иногда листья. O, и головы моих врагов, хотя для этого требуется так много места…

     Тридакс ухмыльнулся и показал маску.

     - Знаешь, что это? Канохи Олмак, Маска Врат Измерений. Одна из всего двух, существующих в мире.  Не так давно, мы с моим товарищем Макутой Мьютраном начали эксперименты по развитию существ, называемых Теневыми пиявками. Это существа, которые могут высасывать Свет из других и превращать их в созданий Тени.  Вот это и воодушевило меня на идею. Я знал, что маска может доставлять не только в другие места и другие измерения, но и в другие реальности тоже. И я начал путешествовать в эти реальности, собирать там Тоа Таканув, притаскивать их сюда, и скармливать их Свет моим питомцам. Когда я закончу, у меня будет армия Теневых Тоа, всех сделанных из самого опасного врага Макут.

     Стены тряхнуло снова.

     - Я думаю, Вам лучше поспешить и закончить потом, - предложил Везон.

     - Незачем, - сказал Тридакс. – Стоит мне только выпустить Теневых Таканув, которые у меня уже готовы, и они  разберутся с нападающими. И тогда я смогу вернуться к работе над орланом-белохвостом. А потом я смогу…

     Тридакс замолчал при звуке разбивающегося кристалла.  Пораженный, он прекратил действие своей силы Тени. Везон свалился на землю, но не раньше, чем увидел, как Макута с ужасом смотрит на свою руку. Что-то у него на глазах растворяло перчатку его  доспехов, и его Антидермис вытекал в воздух. Две фигуры выступили из тени. Один был Матораном, другой – представителем другой Расы, очень высоким и очень опасным на вид. Он посмотрел на Макуту, и грубо и злобно расхохотался.

     - Самый опасный враг Макут? – сказал Тобдук. -  Готовьтесь, вы сейчас с ним познакомитесь.

+1

7

Часть 7

     Тоа Хелрикс, лидер Ордена Мата Нуи, рылась в том, что осталось на поле сражения. Она находилась на пляже острова Нинрах, месте битвы между Братством Макуты и Орденом. После долгой и яростной борьбы Орден победил – оттеснив силы Братства с острова или сокрушив их на пляже. Теперь она бродила по песку, время от времени подцепляя кусок брони Ракши, изучая его в течение нескольких секунд и затем отбрасывая.

     В этом безумии была своя система. Используя свою маску силы, Хелрикс могла прочитать прошлое предмета, просто коснувшись его. Ее цель была проста: для создания Ракши использовалась могущественная субстанция, называемая Энергетическим Протодермисом. Орден хотел узнать все источники этого вещества, используемые Макутами, чтобы они могли захватить или уничтожить эти источники. Тогда невозможно будет создавать новых Ракши.

     До сих пор, все те куски, что она проверила, были из тех источников, о которых Орден уже знал. Тем не менее, дело стоило затраченных усилий. Легче победить Братство, отрезав его от источника их силы, чем разбивать в сражении.

     Она подцепила кусок красной брони Ракши и призвала силу своей маски. На сей раз она увидела место, которого не узнавала: там был Макута Чирокс и серебристый бассейн, причем не просто какая-та лужа, нет. Из этого бассейна вставала фигура: существо, действительно состоящее из Энергетического Протодермиса. Она сконцентрировалась посильнее и узнала его местонахождение: остров чуть севернее того, с которого происходил ее новый союзник.

     Хелрикс бросила кусок доспеха и обернулась к Китонгу. Рахи неохотно согласился оставить свои попытки спасти жертв Висораков на достаточно долгое время, чтобы помочь в войне. Взамен Хелрикс пообещала ему, что Висораки никогда больше не будут представлять ни для кого угрозы.

     - Нам надо идти, - сказала она, - Существует еще один источник.

     Путешествие было коротким. Место их назначения на первый взгляд казалось необитаемым, но эта иллюзия длилась недолго. Хелрикс заметила… что-то, крадущееся среди камней. Они не были Маторанами, или Рахи, а выглядели как что-то промежуточное между ними. В целом ощущение было такое, что здесь что-то очень не так. Воздух, земля, жители – все казалось каким-то нездоровым, и это явно беспокоило Китонгу. На острове не было никаких строений… или, по крайней мере, их не осталось. Самой примечательной особенностью была огромная пещера. Хелрикс и Китонгу осторожно вошли в нее. Как только они прошли немного вперед, проход сильно сузился, и им пришлось ползти, чтобы продолжать движение. Хелрикс не могла отогнать мысли о том, как легко было бы устроить здесь ловушку.

     Когда проход снова расширился, Хелрикс увидела еще каких-то существ. Эти точно были зверями-Рахи, но непохожими ни на каких, виденных ею прежде. Они были низкорослыми, бледными двуногими созданиями, с огромными желтыми глазами и длинными тонкими руками и ногами. Они попятились и отошли в сторону, дав пройти ей и ее союзнику, но как только они двое прошли дальше, сомкнулись и последовали за ними.

     Хелрикс и Китонгу пришли в огромную комнату. В центре ее находился не то что бассейн с Энергетическим Протодермисом, но настоящее озеро этого вещества. И из центра поднималась фигура живого существа. Голова, две руки, торс, переходящий прямо в озеро. Черты его лица были едва различимы, а вещество имело серебристый цвет Энергетического Протодермиса. Его вид пробудил воспоминания. Один агент из Метру Нуи докладывал ей, что Турага Вакама однажды упоминал Существо из Энергетического Протодермиса, с которым его команда сразилась, когда они были Тоа Метру. Могло это быть то же самое существо?

     - Я ждал вас, - сказала фигура. – Я чувствовал, как ваш вид лезет в мои бассейны повсюду в мире. Разрушительно, но в в конечном счете тщетно. Перекрой один источник моего вещества, а он возникнет где-нибудь еще.

     - Тогда мы уничтожим и этот источник тоже, - ответила Хелрикс. – Кто ты?

     - Я созидание и разрушение, - ответило Существо. – Я сила, способная трансформировать и уничтожать; я – каждая существующая капля Энергетического Протодермиса, и каждая его капля – я. Я настолько же выше вас, насколько вы выше насекомых.

     - И с какой целью ты здесь? – спросила Хелрикс.

     - Я оказался здесь не по своему выбору, - ответило Существо. – Я жил в центре планеты, пока однажды часть моего вещества не вырвалась на поверхность. Обитателям того мира понадобилось немного времени, чтобы открыть мое могущество и начать воевать за него. А небольшая часть, принявшая мою форму,  была собрана и помещена внутри этого мира, и таким образом спаслась, прежде чем тот мир постиг катаклизм.

     - И теперь..? – сказала Хелрикс.

     - Теперь я экспериментирую над существами и предметами, которые нахожу вокруг себя, - сказало Существо. – И даже позволяю некоторым другим использовать мою силу, если нахожу, что их намерения достаточны интересны.

     - Ты помогал создать существ,  которые несли тысячам других ужас и смерть, - сказала Хелрикс. – Это надо прекратить.

     - Разве оружие несет ответственность за действия тех, у кого оно в руках? – спросило Существо.

     - Может быть, и нет, - сказала Хелрикс, - но оружие можно сломать, чтобы его никогда больше не использовали. 

     Тихий звук, должно быть, означающий смех, раздался со стороны Существа.

     - Я встречал прежде таких как ты. Таких уверенных в своей способности сдержать меня, управлять мною, или уничтожить меня. Ты не более чем Каменная Обезьяна, тянущаяся за звездами, полагая, что сможешь погасить их, как только схватишь руками.

     Озеро закипело и  вспенилось; гигантская волна Энергетического Протодермиса выросла за спиной Существа, такая большая, что перекрыла всю комнату, и двинулась по поверхности к Хелрикс и Китонгу.

     - Трансформация или уничтожение? – сказало Существо. – Что из этого ваша судьба? Давайте вместе выясним это.

+1

8

Часть 8

     Бежать было некуда. Cпрятаться было некуда. Волна Энергетического Протодермиса направлялась прямо на Тоа Хелрикс и Китонгу.  Если бы она добралась до них, произошло бы одно из двух: трансформация навечно в кто-знает-что, или уничтожение их обоих. В отчаянии, Хелрикс использовала свою Элементарную силу. Несмотря на то, что многотысячелетняя практика отточила ее умение выше всякого совершенства, это не привело ни к чему хорошему.

     Энергетический Протодермис, хотя и жидкий, не был водой, и не поддавался воздействию ее способностей. Гибель приближалась в виде огромной серебряной волны. Китонгу  зарычал. Хелрикс взглянула на него, и поняла, что его внимание привлекает что-то позади них – а конкретно, он смотрел на только что открывшуюся там дыру в пространстве.  В голове Хелрикс пронеслись разные мысли. Пришел ли Брутака их спасти? Куда вел этот портал? Но сейчас не было времени задавать вопросы, только бежать. Схватив Китонгу за запястье, она потянула его к дыре. Они бросились в нее одновременно, не представляя, где из нее выйдут. В тот же самый момент, чья-то фигура появилась в портале. Он шагнул в комнату. Возможный наблюдатель мог бы узнать в нем сумасшедшего преступника Везона, лицо которого было скрыто под Канохи Олмак, маской Врат Измерений. И приглядевшись получше, можно было увидеть, что глаза его расширились при виде волны Энергетического Протодермиса, движущейся прямо на него.

     - Ой-ёй, - сказал он.

***

     Турага Вакама медленно шел по коридорам Колизея. С момента возвращения в Метру Нуи здесь было его рабочее место. Теперь здесь был также и его дом, как и всех других Тураг. В последние дни в городе многое изменилось – и совсем не в хорошую сторону. Несмотря на ограничение свободы, он мог  добывать отовсюду обрывки информации. Военная удача, очевидно, повернулась против Братства Макуты. Многочисленные острова – владения Макут пали, включая, по слухам, сам Дестрал.  Это было даже больше того, на что можно было надеяться – возможно, Великий Дух, пробудившись, обнаружит, что его  главные враги побеждены  окончательно.

     Он зашел в свою комнату и  направился вниз по ступеням лестницы, ведущей в надежно защищенную комнату.  Там хранилось оружие, память о Тоа Мангай, и одна очень важная Маска Канохи. Хотя Вакама знал, что это одно из самых безопасных мест в городе, он все же проверял его каждый день. Если то, что находится в этой комнате, попадет не в те руки… он даже не хотел об этом думать.

     Он был на половине спуска по лестнице, когда услышал  грохот. Бросившись вниз, он увидел полдюжины хорошо вооруженных Маторанов, разметанных как листья штормовым ветром. Дверь в комнату рассыпалась от старости, и вступило в нее существо, которое Вакама надеялся никогда не увидеть снова. Чуть более тысячи лет назад, когда он был еще Тоа, Вакама сражался в существом по имени Вопорак.  Окруженный полем, которое заставляло стареть все, чего оно касалось, Вопорак служил Темным Охотникам и  разыскивал в Метру Нуи одну вещь, ту вещь, которую он сейчас держал в свою огромной клешне – Маску Канохи Времени. 

     Вакама застыл на месте. Ему хотелось напасть, мстить за своих павших друзей, но он знал, что никакая его атака не сможет остановить это существо. Вопорак знал это тоже.  Он смотрел на Вакаму с чем-то вроде презрения. Потом пожал плечами и повернулся к Тураге спиной, двинувшись прочь. Вакама последовал за ним. Спустя несколько минут он увидел, что Вопорак вышел из дыры в Колизее. Четверорукий воин, вооруженный многолезвийным топором,  взревел, увидев вора, и  бросился на него. Вопорак протянул руку и схватил нападавшего. За какие-то секунды воин состарился на десятки тысячелетий, и рухнул на землю. Вопорак продолжал идти дальше, и здесь не было ничего, Вакама знал это, что могло бы остановить его.

***

     Калмах осторожно шел через основной корпус Ксиа, радом с ним шли Мантакс и Элек. Он не хотел сюда идти. Его бы намного больше устроило вести свои новые флотилии против Братства Макуты, но с ним связался Придак и убедил его, что их старая мечта свергнуть Великого Духа может возродиться снова. Впереди наверху на импровизированном троне сидел Затененный, лидер Темных Охотников. Он холодно наблюдал за тремя Барраки. На выступе стропил наверху находился Темнота, наблюдающий за Затененным, но не охраняющий его, как каждый бы подумал. Нет, Темнота ждал признака слабости своего лидера, чтобы убить его и дать возможность другому занять его место.

     - Затененный, мы передаем тебе приветствие от Придака, - сказал Калмах. – И поздравляем тебя с захватом этого острова.

     Затененный только кивнул, не отрывая взгляда от отвратительного лица Калмаха.

      - Придак убежден, что Барраки и Темные Охотники могли бы получить большую пользу от союза, - продолжал Калмах. – После того, как этот хаос закончится, понадобится кто-то, кто соберет обломки этого мира. Мы хотим воспользоваться случаем.

     - И что вы можете дать взамен, кроме своей грозной репутации? -  спросил Затененный издевательским голосом.

     Калмах просто улыбнулся:

     - Информацию. Мы знаем, что Макута Теридакс свалил Великого Духа, и мы знаем – как. Мы также знаем, что прототип использованного для этого вируса был спрятан на этом острове, и мы уверены, что он у тебя.

     - У меня? – сказал Затененный. – Я скромный управляющий Ксиа, простой слуга народа. Ничего больше.

     Калмах рассмеялся:

     - Ты – лжец, вероломный выдох Гибельной Гадюки. Но ты также очень досконален.  О да, мы слышали все о тебе и твоей организации с тех пор как освободились из плена. Если вирус на Ксиа, он у тебя.

     Лицо Затененного потемнело. Менее значительные существа задрожали бы от страха при виде этого. Но Барраки не были незначительными персонами.

     - И если я это сделал?

     - Ты знаешь, где он; мы знаем, как его можно использовать. Итак: сделка.

     Затененный обдумывал. Он мог просто убить этих троих, как он поступил с Древним, но если они действительно знали что-то о том, как можно использовать против Великого Духа найденный им сосуд, ну, это было знание, стоящее сделки. В конце концов, он всегда мог убить их позже.

     - При одном условии, - сказал он. – Мы с Придаком встретимся на нейтральной земле – земле Карзахни. Если меня устроит то, что он  предлагает, тогда, возможно, Темные Охотники и Барраки двинутся бок-о-бок к рассвету новой жизни.

+1

9

Часть 9

     Мари понадобилось много времени, чтобы вернуться с Артидакса обратно в Метру Нуи. Первое, что подумал Джаллер по возвращении - что они добирались слишком долго. Метру Нуи подвергался атаке. Поначалу он подумал, что это вообще не Метру Нуи; город был окружен высокими стенами, наверху которых возвышались орудия - орудия, изрыгающие на нападающих огонь и дым. На стенах находились воины всех видов, и никого из них Джаллер не узнавал. В то же время, воин, неистово сражающийся с тремя противниками, сильно напоминал Хьюки.

     - Что происходит? – спросил Нупару. – Похоже, что мы прибыли на настоящую войну.

     - Она идет уже какое-то время, - сказала Хали, - но теперь, я думаю, она пришла к нам домой.

     Это было устрашающее зрелище. Корабли, на которых развевались знамена Братства Макуты, окружали город-остров, со всех сторон летели направляющиеся на приступ Ракши, стреляя энергетическими зарядами из своих посохов, в то время как другие со всей силы ломились в стены. На одном участке часть стены уже обвалилась, и воины сражались в проломе, пытаясь не впустить захватчиков внутрь.

      - Они прорвутся! – закричал Нупару.

     - Пошли, - сказал Джаллер. – Мы выстоим или падем вместе с нашим городом.

     Трое Тоа ударили по пролому сзади, используя Огонь, Воду и Землю чтобы  прорваться сквозь ряды Ракши. Они оказались за городской стеной. По ту сторону рядов агентов Ордена Мата Нуи они заметили Тураг,  стоящих у баррикад.

     Джаллер поспешил к Вакаме:

     - Турага, что происходит, как началась эта битва?

      - Мы можем благодарить за это Орден, - ответил Вакама. – Теперь наша проблема -  как прекратить это прежде чем город будет разрушен.

     - Маска Времени, - сказала Хали. – Может ли один из нас ее использовать, чтобы, ну, я не знаю, замедлить как-то Ракши?

     - Хотел бы я, чтобы вы могли это сделать, - сказал Вакама, - но маска исчезла, украдена Темным Охотником. Он проделал ту дыру в стене, через которую вы вошли.

     Джаллер посмотрел вокруг. В те дни, когда он был капитаном Гвардии Та-Коро, он узнал кое-что о боевой стратегии. Беглого взгляда было ему достаточно, чтобы сказать, что Орден сильно недооценил жестокость атаки Макут. В трех или четырех местах Ракши уже добрались до верхней части стен, а в одной южной секции уже вообще были внутри города. Пока он смотрел, защитники стены отступили, и захватчики беспрепятственно посыпались внутрь.

     - Нам необходимо что-то неожиданное, - сказал Джаллер. – Что-то, чего Ракши не ожидают.

     - На подходе другие Тоа, но они не успеют сюда вовремя, - сказал Вакама. – Но здесь, может быть, есть один Тоа, который способен вам помочь. Слушайте внимательно ...

*** 

     Этого самого Тоа – Тоа звука по имени Кракуа - первой обнаружила Хали. Когда он услышал план Вакамы, он посмотрел на нее так, как будто она потеряла рассудок. 

     - Позволь мне уточнить, я правильно понял? - сказал он, в то же время поражая Ракши звуковым ударом.  – Вакама хочет, чтобы я повторял разные звуковые частоты, пока не найду ту, что пробуждает что-то называющееся «Борок»?

     - Да, - сказала Хали. – Мы знаем, ну, мы предполагаем, что пробуждающий их сигнал – звуковой, но мы не знаем, что он из себя представляет или как его включить. Если мы пробудим тех, кто находится под Метру Нуи, и если Ракши попытаются встать на их пути, ну, это может дать нам  сколько-то времени для чего-нибудь еще, что мы планируем.

     - Ладно, я попробую, - сказал Кракуа. – Но ничего не обещаю.

     Хали покинула его. Следующим, что она собиралась предпринять, было использовать свою силу для того, чтобы вызвать волнение в океане, пытаясь отвлечь тем самым корабли Макут. Но прежде чем она успела это сделать, все вокруг нее изменилось.  Звезды над головой заблестели, ветер стал теплым, земля мягко задрожала. Она не знала как, но каким-то образом она была уверена: Великий Дух пробужден.

     По ту сторону городских стен поднялся шторм, разбрасывающий флот Макут как игрушки.  Однако это никак не помогало удержать Ракши, которые продолжали наступать. Они прорвались сквозь стены в четырех местах и  неистовствовали в Та-Метру. Казалось, ничто не могло их остановить. По крайней мере, до тех пор, пока земля не разверзлась перед ними, и оттуда не показалась орда Бороков.  Их было немного, только те, что спали в Архивах, и группа из небольшого гнезда ниже их, но этого было достаточно. Ракши напали немедленно, а Бороки ответили. Две стороны сошлись в битве, и пока они сражались, Мари и агенты перестреливали Ракши как хотели. Битва шла с переменным успехом, и Ракши не понимали что все, чего хотели Бороки, было добраться до острова Мата Нуи. Если бы Ракши просто ушли с их дороги, битва бы тут же закончилась.

     Город слегка встряхнула серия взрывов, агенты Ордена с вершин стен закричали:

     - Летят! На подходе!

     Хали взглянула вверх и увидела три невероятно быстрых воздушных корабля, которые стремительно появились над городом, сделали над ним вираж и повернули туда, где ждал флот. Один корабль притормозил и качнул ей крыльями, и она узнала сидящего в кресле пилота Похату. Тоа Нува вернулись домой.

      Похату направил свой корабль в сторону от города, чтобы прикончить суда.  Лива и Копака тем временем спикировали, осыпая Ракши зарядами света. Это зрелище придало сил защитникам города, которые снова ринулись к бреши в стене, ведомые Джаллером и Хьюки, и отбросили Ракши назад.

     В конце концов, шторм закончился. Корабли Братства исчезли на дне Серебристого моря, стены вокруг города были сильно разбиты, но камни были усыпаны мертвыми Краатами и разбитыми доспехами Ракши. Уцелевшие захватчики улепетывали прочь, пытаясь спастись от бластеров Джетракса, Рокоха и Аксалары. Метру Нуи был спасен, и, как подтвердили Тоа Нува, Великий Дух был разбужен. Могущество Братства Макут было разбито навсегда. Появившиеся бок о бок Турага Дума и Турага Вакама объявили на завтрашний день общегородское празднование в Колизее.
 
     Но у Хали не было ощущения праздника, даже теперь.  Она ничего не могла поделать и вспоминала Маторо, отдавшего свою жизнь для того, чтобы мог жить Мата Нуи. И несмотря на все раны и смерти защитников, она не могла отогнать чувство, что все это было немного слишком ... легко. Правда, они получили нежданную помощь: воздушные корабли, Бороки, шторм... Но они столкнулись с армией Ракши. Что-то говорило ей, что они не должны были победить, по крайней мере не так, чтобы большая часть города осталась неповрежденной. Она улыбнулась. Турага Нокама упрекнула бы ее, что она так много беспокоится. Не важно, что ей казалось, Великий Дух был пробужден впервые за более чем тысячу лет. Свет победил тьму, разве нет?  И это значило, что все снова было хорошо, ничего очень плохого теперь уже не могло случиться, ведь так?

     Хали повернулась и направилась в Га-Метру,  напевая песню, которой ее когда-то научила Нокама. Она была написана очень давно, и в ней говорилось о надежде на завтрашний день. И, может быть, если бы не музыка, она смогла бы услышать в звуках ветра мрачный смех.

КОНЕЦ

0


Вы здесь » Кини-Нуи » Рассказы » Destiny War